Почему российский бизнесмен стал министром экономики Грузии - мнения ряда политиков и экономистов

1
(обновлено 16:47 15.05.2015)

Президент Грузии Михаил Саакашвили предложил 48-летнему российскому бизнесмену, председателю совета директоров холдинга «Объединенные машиностроительные заводы» Кахе Бендукидзе стать министром экономики Грузии и главным ответственным за процесс приватизации в республике. Во вторник назначение состоялось.

На страницах российской «Газеты» его комментируют ряд политиков, парламентариев и экспертов.

Зураб Жвания, премьер-министр Грузии:
- Мы с президентом Саакашвили пришли к совместному решению о приглашении Кахи Бендукидзе на пост министра экономики в нашем правительстве и уверены, что вышли на оптимальный вариант. Он стоял во главе процесса реструктуризации десятков промышленных предприятий. Речь идет о крупных заводах, которые считались почти безнадежными, но именно в результате очень энергичной политики и подходов Бендукидзе удалось не только восстановить эти предприятия, но и вывести их на новый уровень мощностей. У него очень высокий авторитет не только в России, но также в Европе и США. Экономические процессы в Грузии нуждаются в коренной реорганизации. Не буду скрывать, мы очень на него рассчитываем.


Александр Шохин, председатель наблюдательного совета инвестиционной группы «Ренессанс Капитал»:
- В минувшую пятницу я принял участие в совместной российско-грузинской деловой конференции в Тбилиси. Там я общался приватно с Кахой Бендукидзе, и у меня никакого впечатления о том, что он станет министром в Грузии, не сложилось. Более того, при общении с журналистами он делал очень осторожные высказывания относительно инвестирования средств в Грузию. Я уехал с этой конференции раньше, чем он, и неизвестно, что за эти пару дней произошло. Во время наших разговоров с правительством Грузии было видно, что оно серьезно настроено на сотрудничество с Россией в области экономики и готово привлечь ряд российских экспертов. А такой опытный человек, как Каха, является символом успешного российского бизнеса. Его авторитет и знания очень существенны. Но в назначении Кахи прослеживается и политический ход со стороны Саакашвили – в грузинском правительстве есть люди с иностранным гражданством, и человек с российским сможет сбалансировать это.

Михаил Маргелов, председатель комитета по международным делам Совета Федерации (верхняя палата российского парламента):
- Я расцениваю это назначение как очень интересное. При Шеварднадзе экономика Грузии была виртуальной. Грузия была членом Всемирной торговой организации, но это было политическое решение, а не исходило из того, что грузинская экономика того стоила. Она строилась на датированных ценах на энергоносители из России и на денежных переводах грузин, работающих за границей, в первую очередь в России. Первое, за что Бендукидзе  надо взяться на своем посту, - так это за борьбу с коррупцией, за создание реальной, а не виртуальной экономики. Назначение Бендукидзе – возникновение стыковочного механизма между российской и грузинской экономикой. Российские интересы там понятны: энергетический сектор и сфера транспортного транзита – порты. Хочется верить, что Бендукидзе сработает в интересах обеих стран.

Константин Затулин, руководитель Института стран СНГ:
- Президент Грузии, назначив Бендукидзе, исходил из его устойчивых связей с Россией. Министерство экономики передано Бендукидзе, чтобы подчеркнуть, что Грузия не только собирает светлые головы в своей диаспоре для помощи государству, но и имеет далеко идущие планы по развитию экономического сотрудничества с Россией. Но я убежден, что Бендукидзе не сможет при всем своем желании играть существенную роль при выборе политического курса этой страны. Курс задан. Он диаметрально противоположен экономическим интересам России. А министр экономики будет компенсировать недостатки этого курса в отношениях с Россией попыткой привлечь российский капитал и связать Россию экономическими проектами. Грузии будет выгодно, если Россия будет в нее вкладывать. Я думаю, Грузия очень заинтересована в том, чтобы Россия взяла на себя основную часть инвестиций в сельское хозяйство республики, пищевую промышленность – нигде, кроме России, ни грузинское вино, ни грузинские продукты, ни минеральная вода не нужны. Поэтому интерес Грузии к России здесь очевиден. Прозападная политика убивает грузинское сельское хозяйство, а страна все-таки аграрная. --0--                  

1
Загрузка...