Акция протеста оппозиции - шествие с флагами и в масках. Архивное фото

Политическая карусель по-грузински: путешествие по замкнутому кругу

369
(обновлено 14:33 28.03.2021)
Темой, подспудно сопровождавшей последние публикации прессы, стало тотальное недоверие граждан – к власти и оппозиции, к посредникам и даже к вакцинации, обещавшей сохранить людям здоровье и вернуть привычный быт

То, что переговоры между правящей командой и оппозиционными партиями в очередной раз зайдут в тупик, ни у журналистов, ни у экспертов особых сомнений не вызывало. Собственно, все смирились и особо никого это не тревожило. Разве что Евросоюз, который, по меткому замечанию "Резонанси" (17.03), хочет добиться согласия в стране гораздо больше, чем власть и оппозиция.

Заинтересованные посредники и зыбкий суверенитет

Оказалось, провозгласить независимость легче, чем проявлять такие элементарные для лидера качества, как уважение к оппоненту, политкорректность, логика и справедливость. Стыдно наблюдать за местными политиками, которые не способны обсудить без посредников элементарные вопросы, сожалеет эксперт Мамука Арешидзе. Особенно когда международная общественность глубоко осознает геополитическую и региональную ответственность Грузии ("Квирис палитра" 15-21.03).

"Мы близки к согласию", – успокаивает Арчил Талаквадзе ("Ахали таоба", 17.03). На словах обе стороны не скупятся на метафоры и заверения, утверждая, что готовы к компромиссу. Между тем, широкой публике, честно говоря, предмет этого компромисса не совсем ясен. Можно подумать, замечает "Алиа" (15-21.03), замена Гарибашвили на Мелия позволит решить какую-нибудь фундаментальную проблему?!

Оппозиция, однако, продолжает настаивать на проведении внеочередных выборов и освобождении политзаключенных. Наличие которых, надо заметить, власть решительно отрицает. Кристиан Даниэльсон, будучи опытным дипломатом и выступая посредником на очередном раунде переговоров, не стал предлагать эти темы в качестве первоочередных. В ответ лейборист Шалва Нателашвили в лучших традициях демонстративно покинул заседание ("Резонанси", 18.03).

Несмотря на это, как отмечает "Квирис палитра", Даниэльсону все-таки удалось сдвинуть кое-что с мертвой точки. Хотя бы в части риторики и аргументации. Саломе Самадашвили призналась, что занята поиском новых путей для выборов ("Ахали таоба", 19.03). И это требование она теперь обосновывает не фальсификацией, допущенной в ходе голосования, а необходимостью разрядить разразившийся кризис ("Резонанси", 19.03). Который, заметим, сами же националы и разожгли.

"Единое национальное движение" спешит, опасаясь, что к 2024 году появится новая сила, которая легко вытеснит его с политического поля ("Квирис палитра"). А неформальный лидер партии Михаил Саакашвили уже безапелляционно заявил: чтобы Грузия стала демократией, нынешняя правящая команда должна быть мирно отлучена от власти ("Сакартвелос Республика", 19-21.03).

Надо полагать, экс-президент имел в виду, что "Грузинской мечте" следует при этом добровольно отдать бразды правления страной "Нацдвижению". Непонятно лишь, на каком основании?!

Возвращение из небытия

Впрочем, неожиданное возникшее новое обстоятельство, похоже, способно видоизменить сложившуюся картину – и политически, и эмоционально. Неожиданное появление в публичном пространстве экс-премьера Георгия Гахария уже многое поставило с ног на голову. Гахария пока сделал только короткое заявление, пообещав вернуться в политику и в ближайшее время выступить с подробным комментарием.

Откручивая назад ленту событий, невольно обращаешь внимание на некоторую их закономерность. Это дает основание предположить, что у Гахария и его сторонников имеется определенный план действий. В начале прошлой недели газеты, вроде бы, не собирались напоминать об экс-премьере. Тем более примечательно, что кулуарно хорошо информированная "Алиа", ненавязчиво упомянула о нем в своей публикации. Один из основателей "Мечты", писатель Мераб Шатиришвили заговорил о необходимости возвращения Гахария, поскольку только он способен воплотить в глазах общественности долгожданную "третью силу".

Вслед за этим "Резонанси" и "Ахали таоба" почти одновременно подняли вопрос о возможности альянса ушедшего в отставку премьера с лидером "Стратегии возрождения" Георгием Вашадзе. Поводом послужило социологическое исследование, где респондентов спрашивали об этом. Оба издания отрицательно настроены на сей счет, хоть несколько и разошлись в оценках. "Ахали таоба" (18.03) сочла, что Вашадзе не посмеет войти в сговор, а "Резонанси" (17.03) высказала уверенность, что подобный альянс плохо скажется на рейтинге Гахария.

Следует признать, что на фоне общего разочарования, появление новой политической силы во главе с деятельным лидером может существенно повлиять на изменение общественного настроя. В том числе и по отношению к внеочередным выборам. Осторожность же, с которой все обставлено, по-видимому, связана не с зондированием общественного мнения, а с необходимостью сбить с толку политических конкурентов. Благо теперь Гахария уже открыто окажется под перекрестным огнем.

Сумеет ли завоевать общественное доверие экс-премьер, неплохо зарекомендовавший себя во время кризиса и добровольно ушедший в отставку на пике карьеры? Шансы есть, и немалые.

Куда разбежались добровольцы?

Они резко возрастают на фоне воцарившегося в обществе всеобщего недоверия, которое коснулось даже процесса вакцинации населения. Лучшие мировые ученые и медики ценой невероятных усилий разработали вакцину против коронавируса, а число желающих сделать прививку в Грузии катастрофически мало. В том числе среди медиков ("Резонанси", 17.03).

Центр по контролю за заболеваниями даже обратился за поддержкой к Патриархии. Грузинская церковь, как и следовало ожидать, ответила уклончиво. Одобрила добровольный характер вакцинации, однако не стала брать на себя ответственность за пропаганду вакцины (18.03). А буквально на следующий день в стране разразилась настоящая "антивирусная истерия", как назвала ее "Резонанси" (19.03).

Поводом послужили трагические последствия прививки, сделанной медсестре в Ахалцихе. Медики поторопились выступить с разъяснениями, сославшись на то, что любая прививка несет в себе риск. Подобные исходы не исключены, но крайне редки. При этом позитивный эффект вакцинирования, в том числе и в общеэкономическом плане, в сотни раз превышает любые риски.

Однако мало кто стал эпидемиологов слушать. Тем более, перед этим в газетах высказывалась острая критика по поводу недостаточной пропаганды вакцинации. А тут еще поступление вакцины несколько раз откладывалось по независящим от грузинских медиков причинам. В подобной ситуации активная и настойчивая пропаганда прививок вполне могла быть воспринята населением как насмешка.

"Грузия мир" (17-23.03) пошла дальше, увязав недоверие к вакцине с более глубинными общественными процессами. На своей авторской странице журналист Валерий Кварацхелия объяснил его общим массовым недоверием рядовых граждан к государственным институтам. Будучи научены собственным горьким опытом, они во всем усматривают подвох и попытку политических элит ущемить их права.

Вряд ли при подобных обстоятельствах мог радикально повлиять на ситуацию даже пример Саломе Зурабишвили. Она призналась, что преподнесла себе своеобразный подарок на день рождения – сделала прививку. И только потом поинтересовалась у врачей, можно ли выпить глоток вина в честь торжества. Оказалось, нельзя ("Резонанси", 19.03). Похоже, президент поспешила…

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

369
Теги:
Единое Нацдвижение, Грузинская мечта, Оппозиция, Грузия
Темы:
Обзор СМИ (105)

Охранный периметр тюрьмы

Четверть процента населения Грузии сидит в тюрьме

610
(обновлено 09:54 11.04.2021)
Большинство заключенных – граждане Грузии, однако в тюрьмах Грузии есть также 541 человек - граждане 42 стран

ТБИЛИСИ, 11 апр — Sputnik. На 1 марта 2021 года в тюрьмах Грузии находилось 9 125 человек, что составляет 0,25% от всего населения Грузии, говорится в материалах на сайте Национальной службы статистики "Сакстат".

Согласно данным "Сакстата", из общего числа заключенных 1 890 ждет приговора, а 7 235 – отбывает срок.

Около 22,6% всех заключенных составляют лица от 41 до 49 лет. В целом же возраст заключенных колеблется от 14 до 70 и выше.

При этом в тюрьмах Грузии на 1 марта было 62 несовершеннолетних заключенных, 34 из них осужденные, и 58 заключенных старше 70 лет, из которых 58 отбывают срок по приговору.

На 1 марта в грузинских тюрьмах находились 8 793 мужчины и 332 женщины.

Большинство обвиняемых (75,7%), находятся в Глданской тюрьме в Тбилиси. Что касается осужденных, то они распределены по 13 тюрьмам. Большинство заключенных находится в тюрьмах полузакрытого типа. В тюрьме для заключенных особого риска на 1 марта находилось 155 осужденных. А вот в тюрьме для подготовки к освобождению было всего 236 осужденных.

Гражданство заключенных

Большинство заключенных – граждане Грузии, однако в тюрьмах Грузии есть также 541 человек - граждане 42 стран.

Большинство отбывающих наказание в Грузии иностранцев - граждане Ирана (145), Азербайджана (105) и России (82).

Также в тюрьмах Грузии находятся граждане Армении, Украины, Франции, США, Бразилии, Израиля и так далее.

За что сидят

Более трети всех осужденных в Грузии отбывает срок за экономические преступления. Всего таких осужденных в тюрьмах Грузии 3 893 человека.

На втором месте осужденные за преступления против человека – убийство, нанесение вреда здоровья, сексуальные преступления, воровство, грабеж и так далее. Всего таких осужденных в Грузии 2 984 человека.

Третье место принадлежит осужденным за преступления против общественной безопасности и порядка. Таких преступников в Грузии сидит в тюрьмах - 2 923.

Замыкают пятерку осужденные за преступления против судебной власти (469) и против государства (391).

610
Пролив Босфор в Стамбуле

Турция "высушит" Черное море и спровоцирует военную напряженность в регионе?

616
(обновлено 15:53 09.04.2021)
Власти Турции одобрили план строительства канала "Стамбул", который должен разгрузить и обезопасить пролив Босфор. Обзор "сумасшедшего проекта" Реджепа Тайипа Эрдогана – в материале Sputnik

Sputnik, Никита Чикунов

Власти Турции одобрили план строительства канала "Стамбул", который должен разгрузить и обезопасить пролив Босфор. При этом сам проект вызывает серьезные нарекания. Экологи опасаются обмеления Черного моря, а политологи – геополитического кризиса в регионе и разрыва действующих международных договоренностей.

Обзор "сумасшедшего проекта" Реджепа Тайипа Эрдогана – в материале Sputnik.

Нужный-ненужный канал

Турецкие власти почти закончили предварительную подготовку и готовы приступить к строительству канала "Стамбул" в ближайшее время. Такое заявление в минувшую среду, 7 апреля, сделал президент страны Реджеп Тайип Эрдоган.

Впервые об этом проекте глава республики заговорил в 2011 году, назвав его "сумасшедшим". Канал будет представлять собой искусственный судоходный маршрут, соединяющий Черное и Мраморное моря. Фактически он станет "дублером" пролива Босфор – одной из главных транспортных артерий Европы.

Канал построят вдалеке от центра Стамбула. По этой причине им, уверены власти республики, будут пользоваться суда повышенной грузоподъемности (до 300 тысяч тонн), перевозящие опасные грузы - нефть, сжиженный природный газ и химикаты.

Сейчас транспорт, перевозящий такие грузы, вынужден проходить сквозь исторические и густонаселенные районы города, расположенные по берегам Босфора. Для него, кстати, действуют строгие ограничения: в проливе может находится только одно судно с опасным грузом, его обязательно должны сопровождать буксиры, а сам проход возможен только днем. В результате, ожидая свою очередь, танкеры могут простаивать от 14 до 35 часов, что приводит к финансовым убыткам компаний.

Канал "Стамбул" призван не только увести опасные грузы из центра города, но и в целом разгрузить Босфор, через который ежегодно проходят в среднем 43 тыс. судов (примерно в два раза меньше судов проходит через Суэцкий канал – Sputnik). В то же время расчетная пропускная способность пролива составляет всего 25 тысяч единиц.

Преимущество искусственного транспортного коридора будет заключаться в отсутствии крутых поворотов. Самый резкий поворот Босфора составляет 90 градусов. Учитывая сильные течения и плотное движение в проливе, это серьезно повышает риск аварий, уточняется на сайте проекта.

Несмотря на такую аргументацию, проект канала, приблизительная стоимость которого оценивается в $10-25 млрд, сталкивается с острой критикой со стороны турецких ученых, экологов и политиков, которые говорят о негативных экологических последствиях его реализации.

Два моря под угрозой

По мнению океанографа, профессора Университета Хаджеттепе в Анкаре Джемаля Сайдама, строительство канала повлечет за собой необратимые последствия для экосистем Черного и Мраморного морей.

Дело в том, что уровень Черного моря превышает уровень Мраморного – приблизительно на 30-50 сантиметров. Два разнонаправленных течения, действующие в проливе Босфор, не позволяют Черному морю обмелеть, поскольку питают его водами "соседа".

Постройка канала, по которому вода будет течь только в направлении Мраморного моря, приведет к постепенному обмелению Черного – это может уменьшить популяцию рыб и спровоцировать засухи.

Нарушение водообменного баланса, уверен специалист, затронет все прибрежные страны, в том числе Россию, Грузию, Абхазию и Украину.

"Уровень Черного моря понизится точно, но из-за размеров канала отток воды не будет критический. Я думаю, этот процесс будет заметен на низменных берегах Северного Причерноморья: Одесса, Херсон и так далее", - говорит заведующий отделом океанографии Морского гидрофизического института РАН Владимир Белокопытов.

Иным образом пострадает Мраморное море, отличающееся от Черного повышенной соленостью и меньшим биоразнообразием, добавляет исследователь. Поступление больших объемов черноморской воды резко увеличит в Мраморном море количество живых организмов, поглощающих кислород. В результате оно начнет "умирать", распространяя в Стамбуле и его окрестностях запах сероводорода.

Геополитическая игра

Помимо экологической составляющей, планы Турции по строительству канала следует рассматривать и в военно-политическом аспекте. Статус проливов Босфор и Дарданеллы (соединяет Мраморное море с Эгейским, - Sputnik) определяет принятая в 1936 году конвенция Монтрё.

Согласно этому документу, торговые суда всех стран могут свободно проходить через проливы с уплатой небольших и строго ограниченных сборов. Суда платят за маяки, спасательные работы, медицинское обслуживание, услуги буксиров и лоцманскую проводку.

Конвенция также ограничивает срок пребывания в Черном море военных кораблей нечерноморских государств, а также их класс и тоннаж.

Строительство альтернативному Босфору канала поднимает вопрос о том, попадает ли он под действие конвенции. Президент Турции заявлял, что проект выходит за рамки международного договора и поэтому будет находиться под полным контролем республики.

Существенного влияния на обстановку в Черноморском регионе это не окажет, уверен заведующий кафедрой морского права Юридического института Российского университета транспорта Василий Гуцуляк.

"Понятие "черноморские проливы" охватывает пролив Босфор и пролив Дарданеллы. Это комплексное понятие, которое регулируется конвенцией. Самим фактом входа в Дарданеллы судно уже подчиняется положениям этого документа. Поэтому все разговоры о "подрыве" положений конвенции Монтрё – полная глупость", — объясняет он.

Определенные риски могут возникнуть, если Турция построит второй канал, дублирующий Дарданеллы. В таком случае военные корабли иностранных государств, в том числе НАТО, смогут беспрепятственно заходить в Черное море, добавляет эксперт.

"Можно допустить, что Турция построит еще один канал, чтобы корабли смогли попасть из Средиземного моря в Черное, минуя проливы. Но это очень маловероятно. Потому что в таком случае незамедлительно последует реакция мирового сообщества. Нарушить международный договор туркам никто не позволит", – уверяет Василий Гуцуляк.

Сомнительные выгоды

Неясным остается и то, как турецкие власти будут окупать дорогостоящий проект и стимулировать судовладельцев и фрахтователей направлять суда в платный канал вместо почти бесплатного Босфора.

В правительстве страны таким стимулом называют отсутствие очередей. Там напоминают, что в 2019 году на подходе к Босфору со стороны Черного моря из-за ухудшения погодных условий и строгих ограничений по проходу образовались самые длинные с 2014 года очереди танкеров с российской и казахстанской нефтью.

Даже при отсутствии форс-мажорных обстоятельств владельцы крупных судов все равно несут убытки. "Ежедневные потери фрахтователей танкеров длиной более 200 метров из-за ожидания составляют в среднем $120 тыс.", – говорил турецкий министр окружающей среды и урбанизации Мурат Курум.

Канал "Стамбул" решит эти проблемы, если сможет обеспечить быструю проходку супертанкеров, говорит Василий Гуцуляк.

"Сопоставлять Босфор и канал нельзя. Пролив широкий – там суда на встречных курсах могут разойтись, канал таким не сделать даже с технической точки зрения. Но если он не будет двухсторонним, то очередей не избежать. Второй момент – глубина. Через Босфор проходят супертанкеры. Мы несколько раз проходили на супертанкере "Крым" (длина – 295 метров, водоизмещение – 180 тысяч тонн, – Sputnik). Его осадка была свыше 15 метров, у современных танкеров она больше. Смогут ли такие суда проходить по каналу? Это, кстати, основной интерес России и Казахстана, которые возят нефть через Босфор. Третий момент – скорость. В проливе она не должна превышать 10 узлов, в каналах обычно скорость еще меньше. Предполагаю, по времени прохождения "Стамбул" будет проигрывать Босфору (среднее время его прохождения 1,5-2 часа – Sputnik)", – говорит эксперт.

Сам канал, добавляет он, будет платным. Судам придется заплатить базовую ставку за прохождение и выплатить все сборы, актуальные при проходке Босфора.

"Ставка прохождения довольно значительная. Для Суэцкого канала, например, она может достигать нескольких сотен тысяч долларов в зависимости от тоннажа судна. Поэтому "Стамбул" станет хорошим источником пополнения бюджета Турции", – объясняет Василий Гуцуляк.

По его словам, в конечном итоге привлекательность канала будет напрямую зависеть от размера ставки и отсутствия ограничений для крупногабаритных судов. С такой точкой зрения соглашается участник рынка международных морских грузоперевозок, пожелавший остаться анонимным.

"Пока большие суда, чтобы не тратить время на ожидание, вынуждены переваливать груз на более мелкие и так идти через Босфор. Если "Стамбул" позволит исключить этот момент – он будет интересен. Но, я думаю, Босфор останется ключевым коридором", – указывает собеседник Sputnik.

Сейчас, указывает директор по филиалам группы транспортных компаний "Русмарин" Владислав Фишкин, говорить о перспективах "Стамбула" преждевременно.

"Если говорить о перспективах альтернативного пути, то наличие любой альтернативы увеличивает возможности и снижает риски. Но пока, как мы понимаем, турецкий проект остается проектом. Поэтому давать конкретные прогнозы рано", – подчеркивает он.

Все опрошенные Sputnik специалисты сходятся в одном – выгоды амбициозного проекта, разрекламированного руководством Турции, пока слишком туманны. Вне зависимости от судьбы канала Босфор оставит за собой статус главного транспортного коридора для морских грузоперевозок в регионе.

616
Республика Мальта

Туристам будут доплачивать за путешествие на Мальту

0
(обновлено 11:37 11.04.2021)
На 10 процентов будет увеличена компенсация тем, кто решил остановиться на острове Гозо, который принадлежит Мальтийскому архипелагу

ТБИЛИСИ, 11 апр — Sputnik. Власти Мальты намерены этим летом выплачивать до двухсот евро иностранцам, которые проведут в стране хотя бы три дня, сообщает РИА Новости.

Выплаты будут варьироваться в зависимости от снимаемых апартаментов, так туристам, которые раскошелятся на пятизвездочные номера, выплатят по 200 евро, за четырехзвездочные номера будут предлагать по 150 евро, а трехзвездычные власти Мальты компенсируют на 100 евро.

Помимо этого Клейтон отметил, что на 10 процентов будет увеличена компенсация тем, кто решил остановиться на острове Гозо, который принадлежит Мальтийскому архипелагу.

Туристический сектор прямо и косвенно генерирует более четверти экономики островного государства, и из-за пандемии отрасль фактически замерла. Если в 2019 году страну посетили более 2,7 миллиона человек, то в прошлом году этот показатель упал более чем на 80%.

0