Конституционный суд Грузии

"Дело о цианиде" добралось до Конституционного суда Грузии

432
(обновлено 12:50 21.02.2018)
Осужденный за попытку убийства бывший протоиерей Георгий Мамаладзе хочет доказать в суде, что нормы закона, запрещающие ему разглашать информацию, противоречат Конституции

ТБИЛИСИ, 20 фев — Sputnik. Конституционный суд Грузии приступил к рассмотрению иска бывшего протоиерея Георгия Мамаладзе, приговоренного к 9 годам тюрьмы за подготовку убийства секретаря-референта Католикоса-Патриарха всея Грузии Шорены Тетруашвили, который оспаривает запрет на разглашение информации.

Тбилисский городской суд отправил Мамаладзе в тюрьму в сентябре 2017 года, а апелляционный 13 февраля 2018 года оставил решение в силе. Священнослужителя задержали 10 февраля 2017 года в Тбилисском аэропорту, откуда он должен был вылететь в Германию. Тогда в Германии на лечении находился Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, которого, среди прочих, сопровождала Тетруашвили. По данным следствия, в багаже Мамаладзе обнаружили цианид натрия, а в квартире — кустарно изготовленное огнестрельное оружие и шесть патронов.

С момента ареста следователи прокуратуры взяли с адвокатов Мамаладзе подписку о неразглашении деталей дела. Судебные заседания были закрыты для представителей СМИ и заинтересованных лиц. В тюрьме Мамаладзе также ограничили право в свидания, переписку и телефонные разговоры. Именно эти ограничения оспаривают Мамаладзе и его адвокаты в Конституционном суде.

Истцы поясняют, что законодательством не определены стандарты, которыми должны руководствоваться следователь/прокурор, когда дело касается запрета на разглашение информации, что предоставляет им неограниченную возможность действовать по своему усмотрению.

"Соответственно, истцы считают, что на основе спорных норм им могут запретить распространение любой информации, связанной со следствием, что вызывает нарушение их конституционных прав", — сказано в сообщении на сайте суда.

В частности, Мамаладзе и его адвокаты считают, что часть 1 статьи 104 Уголовно-процессуального кодекса (прокурор/следователь обязан обеспечить то, чтобы информация о ходе расследования не стала публичной. С этой целью он уполномочен обязать участника уголовного процесса, не распространять существующие в деле справки без его ведома и предупредить об уголовной ответственности) не соответствует статье 14 Конституции Грузии (все люди свободны с рождения и равны перед законом вне зависимости от расы, цвета кожи, языка, пола, религии, политических или иных взглядов, национальной, этнической или социальной принадлежности, имущественного положения, места проживания).

По мнению истца, часть 1 статьи 104 УПК также не соответствует первому и четвертому пунктам статьи 24 Конституции (у каждого человека есть право свободно получать и распространять информацию, высказывать и распространять свое мнение устно, письменно или иным способом и осуществление прав, перечисленных в первом и во втором пунктах этой статьи может быть ограничено законом в тех условиях, которые необходимы для обеспечения безопасности, территориальной целостности или общественной безопасности в демократическом обществе, во избежание преступления, для защиты прав и чести других, во избежание распространения конфиденциальной информации или обеспечения судебной независимости и непредвзятости).

Мамаладзе также считает, что часть 1 статьи 104 УПК не соответствует первому пункту статьи 17 Конституции (честь и достоинство человека неприкосновенны), первому пункту статьи 40 Конституции (человек считается невиновным, пока его виновность не будет доказана правилом, определенным законом и обвинительным решением суда, вошедшим в законную силу) и первому пункту, третьему пункту, первому предложению пятого пункта и шестому пункту статьи 42 Конституции (каждый человек имеет право обратиться в суд для защиты своих прав и свобод, право на защиту гарантировано, никто не отвечает за то действие, которое до его совершения не считалось правонарушением, и обвиняемый имеет право вызвать и допросить своих свидетелей при тех же условиях, в которых находятся свидетели обвинения).

Кроме того, Мамаладзе оспаривает часть 2 статьи 104 УПК (исходя из интересов правосудия и сторон, на любой стадии расследования и судебного разбирательства суд уполномочен по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение о защите от публичного распространения определенных данных рассматриваемого дела в отношении участников дела и/или лиц, находящихся в зале заседаний суда. Нарушение указанного требования вызовет уголовную ответственность по правилу, установленному грузинским законодательством) по отношению к первому пункту статьи 42 Конституции (каждый человек имеет право обратиться в суд для защиты своих прав и свобод).

Адвокаты Мамаладзе в суде оспаривают и статью 182 УПК (публичность судебного заседания) и считают, что она не соответствует первому пункту статьи 42 Конституции (каждый человек имеет право обратиться в суд для защиты своих прав и свобод).

Вместе с тем, истец считает, что статья 374 УК Грузии (разглашение данных расследования) не соответствует второму пункту статьи 17 Конституции (недопустимы пытка человека, негуманное, жестокое, унижающее его честь и достоинство обращение или наказание), первому пункту статьи 18 (свобода человека неприкосновенна), первому и четвертому пунктам статьи 24 Конституции (каждый человек вправе свободно получать и распространять информацию, высказывать и распространять свое мнение в устной, письменной или иной форме и осуществление прав, перечисленных в пунктах 1 и 2 данной статьи, может ограничиваться законом условиями, необходимыми в демократическом обществе для обеспечения государственной или общественной безопасности, территориальной целостности, предотвращения преступности, защиты прав и достоинства других лиц, предотвращения распространения информации, признанной конфиденциальной или для обеспечения независимости и беспристрастности правосудия) и первому предложению пятого пункта статьи 42 Конституции (никто не несет ответственности за деяние, которое в момент его совершения не считалось правонарушением).

Протоиерей также считает, что часть 1 статьи 77 Кодекса заключения (обвиняемый пользуется правом на не более 4 коротких свиданий в течение 1 месяца. Указанное право может быть ограничено на основании постановления следователя или прокурора) и часть 2 статьи 79 Кодекса заключения (у заключенного есть право под контролем пенитенциарного учреждения за свой счет вести переписку и в течение 1 месяца три раза иметь телефонный разговор, каждый — не более 15 минут) не соответствуют первому пункту статьи 42 Конституции (каждый человек имеет право обратиться в суд за защитой своих прав и свобод).

432
Теги:
Конституция Грузии, Конституционный суд Грузии, Тбилисский городской суд, Шорена Тетруашвили, Георгий Мамаладзе, Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия II, Грузия
Темы:
Права человека в Грузии (73)
Загрузка...

Орбита Sputnik