Укрощение "аджарского льва" - главный редактор общеканадской газеты на русском языке The Yonge Street Review Геннадий Дерткин

3
(обновлено 16:47 15.05.2015)

RCI - Radio Canada International (Международное Канадское радио) - взяло интервью у главного редактора общеканадской газеты на русском языке The Yonge Street Review Геннадия Дерткина. Ниже приводится запись беседы, которую провел с ним ведущий Русской службы RCI Юрий Боголепов.

- Геннадий, итак, на Кавказе произошла еще одна «Революция роз», на сей раз это случилось в Аджарии. Как Вы считаете, какая сила совершила эту революцию?

- «Революция роз-1», как ее сейчас образно называют, не могла пройти без последствий. Очень сильное потрясение испытало грузинское общество, оно его, если можно так выразиться, долго ждало, и на Аджарии это не могло не отразиться. Конфликт с аджарскими властями, я подчеркиваю, именно с властями, а не с самой Аджарией в целом, с ее населением, затянулся. Стремясь выйти из конституционного поля центральной власти Грузии, режим Абашидзе зашел слишком далеко.

- Но Абашидзе сопротивлялся до последнего момента. Как Вы думаете, что сломило его?

- Любой политик, любой тактик обычно рассчитывает на несколько ходов вперед. Но Аслан Абашидзе только под конец понял, что, выйдя на улицы, народ не остановится на полпути. По сути дела, повторился тбилисский сценарий с той лишь разницей, что уходящий режим начал реально угрожать силой: взрыв мостов на административной границе, минирование батумского нефтяного терминала (последнее в случае осуществления грозило экологическим кризисом не только Аджарии, но и всему черноморскому побережью) до предела накалили обстановку.

- Что из себя представляет оппозиция в Аджарии, кто эти люди?

- Я не могу определить их как четко организованные структуры, в Тбилиси это было более ясно выражено. Появилась организованная оппозиция не так давно, «Наша Аджария», например, студенческое движение... Я несколько раз разговаривал с Батуми на этих днях: люди с нетерпением ждали развития этих событий, и они произошли, хотя Абашидзе утверждал совершенно противоположное. Вы правы: до последнего момента он публично выражал уверенность, что его режим сохранит свою власть, что все разговоры о кризисе в Аджарии, о его отставке – это вымыслы его врагов, и... буквально через пару часов сел на самолет со своим сыном и семьей и благополучно улетел в Москву вместе с секретарем национальной безопасности России Игорем Ивановым.

-  Россия принимала участие в урегулировании кризиса в Аджарии...

- Да, безусловно, хотя сейчас несколько преувеличивают роль Иванова. Я думаю, что другого исхода быть не могло, но если учесть, что Иванов сыграл определенную роль в предотвращении вооруженного противостояния, то свою миссию он выполнил с честью. Он показал, что и сейчас продолжает быть отличным политиком и дипломатом, прекрасным переговорщиком (вспомним ноябрьские события в Тбилиси). Президент Грузии Михаил Саакашвили не скрывает своей радости по поводу бескровности смены режима. Он говорит, что в восторге оттого, что все закончилось без человеческих жертв. Это, по его мнению, - потрясающая миниреволюция и первый случай на постсоветском пространстве, когда сепаратизм не прошел. Мне кажется, что к этим словам надо прислушаться, это серьезный сигнал. Речь идет о совершенно новом, мирном пути смены власти. «Революция роз», по мнению М.Саакашвили, может быть продолжена не только в Грузии.

- Но Абашидзе никогда не объявлял о независимости. Он всегда утверждал, что Аджария – это часть Грузии...

- Да, декларирование, слова – это одно, а практика – совсем другое. Аджария медленно, но верно шла к отделению от Грузии, и экономически такое отделение произошло. В течение многих лет из автономии в казну республики не поступало валюты. Надо учитывать, что страна находилась и продолжает находиться в очень тяжелом экономическом положении, и выйти из коллапса, что пообещал сделать грузинский президент, - это одна из главных задач, решение которой может быть облегчено при решении основной проблемы – восстановлении территориального целостности республики, целостности грузинского государства. Он сказал, что этому посвятит всю свою жизнь и, похоже, вместе со своими соратниками взялся за это основательно.

- Геннадий, а как Вы считаете, сохранится Аджарская автономия, ведь там сейчас введено прямое президентское правление?

- Обязательно сохранится. Президентское правление введено временно, уже в конце июня в Аджарии пройдут выборы. Сейчас победители делают резкие и, наверное, все-таки оправданные шаги. Вот сейчас арестован комбриг Роман Думбадзе, отказавшийся подчиняться приказам Верховного главнокомандующего, то есть президента Грузии. Думбадзе бросил открытый вызов центральной власти, и это было расценено как измена. Такое демонстративное неподчинение не могло остаться без последствий, вот они и произошли. А то, что касается автономии, то повторяю, она наверняка будет сохранена, может быть, в несколько измененном виде. Но Автономная Аджария будет существовать и дальше, иначе международное доверие к новой грузинской власти перестанет быть доминирующим в отношении Грузии.

- Гаранты этой автономии по Карскому соглашению -  Россия и Турция. Турция вообще не принимала никакого участия в этом конфликте...

- Надо заметить, что Саакашвили проявил себя как искусный политик. Он развил с Турцией добрососедские отношения, и принцип невмешательства во внутренние дела стал одним из основополагающих, к тому же у Турции у самой проблема с автономией – Курдской, да и живет она сейчас заботой о сохранении стабильности и порядка в своей столице, где в конце июня должен пройти саммит НАТО, а в условиях участившихся терактов экстремистов это - непростая задача.

Что касается России, то у нее было двойственное отношение к аджарским событиям. С одной стороны, президент Михаил Саакашвили сумел растопить лет в российско-грузинских отношениях, и Владимир Путин демонстрирует встречное движение, с другой, МИД России устами своего спецпредставителя Яковенко раз за разом делал резкие проабашидзевские заявления, тем самым подогревая его сепаратизм, правда, при этом оговаривался, что Россия незыблемо привержена территориальной целостности Грузии. Но я повторюсь: декларации – одно дело, практические шаги – другое. Невмешательство во внутригрузинский конфликт российской военной базы в Батуми сыграло свою определенную, положительную роль, и это, пожалуй, самое главное. По сути дела, Россия вызволила своего друга Абашидзе, вернее, старинного друга Юрия Лужкова, если уж говорить конкретнее, получив от центральных властей гарантии неприкосновенности аджарского правителя и его ближайшего окружения.

Но факт остается фактом: режим Абашидзе пал, и тут я хотел бы заметить, что всех в Грузии в неменьшей степени, чем руководство страны, раздражало и даже оскорбляло, что за четырнадцать лет нахождения у власти Абашидзе ни разу (!) не соизволил приехать в Тбилиси. К нему чуть ли не на поклон много раз ездил Эдуард Шеварднадзе, но уговорить «аджарского льва», который  теперь в одночасье потерял свою силу и агрессивность, ему никак не удавалось. Шеварднадзе, глава государства, сносил одно оскорбление за другим, а Абашидзе играл на этом и испытывал, наверное, моральное удовлетворение. Более того, и новый президент, и премьер-министр, и председатель парламента уже не раз приезжали в Аджарию, стремясь образумить вконец взбунтовавшегося самодержца, но не находили должного отклика, а молодые, честолюбивые лидеры Грузии терпеть такое положение больше не могли.

- Геннадий. Последний вопрос. Остаются два региона Грузии – это Абхазия и Южная Осетия. Там возможна «Революция роз»?

- Там ситуация другая, и я не ставил бы знак равенства между этими двумя регионами. В Абхазии сегодня грузины составляют меньшинство, в  Южной Осетии – положение предпочтительнее. И абхазы, и осетины – другие нации, и разговор с ними должен быть другой. Новое руководство Грузии прекрасно это понимает. Очевидно, оно готово предоставить этим частям страны гораздо большую автономию, скорее, всего, вхождение в конфедеративное государство, но мирный путь, как и в Аджарии, - единственно верный и возможный. Возвращаясь к Аджарии, скажу, что там с радостью приняли новую «Революцию роз», тем более, что подскочившие в несколько раз цены на продукты первой необходимости только подогрели желание покончить с режимом личной власти Абашидзе как можно скорее. И если Михаилу Саакашвили удастся значительно поднять уровень жизни населения автономной республики, он, думается, свой авторитет укрепит еще больше.

3
Загрузка...