Ситуация в Нагорном Карабахе

Между миром и войной - грузинский эксперт о ситуации на Кавказе

1606
(обновлено 19:15 04.03.2021)
Политический кризис в Грузии, выборы президента США, война в Карабахе и новые геополитические вызовы в Кавказском регионе

Может ли Грузия потерять свои транзитные преимущества и насколько прочен мир в Карабахе - об этом и многих других актуальных темах в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия рассказал эксперт по проблемам Кавказа, аналитик Мамука Арешидзе.

Мамука Арешидзе
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Мамука Арешидзе

- В стране с прошлого года особенно накалена политическая обстановка, которую многие оценивают как политический кризис. Вы согласны с этим определением?

- Если судить по традициям грузинской политики, то кризиса нет. У нас такое происходит всегда – борьба за власть. У нас же демократическая страна. А политическая культура низкая, в итоге все это выплескивается таким образом, как сейчас происходит.

- Неожиданная отставка премьера Георгия Гахария, за которой последовало возвращение на этот пост Ираклия Гарибашвили… Что происходит в правящей партии?

- Что касается неожиданности, не соглашусь.

Когда Гарибашвили ушел с поста премьера в 2015 году, уже тогда были разговоры о том, что он вернется. Он был самым близким и ценным человеком для Бидзины Иванишвили (миллиардер, основатель и экс-председатель "Грузинской мечты" - прим. ред.).

А слухи о том, что Гахария уходит, звучали давно. Его уход я считаю все-таки преждевременным и не совсем продуманным. С другой стороны, он сделал очень важный политический шаг, который как-то сгладит уровень противостояния, который был в обществе. Это не значит, что я согласен с его решением, но я его понимаю.

- Очень много разговоров о необходимости появления в Грузии третьей политической силы. Может ли Гахария претендовать на эту роль?

- Ниша "третьей силы" свободна. Оппозиционные партии, которые сейчас существуют, на 90% повязаны с "Нацдвижением", вынуждены крутиться на его орбите. В итоге у нас все равно получается два полюса: "Грузинская мечта" и "Национальное движение". Стоящий особняком "Альянс патриотов" как-то затерялся в этой заварухе.

Появление третьей силы востребовано в обществе. Другое дело, что в нашей маленькой стране, при низкой политической культуре, очень сложно ожидать, что это сразу будет полноценная политическая организация. Но мне бы хотелось, чтобы она появилась.

Тут нужна очень сильная харизма лидера, который был бы дистанцирован и от "Мечты", и от "Нацдвижения", нужна сильная команда. И, конечно, большие деньги.

Есть ли такие возможности и желание у Гахария – сказать сложно. Но, безусловно, потенциал у него есть.

- Новый премьер Гарибашвили известен своим радикализмом. Чего теперь ждать от правительства Грузии в обновленном составе и как изменятся отношения оппозиции и правящей партии?

- Я не скажу, что Гарибашвили радикальный человек, более правильное определение - он жесткий человек. Если Гахария пытался каким-то образом смягчить отношения с оппозицией, то Гарибашвили этого делать не будет. Для него неприемлема эта сила – "Национальное движение", он этого и не скрывает и будет делать жесткие шаги. В остальном Гарибашвили может быть более гибким.

Что касается истории с арестом Мелия (лидер "Единого нацдвижения"), очень важный момент: слабости или силы власти. Мелия нарушил закон и этим гордился.

Тут был принципиальный вопрос для властей – если позволить игнорировать закон лидеру ЕНД, почему это нельзя будет делать другим? Надо было "приструнить" Мелия каким-то образом, и в итоге вылилось в то, что вылилось.

Когда зашла речь о его аресте, оппозиция сделала все для того, чтобы Мелия, за спиной которого маячит фигура Саакашвили и его пиар-идеи, предстал перед мировым сообществом в роли мученика. И он предстал. А власти в этом ему своими действиями неуклюже помогли.

- Насколько вероятен революционный сценарий в Грузии? Может ли вернуться Саакашвили?

- Народ может терпеть всю нашу политическую галиматью очень долго.

Но мое мнение: приход Саакашвили точно вызовет гражданскую войну. Та часть общественности, которая сейчас молчит, молчать не будет. Саакашвили для значительной части населения Грузии совершенно неприемлемая фигура.

Некоторые даже поддерживают "Нацдвижение", но без Саакашвили.

А самая большая тайна в том, что сами политические партии, которые крутятся вокруг ЕНД, на самом деле не хотят возвращения Саакашвили. Они сами хотят управлять политическим процессом.

- Как вы оцениваете уход из политики основателя и председателя "Грузинской мечты" Бидзины Иванишвили?

- То, что он дистанцировался от политики, не только его решение, тут были задействованы и другие силы, которые вне Грузии.

Все эти годы многие фигуры зависели от Иванишвили и крутились вокруг него. Он сказал: даю вам возможность развернуться, работайте. Буду следить за процессом, которым вы будете управлять. Посмотрим, как у вас получится.

С другой стороны, он прав, конечно. Человек вложил очень много в развитие Грузии. Не только финансовый капитал, но и физические силы. И сказал, если можете действовать самостоятельно, действуйте. Если не можете - так и скажите.

- Одна из самых болезненных тем в Грузии в последнее время - Давид-Гареджи, скандал вокруг дела об утерянных картах, арест картографов за их сокрытие. Что сейчас происходит вокруг этой спорной темы и есть ли выход из тупика?

- Это не тупик. Это, можно сказать, новая страница.

  • У Грузии с Азербайджаном общая государственная граница протяженностью 440 километров, треть которой все еще не делимитирована.
  • Двусторонняя грузино-азербайджанская межправительственная комиссия по делимитации и демаркации государственной границы была создана в 1996 году. В течение первых 15 лет ее деятельности было осуществлено почти 70 процентов работы по уточнению границы, но с 2007 года в процессе проведения делимитации возникли препятствия. 

  • На одном из спорных участков расположен монастырский комплекс шестого века Давид-Гареджи, на часть которого претендует азербайджанская сторона.

  • В прошлом году Генеральная прокуратура Грузии начала следствие о незаконной передаче территорий Грузии иностранному государству в процессе демаркации грузино-азербайджанской границы. По делу в настоящее время арестованы два бывших члена комиссии - сотрудник МИД Грузии Ивери Мелашвили и сотрудница МВД Грузии Наталья Ильичева. 
  • По версии обвинения, задержанные скрыли наличие карты 1937-1938 года, из-за чего Грузия чуть не лишилась 3,5 тысячи гектаров своей территории, в том числе части монастырского комплекса Давид-Гареджи.

Я один из тех, кто искал эти карты по всему миру. Так что, могу сказать, что никаких неожиданных действий власти в преддверии выборов не совершали. Просто все совпало, когда бизнесмен Хидашели привез документы, найденные карты по этому вопросу.

Тут в 2005-2007 годах было элементарное головотяпство членов комиссии с грузинской стороны. Я хочу верить, что это именно головотяпство, не измена. Меня все время мучает вопрос, почему они опирались не на базовые документы, а на другие, и ответ на это никто не дает.

Граница Грузии с Азербайджаном. Монастырский комплекс Давид Гареджи
© Sputnik / STRINGER
Граница Грузии с Азербайджаном. Монастырский комплекс Давид Гареджи

Задержанный по этому делу Мелашвили, конечно, старается выгородить тех людей, которые в свое время привели его на должность и которые ему подсказали вести определенную линию. Никакой он не мученик. Это человек, которые сделал неправильные шаги. Очень неправильные. И человек, действия которого в итоге привели к тому скандальному явлению, которое мы обсуждаем.

Азербайджанская сторона, естественно, преследует свои интересы, и это понятно.

Конечно, считаясь стратегическими партнерами, Азербайджан и Грузия должны стремиться понимать друг друга. Но скандала бы не было, если бы все поддерживали те договоренности, которые были в 1996 году.

Сейчас определенная пауза после карабахских событий. У Азербайджана свои проблемы, у Грузии свои. Думаю, к концу весны соберется новый состав комиссии. По крайней мере, с грузинской стороны будет новый состав. Надеюсь, что ситуация на переговорах по делимитации границы изменится к лучшему. Я не говорю, что Азербайджан сделает два шага назад, но, по крайней мере, постарается отнестись со всем вниманием. Потому что найденные документы уникальны. И они действительно свидетельствуют о принадлежности Грузии всех частей комплекса, кроме Бертубани.

- Очень интересна фигура Хидашели, как у него оказались эти утерянные карты?

- Хидашели очень долго работал в Москве, потом переехал в Швейцарию. Там со своей компанией он занимался созданием систем предупреждения при землетрясениях, работал непосредственно с картами. И когда возник вопрос, он свои знания и контакты использовал, чтобы найти те карты и документы, которые необъяснимым образом исчезли из грузинских архивов, и не только из грузинских, а многих других архивов постсоветского пространства.

- Как повлияет избрание Джо Байдена президентом США на отношение Грузии с этой страной? Изменится ли политика Америки по отношению к Грузии?

- Никто этого не знает. Но очень многое зависит от правительства Грузии, опять-таки.

Что касается американской политики, тут постоянная формула: для американцев очень важна своя политика в черноморском регионе, особенно в восточной части, где базовая страна - это Грузия. Это не изменится, будет Трамп или Байден. Это уже 20-25 лет так происходит.

Мамука Арешидзе
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Мамука Арешидзе

- И, конечно, Карабах. Насколько прочен сегодня мир в Карабахе, насколько дееспособна созданная схема? Или это отсрочка перед очередным взрывом?

- Меня часто спрашивают, кто победил в этой войне. Я не считаю, что в ней есть победитель. Можно говорить об успехе, и большого успеха добилась Турция, естественно, Азербайджан, ну и Россия тоже, кстати. Проигравшие - Армения и Запад, который при всем этом не присутствовал. Даже Минская группа осталась не у дел.

Но это просто успех, а процесс еще не закончился и еще долго не закончится, я вас уверяю. Кто победил, а кто нет, станет ясно, когда процесс подойдет к концу.

Что касается подоплеки. После Тавужских событий было ожидаемо, что Азербайджан на этом не остановится. И то, что Турция постарается вернуться на Южный Кавказ, не только в политическом, но и военно-политическом плане, было ожидаемо, и она вернулась. Даже Россия, сейчас некоторые эксперты там говорят, была не готова к такому развитию событий, но быстро сориентировалась. А весь мир в этот момент был занят пандемией, США своими выборами, другие страны своими проблемами…

Нового взрыва, я думаю, не будет в ближайшем будущем. Но ясно и то, что армянская сторона не смирится. Не думаю, что российская сторона будет чувствовать себя комфортно в этой ситуации. И тут дело не в Азербайджане. Очень важно, какие шаги будет делать Турция. Если Турция попытается прыгнуть выше планки, а она постарается, тогда я не знаю, что случится.

- Вы раньше говорили, что было бы приемлемо, если бы Грузия предложила платформу для переговоров этим странам. Но предложение со стороны Грузии немного запоздало. Насколько было правильным держаться в стороне?

- Совсем держаться в стороне не получается и не получилось бы. Если бы Россия заняла другую позицию, не посредническую, а, скажем, взяла бы сторону Армении, тогда был бы совершенно другой результат. И это бы перекинулось обязательно на территорию Грузии каким-то образом.

Я убежден, что конкретные люди работали над тем, чтобы в экстремальном случае тут были опорные базы и для одной, и для другой стороны, вплоть до возможных диверсионных актов.

Чувствовалось уже, что в этнических группах есть люди, которые подготовлены соответствующим образом… У меня как-то была онлайн-лекция со студентами разных вузов, и примерно 20-30% из них были местные азербайджанцы и армяне. Разговор зашел на тему региональной безопасности, и их еле удалось разнять. Я убежден, что и над психологической подготовкой местных общин последнее время работали с разных сторон.

- Тем не менее, многолетняя война закончилась, и теперь многих волнует перспектива открытия транспортных коридоров. Может ли Грузия лишиться транзитных преимуществ?

- Эти разговоры еще долго будут продолжаться. Вопрос транзитного коридора на территории Армении пока в зачаточном состоянии, потом перейдет на проектный уровень. Азербайджанская и турецкая стороны попытаются сделать это быстро, но все равно это не так легко осуществить.

Представьте себе, что в один прекрасный день заработает дорога, которую в итоге на территории Армении должны охранять российские миротворцы. Но эта дорога все равно не будет работать в полную мощность, пока между Азербайджаном и Арменией не будут решены спорные вопросы.

А потеряет ли Грузия транспортную функцию, зависит от грузинских властей: это тарифы, инфраструктура, множество условий. Каждая страна старается создать и предложить такие условия, либеральные тарифы, чтобы грузы перемещались именно по ее территории. Если мы не будем думать в этом направлении, то мы без всякой армянской дороги можем потерять транзитную функцию.

Азербайджан хочет быть региональным экономическим транспортным хабом. И Грузия тоже должна претендовать на эту роль. Нормальная конкуренция. Если есть возможность - делай и будешь на уровне.

1606
Теги:
Мамука Арешидзе, Кавказ, Грузия

Николай Цискаридзе

"Грузин это достоинство, красота, честь" Цискаридзе о национальном коде и конфликтах

14049
(обновлено 11:14 09.04.2021)
Николай Цискаридзе бывает в родном Тбилиси редко, но метко. Вот и в этот раз знаменитый артист балета и педагог, ректор Академии русского балета имени Вагановой попал в самый разгар страстей – политических и не только

Sputnik Грузия не упустил возможности встретиться со звездой и задать ему самые злободневные вопросы.

- Николай Максимович, расскажите о своем приезде в Тбилиси.

- Я очень хотел приехать в Тбилиси летом. Но, к сожалению, все было закрыто. Я все время ждал. Мне говорили: через пятнадцать дней, через пятнадцать дней... В итоге это дотянулось до 1 марта. И как открыли границы, я сразу купил билет. Мне надо было приехать и по своим домашним делам, и хотелось повидать всех. Я попал, как обычно, в море любви, потому что постоянно встречи с близкими, знакомыми, родственниками. И это очень на самом деле утомляет, потому что, если честно, я очень асоциальный человек (смеется). Если это можно хоть как-то увязать с моей профессией.

- Как вам Тбилиси весной?

- Кстати, я в марте не был в Тбилиси и вообще в Грузии с 1994 года. Тогда хоронил маму, 27 лет назад. Так что я забыл, как выглядит весной Грузия, что все так лысо и только начинает набухать. Надеюсь, когда приеду попозже, все зацветет.

- Что успели сделать, где побывать?

- Я был в оперном театре, потому что обещал моей коллеге Нине Ананиашвили. Посетил училище, в котором я когда-то учился – уже как педагог, как ректор. Нина попросила меня пообщаться с педагогами, обменяться каким-то опытом.

- Ну вы смельчак – вырвались в самый разгар пандемии. Было трудно?

- Вы знаете, я не верю в это все с первого дня. Слава Богу, меня лично это никак не коснулось. Вокруг меня очень много людей болело. Я, конечно, всем, кому была нужна помощь, помогал, как мог. Но лично я сам стараюсь от этого сторониться.

Я противник масок, противник всего другого. Потому что прекрасно понимаю, что такое грипп. Если ты заболеваешь гриппом, то заболеешь им несмотря на то, одел ты маску, не надел ты маску. Но самое главное, чтобы никто не умирал. Просто грипп – есть грипп. Кто-то переносит его очень тяжело, кто-то – нет. По своему опыту могу сказать, что у меня любое заболевание, даже простудное, проходит с огромными температурами. У меня это нормально и я к ним привык. Но на удивление меня пока, тьфу-тьфу, ничего не касалось.

Мне жаль, что люди пострадали, что пострадали рестораны, отельный бизнес, пострадали артисты. Тяжело очень будет всему миру входить в ритм. С моей точки зрения, да, понятно, что какая-то болезнь существует. Но это какая-то чудовищная спровоцированная акция, абсолютно не нужная человечеству.

- Сейчас Тбилиси для вас место отдыха. Не рассматриваете его как место для сотрудничества, в вашей области, в искусстве?

- Нет. У меня у самого никаких планов нет.

- И предложений никаких нет?

- Знаете, Нина со мной сейчас заговорила кое о чем. Не знаю, состоится это или не состоится. Посмотрим. Ну если Грузии нужны какие-то мои усилия, я никогда не откажусь, но это должно отсюда исходить. Все-таки это моя родина. Сам я никогда себя не навязывал.

Николай Цискаридзе
© Sputnik / Alex Shlamov
Николай Цискаридзе

Я уезжал отсюда еще ребенком. И уезжал только потому, что у меня была мечта – танцевать в Большом театре. У меня не было никаких других идей. При этом хочу напомнить тем, кто не понимает – я уезжал в 1987 году, когда никто не подразумевал, когда еще даже намека на сложности не было. Потому что представить себе, что рухнет Советский Союз в те годы, когда я принял решение отсюда уехать, было невозможно.

- Как комментируете скандал с Познером?

- Я, как артист, очень много лет вынужден был находиться на каком-то таком острие каких-то политических событий, и всегда старался их обойти. У меня в биографии есть семьи даже, которые иногда расходились из-за политических взглядов. Есть знакомые, друзья, которые по-разному начинали себя вести из-за каких-то политических тенденций.

Я не приемлю политику. Потому что для меня распад Советского Союза был очень болезненным. Так получилось, что даже на тот момент я оказался свидетелем, как брат переставал общаться с братом или сестрой и т. д. Я тогда, будучи юношей, еще несовершеннолетним, для себя принял такое решение – ничего не хочу про это знать. У меня есть любовь и уважение к людям, не относительно их политических взглядов.

Есть у меня много знакомых, которые такие откровенные либералы. Есть у меня знакомые и друзья, которые откровенные, так скажем, традиционалисты. Но каждый раз мы друг другу говорим: "Со мной этих разговоров нет! Все!"

Каждый раз, когда меня спрашивают о чем-либо, вы знаете, я могу рассказать только о тех людях, с которыми лично знаком и с которыми много лет общаюсь. И так сложилась моя жизнь, что это очень много известных, значимых в политической жизни мира людей. У меня есть отношение к ним, как к людям. Я не имею права обсуждать их взгляды, их действия, потому что это их работа.

У индейцев есть очень хорошая пословица: "Для того, чтобы оценить действия человека, надо две Луны проходить в его мокасинах". Понимаете, никому не желаю стать министром. Я не знаю, как быть министром иностранных дел, допустим, или экономики, это не моя сфера, но я знаю, что такое быть министром образования и понимаю, что значит быть министром культуры.

В нынешней жизни, в нынешних реалиях – это катастрофа, причем в любой стране, потому что это расстрельные должности. Ты становишься виноват во всем. Тебя все время обвиняют. Чтобы ты не сделал, все равно есть люди, которые будут выходить с плакатами и т. д.

Потому, понимая, что происходит вокруг, я не хочу принимать никакую сторону. Я очень давно сказал и я этого не стесняюсь: я грузин, я российский подданный и я русский артист. Так сложилась моя жизнь. Я никогда не менял фамилию, хотя мне много раз предлагали. Я никогда не стеснялся сказать, что я грузин, ни на одном континенте мира. И никогда не изменю своего решения. Я всегда говорю и везде буду говорить, что я русский артист, я представитель русской культуры и русского театра.

Потому мне все равно, какого цвета флаг будет в России, какого цвета флаг будет в Грузии. Мой педагог мне очень давно объяснил: ты служишь Аполлону. Мой Бог – Аполлон. У него в руках лира, а не флаг. И я очень стараюсь этого придерживаться.

- Получается?

- Мне много раз предлагали вступить в партию, в разные партии. Я все время отвечал – нет. Моя партия – Аполлон. Я служу Аполлону и Большому театру. Все. Вот это моя религия. Все остальное меня не интересует.

Николай Цискаридзе
© Sputnik / Alex Shlamov
Николай Цискаридзе

У меня есть друзья, которых очень люблю. Иногда мы можем поговорить о каких-то политических пертурбациях. И каждый очень честно говорит свое мнение. Я не вступаю в дискуссию. Я говорю, а вы знаете, а я считаю так. Все. Я не хочу принимать участие в дискуссии. Мне очень жаль, когда люди ведут себя некультурно.

- Сложно наблюдать, как разные политические распри сеют раздор между народами?

- Да. Мне очень сложно и неприятно наблюдать за этим. Потому что я не хочу, чтобы то понятие грузин, которое у меня с детства было олицетворением достоинства, красоты, благородства, чести, класса, заменилось бы у меня на понятие абсолютно противоположное.

И я много сделал в этом мире, чтобы на международном рынке, подчеркну, на международном рынке в культуре отстаивать свое право быть русским грузином.

Никто по сей день и никогда не победит мои достижения в России. И не надо забывать, что именно грузин – самый молодой и заслуженный, именно грузин – самый молодой и народный, именно грузин – человек, который получил две государственные премии в области культуры до 30 лет, именно грузин получил первые три "Золотые маски" подряд и т. д. И мне их давали не потому, что я политическая фигура, а за мои достижения. И я этим очень горд.

Ведь если бы кто-то не хотел мне давать эти награды, к примеру, из российских чиновников, мне бы их не дали. Никогда же этот вопрос не вставал.

- Но ведь в вашей карьере бывали конфликты на национальной почве?

- Да, были журналисты и театральные обозреватели, которые смели меня оскорблять из-за национальных и политических моментов, особенно в 2008 году, были такие, но это же ни на что не повлияло. На сегодняшний день в области культуры я занимаю огромную должность, будучи этнически грузином. Но я русский артист. И все это прекрасно понимают, потому что Россия – многонациональная страна.

Я не могу сказать, что у меня нет боли, если, не дай Бог, здесь кто-то будет болеть или у кого-то будет что-то не хорошо. Да, мне будет это больно и неприятно. Но что я могу сделать на самом деле, по большому счету? На что я имею право повлиять? Я влияю, как могу, чтобы для человека любой национальности было бы хорошо.

Когда кто-то лет пять-шесть назад посмел мне написать письмо (это касалось другой национальности) о том, что мы подадим на вас в комиссию, дабы вас проверили, потому как вы ущемляете права малых народов, мой ответ был очень резкий. Я сказал: "Это вы мне будете рассказывать, грузину, в России? Простите меня, это я представитель малых народов, а не вот эта национальность, которая представлена в России гораздо больше". И тогда все вопросы сразу исчезли. Понимаете, очень мало кто, как я, имеет возможность благодаря своим достижениям, дать такой отпор.

- Трудно быть грузином в России?

- Как-то Леонид Парфенов это мне сказал, когда снимал вторую серию "Русские грузины". Он сказал: "Коля, я просто снимаю до конца советской эпохи, и вы не попадаете". А потом отметил: "Не знаю, может я вас включу, потому что вам в миллион раз сложнее, чем тем, кто были в Советском Союзе, потому что вам сохранить грузинскую идентичность в русской культуре после развала Советского Союза было немыслимо".

И я сказал: "Да. А пусть кто-нибудь повторит мои успехи, мои достижения. Пусть кто-то попробует".

И, кстати, одна из таких тем, когда меня назначали вначале ректором, была то, что как может грузин возглавлять русский балет!? И такие были возгласы. И ответ высокопоставленных российских чиновников был: "Мы судим не по национальности, а по достижениям". Да, я считаю Россию тоже моей родиной, потому что моя основная часть жизни прошла там, и я российский подданный, и всегда им буду. Я от этого гражданства не собираюсь отказываться. И этот ответ был мне очень ценен. Потому что ценят меня прежде всего за мои достижения, за мое служение, а не за какие-то глупости.

- Как вы считаете, в этом плане здравомыслящих людей больше?

- Нет, здравомыслящих людей, к сожалению, гораздо меньше. И, к моему большому сожалению, культурных людей становится гораздо меньше. А потому мы, кто имеет образование и воспитание, должны все-таки помогать друг другу, оберегать. И я очень горд, что я вырос в Тбилиси, в том прекрасном советском Тбилиси, где не было национальностей. Я много раз рассказывал, что, приехав в 13 лет из Тбилиси в Москву, я был настолько лишен какой-то конфликтности, я ее не видел никогда, так что у меня не возникло никакого комплекса. К сожалению, воспитание, класс, уровень – это вещи уходящие. Если мы не будем это хранить, то чурки, под чурками я имею в виду не национальный слой, а прежде всего тех, кто действительно пытается на этом зарабатывать себе дивиденды, тогда они победят.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

14049
Темы:
Гордость Грузии
Медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе

"Избежать третьей волны коронавируса в Грузии очень просто" меддиректор клиники Иашвили

2265
(обновлено 15:08 08.04.2021)
Как в стране проходит вакцинация, какой опыт дала Грузии "вторая волна" пандемии и что ждать на Пасху – на эти вопросы Sputnik ответил руководитель одной из ведущих клиник Тбилиси

В то время как многие страны активно прививаются против коронавируса, в Грузии процесс вакцинации начался лишь в середине марта. И протекает он настолько медленно, что, по словам эпидемиологов, не только не поможет выработать коллективный иммунитет до конца года, но и предотвратить "третью волну" коронавируса.

Руководитель Национальной технической группы консультантов по иммунизации, медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия рассказал, почему жители Грузии не спешат вакцинироваться, и как сильно страна отстает от плана Нацпрограммы вакцинации.

Медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе
photo: courtesy of Ivane Chkhaidze
Медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе

- Как проходит процесс вакцинации в Грузии?

- В Грузии существует Национальная программа вакцинации, которая предусматривает вакцинацию 60% населения страны до конца года. Это примерно 1,5-1,7 миллиона человек. Если посчитать по дням, то выходит 5-6 тысяч вакцинированных за день. Это то число, которое позволит создать популяционный иммунитет. Мы начали вакцинацию с 15 марта, и самые лучшие данные за сегодня – это 1,1 тысячи вакцинированных в день. То есть в 4-5 раз меньше того показателя, который нужен стране для достижения популяционного иммунитета. Вакцинация проходит не по плану, и мы сильно отстаем от прогнозируемых показателей.

- Почему среди большого числа жителей Грузии есть недоверие к вакцинации?

- Грузия получила первую вакцину AstraZeneca, а потом Pfizer. Получилось так, что до начала вакцинации некоторые европейские страны объявили, что вакцина AstraZeneca вызывает побочные явления, связанные с нарушением свертываемости крови, и они на некоторое время приостановили вакцинацию и ждали заключения от ВОЗ.

Это случилось именно перед тем, как Грузия начала вакцинацию препаратом AstraZeneca. Информация стала доступной для всех и люди стали опасаться этой вакцины.

И врачи, и население уже не так уверенно смотрели на вакцинацию. Это, конечно, повлияло на процесс.

Также, 18 марта, через три дня после вакцинации произошли тяжелые осложнения в Ахалцихе – после вакцинации умерла медсестра, что прибавило скептицизма, и насторожило очень много наших коллег и население.

Причины есть, и на самом деле они очень серьезные. Так что нам понадобится время, чтобы преодолеть этот скептицизм.

На сегодняшний день показатели вакцинации чуть-чуть улучшились. В первую неделю было 700 человек в день, потом стало 1,1 тысячи. Но этого недостаточно. Если это темп не будет минимум в 4-5 раза больше, мы до конца года ни в коем случае не получим популяционный иммунитет. Что означает, что в Грузии будут продолжаться смертные случаи. У нас и так много положительных случаев инфицирования, а в последнее время их стало еще больше. И риск того, что в Грузии будет каждодневная смертность от COVID-19 и в 2022 году, огромный.

- К какой вакцине в Грузии больше доверия?

- Если кто-то не верит препарату AstraZeneca, есть другая вакцина, которой жители Грузии доверяют больше. В Грузию поступило ограниченное количество вакцины Pfizer – 29,5 тысячи, которой достаточно для 14,5 тысячи людей.

Однако, если сегодня кто-нибудь захочет сделать эту вакцину, он уже не сможет. Все центры, в которых прививают Pfizer, полностью заполнены. Выходит, этой вакцине в Грузии доверяют больше, чем AstraZeneca.

То есть получается, что если мы будем в дальнейшем закупать вакцину Pfizer, ежедневно будет прививаться большее количество людей, чем сегодня.

Государство ведет переговоры с компанией, чтобы получить миллион доз вакцины Pfizer. Если это получится, то весь миллион доз будет обязательно освоен. А главное, этот темп, который наблюдается в некоторых центрах вакцинации с вакциной Pfizer, даст нам возможность получить 5-6 тысяч вакцинированных каждый день.

- Есть ли в планах государства повысить осведомленность населения в связи с важностью вакцинации?

- Мы ожидали поступления первых доз вакцины где-то в конце марта. Соответственно, планировали информационную кампанию с середины марта. Но так получилось, что мы получили вакцину за две недели раньше, чем ожидали. То есть времени на запланированную рекламную кампанию, чтобы донести до населения информацию о вакцинах, не осталось.

У нас планируется рекламная кампания. На встрече в Минздраве мы решили, что выделим отдельно 200 доз вакцины для ста известных лиц страны. Это люди из спорта, культуры, политики, которым доверяет общество. Планируется, что эта сотня человек сделает вакцину, став примером для других.

А второй сценарий – получить как можно больше вакцины от компании Pfizer. Это важные шаги для достижения цели – вакцинировать 5 тысяч человек в день.

Отмечу, что в Тбилиси гораздо больше желающих, чем в регионах. На ближайшие две недели в клиниках грузинской столицы все места на вакцинацию заполнены, в регионах не так.

- Есть ли риск развития "третьей волны" коронавируса в Грузии?

- В европейских странах фиксируется "третья волна". Германия, Франция, Италия вынуждены заново объявить о локдаунах и ограничениях. Эта волна реально существует в Европе и в некоторых государствах она даже больше, чем вторая.

Первого марта этого года у нас фиксировалось 1,8 тысячи активных случаев коронавируса. Сегодня этих случаев около 6 тысяч. То есть спустя чуть больше месяца, число увеличилось в 3 и более раза. Это очень большой прирост. Мы давно не фиксировали 800 зараженных за день, а теперь число инфицированных растет.

Если это не остановить, "третья волна" обязательно наступит в Грузии. Мы помним, как это произошло после лета 2020 года, когда все подумали, что все позади, Грузия преодолела "первую волну" и все будет нормально. В итоге мы получили катастрофические цифры.

Это была полная неожиданность, и не один сценарий, который мы обдумывали, не предусматривал такой исход. Мы не ожидали более 1 тысячи инфицированных в день. Система-то справилась, но было очень тяжело. В больницах не было мест, скорой помощи сложно было дождаться. Один из таких уроков этого периода – то, что это дало нам хорошую возможность узнать, что такое настоящая волна, когда больницы едва справляются.

Это дало возможность нашим докторам более четко работать на прием больных. Критическая медицина работала на пределе возможностей. Это была необходимая практика. Все страны прошли через это. Наверное, этот опыт пригодится. У нас есть практика ведения таких больных. Но все равно, вопрос упирается туда, сколько зараженных мы получим в день. Нельзя исключать, что цифра достигнет вновь 4-5 тысяч, может и больше. Страна и медицинская система должны быть готовы.

- А как же вакцинация? Она не поможет смягчить результаты "третьей волны"?

- Вариант того, что мы уменьшим влияние "третьей волны", если будет больше вакцинированных, уже точно не работает. Мы не сможем получить в ближайшие 2-3 месяца большое количество вакцинированных.

Я считаю, что если в ближайшие дни число инфицированных превысит 1 тысячу, надо объявлять локдаун, закрытия и ограничения. У нас есть некоторые районы, села, которые мы уже закрыли. Думаю, надо идти таким путем. Тысяча инфицированных должна стать для нас тревожным звонком.

Серьезным вызовом для нас будет праздник Пасхи. Поэтому мы должны иметь какой-то план для ограничений. Пасха – скопление людей, а это всегда чревато риском развития большего числа инфицированных. В течение 2-3 недель станет ясно, будет у нас "третья волна" или нет.

Или мы опять будем отвечать адекватными мерами на рост числа зараженных, либо получим "третью волну", что для такой страны как Грузия чревато большим числом летальных исходов, большим числом больных в отделениях критической медицины. Может, наша система и справится, но для страны это будет катастрофой.

- Почему вновь растет число зараженных?

- Причина ясна. Маски на улице носят единицы и в Тбилиси, и в регионах. Все подумали, что пандемия закончилась и все позади. Мы так подумали в прошлом году и получили то, что получили. Носить маски – единственный способ прекратить распространение коронавируса. Я не говорю уже о дистанции и других мерах безопасности.

А у нас маски носят или на подбородке, или прикрывают лишь губы. А в таких условиях у нас не получится избежать "третью волну".

Маски абсолютно доступные, недорогие. Это в начале они были дорогими. Их раньше надо было менять каждые два часа, позже ВОЗ изменила рекомендацию на четыре часа. Поэтому двух масок в день, если вы на улице, вполне достаточно. Разве это трудно?! К сожалению, это основная причина роста числа инфицированных.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

2265
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Грузии в 2021 году
Военно-Грузинская дорога - грузовые трейлеры на пути к грузино-российской границе

Верхний Ларс сегодня: движение в направлении России полностью открыто

0
(обновлено 22:26 15.04.2021)
Дя грузовиков по участку Гудаури–Коби движение свободно, но только через лавинозащитные туннели и без остановок

ТБИЛИСИ, 15 апр — Sputnik. Движение автотранспорта в направлении грузино-российской границе полностью открылось, говорится в сообщении департамента автомобильных дорог Минрегионов Грузии.

По данным департамента, по ранее закрытому для грузовиков по участку Гудаури – Коби трассы Мцхета – Степанцминда – Ларс движение свободно, но только через лавинозащитные туннели и без остановок.

Без отстановок движение рекомендуется на участке Степанцминда – Ларс той же трассы.

Трасса Мцхета-Степанцминда-Ларс, т. н. Военно-Грузинская дорога, на сегодняшний день является единственной сухопутной дорогой, связывающей Грузию и Армению с Россией. А ТПП "Казбеги"-"Верхний Ларс" – единственным функционирующим на сегодняшний день пунктом пропуска на сухопутной границе Грузии и России.

Сухопутные границы Грузии, закрытые в связи с пандемией коронавируса с марта 2020 года для иностранцев, открыты только для грузоперевозчиков и граждан Грузии, возвращающихся на родину.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале

0
Теги:
Мцхета-Степанцминда-Ларс, Верхний Ларс, Военно-грузинская дорога, Грузия
Темы:
Ситуация на Военно-Грузинской дороге