Верующий у мечети

Эксперт: наступление ислама на Европу - исторический процесс

181
(обновлено 20:05 25.03.2016)
Взрывы, произошедшие в Брюсселе, поставили ряд острых вопросов, от правильного ответа на которые зависит ни много ни мало, а судьба европейского континента. Какие силы поддерживают террористов? Являются ли взрывы в столице ЕС крайними проявлениями джихада или частью стратегии? И, наконец, как отрегулировать исламскую инвазию в Евросоюз?

О ближайшем будущем ислама в Европе Sputnik поговорил с российским востоковедом, исламоведом и политологом Алексеем Малашенко.

Эксперту представляется несомненным тот факт, что в структуру мирового джихада вкладываются очень большие денежные средства. Было бы ошибкой представлять сторонников джихада нищими маргиналами. Так же неверно называть спонсорами агрессивных исламистов Саудовскую Аравию и монархии Персидского залива. Главные спонсоры джихада — мусульманские бизнес-структуры в Европе.

"Они осуществляют поддержку исламизма не потому, что их пугают, — говорит Алексей Малашенко. — Это — реальная идеология. И, кстати говоря, в России происходит то же самое. Но не в таких масштабах. Давно прошли те времена, когда деньги шли из Персидского залива. Уже свой бизнес тоже работает. И я в этом не вижу ничего дикого. Потому что это — идеология".

Востоковед отмечает, что у исламистов на сегодняшний день есть большой опыт борьбы и пропаганды.

"Мы часто говорим о многополярном мире, — отмечает Малашенко. — Но давайте признаем, что исламизм — это и есть еще один полюс, центр силы. Это совершенно нормальный тренд в мировом глобальном историческом процессе".

Противоречия между традиционными обществами Европы и исламского мира возникли, по мнению эксперта, не вчера и даже не позавчера.  Речь идет о попытке мусульманского мира выстроить государство или общество, которое зиждилось бы на основах ислама в том варианте, как они его понимают.

"Если мы посмотрим на парламенты мусульманских государств, то везде сидят исламисты, — делится наблюдениями Алексей Малашенко. — В Иране, например, сейчас правят умеренные исламисты. А до этого там произошла исламская революция, и было, между прочим, создано первое в истории квазиисламское государство. И Россия с ним  дружила. И даже построила им атомные реакторы, которые до сих пор работают в Бушере".

"Исламизм — это такой тренд, который существовал и существует во власти мусульманских стран, — подчеркнул эксперт. — В конце концов, "Братья мусульмане" находились какое-то время у власти в Египте. Конечно, надо разделять их на договороспособных прагматиков и радикалов, экстремистов".

Востоковед уверен, что нынешнее наступление ислама на Европу — исторический процесс.

"Сегмент этого исторического процесса может взаимодействовать с кем угодно — и с американцами, и с Владимиром Путиным, и с китайцами, — считает Малашенко. — Что, кстати говоря, и происходит. И когда в Россию приезжал президент Египта, будучи членом запрещенной в России организации "Братья мусульмане" — никто не пострадал. И это совершенно нормально".

Нынешнее движение мусульман на Запад не является какой-то политической интригой или частью замысла тех или иных политических сил, считает востоковед.

"Нужно наконец-то понять, что мигранты — это часть движения народов, которое существовало всегда, — говорит Алексей Малашенко. — Были гунны, татаро-монголы, испанцы осваивали Латинскую Америку, европейцы завозили африканцев в Северную Америку. Все это — этапы развития мировой цивилизации. В данном случае, эта миграция, при всей ее сложности, — совершенно естественная и закономерная реализация движения народов и культур. Мы никуда от этого не уйдем".

По мнению эксперта, не стоит надеяться на то, что пришельцев из исламского мира получится ассимилировать и инкорпорировать в европейскую жизнь.

"Люди, которые приезжают — это не просто алжирцы или сирийцы, — уверен востоковед. —  Это люди, которые везут с собой исламскую идентичность. С одной стороны, они чувствуют комплекс неполноценности. Потому что все-таки не французы едут в Ирак, чтобы там погулять и покушать, а иракцы и сирийцы едут, чтобы хорошо жить. Но есть у них и мания величия! Ведь ислам, как они уверены, — самая лучшая религия. И рано или поздно весь мир будет мусульманским".

К возникновению проблем, по мнению эксперта, приводит разница менталитетов. Теракты в Париже и Брюсселе не были маргинальной провокацией. Скорее, крайним проявлением нового политического тренда. Бороться с ним бессмысленно.

"Вот вы отрубите одну голову. Но еще две или три — вырастут, — говорит Малашенко. — Как с этим иметь дело? Пока неизвестно. Пока только все удивляются. Были аналитики, которые предупреждали, что будет столкновение цивилизаций. Если хотите, можно это назвать конфликтом идентичностей. Но силового выхода из этой ситуации не существует".

По мнению российского востоковеда, у политиков и руководителей государств должно быть глубокое и взвешенное понимание ситуации. Но, к сожалению, пока что все решения, которые предлагаются, ведут лишь к возобновлению терроризма и экстремизма.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

181
По теме
Эксперт: Теракты в Брюсселе усилили позицию Турции по беженцам
Эксперт: выгодополучателей от терактов в Турции достаточно много
Загрузка...