Гелатский монастырский комплекс

Повреждения крыши монастырского комплекса Гелати изучит следствие

223
(обновлено 21:54 14.12.2020)
Дефекты черепичной кровли главного храма Богородицы Гелатского монастырского комплекса близ Кутаиси обнаружили еще в марте 2020 года

ТБИЛИСИ, 14 дек - Sputnik. Начато расследование по делу о дефектах черепичной кровли главного храма Богородицы Гелатского монастырского комплекса близ Кутаиси - уже допрошены свидетели.

Следственная служба Министерства финансов должна определить, несет ли исполнитель ответственность. Работы вел Международный центр искусств, свидетели уже допрошены.

Генеральный директор Национального агентства по сохранению культурного наследия Николоз Антидзе говорит о недобросовестной работе, проделанной компанией-исполнителем, и отмечает, что необходимо определить объективную причину, по которой произошли нарушения проекта.

"Для процесса расследования важно определить правильные, объективные причины, по которым были допущены нарушения в рамках проекта, почему, например, была произведена замена черепицы и т. д. Так будет сказано в расследовании. Был опрошен сам производитель, автор проекта", - говорит Антидзе, подчеркивая, что компания недобросовестно выполнила работу.

Митрополит Кутаисский-Гаэнатской епархии Иоанн (Гамрекели) говорит, что необходимо обсудить этот вопрос с привлечением специалистов в ходе широкой встречи.

"Сегодня я предложил провести официальную встречу в прямом эфире с участием специалистов, ответственных представителей и совместно обсудить ситуацию", - сказал митрополит в эфире Rustavi2.

Дефекты черепичной кровли главного храма Богородицы Гелатского монастырского комплекса близ Кутаиси, обнаруженные еще в марте 2020 года, будут полностью устранены специалистами Международного центра искусств.

Монастырский комплекс Гелати - наиболее значительный средневековый монастырь в Грузии, центр церковной и культурной жизни, резиденция Католикоса со второй половины XVI века до 1814 года, памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО (1994). Монастырь был основан царем Давидом IV Строителем в 1106 году и стал его усыпальницей.

Что касается конкретно храма Богородицы, то церковь строилась до 1125 года и еще пять лет украшалась мозаиками, которые почитаются лучшими во всем Закавказье.

Стенопись в Гелати относится к разным периодам грузинской истории с XII по XVIII века. Особенно примечательны портретные изображения венценосных особ.

223
Теги:
Гелати
Темы:
Происшествия в Грузии (2360)

Туристы - парень и девушка - в старой части грузинской столицы

Сюрприз на новоселье, или Сказка про дефицит личного пространства

40
(обновлено 13:02 17.01.2021)
Жизнь, как рулетка: ставишь на красное, выпадает черное, хочешь поменять карты, в казино срабатывает сигнализация, и опять пора делать ноги. Нигде не найти надежности и личного пространства

На улице моросил дождь. Серое небо добавляло мрачность мизансцены и гнетущего настроения. Отсутствие транспорта и маски на людях никак не навевали предпраздничного настроения. Середина января года белого металлического быка никак не радовала, хотя у Иры была эпохальная вполне себе позитивная суперновость. Но настолько вокруг нее была сконцентрирована тонна негатива, что в зародившийся позитив верилось с трудом.

Как ее, Иру Туполеву, охарактеризовать для истории? Биография у нее - одни прочерки мелким пунктиром. Вот смотрите сами.

Семейное положение – прочерк. Сходила в 20 лет замуж типа как повезет и быстренько назад, в исходную позицию, вовремя поняв, что до загса идти нет смысла. Просто дешевле сядет и меньше нервов сгорит.

Дети – опять прочерк. Не успела завести. Социальный статус – без определенных занятий, по принципу, куда позовут и где удержится. А конкретно так – то газеты продавала, то няней работала. Тоже не для анкетной документалистики. Внешность – тоже самая заурядная, никакой косметики не напасешься.

Личной жилплощади и той нет. Живет Ира в однокомнатной со своими стариками и к себе никого лишний раз пригласить не может. То мама болеет, то папа кряхтит. Какие уж тут рандеву при свечной романтике. Правильно, невозможны по определению. А время бежит и в паспорт не заглядывает.

Короче говоря, увидеть небо в алмазах не светит. Да и простенькое женское счастье под жирным знаком вопроса.

Одно утешение – Каху несколько лет назад встретила. Человек солидный, при постоянной работе, при трехкомнатной квартире и со своим внедорожником. Еще и чувства свои красиво проявляет. Но при всем этом внешнем великолепии имеется внушительная ложка рыбьего жира под кодовым названием - мама Кахи. Как узнала она об Иркином существовании, сразу устроила сыну сцену с закатыванием подведенных глаз:

- В мой дом никакая бывшая в употреблении не войдет. Вот дверь, а вот тут будет мой будущий труп.

И дальше по тексту матерей–собственниц, как будто им кто–то большой и всесильный одну и ту же методичку выдал для общего пользования. А Каха, как в том анекдоте, слишком почтительный сын.

Вот и выходит очередная гримаса судьбы. Любимый человек – вот он, а просвета никакого. Квартиру снимать - у Кахи финансы в постоянном пении романсов по причине чрезмерно широкой натуры и неравнодушной к бедам друзей, а к Ире перейти жить – себя не уважать. Одним словом, кармический тупик. А Ире, на минутку, за 40. Кахе 47.

Мама Кахи тоже сложа руки не сидит, ведет войну компроматов. Всюду ходит и рассказывает про несуществующие Ирины подвиги по линии интимного фронта.

SOS во время пандемии, или Какие дела можно решить в Тбилиси через Facebook >>>

И вот три недели назад произошло нечто из ряда вон выходящее. Ира обнаружила на тесте две полоски и долго не могла поверить своему начинающему ослабевать орлиному зрению. Пришла в себя от шока и тут же позвонила Кахе. Последние две недели они не виделись – решили быть на самоизоляции. А у него голос безжизненно–потусторонний.

- У меня мама умерла... - и трубку повесил.

Пыталась Ира дозвониться пособолезновать, поддержать. Телефон то занят, то отключен. Не до того бедному Кахе. Самой идти туда Ире как-то не хотелось. Статуса никакого у нее нет, да и к покойной она особой симпатии не испытывала.

Капли дождя падали на дутую куртку. В кармане затренькал мобильник.

Ира вытянула старенький Самсунг и провела пальцем по экрану. Звонил Каха.

- Я в твоем районе. Где ты?

- В Спар иду, который на проспекте.

- Сейчас подъеду, - и отключился.

Минут через десять около Иры затормозил внедорожник. Дверца открылась, и она юркнула в кабину. Каха был в черной рубашке, с отросшей щетиной и весь какой-то подавленный. После вялого приветствия вернулся к своему болевому.

Феномен старшей сестры, или Один "нервомотательный" день на окраине Тбилиси >>>

- Никогда не думал, что мать терять так тяжело… Вроде, надоедала она мне своими приставаниями. А сейчас дома пустота. В себя прийти не могу.

И заплакал.

Ира гладила его по голове, не знала, какие подыскать слова утешения, и вдруг неожиданно для себя выдала:

- Если у нас родится девочка, давай ее назовем Ламарой.

Каха посмотрел на нее непонимающим взглядом. Пришлось Ире сказать про те самые неожиданные две полоски.

- Одна ушла, другая придет. Я уже чувствую, что будет именно девочка.

Каха обнял Иру и объявил:

- Все! Сейчас же в Дом Юстиции – расписываться! Больше тянуть нельзя! Еще смотря когда они cvc-смс-сообщение пришлют, и свидетелей надо подготовить.

Ира слушала и не верила своим ушам. Вот так моментально меняется жизнь, когда уже ничего нового не ждешь. И муж, и ребенок, и новые апартаменты, причем без всяких довесков – типа бурчащей свекрови.

... На другой день они подали виртуально документы для регистрации брака и ответ получили на удивление быстро. Свадьбу решили не праздновать. В эпоху пандемии не до этого.

Ира только стала осваиваться на кухне, исследовать ящики и шкафчики – бывшие владения ее покойной свекрови. Раздался звонок в дверь. Мелькнула мысль про соседку. Как раз пора познакомиться с новым окружением в корпусе Кахи. Пошла открывать.

На пороге стояла девушка приятной наружности, в розовой куртке и тонких не по погоде джинсах. Рядом стоял красный чемодан на колесиках.

- Вы к кому?

- К Кахе, - и гостья, отодвинув плечом Иру, прошла прямиком к вышедшему на звонок Кахе. Обняла его и произнесла, томно глядя в глаза. - Папа!

Ира ошарашено наблюдала за развитием сюжета, не понимая, как ей надо реагировать.

Каха смутился и обнял девушку.

- Как же я долго тебя ждал! - потом повернулся к жене. - Вот, познакомься, моя дочь Кети.

"Генацвале, не умирай", или Просто фейерверк удачи в Тбилиси >>>

- Теперь буду жить с вами! Поссорилась с мамой... - дополнила новость Кети. - А где будет моя комната?

Ира, наконец–то, обрела дар речи.

- Каха, ты никогда не говорил, что у тебя есть дочь.

- Это была больная тема. Ее мать не подпускала меня близко к ребенку. Кети выросла без меня.

Кети тем временем по–хозяйски осматривала всю имеющуюся в ее распоряжении площадь. И в итоге остановила выбор на спальне, где Ира уже успела разложить свои вещи.

- Вот это самое подходящее.

Сгребла в кучу Ирину косметику с трюмо и на ее место стала выгружать из чемодана свое хозяйство. Баночки, кремы и всякое такое во внушительном количестве.

Каха виновато посмотрел на жену.

- Мы с тобой и в другой комнате прекрасно поживем. Девочке нужно личное пространство.

Ира хотела что-то сказать о том, что ей всю жизнь не хватало того самого пространства, но проследив за взглядом Кахи, решила помолчать.

Год быка уже с начала успел показать ей кукиш на планы пожить наконец-то для себя. Спорить с Кахой и с неба свалившейся падчерицей не имело смысла. Для грузина дети - это святое.

40
Эпидемия коронавируса - прохожие в масках

Опасен ли коронавирус для общества, или Все минусы и плюсы пандемии

143
(обновлено 16:27 17.01.2021)
По мнению колумниста Sputnik Грузия, COVID болезненно напомнил нам, что даже в мире потребления есть ценности, стоящие выше материальных благ и комфорта. Вот только все ли это осознали?

Вопрос, между прочим, не праздный. Обрушившийся на планету незнакомый штамм коронавируса в целом разделил общество на две условные категории. Тех, кто панически боится подхватить заразу. И тех, для кого пандемия – фикция. Часть гигантского мирового заговора и коварная попытка внедрить сценарий порабощения человечества.

Многих действительно преследует навязчивое ощущение, будто, не спросив согласия, нас сделали участниками глобальной сюрреалистической пьесы. Причем, затолкали в зал не в качестве зрителей, а статистами для сцены. Мол, ваша обязанность покорно следовать указаниям безымянного режиссера, а куда дальше повернется сюжет – мы и сами не знаем.

Отсюда два взаимоисключающих толкования. Что правильней: послушно следовать регуляциям-рекомендациям, как требуют власти, или, напротив, смотреть на все скептически и не потакать заговорщикам? Ситуация сбивает общество с толку и не сулит ничего путного. Но попробуй поспорь! Врачами и учеными вирус все еще изучен недостаточно глубоко. А вот сопутствующие процессы развиваются на глазах и, скажем прямо, далеко не всегда внушают доверие и оптимизм.

Упрекать эпидемиологов бессмысленно – у медиков свои задачи. Мы видим, как они стараются одолеть заразу, делают все от них зависящее. Однако позиция их узкопрофессиональная: хотите верьте, хотите нет, но извольте соблюдать запреты! Тем временем ограничительные меры уже катастрофически аукнулись в экономике, негативно сказываются в сфере политики и в социальной практике, понемногу разрушают культуру. Ответственность за это несут не врачи, а соответствующие государственные и общественные институты.

Более того, сегодня уже не вызывает сомнений, что вспышки паники на начальном этапе пандемии во многом были обусловлены стараниями медиа и разного рода псевдо-экспертов. Никто не возражает, мыть руки – элементарное требование гигиены. Но ведь нам долго и настойчиво вбивали в голову, будто коронавирус можно легко подхватить, скажем, притронувшись пальцем к кнопке лифта или ухватившись за перила. Сколько бонусов заработали на этом фирмы, производящие те же латексные перчатки, остается лишь гадать.

Любые запреты – мера вынужденная и крайняя. Потому что всегда найдется кто-то, кто пожелает на них нажиться. Местная пресса пишет о банковской сфере, которая в тяжелейшей обстановке продолжает жадно извлекать прибыль. Повелители мира кредита не прочь вразумлять общество, однако и не помышляют о поблажках должникам, потерявшим источники дохода. Или взять владельцев пустующих частных отелей. Многие мечтают переоборудовать их в ковид-гостиницы, но при получении государственного финансирования все решают личные и родственные связи.

Экономика сегодня заложник медицины, объясняет ситуацию известный эксперт, профессор Ладо Папава. Однако вряд ли это медики, разрешив в ходе предновогодних послаблений заработать торговым моллам, оставили под запретом товарные "базробы". Обеспечить соблюдение регуляций в закрытом пространстве, возможно, и проще, но разве не очевиден факт, что на открытом воздухе опасность заражения в разы ниже?!

В прессе немало примеров того, как, прикрываясь пандемией, корыстным экономическим интересам удается подмять понятие справедливости. Впрочем, использование сложившейся эпидемиологической обстановки для извлечения выгоды и сведения счетов с конкурентами – явление не локальное. Оно столь же глобальное, как сам коронавирус. На глазах меняют русло мировые товарные и финансовые потоки, идет перераспределение рынков сбыта и зон влияния.

Так же повсеместно проявляют себя политические аспекты проблемы. Борьба с вирусом, регуляции, запреты неизбежно приводят к ограничению демократических прав и свобод. Безусловно, это еще не повод говорить о мировом заговоре. Но важно достоверно знать, что реально кроется за предпринимаемыми мерами, насколько они оправданны и однозначны.

Для наглядности поучительно сравнить, как действуют правительства европейских стран, где существует зрелое гражданское общество. Нетрудно заметить, что регуляции там гибко балансируют на тонкой грани, в минимальной степени ограничивая мобильность граждан. У нас же нередко складывается впечатление, будто ведомства, отвечающие за борьбу с пандемией, никакими иными методами, кроме запретов и изоляции, вообще не владеют. Или не торопятся овладеть.

Согласно анализу ученых Оксфордского университета, Грузия по степени жесткости ограничительных мер вошла в первую десятку стран мира. Что, если вникнуть поглубже, не столь уж отрадно, поскольку обойти нас удалось преимущественно одиозным странам…

На личном уровне мы по-прежнему плотно отгорожены не только от остального мира, но и друг от друга. Наглядным примером служит запрет на работу общественного транспорта. Неужели соответствующие структуры настолько беспомощны, что не в состоянии добиться от пассажиров строгого соблюдения норм? Или власти опасаются, что штрафными санкциями спровоцируют социальный протест? Которым, кстати, постоянно и открыто грозит оппозиция.

То есть речь опять-таки о порочной связи коронавируса с политическими и общественными процессами. Именно эта связь подпитывает настрой той части общества, которая воспринимает пандемию как серьезную угрозу не только здоровью людей, но и демократическим свободам и институтам. На фоне происходящего понять позицию таких граждан нетрудно.

Как, впрочем, и тех, кто усматривает в пандемии болезненный, но поучительный и отчасти позитивный урок. Ведь именно в экстремальных ситуациях удается узнать, чего стоит и на что способен каждый из нас, общество в целом. Справедливо следует признать: на первом этапе борьбы с пандемией мы неожиданно убедились, что государство наше оказалось в состоянии эффективно управлять экстремальными процессами в стране. А общество – проявлять сознательность и самодисциплину.

COVID естественным образом расставил акценты и приоритеты во многих сферах. Подтвердил, как важно делать ставку на внутренние ресурсы и потенциальные возможности страны, развивать местное производство. Бесспорно, туризм дело выгодное. А пляжно-ресторанно-лыжный его вариант позволяет минимальными усилиями извлекать солидную прибыль. Кто-то из экспертов с горечью заметил: за ночь один турист в Сванети приносил доход, равноценный выращенному тяжелым трудом центнеру уникального местного картофеля.

Но туристическая отрасль, особенно в примитивных формах, сильно зависит от внешних факторов. Иными словами, за легкую прибыль приходится расплачиваться высокими рисками. Не говоря уже об отсутствии стимула для получения знаний, образования, развития интеллекта. И это проблема государственная.

Иное дело так называемый реальный сектор экономики. Примечательный факт – на фоне катастрофического падения за период пандемии в Грузии основных экономических показателей резко возросли объемы сельскохозяйственного производства! Более того – многократно увеличился вывоз продукции на экспорт. Например, яблок за рубеж было продано в 10 раз больше, чем в предыдущий сезон.

Кроме того – и, не исключено, это даже более важно – коронавирус показал, сколь высока в технически продвинутом обществе цена социальной и нравственной ответственности людей. За минувший год в нашей жизни произошло немало значимых событий. В том числе, выборы в парламент. Мы успешно миновали полосу первых тревог и разочарований, хотя к осени расслабились, позволив второй волне пандемии накрыть себя всерьез…

Тем, кто впал в панику, уместно, однако, напомнить, что человечество владеет и куда более масштабными и опасными способами самоуничтожения. Разрушительные войны ценой гигантских жертв не раз заставляли людей опомниться. Вот и злополучный вирус, что бы ни лежало в его основе, пожалуй, выполнил свою мобилизующую функцию. Он повернул нас лицом к проблемам морали, которые философия сытости и потребления задвинула в угол.

Высокая мобильность современного общества, демократические свободы – это великое благо. Но при условии, что им сопутствуют высокая нравственность, сознательность и самодисциплина.

Жаль, что до конца уяснили это себе не все…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

143
Теги:
Коронавирус COVID-2019, Пандемия, Грузия
Темы:
Вторая волна коронавируса в Грузии