Анаклия

Грузинские миллионеры с Анаклия-бич

1399
(обновлено 17:37 14.08.2017)
Екатерина Микаридзе
Съемочная группа Sputnik Грузия побывала в Анаклия на черноморском побережье и узнала, как живут жители города - в ожидании крупномасштабного строительства порта Анаклия

Анаклия – маленький, курортный городок, оживающий на один месяц в году — на время проведения в нем музыкального фестиваля GemFest. Пустынный бульвар и единственная улица заполняются ошалевшей от музыки, моря и солнца молодежью. А заканчивается музыкальный шабаш — и городок уходит в спячку. Все дружно закрывают магазины, кафе, рестораны. И покидают прибрежный рай. Из гостиниц до полного похолодания открытыми остаются штуки три, так, на случай, если кому-то все же взбредет в голову приехать в Анаклию после фестиваля. Одним словом, туристический сезон тут короткий.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Развивать городок как курортное местечко начали сравнительно недавно. Анаклия – место приграничное с Абхазией, до 2006 года тут размещалась российская военная база. Через четыре года после ухода российских военнослужащих президент Грузии Михаил Саакашвили объявил о намерении построить тут порт и сделать из Анаклии первоклассный морской курорт. В городке построили гостиницы, перекинули длинный пешеходный мост через реку Ингури, восстановили разрушавшуюся 300-летнюю крепость.

Крепость XVIII века в Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Крепость XVIII века в Анаклия

Но в 2012 власть поменялась, и строительство глубоководного порта и нового города объявили нерентабельным и заморозили. О курортном местечке на границе с Абхазией и амбициозных планах его развития на время забыли. Через два года в Анаклию переселилась республика Казантип (международный музыкальный фестиваль). Анаклия казалась вполне подходящим местом. Грузинская сторона с готовностью согласилась принять музыкальный фестиваль. Казантип проходил шумно. На фоне акций протеста, скандалов и разговоров о дороговизне цен. Но, самое главное, Казантип положил начало традиции проведения фестивалей электронной музыки GemFest.

Фестиваль электронной музыки GEM Fest 2017
© Sputnik/ Tinatin Bukia
Фестиваль электронной музыки GEM Fest 2017

Теперь каждый год, в одно и то же время, в Анаклию съезжаются самые популярные диджеи – электронщики. Но в этом году городок оказался в центре внимания задолго до начала фестиваля. Правительство объявило о намерении построить в Анаклии порт и новый город. Осуществлять этот грандиозный проект будет консорциум JSC Anaklia Development Consortium. Консорциум основали грузинская компания TBC Holding и известная американская девелоперская компания Conti International LLC, занимающаяся проектами в сферах инфраструктуры и капитального строительства.

Пешеходный мост в Анаклии
© Sputnik / Levan Avlabreli
Деревянный 540-метровый пешеходный мост, соединяет курортный город Анаклиа с селом Ганмухури, это самый длинный пешеходный мост в Европе

Строительство порта поделено на несколько этапов. На первом этапе будут построены порт для грузовых судов, терминал для контейнеров и волнорез. Строительство порта будет длиться 52 года. Что же до строительства нового города, то Анаклия-сити позиционируется экологически чистым городом с индустриальным парком и жилыми комплексами. Планируется придать городу статус свободной экономической зоны, что в значительной мере привлечет в него инвестиции. Первый этап строительства порта начнется уже этой осенью. Мы решили съездить в Анаклию и посмотреть, как идут подготовительные работы и как сами жители относятся к этим революционным изменениям.

Ганмухури
© Sputnik / Levan Avlabreli
Ганмухури

День первый. Миллионеры с Анаклия-бич

Грузия — страна маленькая. Притом настолько, что за два дня ее можно объехать вдоль и поперек. Каких-нибудь пять часов, и мы уже доехали до города Зугдиди в Западной Грузии. А оттуда до Анаклии 30 километров, считай, рукой подать. И вот на обочине уже показывается трафарет с названием городка.

В Анаклии, как в большинстве приморских курортов, одна центральная улица. На ней и сосредоточены основные магазины, гостиницы, хостелы. Тут же расположено здание полиции. На первый взгляд может показаться, что эта широченная улица с разбросанными по обеим сторонам от нее низкорослыми домами с калитками и есть вся Анаклия. Но это далеко не так.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Стоит пройтись по убегающим вглубь проселочным дорогам, и ты обнаруживаешь, насколько густонаселен это район. В день нашего приезда в Анаклию небо хмурилось. Будто досадовало за то, что мы выбрали для визита неподходящий день. Городок выглядел пасмурным, серым и уставшим. Как артист, отыгравший очередной спектакль и явившийся на встречу без грима, как есть. И, удивительное дело, очень сильно напоминал своей черно-белой контрастностью и эстетикой холодных тонов натуру из кинофильма российского режиссера Андрея Звягинцева. Точно здесь, на берегу этого мятежного и угрюмого моря и снимал он свой знаменитый "Левиафан". Те же мрачноватые, холодные волны, та же удушающая пыль и небо, низкое настолько, что, встав на цыпочки, до него можно дотянуться.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Только такой, как сейчас, Анаклия нас встречает, пожалуй, в последний раз. Года через три тут будет разбит торговый порт, а еще через пару лет к причалу начнут пришвартовываться судна. Революционные новшества, конечно, во многом изменят городской облик. Ну а пока картинка, открывающаяся взору, довольно уныла.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Рыболовство - один из главных промыслов местных жителей

Если двигаться вдоль берега строго на восток, то в конце концов упрешься в одинокий пирс с ржавеющей на нем металлической композицией, смысловая нагрузка которой, как говорят местные, до конца, скорее всего, не ясна даже самому автору творения. Тут же, в нескольких метрах от берега практически на одном пятачке построенные при прежней власти здания дома юстиции и молодежного лагеря. Оба пустые и заброшенные. Сотни сиротливо разбросанных по берегу волнорезов и взгромождённый на крупные камни, старый, дряхлый баркас. Ощущение жизни этому тоскливому месту придают разве что облюбовавшие его рыбаки.

— Клюет?— спрашиваю я у пожилого рыбака, напряженно вглядывающегося в воду.

Он переводит взгляд на меня и с улыбкой отвечает:

— Идет, не жалуюсь.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Он живет в Зугдиди, переехал туда из Сухуми.

— Как в воду глядел и переселился в Зугдиди еще в начале 80-х, задолго до войны. Раньше работал, а теперь вышел на пенсию. Не сидеть же, сложа руки. Поэтому приезжаю в Анаклию, ловлю рыбу и зарабатываю на жизнь. В этом месте много кефали. А вообще, это место отличается приличной глубиной. Вот они, видать, и собрались строить тут порт, — замечает мужчина, когда речь заходит о будущих перспективах. — Думаете, это ноу-хау сегодняшних властей? – усмехается наш рыбак. – И Миша тут тоже не причем, — продолжает он, имея в виду предыдущего президента Михаила Саакашвили. О строительстве порта говорили в Анаклии еще во времена Советского Союза.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Первый план строительства в Анаклии порта был разработан еще в 1986 году. Но ни он, ни последующий проект, разработанный в 2001-м, так осуществлены и не были. Генплан нового проекта рассчитан на 50 лет. Первая фаза подразумевает строительство инфраструктуры для приема контейнеров, обустройство порта и береговой линии. На первом этапе будет также построена автомобильная дорога, железнодорожный путь и жилые дома для работников порта. Для этого необходима дополнительная территория.

На данный момент, власть активно выкупает у жителей Анаклии земли. На возмещение ущерба, причиненного вынужденным переселением, с учетом всех расходов, выделено 96 миллионов лари. Сумма компенсаций, которые жителям выплачивают: за земельные участки в этом районе составляет 78,5 миллиона лари, за здания — 6,99, за произрастающие на этих участках фруктовые деревья — 1,06 миллиона лари, а однолетние культуры — 0,3 млн.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
В этом деревянном доме давно никто не живет, в скором времени его снесут

Размер компенсаций, как объясняют местные, зависит от многих параметров. Бека Габелия построил свой деревянный дом в 1999-м. Построил и уехал домой, в Зудиди. Так жилье и пустовало до недавнего времени. Пока в Анаклию не переехал музыкальный фестиваль Казантип, и на побережье не хлынули туристы. Тогда Бека и подумал о том, чтобы сдавать свое жилье. С тех пор Бека каждое лето приезжает в Анаклию. В этом году он узнал, что дом его попадает под снос. Но выселят его из него лишь осенью, а до тех пор он еще успеет подзаработать. Поэтому, Бека, как обычно, приехал перед началом туристического сезона, покрасил дом, кое-где починил и принялся ждать постояльцев.

Деревянный дом Беки Габелия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Деревянный дом Беки Габелия

"Вообще, платит государство хорошо. Ну, вот смотрите, за деревянный дом в 100 квадратных метров мне дают 120 тысяч лари. Помимо денег за дом платят также и за деревья. За каждое из них по 300, 500 лари. Тут все зависит от того, сколько им лет, и какой они приносят доход. Если это плодоносящие деревья, то платят за будущий пятилетний урожай. К слову, если ты собрал урожай на 10 тысяч лари, то за пять лет тебе выплатят 50 тысяч. И еще, платят за земельные участки. Из расчета 109 лари за квадратный метр земли. Народ получает за дома, деревья и земельные участки. Некоторым выплатили суммы по частям, кому-то целиком всю сумму начислили. Но люди, в целом, довольны. Жителей Анаклии с недавних времен называют миллионерами", — улыбается Бека.

Житель Анаклии Бека Габелия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Житель Анаклии Бека Габелия

С одной такой миллионершей мы познакомились в местном кафе.

— Я вечерами боюсь ходить по неосвещенным улицам, — призналась мне полушепотом за чашечкой кофе Аза. — Хорошо еще, полиция рядом, — говорит она, кивая головой на здание патрульной службы на противоположной от кафе стороне улицы.

— Я сама из Абхазии, Гали. Мы бежали из дома так, что ничего с собой не взяли. Поселились в Зугдиди. А потом я вышла замуж и переехала к мужу, в Анаклию. Я по образованию экономист. Работала по специальности в Абхазии. Кто ж предполагал, что мне за коровами придется ходить. Чему только жизнь не научит. Мы уже много лет здесь живем. Вообще, Анаклия — богатое место, тут у каждого свое хозяйство. И крупный рогатый скот, и птицу держим, вот у меня, например, 15 коров. Мужики наши ходят на рыбалку, летом на туризме зарабатываем. Теперь еще порт строят.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

О размере компенсации Аза не говорит. Но зато откровенно рассказывает о том, что на вырученные от продажи деньги купила квартиру в Тбилиси, дом в Анаклии, участок и строит гостиницу, которая ей будет приносить в будущем хороший доход.

— Соседи смеются, называют меня миллионершей, — продолжает Аза. — У нас был большой участок земли, дом хороший. Одним словом, мне солидную сумму выплатили. Грех жаловаться. Здешние жители часто выражали недовольство сегодняшней властью.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

— Со времен Миши (экс-президент Грузии Михаил Саакашвили — прим. ред.) тут ничего не делалось. Вот как построил он мост, гостиницы, бульвар, ничего нового не добавилось. Ну да, справедливая злость, может, у людей… Вот только они сейчас свои земельные участки пытаются вернуть, которые Миша у них отобрал. Тогда отбирали, а сейчас тебе деньги за участки дают. Есть разница?

С Азой мы проболтали до полуночи. Анаклийцы народ общительный, открытый. Утром ты к ним на завтрак заходишь поесть, а вечером, заглянув в то же заведение, получаешь задушевный разговор и ароматный кофе.

День второй. Потерянная мечта

Утро следующего дня выдалось солнечным и веселым. Наспех перекусив, мы отправились в прогулку по Анаклии. Перешли по пешеходному мосту, протянутому над рекой Ингури, в Ганмухури и оказались на месте, где обычно проходит знаменитый фестиваль электронной музыки Gem Fest. Приморский бульвар оживает раз в год, на один месяц. В это время он заполняется музыкой, танцами, смехом. В остальное время тут тихо, спокойно и блаженно, можно плескаться в волнах Черного моря, загорать на его галечном пляже и слушать морской прибой.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Удручающее впечатление производит лишь стена, на которую натыкаешься, прогуливаясь по бульвару. Ровно у этой стены и заканчивается бульвар, дальше Абхазия. Может быть и не сразу же за стеной, но дальше идти нельзя. Заглядываем за стену и разом привлекаем внимание приграничной полиции. К нам выходят вначале рядовой, а затем старший по чину военный. Осведомляется, с чем пожаловали в Ганмухури, и предупреждает о запрете на фотосъемку.

Возвращаемся в Анаклию, идем по улице, параллельной прибрежной полосе. Погода ясная, местные жители высыпали из домов. Случайно замечаем молодого мужчину, который, забравшись на крышу дома, осторожно стаскивал с нее шиферное покрытие. С другого дома, что стоит чуть поодаль, слышен голос пожилой женщины. То ли отдает ему какие-то поручения, то ли о чем-то спрашивает. Похоже на то, что дом разбирают. Мы приближаемся к заболоченному участку и напрашиваемся к хозяевам в гости.

Мужчина на крыше своего дома в Анаклии
© Sputnik / Levan Avlabreli
Мужчина на крыше своего дома в Анаклии

— Можно к вам войти?

— Отчего же нельзя, поднимайтесь, — приглашает женщина.

— Мы из Ткварчели, беженцы, — начинает с тяжелым вздохом рассказывать свою историю Светлана Кварцхава. — У нас в Абхазии и дом был, и дача, и квартира. Эх, я все во сне вижу ту хорошую жизнь, которая когда-то там была и которую я оставила. Проснусь, а ее больше нет. Внуки не понимают, когда я скучаю по моей Абхазии, они говорят, беби, что у тебя там осталось. Столько лет прошло, неужели ты еще не забыла. Я пока живая, не забуду, — замолкает Светлана, словно потеряв нить разговора.

— После нашего приезда из Абхазии мы жили в Зугдиди. У мужа братья были там. Мы купили маленький домик. Он сегодня и вовсе не маленький, потому что пристроили, увеличили. Мужа я потеряла девять лет назад. И все строюсь, веду хозяйство… Но у меня такая, знаете, сосущая тоска была по морю. Так хотелось жить на берегу. Вот мы и решили в 2006-м купить участок в Анаклии и строить на них дом, точнее два дома. Каждому из сыновей, у меня их двое.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

Будто что-то вспомнив, Светлана вскакивает, идет к барной стойке в столовой и достает откуда-то снизу бутыль. Возвращается к столу и разливает по стаканам красное собственного приготовления вино. Мы пьем за знакомство и за здравие. И в это время к нашим посиделкам присоединяется сын Светланы, приехавший по случаю выселения из Москвы, где он жил последние годы. Тот самый, что разбирал с крыши шифер.

— Не знаю, что мы будем с этими деньгами делать, — возвращается к разговору Светлана. — Дело ведь не только в деньгах, а в том, что нас уже в который раз выселяют из дома. И это в моей родной стране. До того это было в Абхазии, а теперь здесь, в Анаклии. Я не хочу никаких денег, мне просто хочется жить в доме, который мы построили. Сколько мы можем, как кочевой народ, переезжать из дома в дом?! У меня мечта была жить на берегу моря. Теперь она потеряна. Можно на вырученные деньги построить тут же дом. Но, мне уже под 80 лет, какая еще стройка…".

Светлана Карчава и ее сын
© Sputnik / Levan Avlabreli
Светлана Карчава и ее сын

Пожелав хозяевам удачи, мы выходим за калитку. Продолжаем путь. Кто-то разбирает дома, другие, наоборот, возводят, строятся.

— Я две комнаты пристроила в прошлом году, — рассказывает хозяйка дома Марина. — И тут ко мне приходят и говорят, останови строительство, потому что мы не дадим тебе компенсации за их возведение. Я, естественно, строительство остановила. Он попадал в ту условную линию, где собираются строить порт. А потом сказали, что ему ничего не грозит, и дом останется на своем месте.

Марина пожимает плечами, как бы в подтверждение, что она до сих пор не разобралась, грозит ли ее дому снос или все же нет.

Анаклия
© Sputnik / Levan Avlabreli
Анаклия

— Вот смотрите, — показывает мне Марина рукой на противоположную сторону улицы, — видите церковь и дома, которые рядом стоят? Церковь пять месяцев как построили. А ведь это та самая линия, которая определена под снос. Если здание через несколько месяцев разрушат, то зачем выдавать разрешение на его строительство? Непонятно, — задумчиво говорит женщина.

И в самом деле, для чего строить, если через год или и того меньше, здание придется рушить? Вопросов пока много. Но ни задумываться о них, ни отвечать пока некогда. Население разбирается с насущными проблемами – демонтирует дома, пакует чемоданы, делает приобретения. Грядет ветер перемен…

1399
Теги:
Анаклия
По теме
День и ночь фестиваля GEM Fest в Анаклия
Американская компания станет оператором терминала порта Анаклия
У порта Анаклия появится "спутник"
Глубоководный порт Анаклия начнут строить 15 ноября
Премьер Грузии: порт Анаклия станет частью Шелкового пути
Загрузка...