Визит президента РФ В. Путина в Турцию. День второй

Кто Вы, Реджеп-бей? Итоги выборов в Турции

397
(обновлено 17:33 28.06.2018)
Обозреватель Александр Геловани рассказывает о причинах победы Эрдогана на выборах в Турции и о том, каким путем пойдет эта страна в дальнейшем

Александр Геловани

Султан победил — именно так откликнулось большинство мировых информационных агентств на итоги внеочередных парламентских и президентских выборов в Турции. Одни писали об этом с радостью и энтузиазмом, другие с нескрываемой грустью и даже гневом. Но гнев и радость — это эмоции, а эмоции, как известно, сильно мешают адекватно оценить любые события, тем более, события в такой сложной стране, как Турция.

В 2002 году вышел в свет роман одного из лучших писателей современности, Орхана Памука. Роман назывался "Снег". Страшная, почти гротескная история о событиях в отрезанном от остального мира турецком городе Карс. Военные и исламисты, левые и правые, верующие и атеисты, убийцы и жертвы. Если Вы интересуетесь Турцией и, по какому-то недоразумению, не читали "Снег" Памука, обязательно прочтите. Многое встанет на свои места, тем более что роман во многих отношениях оказался пророческим.

Турция – не Европа

Турция не Европа, но многие турки — европейцы. Многие, но не большинство, очень схематично жителей современной Турции можно разделить на три большие группы — традиционалисты, европейцы и курды. Курды в данном случае — не национальность, а политическая принадлежность, хоть и тесно связанная с этнической. Это понимали и знали все поколения турецких политиков от основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка до нынешнего президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Если кто-то думает, что существовавший до Эрдогана режим в Турции был образцом демократических свобод, ошибается.

Иногда даже вешали премьер-министров, так, после военного переворота 1960 года были повешены премьер-министр, министр иностранных дел и министр финансов Турции. Переворот 1980 года тоже был далеко не вегетарианским. Тогда было казнено более пятидесяти, и замучено в тюрьмах более четырехсот пятидесяти человек. Об остальных репрессиях мы уже не говорим, а они, как вы сами понимаете, были. Причем военные приходили к власти почти конституционно, за ними это право было закреплено в Основном Законе Турецкой Республики.

План Эрдогана

Можно только догадываться, о чем думал Эрдоган в июльскую ночь 2016 года. Скорее всего, он прекрасно понимал, что его участь в случае успеха путчистов будет весьма печальной. Наверняка турецкий лидер понимал и другое, проект прорыва турецкой нации в двадцать первый век без кардинального изменения формата политической жизни Турции обречен. Не сегодня, так завтра военные в очередной раз сменят власть и будут удерживать её на своих штыках до прихода очередного Эрдогана. Последний вариант президента Турции совсем не устраивал. К тому времени он уже четырнадцать лет практически не знал поражений ни на одних выборах. Выборы 2015 года были досадным недоразумением, которое легко исправили на следующих. У Эрдогана был и есть свой избиратель, на которого он мог бы смело опереться. Более того, электоральный потенциал Эрдогана рос с каждым годом пребывания его у власти. Он не просто выдвигал идеи, он подхватывал их из масс.

Эрдоган помнит грузинских футболистов >>

Слово популизм сегодня используют как ругательное. Однако, пример того же Эрдогана показывает — популизм необходимый элемент. Более того, при правильном использовании настроений народа можно не просто одерживать победу за победой на выборах, но и формировать общественное мнение в пользу своего проекта. А насколько данный проект эффективен, судите сами.

Эрдоган начал управлять страной с весьма нестабильной экономикой. В 2002 году ВВП Турции составлял 232 миллиарда долларов США, сегодня эта цифра равна 857 миллиардам долларов. Рост экономики Турции, заметим совсем не маленькой экономики, составил 7,4 %. Для сравнения в Китае эта цифра составила 6,3 %. Эрдоган продолжил политику движения от этатизма кемалистов к свободному рынку Тургута Озала. Причем продолжил её очень эффективно. Таким образом, на данный момент, он сумел справиться с главным вызовом — экономическим. Сегодня многие говорят, что экономика Турции сильно перегрета, кризис неизбежен и так далее. Что ж, поживем — увидим. Даже если это и так, никакой трагедии в этом нет, постоянное поступательное движение существует только в теориях. Вопрос не в том, случаются ли кризисы, вопрос в том, насколько эффективно на них реагируют. Кризис 2008 года Турция пережила достаточно легко, что будет сейчас, покажет время. На сегодня можно констатировать — Эрдоган сумел обеспечить высокие темпы роста турецкой экономики, и это обстоятельство во многом предопределило его победу как на президентских, так и на парламентских выборах.

Объединительный проект

Не менее важным вызовом для Турции является необходимость нового общенационального объединительного проекта. Придя к власти, Эрдоган прекрасно понимал, что проект, предложенный Ататюрком, нуждается в коренной модернизации. Отказываться от проекта государство-нация Эрдоган не собирался, в то же время он прекрасно понимал, что в условиях бурно растущей экономики, высоких темпов урбанизации и развития информационных технологий, рост политической активности масс неизбежен. Исходя из этого массам нужно было предложить новый, модернизированный проект Ататюрка или отдать власть военным, которые будут поддерживать существующий порядок штыками. По понятным причинам второй вариант Эрдогана категорически не устраивал.

Объединительный проект, предложенный Эрдоганом, добавляет к светскому национализму Ататюрка объединительную религиозную идею. Так как подавляющая часть населения Турции исповедует ислам, именно эта религия, наряду с идеей государства-нации, должна объединить столь разные группы населения страны. В этом смысле Эрдоган идейный наследник как Неджметтина Эрбакана, основателя Партии Верного пути и политического ислама в Турции как такового, так и Тургута Озала, человека проведшего в восьмидесятые годы коренные экономические реформы, изменившие облик этой страны. В каком-то смысле политическая модернизация Турции времен Эрдогана — прямое продолжение экономических реформ Озала. Насколько удачно Эрдогану удается осуществить свой проект, об этом можно спорить.

С одной стороны, Эрдоган непобедим на выборах вот уже двенадцатый раз подряд. Причем то, что в Турции выборы — не пустая формальность, знают все, кто хоть немного интересуется этой страной. С другой, даже результаты недавно прошедших выборов показывают, что почти половина страны не принимает проект Эрдогана. Это не страшно, проект Ататюрка не принимало подавляющее большинство, и тем не менее именно благодаря этому проекту Турция не только сохранилась как государство, но и стала современной, динамично развивающейся страной. Большинство граждан Турции поддерживает своего лидера, и это вполне осознанный выбор.

Внешние вызовы

Ну и наконец, есть смысл посмотреть на то, как Эрдоган справляется с внешними вызовами. Если посмотреть на географическую карту, нетрудно заметить, что Турция — это не остров. Более того, она находится на стыке весьма сложных регионов — Ближний Восток, Южный Кавказ и Балканы. Одного из этих регионов хватило бы за глаза, а тут целых три. Кроме того, с каждой из стран этих регионов у Турции тянется длинный шлейф воспоминаний со времен Османской империи.

Экспресс-транзит через Грузию: путь из Азербайджана в Турцию сократится вдвое >>

Говорят, люди помнят все хорошее и стараются забыть все плохое. В случае с историей все с точностью до наоборот, века мирного проживания и сотрудничества в исторической памяти замещаются короткими периодами войн и завоеваний. Поэтому историческая память, сколько бы к ней не апеллировала эрдогановская Турция, изначально скорее негатив, чем позитив. Перед Эрдоганом стояла непростая задача трансформировать эту самую негативную память в сегодняшний позитивный опыт с отсылкой на хорошие моменты истории.

И вот тут задача скорее не выполнена, чем выполнена. Сегодня о принципе "ноль проблем с соседями", провозглашенном бывшим министром иностранных дел Турции Ахметом Давутоглу, можно вспомнить разве что с горькой иронией.

Итог внешней политики за последние пятнадцать лет — проблемы со всеми соседями, кроме Грузии. Виновата ли в этом Турция? Вряд ли, уж слишком беспокойные соседи попались ей на востоке и юге, речь об Ираке и Сирии. Да и в отношениях с Грецией и Болгарией винить только Турцию было бы неверно. С другой стороны, естественно определенная доля ответственности лежит и на Анкаре. Многие считают, что проблема была именно в Давутоглу, уж слишком был далек от практики академический ученый. Но тут проблема гораздо глубже.

Интриги и турецкая дипломатия

Турки, будучи очень хороши в экономике, особенно по части инвестиционных и региональных проектов, оказались крайне неопытными в политических интригах. Воспоминания о величии Османской империи легко используются недругами Турции как доказательство агрессивных империалистических планов захвата территорий, что, конечно, очень далеко от истины. Исламофобия европейцев породила множество мифов о турках, которые снова могут оказаться у стен Вены. А принципы исламской солидарности, неукоснительного соблюдения которых требует от Эрдогана его электорат, привели к тому, что отношения с таким стратегически важным для Турции партнером, как Израиль, оказались безнадежно испорченными.

Турецкая дипломатия не сумела проявить достаточно гибкости, а информационная составляющая турецкой внешней политики оказалась настолько слаба, что мифы о страшном диктаторе Эрдогане стали сегодня едва ли не общепринятыми в западном либеральном лагере. Не говоря уже о том, что обыватель за рубежом вообще сомневается в существовании так называемого "глубинного государства", с которым властям Турции приходится вести очень серьезную войну.

Вместе с тем, туркам удалось если не ликвидировать, то купировать очень серьезную угрозу на своих южных границах. Речь идет о Сирии, где Турции понадобилось прямое военное вмешательство, для того чтобы не допустить образования анклава PKK (Курдской Рабочей партии).

Проведя операции "Щит Евфрата" и "Оливковая ветвь", турецкие войска создали буферную зону вдоль границы вплоть до западного берега Евфрата. Заняв кантон Африн и разместив посты своих военных в провинции Идлиб, Турция выполнила задачу-минимум. Таким образом, Эрдоган показал всему миру готовность к активным действиям по защите национальных интересов страны.

А кому легко?

Итак, подведем итоги. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган несомненно является реформатором, причем реформатором с весьма впечатляющими экономическими результатами. Объединительный проект Эрдогана поддерживает большая часть населения Турции, однако, эта большая часть составляет немногим больше половины населения, и турецкому лидеру приходится прилагать максимум усилий для сохранения власти и борьбы как со сторонниками старого проекта, так и курдской политической оппозицией и широко разветвленной сетью сторонников Фетхуллаха Гюллена (глубинное государство).

Во внешней политике Эрдогану приходится исправлять ошибки, допущенные в предыдущие годы, а также минимизировать возникающие угрозы и риски, выстраивая отношения с крупными игроками, речь идет о США, Европейском Союзе, России и Иране, исходя из национальных интересов страны с постоянной оглядкой на свой электорат.

Достаточно сложная картина, ну а когда в нашем регионе было просто? Никогда.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

397
Теги:
Реджеп Тайип Эрдоган, Турция
Темы:
Что происходит в мире (1470)
Загрузка...