Офис компании Pfizer в Нью-Йорке

Коронавирус все-таки победил американского президента

587
(обновлено 13:32 11.11.2020)
Страшно себе представить, каким политическим образом Вашингтон, независимо от конкретной фамилии президента, использовал бы вакцину в том случае, если бы у него была глобальная монополия на ее производство

Если смотреть с политической точки зрения, то самым главным пострадавшим от появления первой американо-европейской вакцины против коронавируса стал лично (все еще) президент США Дональд Трамп, который жалуется в Twitter на грязные политические игры со стороны компании Pfizer и американских чиновников из медицинско-фармакологической сферы. Если отбросить стилистические претензии (в конце концов, есть десятки миллионов американских избирателей, которым стиль Трампа очень нравится), то можно заметить, что доля истины в его твит-тираде все-таки есть, пишет колумнист РИА Новости Иван Данилов.

Вот чем недоволен президент:

"Как я уже давно говорил, Pfizer и другие объявят вакцину только после выборов, потому что у них не хватило смелости сделать это раньше. Точно так же Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) должно было объявить об этом раньше, не в политических целях, а для спасения жизней!

Если бы Джо Байден был президентом, у вас не было бы вакцины еще четыре года, да и FDA никогда бы ее так быстро не одобрило. Бюрократия уничтожила бы миллионы жизней!

Управление и демократы не хотели, чтобы я выигрывал от вакцины до выборов, поэтому вместо этого она была объявлена пятью днями позже — как я уже говорил!"

В сложившейся ситуации президент Соединенных Штатов может винить исключительно себя: в условиях эпидемии ведущими специалистами по формулированию государственной политики в сфере борьбы с коронавирусом были назначены эксперты, которые ненавидели самого Трампа самым искренним образом и не просто саботировали его стратегию, а бравировали этим, купаясь в лучах славы и обожания со стороны мейнстримных американских СМИ. То, что бизнесмен-Трамп считал логичным назначением на конкретные должности экспертов с большим количеством регалий и без учета вполне очевидной политической ориентации, могло сработать в предпринимательской среде, но не сработало в условиях руководства государством, ибо чиновники от американской медицины решительно поставили интересы своего политического лагеря выше интересов пациентов, экономики или страны в целом.

Кстати, самого Трампа нельзя обвинить в том, что он продвигает конспирологические теории и ищет козлов отпущения. Это просто не соответствует действительности — и даже более того: медийные враги президента с нескрываемым удовольствием писали две недели назад об отложенной публикации результатов по вакцине Pfizer как о большом политическом успехе именно в контексте подрыва предвыборной кампании президента и срыва его обещания "показать вакцину до выборов". Если бы это удалось, демонстрация вакцины могла бы иметь важное значение для определенного сегмента электората. Конечно, вряд ли позитивные новости о вакцине как-то повлияли на "ядреный электорат Байдена", то есть на обитателей американских погостов, но на волне всеобщего оптимизма, которая возникла бы при публикации подобных новостей, политтехнологам-демократам, специализирующимся на электоральной некромантии, пришлось бы "привести" на избирательные участки еще большее количество избирателей-"зомби" для того, чтобы обеспечить победу своего кандидата.

В октябре отраслевое издание Fiercepharma с определенным удивлением сообщало о том, что решение Pfizer публиковать результаты исследования вакцины в конце ноября является серьезным изменением позиции:

"Это явный отход от предыдущих комментариев Альберта Бурла (руководителя Pfizer. — Прим. ред.), в которых слово "октябрь" постоянно использовалось в качестве ключевого — в то время, когда президент Дональд Трамп рекламировал вакцину перед выборами 3 ноября и упоминал Pfizer. "Прямо сейчас наша модель — в нашем лучшем случае — предсказывает, что мы получим ответ к концу октября ", — ранее сказал Бурла в эфире телевизионной программы Today Show. Во время цифровой презентации в сентябре он также отметил, что компания ожидает первых результатов в конце октября и будет как можно скорее обращаться за разрешением Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. В октябре "правда будет раскрыта", — заявил он The Washington Post.

Наиболее вероятное (и довольно логичное) объяснение заключается в том, что на фармацевтов надавили по неформальным и политическим каналам — и международные фармакологические компании решили, что отложить публикацию позитивных данных ради обеспечения стабильности политической системы и победы "глубинного государства" — правильное решение. Стоит заметить, что публикация данных по вакцине совпала с массовым признанием Джо Байдена победителем на выборах, и вполне логично, что в этих условиях откладывать позитивные новости до конца ноября не было никакого смысла. При этом американские чиновники от медицины, которые до этого периодически высказывали скепсис по поводу столь быстрых разработок, внезапно прониклись восторгом от полученных данных, а также одобрили экспериментальный метод лечения коронавируса, чего от них нельзя было дождаться до выборов.

В эту ситуацию стоит как следует вникнуть именно с политической точки зрения, но не для того, чтобы пожалеть президента Трампа, хотя он и оказался в данном случае самым настоящим заложником заговора чиновников, корпораций и мейнстримных американских СМИ. Дело не в этом. Важно понять, что когда американские чиновники и мейнстримные СМИ обвиняют Россию и Китай в политизации процесса создания вакцины от коронавируса, то они на самом деле занимаются проекцией собственного поведения и своей мотивации на окружающую реальность. Это они были готовы двигать сроки исследований (причем в обе стороны!) ради получения вполне конкретных политических результатов, демонстрируя фактическую готовность жертвовать жизнями своих сограждан ради победы нужного им кандидата на выборах.

Страшно себе представить, каким политическим образом Вашингтон, независимо от конкретной фамилии президента, использовал бы вакцину в том случае, если бы у него была глобальная монополия на ее производство. Если американские чиновники готовы держать в заложниках собственных сограждан, то уж с остальным миром они бы поступили как самые последние шантажисты. К счастью для планеты, сейчас есть российская и китайская вакцины, а единственные, кто может пострадать от "вакцинного национализма", — жители США и Евросоюза, и в этом можно увидеть символ планетарного постковидного будущего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

587

Байден превратит США в марионетку Европы

60
(обновлено 13:18 25.11.2020)
Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное – в теории – должно быть категорически неприемлемым

ЕС в лице главы Евросовета Марля Мишеля предложил Джо Байдену восстановить "прочный трансатлантический альянс", пишет колумнист Ирина Алкснис на сайте РИА Новости. Если тот въедет в Белый дом (а судя по развитию событий, это становится все более неизбежным), у данного пожелания есть все основания сбыться.

Знаковой стала кандидатура вероятного госсекретаря США в лице Энтони Блинкена, представляющего собой рафинированный продукт "вашингтонского болота" и "защитника глобальных альянсов".

То, что Западная Европа будет счастлива видеть именно Джо Байдена в роли президента США, стало понятно сразу — когда ее лидеры наперегонки бросились поздравлять того с победой на выборах, а ФРГ призналась, что она не настроена "еще четыре года работать с Трампом".

Куда менее понятно, почему для Европы предпочтительнее во главе Штатов глобалисты — те самые глобалисты, что одержимы идеей сохранения статус-кво в виде однополярного мира с безоговорочным лидерством Вашингтона в нем. Ведь неуклонно набирающие в Старом Свете силу процессы суверенизации и освобождения от полувассальной зависимости от заокеанского сюзерена вроде бы противоречат этим стремлениям.

Можно было бы предположить, что в Европе также взяли верх проамериканские силы, готовые принести в жертву Штатам свои страны. Однако факты указывают на обратное. Например, правительство Германии в очередной раз подтвердило свою позицию относительно неприемлемости экстерриториальных санкций, которые прорабатываются в США против "Северного потока - 2".

Таким образом, Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное — в теории — должно быть категорически неприемлемым.

Разгадку этого странного противоречия стоит поискать в событиях четырехлетней давности.

Джо Байден и Энтони Блинкен
AFP 2020 / Getty Images for National Committee on American Foreign Policy /Mike Coppola

Придя в Белый дом, Дональд Трамп отказался от множества готовившихся и даже подписанных международных соглашений с участием США. Такая судьба постигла и знаменитое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, у которого к тому моменту сложилась откровенно зловещая репутация. Алармисты предупреждали, что с его помощью Америка просто высосет ресурсы из Европы в свою пользу.

Однако Трамп, за годы президентства использовавший любую возможность для извлечения экономической выгоды для своей страны, без колебаний отказался от "курицы", которая, казалось бы, многие годы должна была нести золотые яйца для Америки. Да еще неоднократно заявлял, что все эти соглашения на самом деле для Соединенных Штатов глубоко невыгодны. Есть подозрение, что яростному американскому патриоту с большим опытом в бизнесе можно верить.

Главное заблуждение — предполагать у глобалистов (в том числе американских) наличие национально ориентированных интересов. Для них Соединенные Штаты могут быть чрезвычайно важны как главный эмиссионный центр и самая мощная армия планеты. Но сама по себе огромная страна с почти 330-миллионным населением является скорее обузой, которую проще списать, чем вкладываться в нее и решение ее проблем.

Зато истинные интересы и сентиментальные чувства у глобалистов как граждан мира могут быть связаны с совсем иными местами. У того же Энтони Блинкена значительная часть детства прошла в Париже и на формирование его личности сильно повлиял отчим-европеец. Так что сомнения, до какой степени на посту госсекретаря он будет руководствоваться исключительно национальными интересами США, вполне закономерны.

В подобном пейзаже позиция Европы приобретает смысл. Она за последние десятилетия научилась добиваться своего при взаимодействии с оторвавшимся от корней американским глубинным государством — при этом выполняя все положенные формальные реверансы перед "лидером свободного мира" и единственной сверхдержавой. Чего стоит только иранская ядерная сделка, которую частенько называют одним из триумфов президентства Обамы, но в которой Евросоюз был заинтересован куда больше США.

Более того: ЕС по-прежнему во многих отношениях нуждается в Штатах. В частности, европейские потуги на создание собственной армии — не той имитации, что существует ныне, а реальной военной силы — выглядят несерьезно. Альтернативы американцам в этом смысле нет и в обозримом будущем не предвидится. Вот только Трамп был твердо намерен заставить Старый Свет по самой высокой ставке заплатить за военный "зонтик", а с "вашингтонским болотом" у Брюсселя или Берлина есть шансы договориться по-хорошему.

Да и противовес России — геополитический, экономический и тот же военный — ЕС по-прежнему нужен. А то у Москвы создаются слишком уж благоприятные условия на западном направлении, что не может радовать западноевропейские столицы.

В результате складывается парадоксальная ситуация: в то время как в глазах большинства Европа выглядит расходным материалом для США, на самом деле впору пожалеть американцев, у которых растут шансы пасть жертвой европейского коварства и предательства собственных элит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

60

Нищеты больше нет. Кого Китай победит следующим

95
(обновлено 12:53 25.11.2020)
Есть ощущение, что в Пекине еще не успели по-настоящему отпраздновать это достижение и сделать из него глобальное событие: в срок выполнена поставленная на 2020 год задача полностью покончить с крайней, абсолютной бедностью

Однако если агентства сообщают, что из списка нищих уездов на этой неделе вычеркнуты последние девять, — то это оно и есть? Крайняя бедность в Китае побеждена?

На начало года нищих уездов было 832, пишет автор РИА Новости.

Последние девять располагались в юго-западной провинции Гуйчжоу.

До того в минувшие месяцы крайнюю бедность победили в Синьцзяне, Сычуани и еще нескольких провинциях.

Да, это событие мирового значения, оно еще больше укрепит статус Китая, например, в Африке, куда он и без того успешно экспортирует технологии развития самых вроде бы безнадежных регионов.

Хотя и без рекордов нынешнего года эксперты — например, доктор Маттиас Холуорт из Продовольственной программы ООН — напоминают в эти дни миру, что на Китай приходится 70 процентов побежденной мировой бедности (более 700 миллионов человек).

Да, собственно, эти цифры известны давно, по множеству публикаций и документов, и если бы Пекин добивал бедность еще год-другой, ситуация бы особо не изменилась.

Но когда такие события все-таки происходят, они наводят самых разных людей по всему миру на самые разные мысли.

Вот хотя бы публикация в Foreign Affairs, США: это только начало, китайцам еще очень многое предстоит сделать для улучшения жизни миллионов… А кто бы спорил: предстоит. И как не понять грустные чувства американца, ведь не США же поставили рекорд.

Первая из мыслей тут очевидна: это всего-навсего цифра, то есть штука условная, кто-то этот цифровой рубеж придумал, и вот он преодолен.

Китайские экономисты вычислили, что крайняя бедность начинается ниже отметки в четыре тысячи юаней в год. Кстати, в тех самых последних уездах в Гуйчжоу средний ежегодный доход вырос до 11 487 юаней, то есть 1740 долларов США. Но кому-то покажется, что и такой доход — это ужас.

Главное же, что теперь обязательно начнется борьба уже не с крайней, а просто бедностью. Потому что это тот самый случай, когда цель — ничто, а движение — все.

Самое интересное здесь, конечно, это технологии, часть которых могла сработать только в Китае, а часть — где-то еще.

Крайняя нищета в стране сопротивлялась, что видно на карте, в местностях труднодоступных и далеко отстоявших от центров развития (в горах, например). И самым эффективным методом борьбы чаще всего оказывалась прокладка туда дорог.

Еще были импортные технологии типа "рис — рыба", то есть выращивание мальков в воде, которой положено часть года заливать рисовые посадки.

Еще — связь, без которой не догадаться, какую продукцию и за сколько можно продать в соседнем городке, если, повторим, дорога туда появилась.

Наконец — из серии китайских странностей — кое-где вешали на дом табличку "нищее хозяйство", но означала она, что хозяйство этот самый дом построило на беспроцентный заем, выданный местным офисом по развитию и борьбе с бедностью.

Это реклама для обмена опытом: приходят соседи и обсуждают, как эта технология работает… Хотя в каких-то странах больше принято вешать другие таблички, типа "дом образцового содержания", и учить только на хороших примерах, а плохие как бы не замечать.

Борьба с бедностью в Китае шла не только в последние 40 лет (то есть после маоизма), а столетиями. В других странах и цивилизациях происходило то же самое.

И человечество за это время успело догадаться, что речь о проблеме, в фундаменте которой — философия, то есть отношение людей и народов к тому, что вообще есть бедность и каков смысл усилий одного человека и всего общества.

И тут очень уместной выглядит статья, которая вышла чуть ли не в тот же день, когда Пекин сообщил о своем достижении.

Помещена она в индийской газете "Пионер", но ее автор — американская писательница Дженет Дейли, которая ни слова не говорит о Китае, она вообще-то пишет о том, почему трампизм теперь будет вечно живым. И — да, это о смысле усилий бедного человека. В США, хотя не только там.

Дженет начинает разговор со знаменитой цитаты Хиллари Клинтон насчет того, что немалая часть населения США — basket of deplorables, почти непереводимое оскорбление типа "куча грязи".

Дальше была странная история — эти слова приняли на свой счет как избиратели Трампа, так и избиратели демократов, то есть получатели всякого рода помощи от государства; бедные, в общем.

Тем более что были и другие выступления Хиллари, как бы слившиеся с этим воедино.

И эти слова, все вместе, провалили выборы Хиллари и вынудили нынешнюю кампанию Байдена прибегнуть к крайней степени выборного жульничества.

Так вот, нельзя так относиться к бедным, говорит Дженет, они не должны ощущать себя забытыми и вдобавок презираемыми.

Так же как нельзя было в Англии игнорировать судьбу жителей целых городов, строившихся на старых отраслях промышленности, — а британские демократы (то есть лейбористы) просто списали этих людей со счетов и вычеркнули из списков своих возможных избирателей.

Американская политическая культура — олицетворяемая в трампизме, говорит она, — предполагает, что почти все начинают карьеру бедными, а потом несут личную ответственность за свой успех или провал.

Там никто не должен заботиться о бедных — зато там бедность и прочий неуспех не воспринимают с презрительным состраданием, сопровождающим подачки от государства.

И поэтому американцы и дальше будут массово голосовать за трампизм, а не только за социализм Демпартии, при котором "низших" кормят подачками в обмен на их электоральную поддержку, скрывая к ним презрение.

Но это же гимн классической правой идеологии, а Китай — какое он к этому имеет отношение? Разве там борется с бедностью не левая политика — "социализм с китайскими особенностями"?

Но в том-то и дело, что по американским меркам левого и правого настоящая левизна — это было при Мао, когда вся страна должна была сидеть на распределяемых поровну подачках от государства, с известным (нищета) результатом.

Сегодня с бедностью в дальних уездах борются по-американски: открывают людям возможность зарабатывать самим, а вовсе не раздачей помощи, на которую первая-вторая экономика мира деньги как-то бы наскребла.

Ну а если говорить о китайских особенностях, то там не презирают бедных, там считают их уважаемой частью общества, которой надо дать импульс стать еще более уважаемой — после того, как она своими руками свою бедность победит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

95
Принц Гарри и Меган Маркл

Меган Маркл призналась, что потеряла второго ребенка

0
(обновлено 14:55 25.11.2020)
Это произошло еще летом, но жена принца Гарри рассказала о несчастном случае в подробностях только сейчас

ТБИЛИСИ, 25 ноя — Sputnik. Супруга британского принца Гарри Меган Маркл призналась в интервью New York Times в том, что в июле 2020 года потеряла второго ребенка. Бывшая американская актриса и фотомодель поделилась переживаниями от пережитого выкидыша.

"Это июльское утро началось так же, как и все остальные: сделать завтрак, покормить собак... Собрать волосы в хвост, до того как я выну сына из кроватки. После того, как я поменяла его подгузник, я почувствовала сильную боль. Я упала на пол, сжимая его в руках, напевая колыбельную, чтобы успокоить нас обоих – веселая мелодия, которая резко контрастировала с моим ощущением – что-то пошло не так. Я знала, сжимая в руках своего первенца, что теряю второго ребенка", – написала Маркл.

"Сидя на больничной койке и наблюдая, как сердце моего мужа разбивается на кусочки, пока он пытается удержать воедино кусочки моего, я поняла, что единственный способ начать залечивать эту рану, спросить: "Ты в порядке?" – вспоминает герцогиня Сассекская.

Первый ребенок герцога и герцогини Сассекских появился на свет 6 мая 2019 года.

0
Темы:
Светская хроника