Фигура талисмана чемпионата мира по футболу 2018 в России волка Забиваки

Самара: гадание на козе, песни в такси и особенности женского характера

52
(обновлено 09:59 25.05.2018)
Встреча с авторитетным предсказателем результатов чемпионата мира, посещение музея футбола и поездка в караоке-такси по ночному городу

Рано или поздно любой путешественник начинает сортировать посещенные города по удобной лично ему классификации. От сугубо субъективной, вроде "красивый — некрасивый" или "удобный — неудобный", до общепринятой — большие и малые, южные или северные, индустриальные или курортные.

"Наивные путешественники" выстроили для себя новую систему — сортировать города по гендерному принципу. Первые три города, которые мы успели посетить в рамках проекта, были мужского рода. Ослепительный Сочи, капризный красавец Ростов-на-Дону, героический Волгоград. И вот настала очередь таинственной незнакомки Самары.

Окатила прохладой

Оказывается, за неделю путешествий мы совершенно успели отвыкнуть от снега. Все предыдущие точки нашего маршрута уже успели смыть с себя зимнюю атрибутику. Самара решила компенсировать. Еще на подъезде к городу мы тоскливо смотрели на проплывающие белые поля. На выходе из вокзала город торжественно встретил нас метровыми сугробами снега.

— Это у вас что — в конце весны снег выпал?— интересуемся у водителя.

— Да нет, с зимы остался. Обычно в это время у нас уже тепло, а тут — заморозки ночами. Вот он и лежит.

Утро выдалось серым, окрасив в свой цвет улочки города. Телефон сочувственно сообщил, что в Самаре +2 и лучше не будет. По крайней мере, на время нашего визита.

Жить нам выпало в скромной двухэтажной гостинице в той части центра, что расположилась на возвышенности и всеми улицами спускается к Волге. Наклонное положение дорог и тротуаров превращает их в небольшие бурные реки — сугробы подтаивают и вода устремляется вниз. Оставив в номерах вещи, отправляемся на первую прогулку по городу, неуклюже перепрыгивая журчащие ручейки. На женщин, даже если это всего лишь город, нельзя обижаться. Конечно, это сейчас говорит мужская часть нашей команды, но, во-первых, нас трое из пяти, а значит, большинство, а во-вторых, именно мы пишем текст. Нельзя обижаться и нельзя обижать, хотя у Самары оказался тяжелый характер своенравной красавицы.

Впереди нас ждет встреча еще с одной женщиной, уже не метафорической, а самой настоящей. В этом наша особенность — когда встречающая сторона спрашивает, что мы хотим увидеть, мы всегда настаиваем на "кого" вместо "что". Можно увидеть все значимые места, но понять город удается только через его жителей.

Завидная забота

Погода решила, что хорошего понемножку, и зарядила дождь, рассудив, что художник должен быть холодным. Мы отправились на встречу с местным скульптором. Кристина Цибер — уроженка Самары. Три года прожила в Германии, но не срослось: вернулась назад. Сегодня ее скульптуры, точнее — арт-объекты, украшают родной, хоть и не сильно любимый город.

Скульптор Кристина Цибер и самарский Швейк
© photo: Sputnik /
Скульптор Кристина Цибер и самарский Швейк

— К сожалению, Самара потеряла свое лицо. Беспорядочные застройки, невнимание к историческим зданиям и зеленой зоне. Конечно, есть красивые старые здания, но, понимаете, это как женская внешность. Возраст добавит несколько морщинок, в спешке и заботах можно пропустить огрех в прическе — эти мелочи не испортят природной красоты и шарма. Но только в том случае, если в целом вид ухоженный. А если махнуть рукой и забросить уход за собой, то…

— А почему вернулись сюда? Почему не Москва, не Питер, в конце концов?

 

— А какая разница, где работать? Главное — делать то, что мне нравится. Я пытаюсь сделать свой город красивым, в меру своих сил. Кто-то должен за ним ухаживать.

 

Первое впечатление все же оказывается обманчивым — Самару Кристина любит. За нелюбимых так не переживают.

Приезжаем к первому объекту на берегу Волги. На набережной бурлаки бесконечно тянут баржу, зависшую над тяжелым льдом. Объемный арт-объект вдохнул еще больше безысходности в шедевр репинской горечи. Дождь оптимизма тоже не добавлял.

— Скульптор — сложная работа?

— Грязная. У меня дома черт-те что творится. Как меня близкие терпят — не понимаю. Весь дом вечно в пыли, крошке, пластилине. Убираться времени нет, даже если физически ничего не делаю, то в голове все время работа продолжается.

 

— Самое трудное в ней что?

 

— Самое трудное — убедить заказчика в том, что это он придумал то, что я сделала. У вас, наверное, так же?

 

— Уж поверьте.

 

Тем временем добираемся до второй скульптуры. На углу двух оживленных улиц, сияя натертым носом, сидит на бочке с порохом Швейк. Рядом — замерший лохматый пес. Оказывается, в Самаре одно время жил Ярослав Гашек. Писатель уехал, а бравый Швейк с собакой остались. Пока мы снимаем, мимо пробегает девочка школьного возраста. Резко тормозит, наклоняется, трет собаке нос. На счастье.

Дальше едем к памятнику самарскому водоканалу, после перемещаемся к целому комплексу скульптур, застывшему зоопарку возле офисного здания. У каждого объекта — свой характер, свое лицо. Даже у памятника водоканалу.

Хлеба и зрелищ

Проголодались. По традиции спрашиваем у прохожих лучшее на их взгляд заведение, надеясь хотя бы в Самаре попасть на русскую кухню, но все дружно рекомендуют грузинский ресторан. Спорить бесполезно, да и не хочется. Заходим. Именно в этот момент Самара заиграла новыми красками.

Мы пришли без рабочего оборудования, слава о нас до Самары еще тоже дойти не могла. Но такого теплого приема мы не встречали в местах, куда приходил на специальные обеды для журналистов.

На нас напялили папахи и вручили по настоящему рогу, полному вина, поздравили с тем фактом, что мы их опустошили, похлопали в ладошки и убежали готовить заказ. Хвалить грузинскую кухню смысла особого нет: она или вкусная, или не грузинская. В данном случае нам повезло попасть абсолютно точно на первый вариант.

Следующая живая достопримечательность на нашем маршруте — Алексей Брытков, водитель и владелец первого караоке-такси в Самаре. Возле парка Гагарина нас ждет белая блестящая машина, обклеенная логотипами Party Car. Здороваемся с хозяином. Переходим на ты.

Караоке-такси Party Car и его владелец Алексей
© photo: Sputnik /
Караоке-такси Party Car и его владелец Алексей

Алексей родился здесь же, в Самаре. Сначала просто таксовал. Потом начал понемногу петь. Пел хорошо: кто-то заслушивался, кто-то подпевал.

— В какой-то момент понял, что это нужно монетизировать. Но машина была не та. Накопил, купил новую. Сам ночами ставил оборудование, тюнинговал. Потом объявил себя "Партикаром".

В этот момент подъезжает автомобиль, и команда "наивных путешественников" воссоединяется полным составом, да еще прирастает новым участником. Дело в том, что к нам в Самару из солнечного Ташкента прилетела Ситора Фармонова, звезда Узбекистана, актриса и певица, участница КВН-команды "Азия MIX".

Мужская часть путешественников галантно отправилась встречать девушку в аэропорт, а сейчас очарованные они и прекрасно осознающая магическую силу своей красоты Ситора присоединились к интервью с караоке-таксистом Алексеем.

Продолжать интервью становится сложно — на заднем сиденье "Партикара" удобно расположились сразу две певицы, Анна и Ситора жадно поглядывают на микрофон. Водитель и по совместительству диджей караоке-такси заводит автомобиль, включает Земфиру… и два часа из отведенного нам на Самару времени улетают на незабываемую поездку по ночному городу.

Самара футбольная…

Второй день стал ярким и солнечным, а для Марата еще и волшебным — нас ожидал визит в первый в России общественный музей футбола. Возле неприметных дверей в подворотне нас встретил создатель и смотритель экспозиции. Сергей Лейбгард спокойно ждет, пока мы выгрузимся из автомобиля. Оператор неуверенно делает фотографии мячика, украшающего фасад.

— Вы не смотрите, что вход такой неприметный. Это помещение — один из прототипов того самого очага, который был в каморке папы Карло. За маленькой дверкой скрывается целый мир.

Мало кто любит пафосные вводные. Вежливо улыбаемся и заходим. Оказывается, никакого пафоса нет. Подвальное помещение, в которое ведет небольшая лесенка, внезапно распахивается и превращается в цепочку просторных залов, каждый метр которых заставлен футбольной атрибутикой, завешен именными майками, бутсами, мячами, плакатами и прочим, прочим, прочим.

— Сколько у вас экспонатов?

— Сложно сказать. Около 18 тысяч, наверное. Экспозиция же постоянно пополняется.

— Каким образом?

— Люди приходят, приносят вещи. Сами игроки тоже что-то дарят. Мне только и остается, что все запоминать и рассказывать.

Появляется ощущение, что в Сергее встроен какой-то мощный моторчик, присоединенный к речевому аппарату: он не останавливается ни на секунду, переходя от полки к полке. Хранитель музея фонтанирует историями о каждой вещи, которая попадает в его поле зрения… Два часа пролетают незаметно.

— Как вы выдерживаете — два часа без остановки?

— Да это еще укороченный вариант. Я на Ночь музеев 18-часовую экскурсию провел, залпом. Вот там немножко язык устал. А тут так, разминочка.
…и мистическая

Прозвучит странно, но мы едем в гости к козе.

Самарскому зоопарку в этом году исполнилось 26 лет. Козу Забияку назначили футбольным оракулом через конкурс зрительских симпатий, до этого никаких сверхспособностей она не проявляла. Тем не менее, получив статус, итог нескольких игр уже успела предсказать.

К нашему приезду Забияку подготовили. Когда мы зашли в зоопарк, коза стояла в венке из цветов и тоскливо смотрела на три миски с капустой, с помощью которых ей предстояло ответить на заранее придуманные Аней с Маратом вопросы. Мы приехали позже, чем обещали, перед магическим сеансом оракула кормить нельзя, поэтому нашу компанию Забияка успела заочно невзлюбить.

— А давайте так: первая миска — наши выйдут из группы, вторая — не выйдут, а третья — пройдут в четвертьфинал. Козе это надо как-то объяснить или все понятно?

Оракул всем своим видом показал, что понял и дайте уже поесть. Пущенной стрелой Забияка ломанулась к первой миске и начала есть за выход из группы.

— Ну, вот и здорово, — Марат расплылся в счастливой улыбке. — Теперь можно спать спокойно.
Коза сосредоточено опустошила миску и вопросительно посмотрела на остальные.

— Давай еще раз загадаем, с двумя?

— А это спортивно?

— Это гуманно. Давай, оракул. Первая миска — четвертьфинал, вторая — полуфинал.

Коза, даже не попытавшись сымитировать мыслительный процесс и связь с высшими силами, резво поскакала к четвертьфиналу. Затем Забияка тихонько переместилась к третьей миске и доказала, что она твердо верит в российский футбол.

Будем верить и мы. Но если результат российской сборной и является предметом споров, то сам факт успешного проведения чемпионата мира в России не вызывает ни малейших сомнений!

52
Теги:
Самара
Загрузка...