Флаги России, ЕС, Франции и герб Ниццы на набережной Ниццы

Россия и Евросоюз: развод и тапочки по почте

299
(обновлено 11:38 19.02.2021)
Надстройка в виде ЕС ненадежна, недружелюбна, неадекватна и некомпетентна, и Россия склоняется к тому, чтобы не иметь дело с ней вовсе

Последние несколько дней весь мир обсуждает сенсационные заявления министра иностранных дел России Сергея Лаврова, пишет колумнист Павел Данилин на сайте РИА Новости.

Россия назвала условия сотрудничества с Евросоюзом>>

Когда главу МИД спросили, движется ли Россия к разрыву с ЕС, тот, напомним, ответил с удивительной прямотой: "Мы исходим из того, что мы готовы. Если мы еще раз увидим, как мы уже почувствовали не единожды, что в каких-то областях накладываются санкции, которые создают риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах, — да". По его словам, Россия не хочет оказаться изолированной "от мировой жизни", но должна быть к этому готова. "Хочешь мира — готовься к войне", — сказал Лавров.

Шок — это по-нашему. Готовность России к разрыву отношений с Европейским союзом — это новость топ-уровня на международной арене. Конечно, по итогам переговоров с главой МИД Финляндии Пеккой Хаависто пару дней спустя Лавров уточнил и прояснил позицию России, заявив: "Мы готовы обсуждать проблемы. Когда это отвечает в том числе и интересам России, мы взаимодействуем и по вопросам изменения климата, и по окружающей среде. Но каркас этих отношений был сознательно разрушен по инициативе Брюсселя".

Помимо этого, Лавров напомнил, что верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель по возвращении из Москвы сделал целый ряд недружественных заявлений. В частности, по словам Борреля, Россия не оправдала ожиданий, не смогла стать современной демократией и стремительно отдаляется от Европы.

На деле, как сказал Лавров, все ровно наоборот: Брюссель последовательно разрушил все без исключения механизмы, которые существовали на основе соглашения о партнерстве и сотрудничестве, включая саммиты, которые проводились дважды в год, ежегодные встречи правительства России с еврокомиссарами и председателем Еврокомиссии, проекты по формированию четырех общих пространств, более 20 секторальных диалогов, ежегодные заседания Совета партнерства и сотрудничества с участием главы российского МИД и верховного представителя Евросоюза.

Иными словами, Сергей Лавров дал понять: России надоело выступать в роли мальчика для битья. Танго танцуют вдвоем. Насильно мил не будешь. И, как справедливо отметил глава отечественного МИД, инициатива по де-факто прекращению нормальных контактов исходила вовсе не от России, а от самого Евросоюза.

При этом даже по итогам спорадических контактов российских дипломатов с евробюрократами не удается достигнуть взаимопонимания. Вместо этого звучат новые угрозы в адрес России и шантаж очередным пакетом санкций. Собственно, ровно так и вышло после уже упоминавшегося выше визита в Москву Жозепа Борреля. Едва вернувшись в Брюссель, тот тут же обвинил Россию во всех смертных грехах и моментально призвал ввести новые санкции против Москвы. И чего приезжал-то, спрашивается?

Понятно, что при таком формате диалога уж лучше никакого диалога не вести вовсе.

Накопилось? Да, накопилось. И теперь не просто понятно, но и официально объявлено, что Евросоюз больше не рассматривается Москвой как договороспособный партнер. Как партнер, достойный доверия. Как партнер, хоть чего-то достойный.

В конце концов, мы прекрасно помним, что достигнутые с Евросоюзом договоренности не являются гарантией их исполнения со стороны Брюсселя. Если еврочиновники что-то пообещали и даже зафиксировали свои обязательства на бумаге — это совсем не значит, что взятое на себя реально будет исполняться.

Слово европейского бюрократа на практике стоит гораздо меньше бумаги, на которой оно записано. И об этом может в красках рассказать бывший президент Украины Виктор Янукович, который 21 февраля 2014 года подписал с лидерами Евромайдана "соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине".

Гарантами соглашения выступил целый ряд высокопоставленных европейских чиновников, а представитель России, кстати, подпись под документом поставить отказался. И был прав, поскольку гарантии Евросоюза оказались филькиной грамотой: спустя пару дней бунтующая толпа взяла резиденцию украинского президента, оппозиция в Верховной раде в нарушение украинской конституции отстранила Януковича от власти, а самому президенту пришлось бежать из страны.

Все это происходило под рукоплескания Варшавы, Берлина и Брюсселя. Никто из подписантов гарантий Януковичу не попытался их исполнить. Да что там — никто даже не извинился и не сказал "ой, неловко как получилось". Все сделали вид, что никаких гарантий и вовсе не было. Что это как не политическое шулерство?

Есть еще один немаловажный нюанс, на который обратили внимание немногие комментаторы выступлений Лаврова. Глава российского МИД — один из лучших дипломатов современности, и потому важно любое его слово. Поскольку подбирать слова наш министр умеет очень хорошо, то следует внимательно анализировать не только общий смысл сказанного, но и нюансы. К примеру, тот факт, что Лавров говорил о разрыве отношений с Евросоюзом, а не Европой вообще.

И в этом заключается очень важный месседж России. Мы четко различаем две имеющиеся сущности — надстрановую европейскую бюрократию и отдельные страны Европы. Надстройка в виде ЕС ненадежна, недружелюбна, неадекватна и некомпетентна, и Россия склоняется к тому, чтобы не иметь дело с ней вовсе. Что же до отдельных государств и правительств Европы, то с ними Россия отношения разрывать совершенно не собирается. Худо-бедно даже в условиях санкций между нашими странами реализуются совместные проекты, как с той же Германией, к взаимной выгоде обеих стран.

Чиновники ЕС, вроде Борреля, интересами конкретных стран, входящих в Евросоюз, совершенно не руководствуются, а руководствуются собственными корпоративными интересами вкупе с настойчивыми пожеланиями из Вашингтона. Именно поэтому они и проводят политическую линию, идущую вразрез с интересами отдельных стран — членов ЕС. Точнее, подавляющего большинства государств Европы, у которых с Россией давние и прочные экономические связи. Речь идет не только о таких крупных игроках, как Франция, Германия, Италия, но, конечно, эти три страны теряют больше других от русофобской позиции Евросоюза. При этом чиновники в Брюсселе нимало не волнуются, что свою зарплату получают из налогов именно этих государств.

Впрочем, возвращаясь к высказываниям Сергея Лаврова, следует заметить, что Россия решила отказаться от контактов с довольно-таки бессмысленными и даже вредными для нас наднациональными европейскими институтами, играющими в российско-европейских отношениях роль пятого колеса в телеге.

Когда-то американский дипломат Генри Киссинджер задал свой известный вопрос "кому мне позвонить, чтобы поговорить с Европой?". Подразумевал Киссинджер то обстоятельство, что любой важный для США вопрос невозможно решать на общеевропейском уровне. И говорить приходится отдельно с Лондоном, Берлином или Парижем.

Прошли годы, а ситуация показывает, что в геостратегическом масштабе изменения если и произошли, то лишь косметические. Вот и Лондон недавно покинул "семью народов". Берлин и Париж все больше тяготятся ролью "дойных коров" Евросоюза. И именно в этот момент Россия на весь мир заявляет, что иметь дело с институтами Евросоюза и их бюрократами — непродуктивно и глупо. Лучше говорить отдельно с Германией или Францией. Что, может, и не всегда приятно, но уж точно больше пользы: понятны взаимные интересы и точки возможных компромиссов.

Отныне Россия будет общаться с ними, минуя Брюссель, ведь единая Европа ничьих надежд явно не оправдала.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

299

Совет Европы и канцлер Германии в маске в машине

Взгляд из России: доросли ли европейцы до самостоятельности

59
(обновлено 17:45 04.03.2021)
В России снова обсуждают возможность выхода из Совета Европы, в который мы вступили ровно четверть века назад

Формально эта организация не связана с Евросоюзом — в СЕ входят 47 государств, на 20 больше, чем в ЕС, отмечает колумнист РИА Новости.

Но стран, не входящих в орбиту Запада, среди них, по большому счету, всего две — Россия и Турция. Без России Совет Европы, по сути, потеряет свой смысл, но ведь и сейчас, когда он все больше превращается в инструмент давления Запада на Россию, наша заинтересованность в нем катастрофически снижается.

Зачем нам международная организация, которая действует как наднациональная, пытаясь не только ограничивать наш суверенитет, но еще и навязывать, диктовать нам чужие правила? В качестве площадки для выстраивания отношений, диалога с Европой?

Ну так с ней нужно и можно разговаривать на равных в других форматах, если уж якобы общий превращается в откровенно враждебный.

Но для того чтобы выстраивать российско-европейские отношения, нужно понимать, куда идет Европа: к все большей интеграции в единое сверхгосударство или скоро вернется время национальных государств?

Нам нужны новые российско-европейские форматы — или стратегически правильнее будет сосредоточиться на двусторонних отношениях с каждой европейской страной?

Настрой европейских элит понятен: пока что большая их часть делает ставку на углубление евроинтеграции.

Споры идут в основном о том, насколько суверенной должна быть единая Европа: оставаться частью единого Запада, младшим партнером даже не США, а атлантического наднационального проекта, или брать на себя всю полноту ответственности за свою судьбу? 

Единства нет, не говоря уже о том, что часть элит вообще выступает против нынешнего пути ЕС (который неизбежно приведет к отмиранию национальных государств), настаивая на том, что сильная Европа может состоять только из сильных суверенных государств.

Споры со временем будут лишь ожесточаться, тем более если отношения с Россией (являющиеся на самом деле главным показателем европейской самостоятельности) будут и дальше деградировать под влиянием наднациональных, общеевропейских структур, усиливая тем самым претензии националистов к глобалистам.

Европейцам нужно разобраться в первую очередь со своим пониманием единой Европы, с образом ее будущего, но способны ли они к этому?

Есть ли у них вообще понимание того, что они строят, — не у глобалистски настроенной части элиты, которая прямо призывает отказаться от национального в пользу европейского (почему не общечеловеческого?), а у обычных европейцев? Опубликованный во вторник опрос общественного мнения как раз и дает ответ на этот вопрос.

Европейцев (компания Ipsos провела по заказу французского Фонда Жана Жореса и немецкого Фонда имени Фридриха Эберта опрос жителей восьми стран, в которых проживает три четверти всего населения ЕС) спрашивали только о суверенитете, но и этого достаточно, чтобы понять разницу в настроениях.

Грубо говоря, данные соцопроса подтверждают то, что нынешний ЕС выгоден немцам и их устраивает. Поэтому немцы довольны, а французы и итальянцы — нет. Пятьдесят семь процентов немцев считают Евросоюз суверенным, а 64 процента французов с ними не согласны.

И это не говоря о том, что само понимание суверенитета у двух народов существенно отличается: для немцев это "независимость", а для французов "королевская власть" и мощь".

Неудивительно, что большинство французов считают сам термин "суверенитет" устаревшим, но при этом именно они (как и итальянцы, чьи позиции вообще близки к французам) считают, что вообще нельзя употреблять слова "суверенитет" и "Европа" вместе.

То есть не понимают, что такое "европейский суверенитет", которому и был посвящен опрос: что-то хорошее видят в нем 41 процент французов против 63 процентов немцев.

Получается, что большинство немцев ассоциируют себя с Европой и переносят понятие суверенитета с национального уровня на европейский, а для большинства французов, итальянцев (да и испанцев) суверенный все еще означает национальный.

Неудивительно, что они недовольны нынешним Евросоюзом и считают его недостаточно суверенным, ведь мало того что он и в самом деле не обладает геополитической самостоятельностью, так еще и является немецким проектом.

При этом сами немцы удивительным образом (если учесть данные других опросов — например, об отношении к Америке) считают Евросоюз самостоятельным, по сути, закрывая глаза на его ограниченный суверенитет во внешней политике.

Похоже, что сама евроинтеграция замещает для большей части немецкого общества борьбу за национальный суверенитет. То есть немцы решили освободиться от американцев (а такое желание фиксируют все опросы) не в формате ФРГ, а сразу всем своим Евросоюзом.

Смешно, что восточноевропейские страны (а в опросе участвовали поляки, румыны и литовцы) стали в этом плане даже большими "немцами", чем сами немцы, — среди них оказалось больше всего тех, кто считает нынешний ЕС суверенным: соответственно 65, 63 и 56 процентов. Какой контраст с 36 процентами во Франции!

Пока что немцам удается держать Европу вокруг себя — Brexit сыграет на руку немецким планам евроинтеграции. Хотя понятно, что англосаксы будут держать руку на ее пульсе и делать все для того, чтобы единая Европа не только оставалась верной частью атлантического Запада, но и сдерживала немецкое усиление с помощью поддержки всех недовольных Берлином стран.

А немцы будут делать ставку как на разобщенность евроскептиков и национальных правительств, так и на поддержку идеи дальнейшей евроинтеграции среди европейцев.

Ведь, отвечая на вопрос о том, необходимо ли усиление европейского суверенитета, 73 процента опрошенных сказали "да" — причем в этом с немцами были едины даже французы и итальянцы.

Да, они по-разному представляют себе единую Европу, особенно ее внутреннее устройство и баланс сил между ЕС и национальными правительствами, но в любом случае хотят видеть ее самостоятельной в международных делах. Что это значит для России?

То, что основная борьба за Европу идет внутри нее самой — и внутри пока еще единого Запада. Какой из трех вариантов будущего Европы — все более централизованный ЕС как часть Запада, суверенный Евросоюз или полураспад (ослабление интеграции) ЕС — осуществится в среднесрочной перспективе, зависит в первую очередь от самых европейцев (точнее, внутриэлитной борьбы).

России выгодны все варианты, кроме первого, и он единственный, для осуществления которого нужно поддерживать максимально конфликтные российско-европейские отношения.

Нужно не россиянам и не европейцам, но мы и не стремимся нагнетать и рвать, да и повлиять на нашу позицию никакая третья сила не сможет. А вот европейцам придется определиться — не с Россией, а со своим пониманием и, главное, желанием обрести суверенитет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

59
В Солсбери приступили к очистке связанных с отравлением Скрипалей мест

Три года делу Скрипаля. Из обвинений против России исчезло "хайли лайкли"

170
(обновлено 18:58 04.03.2021)
Ровно три года назад в английском туристическом городке Солсбери произошло событие, известное миру как "отравление Скрипалей"

Четвертого марта 2018 года бывший двойной агент ГРУ и Ми-6 Сергей Скрипаль и его дочь Юлия, приехавшая накануне из Москвы навестить отца, были найдены без сознания на скамейке в историческом центре города.

Дальше последовала череда не менее странных событий, итогом которых стали сколь шумные, столь и бездоказательные обвинения против России и выдворение десятков российских дипломатов из разных стран мира, пишет колумнист РИА Новости.

Напомним: наше государство было официально обвинено в "применении оружия массового поражения на территории Британии".

С тех пор Москва последовательно и безуспешно призывает к сотрудничеству в расследовании этого дела, настаивая на предъявлении каких-нибудь доказательств и допуска хотя бы к российской гражданке Скрипаль, которая один раз появилась с перепуганным лицом на экранах британских телеканалов, зачитала с телесуфлера заявление с просьбой оставить их с отцом в покое, после чего их обоих никто не видел.

К очередной годовщине этого более чем резонансного дела логично было бы ожидать заявлений Скотленд-Ярда, ведущего расследование, пояснений со стороны представителей британских властей или чего-нибудь в этом роде.

И громкие заявления последовали. Правда, пока что из уст министра обороны Британии Бена Уоллеса. В своем онлайн-выступлении он пришел к однозначному выводу, с тех пор Россия является "врагом".

Уоллес поделился своими впечатлениями о том моменте, когда он осознал это: "Я вспоминаю открытые рты в парламенте, когда премьер-министр стояла и объявляла, что мы идентифицировали офицеров ГРУ, действующих от лица государства.

Это был отрезвляющий момент для многих". Правда, вышла незадача — британское агентство PA News, которому Уоллес давал интервью, тут же снабдило его слова видео с упомянутым им выступлением главы британского правительства Терезы Мэй, в котором она все свои выводы о "причастности российского государства к отравлению" снабдила эпохальной фразой "хайли лайкли" ("весьма вероятно").

Однако, судя по прочувственным воспоминаниям Уоллеса, министр обороны уже подзабыл это словосочетание. Поскольку он делает вполне однозначные выводы о том, что Россия отравлением в Солсбери чуть ли не разрушила систему международного права.

"Это бросает вызов многим ценностям, которые мы отстаиваем, и бросает вызов мировому порядку. Это то, что должно беспокоить всех нас", — заявил глава оборонного ведомства.

Вот, собственно, и все, что озвучил представитель британского правительства по поводу дела Скрипалей.

Отбросив фразу "хайли лайкли", он вновь обвинил Россию в "атаке на территорию Британии" и не добавил ровным счетом ничего к уже известным фактам и домыслам, которые звучали и год, и два года назад.

Самое удивительное в этом резонансном деле — это то, что требовательная британская пресса вообще не задает "лишних" вопросов по нему. Ни следователям, ни своему правительству, ни хотя бы самим себе. Вспоминают они его очень часто.

Очередной всплеск упоминаний пришелся на минувшую осень, когда западные СМИ в том же стиле "хайли лайкли" начали раскручивать "отравление Алексея Навального". С появлением в этом деле слова "Новичок" фамилия Скрипаля зазвучала во многих публикациях.

Но опять-таки этот кейс приводился чуть ли не как доказанный и завершенный — будто бы все суды уже состоялись, а вина России очевидно доказана.

Вот и "информационный спецназ Евросоюза" (официальное подразделение внешнеполитического ведомства ЕС, призванное бороться с "российской дезинформацией") упорно отвергает любые сомнения, звучащие в наших СМИ относительно дела трехлетней давности.

Как только где-то на российских экранах звучит фраза "Я не знаю, кто отравил Скрипаля", на ресурсе данного подразделения появляется однозначное утверждение: "Причастность Москвы к отравлению Скрипалей доказана расследованием".

Вполне логично продолжить эту мысль: если уже все доказано, почему дело до сих пор не в суде и когда же оно там окажется? Вот этот вопрос никто из британских СМИ и не задает, неинтересно им это.

Как не звучит и вопрос "Где же Скрипали?" Мы знаем, что в прошлом году ряд изданий вбросил информацию о том, что "недоотравленные" отец и дочь якобы обитают сейчас под прикрытием в Новой Зеландии.

Как и понимаем прекрасно, что подобные слухи обычно распространяются для дезинформации и отвлечения внимания от реального места обитания свидетелей.

Но ведь, скрывая от мира Скрипалей, британские власти только подогревают слухи и порождают новые конспирологические теории. Например, американский историк Эрик Зюсс уже задается вопросом, а не были ли отец и дочь "тайно казнены британским правительством".

Зюсс пишет: "Я не претендую на то, чтобы называться экспертом по делу Скрипалей, но очевидно, что правительство Великобритании бесстыдно лжет о них, о том, что случилось и почему. Что особенно печалит меня, так это то, насколько много людей проглатывают эту ложь".

А вот британскую прессу ситуация неопределенности вокруг Скрипалей, похоже, вполне устраивает. Постоянно эксплуатируя их имена, журналисты не задают неудобных вопросов полиции и не требуют предъявить хоть какие-то доказательства того, что "отравленные" все еще живы. Судьба Навального лондонских журналистов волнует гораздо сильнее.

Скажем, тамошние газеты на днях дружно опубликовали статьи о том, что он якобы загадочно "исчез" из камеры СИЗО. Притом что журналисты отлично знали процедуру этапирования российских заключенных в колонию.

А давайте представим на минуту, что Навальный, как и Скрипаль, действительно исчезает. Допустим, выходит кто-то из его родственников и зачитывает по суфлеру якобы заявление оппозиционера о том, что он просит прессу оставить его в покое и больше не будет реагировать на внешний мир. Ох и шуму же будет!

Столько кар и санкций обрушится на Россию за похищение своего гражданина, что даже страшно представить. Но явное похищение двух человек в Британии (заметим, как минимум один из которых — гражданка нашей страны, и, соответственно, российские дипломаты имеют полное право на доступ к ней) не вызывает ни у кого никакого беспокойства.

И уж совсем поразительно, что ни один из тех журналистов и "расследователей"-самоучек, сделавших на деле Скрипалей неплохой бизнес, не пытаются спросить полицию о явных нестыковках в официальной и "единственно правильной" версии. Ведь "отравленные", как нам сообщали, дали полные показания.

Значит, следствие располагает данными, куда же они ездили утром 4 марта 2018 года и почему отключали GPS в своей машине.

Полиция нам по минутам (правда, почему-то с необъяснимыми "белыми пятнами") воспроизвела график передвижений по Солсбери "подозреваемых" Петрова и Боширова, но по каким-то причинам "стесняется" показать полный график передвижений самих Скрипалей в тот день.

А ведь тогда можно было бы допустить и места возможных пересечений условных "ассасинов" с их условными "жертвами".

Таких вопросов в деле — по-прежнему огромное множество.

Но британская пресса, уже установив для себя "виновника", упорно не задает их и спустя три года после инцидента.

Сейчас дело Скрипаля упоминается еще в связи с выходом книги Элиота Хиггинса, того самого "расследователя", который на этом деле раскрутил скандально известное агентство Bellingcat.

Эту книгу заранее кинулись активно продвигать на Западе, восхищаясь методами работы агентства, которое в России небезосновательно называют "сливным инструментом".

Но вот что интересно: расписывая свои чудодейственные методы добычи информации о "преступлениях России" (тут тебе и Скрипали, и Сирия, и MH17, и тот же Навальный), ни Хиггинс, ни его коллеги не объясняют, почему же их способности упорно не работают в самой Британии!

Сразу напрашивается параллель с персонажем известной советской комедии "Зеленый фургон" — младшим милиционером Грищенко, у которого необыкновенный "нюх" на самогон "из-за каких-то атмосферных помех отказывался действовать" в его родном селе Севериновка.

Вот и невероятные способности Bellingcat взламывать чужие почтовые ящики или определять точные маршруты передвижений чуть ли не всех агентов спецслужб якобы "по биллингу сотовых операторов" работают только на территории России.

А ведь логично было бы спросить: почему же они так же "по биллингу" не отследили передвижения Скрипалей накануне и в день 4 марта? Наверное, потому, что британские спецслужбы не предоставили им таких данных? Вряд ли можно найти какие-то иные объяснения этим "атмосферным помехам".

Сами же "расследователи" от Bellingcat даже особо и не скрывают, что занимаются пропагандой, которую они называют "информационной войной".

Так, Христо Грозев, являющийся ключевой фигурой этих псевдорасследований, на днях признался, что считает информационное оружие более важным, чем военное вооружение, и откровенно добавил: "Вот кто мы такие — военные корреспонденты".

Очень ценное признание.

К большому сожалению, приходится констатировать, что эту парадигму приняли и журналисты некогда солидных британских изданий, которые после дела Скрипаля "к штыку приравняли перо" и бросились в бой против "врага".

Министр обороны Великобритании четко обозначил для них, кто этим врагом назначен. Уже без "хайли лайкли".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

170
Парламент Грузии и палатки оппозиции на тротуаре 4 марта 2021 года

Четыре из шести: над какими требованиями оппозиции работает "Грузинская мечта"?

26
(обновлено 13:42 05.03.2021)
Наводить мосты с оппозицией правящая партия начала с реформы избирательной системы и создания следственной комиссии по выборам, рассчитывая на конструктивность и с ее стороны

ТБИЛИСИ, 5 мар — Sputnik. Правящая партия "Грузинская мечта – Демократическая Грузия" уже работает над четырьмя из шести пунктов требований, выдвинутых оппозицией, заявил депутат от парламентского большинства Шалва Папуашвили журналистам.

Реформа выборов в Грузии: глава парламента призвал оппозицию к сотрудничеству>>

В начале недели по инициативе президента Европейского совета Шарля Мишеля, который находился в Грузии с официальным визитом, состоялась встреча лидеров оппозиции и правящей партии. После встречи представители оппозиции сообщили, что сам президент Евросовета, который присутствовал на встрече, составил документ из шести пунктов на основе их требований.

Его визит проходил на фоне политического кризиса, который обострился после ареста лидера "Единого национального движения" Ники Мелия. Оппозиция вышла на улицы, требуя внеочередных выборов и освобождения политзаключенных.

"Когда приезжал президент Мишель, вместе c ним были рассмотрены представленные оппозицией определенные пункты. "Грузинская мечта" уже работает над многими из этих них. Первый пункт – это избирательная реформа. Вы знаете, что мы уже инициировали эту реформу", – заявил Папуашвили.

По его словам, еще одним пунктом является создание комиссии по расследованию легитимности парламентских выборов, прошедших в Грузии осенью 2020 года. Следственная комиссия уже создана в законодательном органе, хотя оппозиция отказывается работать в ней.

"Мы еще раз заявляем: если в рамках следственной комиссии или за ее пределами будет каким-то образом доказана разница в результатах голосования хотя бы в 1%, внеочередные выборы будут назначены. Из тех шести пунктов, которых представила нам оппозиция, мы уже работает над четырьмя. Сейчас дело за ними. Они должны показать, что не только на словах, а действиями готовы к конструктивному диалогу", – отметил Папуашвили.

Вместе с тем депутат отметил, что в шести пунктах оппозиции ни в одном не упоминаются политзаключенные.

"Прошу обратить на это внимание – фамилии не упоминаются. Эти пункты – претензии, которые имеются у наших оппонентов к нам", – подчеркнул Папуашвили.

По его словам, дата очередных переговоров между оппозицией и "Грузинской мечтой" пока не определена.

"Главное, не когда начнутся переговоры, а насколько стороны будут готовы к ним, к достижению соглашения", – отметил Папуашвили.

Что касается проведения плебисцита, Папуашвили заявил, что ответ ясный.

"Все те вопросы, которые касаются внеочередных выборов, допустимы, если будет доказано, что прошедшие выборы не отразили волю народа", – подчеркнул депутат.

Идея о проведении плебисцита, вместо внеочередных выборов в качестве компромисса между оппозицией и правящей партией, прозвучала на встрече сторон с президентом Европейского Совета Шарлем Мишелем, который призвал все стороны сделать максимум для выхода из кризисной ситуации.

26
Теги:
Переговоры, Оппозиция, Грузинская мечта, Грузия
Темы:
Политическая жизнь Грузии