Грузинский спецназ проверил прочность нервов российских миротворцев - РИА "Новости"

4
(обновлено 16:47 15.05.2015)

Скандал на грузино-южноосетинской границе, продолжавшийся несколько часов, с утра 31 мая до вечера этого же дня, позади. Грузинский спецназ, вошедший без предупреждения в двенадцатикилометровую зону разъединения конфликтующих сторон, покинул  ее так же внезапно, как и появился.

Но оставил после себя массу вопросов. Главный их них – почему в последнее время Грузия пытается решить спорные проблемы с входящими в нее территориями именно и только силовым давлением? Причем каждый раз, как говорят спортсмены, на грани фола?

Но сначала о том, как и почему возник конфликт на границе. Несколько дней назад грузинское МВД выставило пять полицейских постов в зоне разъединения конфликтующих сторон возле села Тквиани, расположенного на дороге, ведущей из столицы Южной Осетии Цхинвали в областной грузинский город Гори.

В Тбилиси утверждали, что это сделано для того, чтобы пресечь контрабанду, которая идет по этой дороге из России в Грузию.

Присутствие грузинских полицейских в демилитаризованной зоне, как утверждается, вызвало протест командующего Смешанных сил по поддержанию мира в районе конфликта (они состоят из шести осетинских батальонов, трех грузинских и трех российских – всего около полутора тысяч человек) российского генерала Святослава Набздорова, и, по утверждениям официальных лиц в Тбилиси, он пообещал выдворить их из этой местности силой.

И уже для защиты своих только что учрежденных постов Грузия и ввела на границу Южной Осетии спецназ МВД.

Но, как оказалось, генерал Набздоров подобных заявлений не делал. Об этом сообщил начальник командующего ССПМ – заместитель главкома Сухопутных войск России генерал-лейтенант Валерий Евневич.

Кроме того, для решения спорных вопросов в зоне грузино-осетинского конфликта существует Смешанная контрольная комиссия (СКК), на заседаниях которой можно поставить любой вопрос, а затем по согласованию сторон принять соответствующие меры. Но Тбилиси не стал созывать эту комиссию, а сразу же решил действовать силой. Почему?

Просто подробное бряцание оружием, давление силой уже принесли успех молодому грузинскому руководству. И во время «революции роз» в Тбилиси, и в борьбе с «мятежной администрацией» Аджарии. Казалось бы, еще немножко, еще чуть-чуть, и этот же метод сработает и в Цхинвали, а затем и в Сухуми. Но, увы, ситуация в Южной Осетии, как и в Абхазии, никак не похожа на то, что происходило в Батуми.

Аджария никогда не заявляла о выходе из Грузии, там не было кровопролитных боев, да и этнически аджарцы практически ничем не отличаются от грузин, разве что религиозными предпочтениями.

В Южной Осетии – все по-другому, хотя осетины, как и грузины, исповедуют православие. В те дни, когда Тбилиси провозгласил свою независимость от СССР и Москвы, Цхинвали отказался последовать его примеру и заявил о желании связать свою дальнейшую судьбу с Россией и Северной Осетией. За такое решение проголосовал и референдум, проведенный в Южной Осетии 19 января 1992 года. В ответ на него тогдашнее грузинское руководство, возглавляемое Звиадом Гамсахурдиа, направило в республику войска.

Мне, как военному журналисту, довелось быть свидетелем кровавой резни, которую устроили в Южной Осетии вооруженные посланцы Тбилиси. Там были разорены десятки осетинских сел, сожжены и разграблены сотни домов, убиты более тысячи человек – старики, женщины, дети.

Несколько тысяч ни в чем не повинных людей, потерявших крышу над головой, все свое имущество, стали беженцами. Но центральному правительству так и не удалось установить контроль над мятежной республикой. Бойня прекратилась только после того, как в Южную Осетию были введены российские миротворцы, затем к ним присоединились на основе двустороннего Дагомысского соглашения (24 июля 1992 года) миротворческие батальоны Цхинвали и Тбилиси.

Двенадцать лет находятся в непризнанной республике Смешанные силы по поддержанию мира, и все эти годы здесь не было ни одного серьезного инцидента на межнациональной почве. Хотя, как утверждают осетины, никто из них не забыл того страшного горя, которое принесли им грузинские войска.

На Кавказе долго помнят обиды, тем более связанные с кровной местью. И любому непредвзятому специалисту понятно, что «вернуть Цхинвали» под юрисдикцию Тбилиси, если и удастся, то очень-очень нескоро и тем более не силой.

Примеры «разделенных стран» миру известны. Некоторые из них существуют по пятьдесят-шестьдесят лет (Южная и Северная Корея, Китай и Тайвань), некоторые поменьше (греческий и турецкий Кипр). Но в любом случае требуется титаническое терпение, колоссальные дипломатические, экономические и политические усилия, чтобы не допустить нового кровопролития и объединить страну не штыками, а на основе всеобщего согласия и общей заинтересованности. В Южной Осетии, как и в Абхазии, где похожая ситуация, такой заинтересованности и подобного согласия нет. Почему этого не хотят понять в Тбилиси?

Ответов на этот вопрос может быть множество. Но один из них лежит на поверхности. Слишком легко - кстати, не без помощи России - досталась молодому грузинскому руководству победа над «аджарским львом» - Асланом Абашидзе. Сейчас многим в Тбилиси, видимо, хочется развить этот успех, доказать, что новый президент Грузии Михаил Саакашвили сможет войти в историю своей родины, как царь Давид IV (1073-1125) - собиратель и объединитель грузинских земель.

Но за тысячу лет многое изменилось, как в самой Грузии, так и вокруг нее. Силой оружия, вооруженным давление решается многое, но не все. И царь Давид, прозванный в народе «Строитель», тоже, как помнят историки, действовал не только мечом, а в первую очередь думал об экономической и торговой привлекательности союза грузинских княжеств. 

Но вряд ли может быть привлекательным союз с тем правительством, которое не может обеспечить свое население электроэнергией, газом, которое не может запустить в действие свою промышленность, наладить работу железной дороги...

Может стоит начать именно с этого, а не с бряцания оружием на границах непризнанных республик? Хотя, конечно, налаживать экономику труднее, чем устраивать военные парады, проводить тактические учения с боевой стрельбой то на одной границе, то на другой, возить взад-вперед спецназ…

Впрочем, выбор тут за Тбилиси. А у российских миротворцев, как и у их коллег из Южной Осетии, оказалось, нервы крепкие. Никто из них не поддался на провокацию, не стал разворачивать свою тяжелую боевую технику против грузинского спецназа, не стал возмущаться, стрелять. Ну, пошумели и пошумели. Заставили говорить о себе все телеканалы, радиостанции, газеты и инофрмационные агенства, устроили головную боль политикам. Такое уже было не раз. В конце же концов - ушли восвояси. -0-

4
Загрузка...