Советский баскетболист Сергей Белов зажигает олимпийский огонь во время торжественной церемонии открытия XXII Олимпийских игр в Москве

Что делать, если пламя затухло - Тайны эстафеты Олимпийского огня московских игр

142
(обновлено 20:12 19.07.2020)
Ровно за месяц до старта 22-й летней Олимпиады - 19 июня 1980 года - в греческой Олимпии был зажжен факел с Олимпийским огнем, который предстояло доставить в Москву и другие города, принимавшие соревнования: Минск, Киев, Таллинн, Ленинград

На всем протяжении дистанции, которая составила 4 992 километра, было задействовано почти пять тысяч бегунов. О том, как проходил это небывалый забег по территориям четырех государств и трех союзных республик СССР, Sputnik спросил непосредственных участников тех событий.

Быть или не быть?

Куратору эстафеты Олимпийского огня Андрею Кислову сейчас 84 года. Он был членом президиума Олимпийского комитета СССР и помнит, что прорабатывались различные варианты доставки пламени в Москву.

"Можно было его зажечь в Олимпии и самолетом за один день передать, как святой огонь передают из Иерусалима. Доставлять огонь бегунами, проводить эстафету мы решили не сразу", - признается бывший спортивный функционер.

На самом деле, организаторов смущало то, что впервые эстафета Олимпийского огня проходила в 1936 году. И атлеты с факелами бежали в Берлин – столицу нацистской Германии.

"Тем не менее, идея с бегунами всем понравилась, - говорит куратор эстафеты Олимпийского огня. - И мы решили, что лучше бежать. Непрерывно. Для каждого из пяти тысяч факелоносцев нужно было сделать форму, тапочки, маечки, факел. Потом стали решать, по каким странам бежать. Было мнение, что можно обежать весь земной шар".

В итоге – выбрали более-менее прямой путь через Грецию, Болгарию, Румынию и три советских республики: Молдову, Украину и РСФСР.

Пограничный вопрос

Страны, через которые пролегал маршрут эстафеты, были социалистическими. Кроме одной, которую было не обойти и не объехать. Это – Греция. Мало того, что страна капиталистическая, так еще и член блока НАТО.

"Мы хотели получить как можно больше политических дивидендов, - рассказывает Андрей Кислов. – Информационная блокада была очень чувствительной. И мы понимали, что проведение Олимпиады в СССР откроет телевизионное окно не только в Европу, но и во весь мир. Олимпийская эстафета – это уже фактически олимпийское действо. Все радуются, встречают и провожают спортсменов. Такое событие – кто-то плачет, кто-то смеется. На целый месяц мы получали дополнительно повод для прессы. И мы его активно использовали".

АЗС, специально построенная на маршурте огня
© photo: Sputnik / Fred Grinberg
АЗС, специально построенная на маршурте огня

Андрей Кислов рассказывает, что маршрут пробега был согласован с олимпийскими комитетами и правительствами. На словах все было готово. Но когда Кислов и другие члены Олимпийского комитета решили проехать на машине по маршруту будущей эстафеты примерно за полгода до ее старта, обнаружились некоторые проблемы.

"Мы приехали на границу Греции и Болгарии, - вспоминает Андрей Кислов. - Болгары ждут, с той стороны пограничного моста. Но нет контакта с ними. "И бегуна, и вас могут застрелить при переходе границы, - говорят нам греки. – Кто за вас будет отвечать?" Начинаем чесать затылок. Наше правительство обращается к болгарскому. Потому что шутки шутками, но у всех солдат есть приказ, и они его выполняют. Дело серьезное. Тем не менее, вопрос удалось урегулировать".

Проблем не было, возможно, еще и потому, что сами бегуны границ не пересекали. Только огонь.

"Добежал греческий бегун до границы. С другой стороны его встречает болгарский участник эстафеты, - говорит Ирина Дзидзигури, в 1980 году работавшая на Московской Олимпиаде в качестве переводчика от оргкомитета. – Спортсмены соединили факелы, зажгли один от другого. Один побежал дальше, другой – остался у себя. Единственные, кто переходил границу – это сопровождение от оргкомитета. Делались паспорта, визы".

Эстафета Олимпийского огня
photo: courtesy of Irina Dzidziguri
Эстафета Олимпийского огня

Хлеб-соль и проблемы

Еще накануне эстафеты члены Олимпийского комитета СССР несколько раз проехали по маршруту будущего забега, стремясь учесть все неожиданности.

"Когда мы ехали на машине, на дороге собирался народ с хлебом-солью, - вспоминает Андрей Кислов. - Мы вынуждены были остановиться. А они нас ждут, оказывается, уже полдня! Значит, нужно выпить, закусить или хотя бы сказать тост. Все, едем дальше. А через 10-15 километров – снова стоит толпа. И снова мы должны остановиться, потому что сообщили, что будет делегация будущего Олимпийского огня. Это реально было, во всех республиках. У нас не было срывов. Иногда даже нам нужно было сдерживать рвение на местах".

Одним из самых важных предварительных организационных моментов был отбор бегунов. Он производился специальной комиссией. Варианты, когда бежал кто-то по "блату" или родственники руководителей - исключались.

"Мы не привозили бегунов из Москвы, - рассказывает Андрей Кислов. - Республика отбирала сама. Но она не была вольна выставлять "блатных". Люди, допущенные к эстафете, должны быть гражданами с достижениями. Бегуном мог стать передовик производства, или уважаемый общественник, или известный колхозник. Кандидатуры тщательно проверялись".

Каждому участнику эстафеты подбиралась по размеру форма - кеды, носки, спортивные майки. Форма была японская.

Конструкция факела была достаточно сложной и для своего времени инновационной.

"Олимпийский факел должен был отвечать ряду очень серьезных требований, - рассказывает Андрей Кислов. - Как сделать, чтобы он вообще не погас? Зависит от горючего. Во время Олимпиады 1936 года использовались смоляные факелы. Опустил в смолу, зажег. И пока смола горит, все очень красиво, создает впечатление. Наш факел был на газу. Было необходимо, чтобы газ не вытек из этого факела. Газ должен был запускать сам бегун – поворачивать рычажок".

Эстафета Олимпийского огня
photo: courtesy of Irina Dzidziguri
Эстафета Олимпийского огня

Большое значение имел человеческий фактор. Например, газ надо было пустить в факел не раньше, не позже, а только вовремя – перед передачей огня.

"Это надо просто пережить самому, чтобы понять, что творится с каждым человеком. Как он волнуется, - говорит Андрей Кислов. – Человеку может показаться, что другой факелоносец уже подбегает, и он хочет, чтобы успеть все, зажечь газ от этого факела. И он думает, что это рядом, а тому бежать еще, может быть, триста метров. А ему со страху показалось. И он включает этот газ, и тот заканчивается. Прибегает факелоносец, а газа нет".

Чтобы исключить что-то подобное, с участниками олимпийского забега проводилась психологическая работа.

"Среднее время горения факела - десять минут, но ведь бегут все по-разному, - говорит Андрей Кислов. - Кто-то этот километр пробегает за три минуты, а кому-то и часа мало. У нас одному бегуну было 90 лет, он с внуком бежал".

Тем не менее, были предусмотрены самые различные варианты – вплоть до того, что Олимпийский огонь потухнет.

"Такое было, конечно, - говорит Ирина Дзидзигури. – Потухнуть факел мог. Порыв ветра, дождь – мало ли что? Поэтому за эстафетой двигалась специальная машина сопровождения РАФ-2907, в которой находилась запасная лампа Олимпийского огня. Именно мощная лампа, не факел. Газовой капсулы факела хватало максимум на километр пути. А лампа весила около 7 кг, хватало ее надолго, она могла перемещаться по воздуху. В мире сохранилось всего несколько таких ламп".

Эстафета Олимпийского огня
photo: courtesy of Irina Dzidziguri
Эстафета Олимпийского огня

На стадии замысла

Олимпийские игры проходили в очень сложной общественно-политической ситуации, поэтому вопросам безопасности уделялось особое внимание.

"СССР только что вошел в Афганистан, московской Олимпиаде был объявлен бойкот, нас поливали грязью со всех сторон, - рассказывает экс-генерал ФСБ Александр Михайлов, работавший на московской Олимпиаде. - И, соответственно, мы понимали, что будут готовиться провокации самого разного свойства. Но, тем не менее, под каждую такую возможную провокацию вырабатывались свои меры. Поэтому силы были задействованы достаточно большие. Было организовано и сопровождение Олимпийского огня, были обеспечены трассы. Велась оперативная работа с точки зрения выявления каких-либо предпосылок к провокациям".

 Милиция на маршруте огня, фото сделано до самой эстафеты
© photo: Sputnik / Fred Grinberg
Милиция на маршруте огня, фото сделано до самой эстафеты

Эстафета олимпийского огня проходила по территории Украины и Молдовы, включая такие города как Кишинев, Черновцы, Хмельницкий, Винница, Житомир, Киев, Полтава и Харьков. На всем пути следования Олимпийского огня собирались тысячи, а порой десятки тысяч людей.

"Прибегает Олимпийский огонь в какой-нибудь город. А там ждет толпа, - вспоминает Андрей Кислов. – Может быть, даже стотысячная, если это столица республики. Органы безопасности предупреждали нас, что может возникнуть момент, когда толпу что-то взбудоражит, и она начнет давить тебя сама. Такие моменты иногда возникают стихийно. Но в условиях международного бойкота никто не исключал и вредительства. То есть, искусственного создания такой ситуации. Достаточно ведь одного негодяя-хулигана, который возьмет это на себя. Чтобы зарубежные телекомпании пускали этот кадр по всему миру".

Встреча эстафеты в Молдове
© photo: Sputnik / Fred Grinberg
Встреча эстафеты в Молдове

Никаких провокаций и сложностей на пути эстафеты не возникло. Эстафета Олимпийского огня, прошедшая без сучка и задоринки, безусловно, стала победой СССР.

Эффектный финал

Эстафета Олимпийского огня принесла пользу тем регионам и республикам, через которые проходила. Во-первых, были отремонтированы дороги. Но не только.

"Предполагалось, что населенные пункты, через которые пройдет эстафета Олимпийского огня, будут посещать иностранные туристы, - рассказала Sputnik директор Государственного музея спорта, кандидат исторических наук Елена Истягина-Елисеева. - В связи с этим было решено осовременить их инфраструктуру и улучшить внешний облик. По всему пути эстафеты были построены, отремонтированы и оформлены в национальном стиле гостиницы, кемпинги, рестораны".

На олимпийском маршруте также возводили новые автозаправочные станции в необычном архитектурном исполнении.

К 19 июля эстафета Олимпийского огня прибыла в Москву. Завершение эстафеты было неожиданным и очень красивым.

"Церемония открытия и закрытия игр держалась в тайне, - вспоминает Александр Михайлов. - И нам было очень сложно получить у режиссерской группы полный сценарий того, что они будут делать. Они были достаточно самостоятельны. И на протяжении определенного времени нам было очень сложно с ними договариваться, потому что они замыкались напрямую на ЦК КПСС".

Но в какой-то момент, по словам генерала, спецслужбистам удалось узнать сценарий, и стало понятно, что не все гладко.

"Олимпийский огонь должен был быть внесен через третьи ворота арены "Лужники", затем по периметру, по беговой дорожке, бегун должен был обежать стадион, - вспоминает генерал. - И вот подходят к тому месту, где легендарный баскетболист Сергей Белов должен подниматься на трибуны с Олимпийским огнем в руке. И подошли к этому месту и увидели ров, который опоясывал большую спортивную арену. Так, ров! Кинули мосточки. А дальше – металлический забор. С ним тоже несложно – отрезали автогеном. А дальше было сложно. Там сидел фон – солдаты, несколько тысяч человек, которые создавали живые картины, переворачивая флажки. И как через этот фон пройти? Там даже не было лесенки!"

Однако выход был найден. Притом, блестящий.

"У режиссера родилась идея, - вспоминает Александр Михайлов. - Огонь понесли по возникающей как бы ниоткуда дорожке из белых щитов, которую держали солдаты. И Сережа Белов бежал по этому серпантину уже на самый верх".

Был и эпилог. Лампы с Олимпийским огнем погрузили в транспорт, и пламя из Греции отправили в другие олимпийские города 1980 года – Таллинн, Ленинград, Киев и Минск.

142

Дирижер ГАБТа народный артист России Одиссей Димитриади во время выступления.

Почему музыкальное оформление Олимпиады-80 доверили грузинскому дирижеру

95
(обновлено 19:59 03.08.2020)
Дочь главного дирижера Олимпиады-80 Одиссея Димитриади рассказала Sputnik о сложной судьбе своего отца и его вкладе в музыкальное оформление Игр

3 августа, вечер. Отсчет времени до закрытия Олимпиады пошел уже на минуты. По арене стадиона "Лужники" еще передвигаются танцевальные коллективы, спортсмены. Но музыка звучит уже как-то вяло и приглушенно. На лицах зрителей застыло ожидание чего-то важного. Наконец раздаются начальные ноты песни в исполнении Лещенко и Анциферовой и из-за кулис выплывает гигантский надувной медведь. Символ Олимпиады машет зрителям лапой и ударяет по стадиону почетный круг.

Торжественное закрытие XXII летних Олимпийских игр
© photo: Sputnik / Sergei Guneev
Торжественное закрытие XXII летних Олимпийских игр

Грусть от окончания праздника достигает кульминационного момента. Сейчас Мишка, все так же улыбаясь, взлетит на воздушных шарах в небо. И прощание с символом Олимпиады войдет в историю как самый эмоциональный эпизод XXII Летних Олимпийских игр.

С того знаменательного дня прошло сорок лет. А кадры с улетающим Мишкой и по сей день вызывают грусть. Потому что для рожденных в СССР это кадры прощания с детством, юностью и страной, которая развалилась через каких-нибудь десять лет.

Хотя, не случись мелодичной песни, может, и закрытие не получилось бы таким лиричным. Союз готовился к Олимпиаде как к мероприятию планетарного масштаба. И закрытие Игр, так же, как и открытие, планировалось сделать грандиозным и запоминающимся. По этой причине к написанию олимпийских хитов было решено привлечь ведущих песенников - Пахмутову и Добронравова, а музыкальное оформление доверить главному дирижеру Тбилисского театра оперы и билета Одиссею Димитриади.

Путевка в жизнь

Одиссей Димитриади родился 7 июля 1908 года в многодетной семье члена батумской городской думы Ахиллеса Димитриади. Способности к музыке у мальчика начали проявляться еще в раннем возрасте. Поэтому, как только Одиссей подрос, его определили в музыкальную школу, где обучали пению и игре на фортепиано. Позже он начал брать частные уроки по скрипке. А к моменту определения будущей профессии уже точно знал, что свяжет свою жизнь с музыкой.

Но не все было так просто. Новая власть конфисковала имущество купца Ахиллеса Димитриади, лишив его и избирательного права. По законам нового времени, дети таких людей не имели права на высшее образование. Поэтому по совету отца, после окончания гимназии, летом 1925 года Одиссей отправился к старшему брату, который служил в Сухуми на государственной службе. Одиссей должен прожить там год, чтобы при поступлении в консерваторию предъявить справку о том, что находится на иждивении брата.

Через год он поступил на теоретико-композиторское отделение Тифлисской консерватории. Во время учебы он познакомился с студенткой вокального отделения, будущей артисткой оперы Надеждой Харадзе. Молодые влюбились и сразу же поженились. По нелепому совпадению в это же время в Батуми арестовали и сослали в Сибирь отца Одиссея. И только благодаря усилиям посла Греции, бывавшего в их доме в лучшие времена, отца удалось вызволить. Но все же судьба надломила его, и прожил он после недолго – год.

Одиссей Димитриади с первой супругой Надежой Харадзе, 1929 год.
photo: courtesy of Nana Dimitriadi
Одиссей Димитриади с первой супругой Надежой Харадзе, 1929 год.

Одиссей же по окончанию учебы в консерватории едет в Сухуми. Там он начинает работать заведующим учебной частью музыкального техникума. В то же время увлеченно пишет музыку для спектаклей греческого драматического театра, оркестровые и фортепьянные пьесы. И мечтает связать жизнь с дирижерством. И в то же время понимает, что для достижения поставленной цели знаний у него маловато, нужно продолжать учебу.

Дирижер Одиссей Димитриади
© photo: Sputnik / Максимов
Дирижер Одиссей Димитриади

Кровать за "Евгения Онегина"

Годы учебы в Ленинграде Одиссей Димитриади будет вспоминать как одни из самых ярких. Одиссей поступил в консерваторию и поселился в общежитии.

Но кровати для него не нашлось, и Одиссей спал в комнате у друзей, на рояле. Это было крайне неудобно, потому что во время сна можно было соскользнуть с рояля. Притом нужно было подниматься раньше всех, чтобы подготовить инструмент к занятиям.

И вот однажды, когда Одиссей в учебной студии репетировал оперу "Евгений Онегин", к нему подошел комендант общежития и сказал – хорошо дирижируешь, приходи завтра, дам кровать. Так, сыграв "Евгения Онегина", Одиссей перешел спать с рояля на кровать.

Дирижер Одиссей Димитриади
© photo: Sputnik / Олег Макаров
Дирижер Одиссей Димитриади

В 1934 году в Ленинград приезжает один из величайших дирижеров мира, соотечественник Одиссея Димитрий Митропулос. И те десять дней пребывания в Ленинграде выдающегося греческого дирижера, по признанию Одиссея Ахиллесовича, стали незабываемыми в его жизни – он мог видеть, слушать и даже подружиться с ним – великим Митропулосом! Одиссей лелеял мечту ставить спектакли на исторической родине. Но старший коллега посоветовал не уезжать в Грецию и продолжить музыкальную карьеру в Ленинграде. Объяснял это тем, что в Греции музыкальная культура не такая высокая.

По окончанию учебы, Одиссей вернулся домой. Жизненные пути с супругой у Одиссея к этому времени разошлись. Он женится на другой женщине, выходит замуж со временем и Надежда. Но молодые люди остаются друзьями на всю жизнь.

- С папой я впервые увиделась в пять лет, - рассказывает дочь Одиссея Димитриади, профессор тбилисской консерватории Нана Димитриади. - Они же с мамой были в разводе. А моя бабушка, мамина мама, научила меня: "Когда придет папа, ты скажи ему - бродяга". И вот он появился. Взял меня на руки. И я едва слышно, стесняясь, выдавила из себя это слово - бродяга. Папа, конечно, улыбнулся и прижал меня к себе. С этого началась наша с ним дружба. Родных сестер и братьев у меня не было. Но моих сводных братьев я именно так и воспринимала. У нас были такие близкие отношения! И с тетей Лизой (вторая жена Одиссея Ахиллесовича) я дружила, мы с ней часто секретничали. Папа был очень привлекательным и обаятельным мужчиной и всегда пользовался вниманием у женщин. Тетю Лизу это донимало (смеется – прим. ред).

Одиссей Димитриад с дочерью Наной
photo: courtesy of Nana Dimitriadi
Одиссей Димитриад с дочерью Наной

Талантливый, но неблагонадежный

В Абхазии, куда он возвратился из Ленинграда, Одиссея назначили дирижером государственного симфонического оркестра Абхазии и директором Сухумского музыкального училища. Правда, предварительно выставили условие - отказаться от греческого гражданства. С мечтой увидеть родных и выступить на греческой сцене пришлось расстаться. Любовь к музыке взяла верх.

- Папа был очень сильным патриотом. Он и моих братьев назвал греческими именами, вот только меня назвать традиционным греческим мама не дала, - говорит Нана. - Она заявила, что мать у ребенка грузинка, поэтому девочку назовут грузинским именем. Мама хотела перевести меня на собственную фамилию. Но ее отец, мой дедушка, сделать этого не дал. "Нет, ни в коем случае, девочка будет носить отцовскую фамилию", – сказал он. Но несмотря на фамилию и корни, ни один из нас троих не владел греческим языком.

Дирижер Одиссей Димитриади
© photo: Sputnik / РИА Новости
Дирижер Одиссей Димитриади

В 1937-м состоялось его первое выступление в тбилисском театре оперы и балета, он дирижировал оперой "Евгений Онегин". Успех был таким ошеломляющий, что главный дирижер театра оперы и балета Евгений Микеладзе пригласил Одиссея приехать работать в Тбилиси. И Одиссей соглашается. Он и предположить не мог, что через пару месяцев Микеладзе арестуют и расстреляют. После произошедшего Одиссей стал ждать, что скоро явятся и за ним. Но не пришли.

А потом началась война. Он выступал в качестве пианиста в воинских частях Красной армии. Даже получил медаль за оборону Кавказа. По окончании войны его назначают главным дирижером и художественным руководителем симфонического оркестра Грузинской СССР. А в 1952 году главным дирижером Оперного театра. Но какие бы награды он ни получал и каких бы больших успехов ни добивался, Димитриади все равно оставался для власти неблагонадежным.

Дирижер Одиссей Димитриади
© photo: Sputnik / Олег Макаров
Дирижер Одиссей Димитриади

- Как-то в Тбилиси из Москвы приехал папин друг и большой музыкант Мелик-Пашаев, - продолжает Нана. - Он послушал папу и сказал, что таланту Одиссея нужен другой масштаб, чтобы развернуться. Одиссей последовал совету и поехал в Москву.

Он выступил там с большим успехом. Пришло время писать заявление о приеме на работу в Большой театр. Анкета, которую заполнял дирижер, содержала вопросы и относительно родственников. И Одиссей написал все, как есть, о том, что вся его родня живет в Греции. Так все равно же узнают, рассуждал музыкант. Прошло время, а ответа его так и не удостоили.

Все поменялось после смерти вождя народов. Наступила оттепель. И его позвали в Большой. Потом была работа, гастроли по разным странам в статусе ведущего дирижера Большого театра. Он, наконец-то, после длительной разлуки поехал в Грецию и увиделся со своими родственниками, которые эмигрировали после революции. А во время его пребывания в Мексике случилась трагедия, погиб сын Одиссея.

- Парису лет 25 лет было. Он отдыхал с компанией друзей. Они шли вечером, пели, а у него было плохое зрение, и он не заметил оградительной ленты на дороге. Шагнул туда, и нога провалилась в насыпь и увлекла его. А он в это время поднял вверх руки, потому что испугался, что руки повредятся, он же был очень талантливый пианист. В итоге он сильно повредил почки и через 12 дней скончался. Папа очень тяжело переживал смерть Париса. Перенести горе ему помогала любимая музыка.

"Кармен" и Олимпиада

В начале 70-х министр культуры ГССР композитор Тактакишвили приглашает Димитриади возглавить театр оперы и балета в Грузии.

- Не прижился папа в Москве, несмотря на то, что, уехав туда, он добился большого профессионального роста. Но он был слишком привязан к Грузии, он не мог без нее. И всегда был готов вернуться в Грузию, какой бы заманчивой ни казалась работа в любом другом городе.

Димитриади уже готовился ставить на грузинской сцене оперу Бизе "Кармен", когда в театре случился пожар. Как потом выяснилось, то был поджог. После этого театр уходит на ремонт на долгие шесть лет. Димитриади решает осуществить давнишнюю мечту жизни и едет работать в Грецию. А в 1980 году Димитриади назначают главным дирижером Олимпиады-80.

- Мы с папой никогда не говорили об Олимпиаде, - вспоминает его дочь. - Он ведь был человеком творческим. А Олимпиада была для него событием немного конъюнктурным. Конечно, в главные дирижеры его пригласили неспроста. Только вслушайтесь, главный дирижер открытия и закрытия летних Олимпийских игр – Одиссей Ахилесович Димитриади! Грек дирижирует Олимпиадой!

- Но это все шутки, - улыбается Нана - Его пригласили, конечно же, не только из-за его греческого происхождения, а потому что он был профессионалом с большой буквы, - продолжает увлеченно Нана. - Папа был очень образованным музыкантом. Его уважали и любили. В первую очередь, в силу его высокого профессионализма. Он был очень многогранным музыкантом с феноменальной памятью. Помнил все оперетты, которые слушал в детстве в Батуми. Поэтому часто устраивал вечера вальса и оперетт.

Внук Одиссея Димитриади Александр с супругой известной актрисой Ликой Кавжарадзе и сыном
photo: courtesy of Nana Dimitriadi
Внук Одиссея Димитриади Александр с супругой известной актрисой Ликой Кавжарадзе и сыном

Одиссей Димитриади ушел из жизни в 2005 году. Он служил искусству до конца своей долгой и непростой жизни. И каким бы сложным ни бывал в жизни выбор, делал его всегда в пользу музыки. Просто потому, что любил ее до самозабвения и по-другому не мог.

95
В телетайпном зале олимпийского телерадиокомплекса

Чем пригрозили сотрудники КГБ грузинскому журналисту во время Олимпиады

542
(обновлено 19:56 02.08.2020)
Медийный десант из Грузии, который высадился в Москве летом 1980-го, состоял приблизительно из 25 человек. Одним из них был наш коллега - обозреватель Sputnik Грузия Тамаз Чикваная

Тамаз Чикваная был первым телеведущим, который повел информационную программу "Моамбе" в прямом эфире. Курьезов за его долгую журналистскую карьеру у Тамаза было много, как и ярких и запоминающихся событий. Одним из таких стала Олимпиада-80.

 

Журналист в роли наблюдателя

Медийный десант из Грузии, который высадился в Москве летом 1980-го, состоял приблизительно из 25 человек. Технический персонал прилетел за полтора месяца до начала Олимпиады. Нужно было постигать премудрости работы на новой, заграничной аппаратуре. Запись в этих навороченных видеокамерах велась на кассеты, а сами камеры могли работать как при дневном свете, так и в ночных условиях. В то время в Союзе на телевидении монтировали ленту вручную. В общем, заморская техника для наших специалистов была чем-то вроде послания с другой планеты.

- Мы наблюдали за этой техникой разинув рты, - вспоминает Тамаз. - Для нас все это было в диковинку. Я попросил одного своего друга записать на такой камере эпизоды. И он мне дал потом кассету, которую я смог просмотреть только через четыре года. Не было у нас соответствующей аппаратуры.

Творческий состав прилетел в Москву чуть позже. Тамаза так вообще включили в список аккредитованных журналистов за две недели до начала Олимпиады. Он тогда заведовал спортивным отделом информационной программы "Моамбе" на Первом канале грузинского телевидения.

- Приехал, а мне говорят, что списки уже укомплектованы. И я, получаюсь, не у дел. Спасибо спортивному комментатору, который вступился за меня и сказал, что раз уж парень приехал, то определите ему род занятий. Ну, меня и определили - отправили на гребной канал в Крылатское. Поручили организовывать встречи творческого, технического персонала с администрацией спортивного центра. Аккредитации журналиста у меня, кстати, не было.

Трибуны гребного канала Крылатское
© photo: Sputnik / Andrey Solomonov
Трибуны гребного канала "Крылатское"

 

Так до конца Олимпиады Тамаз и нес возложенную на него миссию наблюдателя. Правда, пару раз он все же отлучился. В первый раз он пошел болеть за Виктора Санеева, которого отлично знал и чей выход просто не мог пропустить.

- Трехкратный чемпион Санеев вышел последним и показал самый лучший результат. Но первое место судьи отдали эстонцу. Вы не представляете, что творилось на трибунах стадиона, когда это произошло. Третье место досталось спортсмену из Бразилии. И вот он подбежал к судьям, о чем-то громко кричал, жестикулировал. Было очевидно, что он возмущен такой оценкой. Стадион ревел, спортсмены возмущались, только сам Виктор не потерял самообладания. А при награждении, бразилец поднял руку Санеева в знак того, что он его признает победителем. Как мне потом сказали, была такая установка, золотую медаль должны были вручить представителю нацменьшинства. Виктор подходил под эту категорию, потому что был из Грузии. Но он был русским. Поэтому медаль отдали эстонцу.

Легкоатлет Виктор Санеев (в центре) беседует с журналистами из ГДР в Олимпийской деревне во время проведения XXII Олимпийских игр в Москве
© photo: Sputnik / Владимир Родионов
Легкоатлет Виктор Санеев (в центре) беседует с журналистами из ГДР в Олимпийской "деревне" во время проведения XXII Олимпийских игр в Москве

 

 

В следующий раз Чикваная попал на финал водного поло. Тогда в сборной команде Советского Союза играл Георгий Мшвениерадзе, сын известного Петре Мшвениерадзе, которого Тамаз знал лично.

- Незадолго до финала я был в гостях у Петре Мшвениерадзе. И он признался, что, при всех его заслугах, золотой медали у него нет, - рассказывает Чикваная.

С именем известного ватерполиста Петре Мшвениерадзе связана одна примечательная история. Это произошло в 1956 году, во время Олимпиады в Мельбурне. Петре Мшвениерадзе аккурат перед Олимпиадой назначили капитаном сборной СССР. Скандал между сборной Союза и Венгрии развернулся прямо в бассейне. Драка началась из-за событий в Венгрии. Почти одновременно с Олимпиадой в Будапеште происходило восстание против советского режима, в результате которого гибли люди. Нападающий сборной Венгрии Дежё Дьярмати сломал грузинскому ватерполисту нос. По итогам, матч был остановлен. Сборной СССР засчитали техническое поражение. Но, несмотря на такой исход игры, пострадавший во время драки Петре был удостоен звания "Заслуженный мастер спорта СССР".

- Через 20 лет американские журналисты устроили встречу ватерполистов, которые участвовали в той драке. Петре поехал, и, когда вошел в зал, венгры подошли и обняли его, но виновник той потасовки не приехал. А на Олимпиаде 1980 года советская сборная по водному полу победила и взяла золотую медаль. И там же, как только Георгию вручили эту медаль, он поднялся на трибуну, где сидел отец, и передал эту медаль отцу, сказав, что он ее заслужил. И Петре очень этим гордился.

Георгий Мшвениерадзе во время матча по водному поло
© photo: Sputnik / Dmitry Donskoy
Георгий Мшвениерадзе во время матча по водному поло

 

Одним из самых запомнившихся событий тех дней стал уход из жизни актера, музыканта и поэта Владимира Высоцкого. Грузинский журналист не раз встречался с Владимиром Высоцким и хорошо его знал.

- У меня было два друга Ричо и Бежан, которые дружили с сыном актрисы Тамары Макаровой и режиссера Сергея Герасимова, Артуром. А он, в свою очередь, был близким другом Владимира Высоцкого. Так и произошло наше знакомство. Как-то мы сидели на даче в Подмосковье. В компании оказалось три грузина, и Владимир вспомнил Михаила Хергиани, с которым был знаком близко. Хергиани был инструктором в фильме "Вертикаль", в котором снимался Высоцкий. Там они и подружились. И Владимир рассказывал, что сходил с ума от того, что Миша творил в горах. Когда Хергиани погиб, Высоцкий не мог поверить в его гибель и написал известную песню, посвященную грузинскому альпинисту.

Похороны популярного советского актера театра и кино, поэта и певца Владимира Высоцкого
© photo: Sputnik / Anatoly Garanin
Похороны популярного советского актера театра и кино, поэта и певца Владимира Высоцкого

 

На коротком поводке у "интересных" людей

Московская Олимпиада проходила в условиях холодной войны и масштабного бойкота, который объявили Советскому Союзу западные страны на фоне ввода советских войск в Афганистан. Поэтому происходящее в СССР носило в том числе и политический подтекст. И меры безопасности в связи с этим предпринимались беспрецедентные. Журналистов спецслужбы держали на коротком поводке.

- Я за одну неделю перед приездом в Москву раз пять побывал в КГБ. Как себя вести, о чем говорить, как избегать контактов с иностранцами и так далее. Это была обязательная процедура. Приходилось устраивать в ушах сквозняк. Не успел я сесть в маршрутку, по прилету в Москву, как передо мной вырос на вид щупленький парень и начал читать нотации. Привезли нас в оргкомитет Олимпиады и там отвели по два-три человека опять же на обработку. Распределили в рабочие группы и там тоже прочищали мозг. Контролировали нас в день три раза. С кем говорил, о чем говорил, попробуй, что-нибудь скрой от них.

Несмотря на то, что журналисты были в основном из социалистических стран, нам все равно запрещали с ними общаться. Был один журналист из ГДР. Он меня о чем-то попросил, и я ему помог. А на второй день он пригласил меня в бар, он нормально владел русским языком, мы зашли, посидели. Я понимал, что за этим может последовать. Но мне было ровным счетом наплевать на их указания, я не был ни чиновником, ни членом партии.

Вечером того же дня стук в дверь, на пороге "интересные" люди. Мне так и сказали прямым текстом, еще раз с немцем заговоришь - соберешь чемодан и вернешься домой.

"Целуй меня крепче", потому что "Москва слезам не верит"

Впрочем, несмотря на все запреты и контроль, в воздухе все же витал едва различимый, как нотка сандалового дерева в парфюме, запах свободы. И ощущалось это как на уровне экономическом, в плане доступности доселе невиданных продуктов и вещей, так и на уровне общения между людьми и выстраивания отношений. Помимо всего прочего это был праздник. Но все хорошее имеет обыкновение заканчиваться. Настал час возвращения домой. У Тамаза в Москве жила приятельница Майя Герасимова, которая родилась и выросла в Тбилиси. Тамаз, бывая в Москве, часто приходил к ней в гости. Тамаз позвонил ей, чтобы попрощаться.

Тамаз Чикваная
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Тамаз Чикваная

 

- В котором часу у тебя самолет? – спрашивает меня Майя. Я отвечаю, что в семь вечера. На это она мне говорит: "Тогда срочно приезжай ко мне, до семи ты все успеешь". Я, естественно, выхожу из гостиницы и еду к Майе. Приезжаю и застаю у нее в доме мексиканского писателя, сценариста и кинорежиссера, которого я уже знал, - Карлоса Фуэнтоса. Сегодня это легенда, а тогда он был молодой, как я (улыбается – прим. ред.). Я на грузинский язык перевел один его рассказ "Кукла-королева". Майя мне сделала подстрочник с испанского на русский, а я перевел на грузинский язык. Карлос хорошо владел русским, потому что учился во ВГИКе. Он хотел снять по нему фильм, и я ему сказал, что для фильма ему не хватает драматизма. И вот много лет спустя у нас проходил кинофестиваль и показывали его фильм. И посмотрев картину, я был приятно удивлен, потому что он изменил финал картины, как я ему говорил. В квартире у Майи вместе с Карлосом меня встретила композитор и пианистка Консуэло Веласкес, автор известной песни "Бесаме мучо". Ей тогда уже было под 60, но она была все равно ослепительно хороша собой. У нее было много и других произведений, но "Целуй меня крепче" ("Бесаме мучо"), написанное ею в 15 лет, стало самым известным. Таким образом я познакомился с Веласкес, которая приехала в Москву вместе с Фуэнтосом на Олимпиаду. Поэтому, у меня в памяти Олимпиада переплетается еще и с картиной "Москва слезам не верит".

Мексиканская пианистка, автор песни Бесаме мучо, Консуэло Веласкес
© photo: Sputnik / Галина Кмит
Мексиканская пианистка, автор песни "Бесаме мучо", Консуэло Веласкес

 

По случайному совпадению культовый фильм Владимира Меньшова вышел на большой экран в тот же, 1980-й год. Именно этому фильму обязана своей широкой популярностью в Советском Союзе песня Консуэло. А сам фильм стал одной из немногих советских кинокартин, взявших главный приз американской киноакадемии "Оскар".

542
По теме
Дзюдоист Шота Хабарели - чемпион в категории до 78 кг на Олимпиаде-80
Грузинская Виагра и советский ответ Кока-Коле - напитки из Грузии на Олимпиаде-80
"Грузинский след" на Олимпиаде-80 в Москве
Александр Чивадзе: мы могли выиграть Олимпиаду, но ребята перегорели
Стадион имени Георгия Шакарашвили

Стадиону в Тбилиси присвоено имя погибшего футболиста

21
(обновлено 21:02 03.08.2020)
Футболка под 21 номером в "Сабуртало" будет всегда принадлежать Георгию Шакарашвили и храниться в клубном музее

ТБИЛИСИ, 3 авг - Sputnik. Футбольный клуб "Сабуртало" открыл стадион имени погибшего игрока команды, 19-летнего Георгия Шакарашвили.

Тело пропавшего футболиста после четырех дней поиска, в которых принимали участие до 70 спасателей, водолазы, эхолоты и вся необходимая техника, обнаружили 22 июня в реке Арагви, в нескольких километрах от того места, где его видели живым в последний раз. По данным МВД Грузии, дело о смерти Георгия Шакарашвили, получившее большой общественный резонанс, расследуется по двум статьям – незаконное лишение свободы и насилие.

Имя погибшего футболиста было присвоено одному из стадионов футбольной академии "Сабуртало", расположенному на улице Иосебидзе. На открытии присутствовали руководители "Сабуртало", члены семьи Георгия Шакарашвили, друзья и партнеры по команде.

Президент клуба Тариэл Хечикашвили отметил, что отныне футболка № 21 в "Сабуртало" будет всегда принадлежать Георгию Шакарашвили и храниться в клубном музее.

Георгий Шакарашвили был игроком дубля в составе второй команды, руководство и тренерский штаб возлагали на него большие надежды.

21
Темы:
Гибель 19-летнего грузинского футболиста