Жители стоят на фоне разбомбленных зданий в городе Гамория, Дамаск, Сирия

Что происходит в Сирии карта боевых действий и последние новости

10988
(обновлено 10:38 17.01.2018)
Обозреватель Александр Геловани проанализировал последние события в Сирии и представил карту боевых действий

То, что война в Сирии не закончится с уничтожением ИГИЛ*, было очевидно для всех.

Факт потери ИГИЛ значительных территорий, которые террористам удалось взять под свой контроль в период практического развала сирийского государства, отнюдь не означает прекращения активных боевых действий со стороны террористического интернационала в этой многострадальной стране. Конечно, ситуация изменилась, но, как всегда это бывает, у этого изменения есть как свои положительные, так и свои отрицательные стороны. Ни одна из сторон конфликта, который по сути является гражданской войной, по итогам 2017 года своих целей не добилась.

ИГИЛ перешло на второй план

С ИГИЛ как раз-таки все более или менее понятно: потеряв практически все контролируемые территории, террористический интернационал ушел в подполье и будет периодически наносить удары по своим врагам. Врагами террористов числятся как силы, воюющие за правительство Сирии, так и силы сирийской оппозиции, от протурецкой Свободной Армии Сирии до курдов и национально ориентированных исламистов, среди которых тоже немало террористов. Удары, как показали последние дни, весьма ощутимые, причем, имеющие своей целью заполнять пустоты, которые неизбежно будут возникать в результате боев между противоборствующими сторонами. Все стороны изрядно потрепаны многолетней войной, и для эффективного контроля территорий силенок маловато у всех.

Но все-таки роль ИГИЛ в сирийском театре военных действий теперь, и даст Бог навсегда, это роль второго плана. Ровно так же, как и роль курдов, которых открыто поддерживают Соединенные Штаты. Захватив Ракку, город, в котором, согласно преданию исламистов, должно было произойти решающее сражение между силами халифата и его врагами, курды взяли под контроль значительные территории к востоку от Евфрата. Понятно, что понятие "взять под контроль" в данном случае достаточно условное. Большая часть территории — это пустыня. Определенным утешением для курдов может считаться то, что на этой территории находятся нефтяные месторождения. Но, учитывая то обстоятельство, что эти самые месторождения эксплуатировались ИГИЛ самыми примитивными методами, для восстановления более или менее приемлемого уровня добычи нефти необходимы серьезные инвестиции. Естественно, что в сложившейся ситуации этого делать никто не будет. И, тем не менее, на востоке у курдов относительно все спокойно. Чего никак нельзя сказать о ситуации на западе.

Театр военных действий

Красным цветом отмечены территории, контролируемые правительственными войсками Сирии, желтым — курдскими формированиями, зеленым — Турцией и протурецкой Свободной Армией Сирии, серым — ИГИЛ.

Вполне естественно, что основные события сейчас будут развиваться в западной части страны, где и плотность населения побольше, и чересполосица противостояний различных сил представляет собой гордиев узел едва ли не всех сирийских, да и не только сирийских противоречий. Прошлогодний марш чемпионов сирийской правительственной армии и их союзников сегодня натолкнулся на стену сопротивления врагов из сирийской оппозиции. Тут даже с исламистскими группировками далеко не все ясно, хотя вроде как неофициально их никто не поддерживает. Но это именно "вроде как".

На самом деле ни саудиты, ни их союзники из так называемого "арабского НАТО" совсем не оставили надежд вернуть себе былое влияние на сирийский конфликт. Потеря этого влияния в свое время была связана не только с помощью со стороны России правительственным силам, но и тяжелыми внутренними проблемами саудитов и компании. Война в Йемене, катарский кризис, определенные шевеления в шиитских, они же и нефтяные, районах монархии, все эти факторы не могли не повлиять на активность саудитов в Сирии. Не то чтобы сейчас ситуация сильно изменилась, хотя факт создания "арабского НАТО", подписания многомиллиардных контрактов с Соединенными Штатами на поставку самого современного в мире оружия и общее улучшение отношений с Вашингтоном, который в условиях отсутствия выбора решил делать ставку именно на саудитов, укрепили позиции Эр-Рияда в регионе. Кроме того, недавние беспорядки на улицах иранских городов несомненно стали приятным сюрпризом для саудитов. Как ни крути, а именно Иран является главной опасностью и главным врагом для династий Залива. Поэтому активизация сил, поддерживаемых саудитами и их союзниками в Сирии, логична и ожидаема.

Еще более актуальна Сирия для такого крупного регионального игрока, как Турция. Казалось бы, разрезав операцией "Щит Евфрата" курдский анклав в Сирии и взяв Эль-Баб, стратегически важный центр на севере Сирии, турки решили свои задачи в этой стране. Так, да не совсем так. Все дело в том, что Турция стоит за спиной Сирийской Свободной Армии, ударной силы сирийской оппозиции, для которой одного Эль-Баба с окрестностями явно маловато. В свое время именно Сирийская Свободная Армия была главной военной силой, воюющей против правительственных войск. Потом ситуация изменилась, и большинство боевиков перетекли в ряды исламистской оппозиции или в ИГИЛ. А сейчас пошел обратный процесс. Все это происходит на фоне обострения в провинции Идлиб, от которой турецкие войска отделяет район города Африн, контролируемый курдскими силами. Со стратегической точки зрения район Африна необходим турецким военным для соединения с силами Сирийской Свободной Армии, находящимися в провинции Идлиб. В случае взятия Африна эффективный контроль над большей частью территории в провинции Идлиб неизбежно перейдет к туркам и их союзникам. То есть протурецкий анклав будет примыкать как к Алеппо, который с таким трудом отвоевали правительственные силы, так и к провинции Латакия, алавитский анклав на побережье, где дислоцированы российские военные базы Тартус и Хмеймим.

Естественно такой расклад никак не устраивает правительство Сирии и их союзников. В свою очередь, Турции никак не может устроить существование курдского анклава, расположенного на границе и по факту контролируемого силами, близкими к Курдской Рабочей партии, организации, ведущей военные действия против Турции внутри страны. Осенью прошлого года турецкие войска и их союзники также готовились к взятию Африна, но тогда их остановило появление российской военной полиции на улицах этого города. Как будет на этот раз, сказать сложно, но ситуация обострилась.

Предупреждение Эрдогана

Президент Турции Эрдоган уже заявил о том, что Турция никому не позволит "стоять между ними и террористами". В том же выступлении президент Турции практически анонсировал начало военной операции против курдов как на западе, в районе Африна, так и на востоке, в районе города Манбидж, который расположен на западном берегу Евфрата и который союзники курдов из Демократической Армии Сирии отказались покинуть во время турецкой операции "Щит Евфрата" в 2016 году.

Решение данного вопроса возможно найти в рамках астанинского процесса, в который активно включены Россия, Турция и Иран, а также представители правительства Сирии и некоторых групп сирийской оппозиции. Но, во-первых, следующий раунд астанинских переговоров намечен только на февраль, а во-вторых, Турция категорически против участия курдов в Астанинском процессе. А пока бои в провинции Идлиб идут по нарастающей, что создает угрозу нового витка напряженности как в Сирии, так и на всем Ближнем Востоке.

* "Исламское государство" (ИГ) — террористическая организация, запрещенная во многих странах мира, в том числе в России и США

10988
Теги:
ИГИЛ, Сирия
Темы:
Ситуация в Сирии (57)
Загрузка...

Орбита Sputnik