Василий Небензя: вакцина от COVID это не шоколад, ей нужна проработка

220
(обновлено 13:58 13.11.2020)
Российская вакцина против COVID-19, работа на удаленке, Навальный, перспективы продления договора СНБ-3 при Байдене и другие важные вопросы - ответы на них дал общественности постпред России при ООН Василий Небензя

Небензя рассказал в интервью РИА Новости о том, как пандемия коронавируса сказалась на работе всемирной организации, ждут ли там российскую вакцину от COVID-19 и кто хочет ей привиться.

Он также сообщил, можно ли ждать подвижек по продлению договора о сокращении стратегических наступательных вооружений при новой администрации США, объяснил, боится ли Россия обсуждения ситуации с Навальным на площадке ООН и почему Организация по запрещению химического оружия быстро теряет свой авторитет.

- Насколько неопределенность с исходом выборов президента США сказывается на работе в Совбезе, в том числе на ваших контактах с американской делегацией? Есть ли какие-то проблемы или же все идет по накатанной?

- На работе Совбеза это никак не сказывается. Однако не только граждане Соединенных Штатов, но и все те, кто здесь живет, ожидают результата выборов. Вы видите, какая отчаянная борьба идет. Кто-то ставит на другую сторону. Ну, скажем, многие европейцы, потому что для них Трамп оказался человеком, который, по их мнению, разрушает твердую трансатлантическую связку, и они, конечно, ждут перемен.

- Заинтересованы?

- Да. Каковы будут эти перемены, как это скажется на их же отношениях с Америкой, трудно пока сказать, не зная результатов. Наученные горьким опытом, предпочитаем не говорить об этом. Хотя мои коллеги ко мне постоянно подходили с вопросом, кто будет победителем. Я говорил, что я знаю, но не скажу.

Но на работу Совбеза, который имеет так называемый мандатный цикл, череду вопросов его повестки, которые обсуждаются регулярно, это никак не влияет по сути. Как мы занимались нашими делами, так и занимаемся. Другое дело, что, если будет смена администрации, то будет смена постпреда при ООН, что очевидно. На все ключевые постпредские, посольские должности новая администрация назначает своих людей.

У нас с американским постпредом, с Келли Крафт хорошие, рабочие, товарищеские, дружеские отношения. Не только со мной – у нее со всеми членами Совета такие отношения. Она приехала сюда примерно год назад, но как-то быстро влилась в коллектив. Она человек очень теплый по натуре. Коллеги к ней тоже относятся с теплотой и уважением.

- Какие актуальные задачи стоят сейчас перед постпредством РФ? Какие резолюции в Генеральной ассамблее вы считаете наиболее важными, в том числе из тех, которые предлагает Россия как автор?

- Консенсусом была принята резолюция к 75-летию окончания Второй мировой войны. Это – наша инициатива. Она должна была принята быть еще в мае. Но в связи с пандемией все это было отложено. Первого декабря состоится торжественное заседание, посвященное окончанию Второй мировой войны.

Разумеется, отчасти связана с этим наша традиционная резолюция о борьбе с героизацией нацизма, которая ежегодно принимается Генассамблеей. Целый кластер резолюций по разоруженческой проблематике, которые сейчас тоже на острие в связи с кризисом в международной системе контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения. Резолюция по международной информационной безопасности, которая подразумевает продолжение рабочей группы открытого состава международной информационной безопасности – такого универсального механизма, который призван разработать международные инструменты сотрудничества в этой области. Она принята.

Это наш традиционный набор приоритетов, но мы внимательно следим за всем, что происходит на Генассамблее. Все, естественно, окрашено в "ковидные" тона, и наша работа, само собой. Хотя, слава Богу, нам - как Совету Безопасности, так и Генассамблее - удалось "выйти в свет" после долгого перерыва.

Новый председатель Генассамблеи Волкан Бозкыр - твердый сторонник очного общения. Собственно, все мои коллеги твердые сторонники очного общения, потому что дипломатия должна подразумевать работу всех пяти чувств. По видеосвязи не все из них можно использовать.

Работа на удаленном режиме имеет свои плюсы, конечно. Ты вышел из своего кабинета, спустился на другой этаж, сел в комнату для переговоров, тебе не надо никуда ехать. Но это, конечно, не то. Когда при нашем председательстве мы вернулись в зал Совета Безопасности, мои коллеги радовались как дети, как будто после каникул вернулись в школу.

Генассамблея сейчас работает в гибридном режиме. Иногда люди сидят в нескольких залах в рамках одного заседания, чтобы соблюдать дистанцию.

- Раз мы перешли к теме COVID, на какой стадии находится инициатива, с который выступил президент РФ Владимир Путин, - относительно передачи вакцины для сотрудников Секретариата ООН? Когда мы можем ожидать, что вакцина сюда придет и как вообще в Секретариате реагируют? Ведь изначально они это достаточно прохладно восприняли…

- Я бы так не сказал. Отреагировали они положительно. И я вскоре после выступления президента на сессии Генассамблеи беседовал с генеральным секретарем, у нас была встреча. И там этот вопрос обсуждался. ООН с благодарностью откликнулась на это приглашение. Я попросил их дать нам офицера связи, с кем мы могли бы разговаривать. Они его дали.

Но для того, чтобы вакцина сюда поступила и чтобы началась вакцинация как таковая, надо пройти не один этап. Это не вопрос чьего-то желания и возможностей.

Вакцина ведь и в России еще не начала массово использоваться. Пока идут, насколько я понимаю, клинические испытания. Потом будут определенные профессиональные группы, которым прежде всего будет вводиться эта вакцина - врачи, учителя, и только после этого начнется массовая добровольная вакцинация. Здесь тоже добровольная. Мы же ни за кем здесь со шприцем бегать не будем, втыкать на ходу в предплечье.

Но есть масса вопросов, связанных с этим: процедурные, медицинские, логистические, политические в конце концов. Политические – потому что если мы даже договоримся с ООН, то вакцина будет поступать на территорию государства, где штаб-квартира ООН находится. ООН, конечно, имеет экстерриториальный статус. Но это тоже тема, к которой еще даже не подступали, потому что мы пока находимся на более раннем этапе.

Для того чтобы говорить о применении вакцины здесь, скажем, для сотрудников Секретариата, она должна пройти так называемую пре-квалификацию в ВОЗ.

Насколько я понимаю, мы сейчас находимся на этой стадии и мяч в этом смысле на нашей стороне. То есть Москва занимается с Женевой, с ВОЗ этой самой пре-квалификацией. Потом, когда это произойдет, возникнет вопрос поставок, хранения, непосредственной вакцинации.

Предложение было сделано. Мы, очевидно, опережаем другие страны даже по внедрению этой вакцины. Мы первые. Но и с другими странами, как известно, мы сейчас уже находимся в процессе заключения соглашений о поставке, производстве, закупках.

Но это не шоколад и не продукты питания, это особый товар, особая категория, которая требует глубокой и тщательной проработки. Поэтому я не берусь говорить, когда это будет - в ноябре, в декабре, в следующем году... Трудно сказать. Работаем над этим.

- То есть, к началу следующего весенне-зимнего пика, которого многие ожидают, можно ждать, что что-то будет?

- Это вопрос, скорее, не ко мне. За мной ходят коллеги, послы, которые спрашивают: "Где вакцина, когда ты нас вакцинируешь"?

© photo: Sputnik / Sergey Guneev
Постпред России при ООН Василий Небензя

- То есть, не только Секретариат ООН, но еще и дипломаты хотят уколоться?

- Ну, они интересуются, конечно. Естественно.

- А кто интересуется?

- Ну, коллеги мои – постпреды.

- Вы сказали о ВОЗ. У организации возникли большие проблемы после критики со стороны американской администрации, со стороны Трампа. Сейчас есть ожидания, что Америка вернется и станет смотреть с большим вниманием на ооновские структуры, в том числе на Всемирную организацию здравоохранения?

- Пока мы находимся на этапе, когда американцы подали официальное заявление о выходе из Всемирной организации здравоохранения. Я думаю, разговор о том, что они вернутся, можно вести только в том случае, если сменится администрация.

Я уже слышал заявления кандидата от демократов о том, что в случае его победы Соединенные Штаты вернутся в те организации, откуда они в свое время вышли. Он уже сделал заявление по поводу климатического соглашения.

Не помню, была ли речь о ВОЗ, но я допускаю, что то, что произошло при администрации Трампа, будет развернуто в обратную сторону в случае, если произойдет смена власти.

- То есть, наверное, можно ожидать каких-то подвижек в плане договора о СНВ?

- Ну, об этом Байден, по-моему, говорил прямо. Насколько мы понимаем, он является сторонником продления.

Это не значит, что у нас все будет очень гладко в области вооружений и разоружения с американцами, если придет демократическая администрация. Но то, что Байден понимает необходимость продления ДСНВ – это факт, о чем говорил, кстати говоря, Владимир Владимирович (президент РФ Владимир Путин – ред.) не так давно.

Собственно, мы и с этой администрацией почти что подошли к этому продлению. Правда, не к пятилетнему, а к годичному.

Эта тема не завершена. Но начинали мы издалека. Начинали просто с их желания не продлять договор. Но подошли мы практически к его продлению, хотя бы годичному, что дало бы запас времени.

- То есть они готовы продлить на год?

- Они выставляют различные условия. Мы им сказали, что готовы продлить на год. Отчасти согласились на то, что они нам предлагали, при этом сказав, что других дополнительных условий мы не примем.

Пока мы ждем ответа на это предложение от американцев.

- То есть, пока мы готовы продлить договор на год без условий, а их условия все отклонили?

- Мы согласились на часть того, что они нам говорили: продлить договор на год. Это было не единственное условие, которое выдвигали американцы. Мы согласились на кое-что, но сказали, что это последняя наша уступка. Теперь мяч на их стороне. Они до сих пор это где-то у себя обсуждают, ответа до сих пор нет.

- Здесь, в ООН контактов на эту тему нет?

- Это все-таки двухсторонняя тема.

- А с ОЗХО мы договорились о формате взаимодействия по расследованию так называемого отравления Навального?

- Идет разговор. Мы пригласили миссию ОЗХО посетить Россию в соответствии с одной из статей Конвенции о запрещении химического оружия. Сейчас идет согласование меморандума о том, на каких условиях они приедут к нам и что они будут делать. Такой меморандум заключается с любой страной, куда миссия ОЗХО выезжает по запросу этой страны. Сейчас это согласование продолжается.

- Не понятно, какие могут быть сроки отправки - месяц, два, три?

- Трудно сказать. Если завтра будет согласован меморандум, значит, скоро. Если нет, значит, нет.

- Формулу этого вещества ОЗХО нам по-прежнему не готова предоставить?

- Они ссылаются на то, что немецкая сторона не дала на это согласия.

Это все странно, конечно. Это даже ведь не вещество из списка (который, кстати, недавно был утвержден), куда вошли эти так называемые "Новички". Это вещество, о котором на самом деле никто ничего не знает, не является списочным веществом конвенции. Немцы говорят: "Мы не хотим давать формулу, потому что мы раскроем страшный секрет". Какой секрет, если это не вещество из запретного списка?

Да, странного много в этой истории. Это очевидно. И ответов они нам не дают. И не знаю, дадут ли.

Недавно был пятый запрос нашей Генпрокуратуры, я читал. На первые четыре они ответили лишь отпиской о том, что они их изучают.

© photo: Sputnik / Brian Smith
Василий Небензя на пленарном заседании Генассамблеи ООН

- Пятый?

- Да, был наш пятый запрос. Недавно, по-моему, я видел, что немцы сказали: "Мы рассмотрим возможность ответа на ваши запросы по существу, если вы откроете уголовное расследование". Теперь они нам перебрасывают мячик по этому поводу.

- Это политическое решение такое с их стороны – поступать именно так?

- Я хочу сказать, что они находятся в очень непростой ситуации. Мы задаем справедливые вопросы, на которые они не хотят давать нам ответы. Мы готовы провести расследование, но нам нужны улики, которые они отказываются предоставлять. Потому что это у нас произошло, на нашей территории случилось. Как они из этого всего выплывут, пока непонятно.

На запросы они не отвечают. Заключение ОЗХО выглядит, прямо скажем, странным. Почему они скрывают формулу? Много вокруг этого разных странностей.

И не только вокруг этого. Я (на заседании СБ ООН по сирийскому химическому досье – ред.) сказал, что мы про Скрипалей тоже не забыли. Более того, после того как у нас состоялась перепалка, мы между собой поговорили. Мы найдем способ, как провести заседание по Скрипалям, потому что дело Скрипалей тоже повисло в воздухе. Все эти 50 или 250 вопросов, которые мы поставили, остались без ответа.

Ну, там "задача", собственно говоря, выполнена: преступник найден (то бишь мы), он объявлен, расследование уже не нужно. Тема Скрипалей, звучащая публично, не очень выгодна (западным государствам – ред.).

- Вы думаете, с Навальным будет то же самое?

- Я не знаю, что будет с Навальным. Я не знаю, что будет происходить у нас с ОЗХО, и как эта тема развернется. Но вся эта история очень странная для меня.

Я не химик и не берусь делать какие-то выводы, хотя я много читаю на эту тему. Все это выглядит очень странно, туманно и подозрительно. Точно так же, как для меня это по-прежнему выглядит и со Скрипалями.

Не потому, что я поставлен здесь защищать интересы страны и отвергать, отрицать и не соглашаться, а просто потому что, действительно, история очень странная. Там столько несостыковок, столько фантастики. Но серьезно на эту тему говорить никто не хочет. Самый, наверное, вопиющий пример того, что с нами не хотят говорить и что там (среди западных государств – ред.) все загнано в совершенно другую парадигму, (а именно: вердикт вынесен и доказательств никто не ищет) – это, конечно, сирийская "химия" (химическое досье – ред.), которая и была главной темой вчерашнего заседания.

Сирийская "химия" - это просто "камень преткновения". В понимании западной части мирового сообщества "все очевидно": сирийцы применяют химическое оружие против своего населения, это доказано, это подтверждено "авторитетными" и для этого созданными структурами, как так называемая Группа по расследованию и идентификации (ГРИ), а до этого - Совместный механизм по расследованию (СМР). Они штампуют доклады.

Разведка Чехии предупредила об угрозе III мировой войны >>>

Когда серьезные люди - баллистики, военные, химики, биологи - начинают обсуждать содержание доклада, там не остается камня на камне, там абсолютно все сыпется. Я уже не говорю про мотив. В последнем докладе этой группы, в котором они обвинили сирийские войска в применении химоружия в 2018 году в районе Хамы, авторы написали, что в этот момент сирийская армия наступала, имела тактическое и стратегическое преимущество, завоевывала территории. Из этого следует, что никакого резона применять химическое оружие, даже гипотетически, не было. Не говоря уже о том, что любое применение химического оружия Дамаском – это красная тряпка. Они (Дамаск – ред.) же прекрасно понимают, что это вызывает бешеную реакцию, это вызывает агрессию, это вызывает ответные удары. Когда мы спрашиваем cui bono, никто не слушает. Зачем Асаду применять химическое оружие с точки зрения элементарной логики?

Но когда ты начинаешь смотреть на технические выкладки этих докладов… Я не говорю про Думу – там чистой воды фальсификация от начала до конца. Я внимательно все это изучал. Привезли 40 трупов в подъезд дома в Думе, где обнаружили баллон с хлором. Сложили штабелями этих несчастных, уже мертвых людей, на лестничной клетке. Серьезные западные эксперты собрались в британском парламенте - бывшие военные, разведчики отставные - и говорят: слушайте, хлор так не воздействует на людей. Хлор – это отравляющее вещество, но хлор не способен действовать так, как действуют боевые отравляющие вещества типа зарина, типа того же "Новичка", когда ты погибаешь в страшных конвульсиях, судорогах, мучениях и у тебя явные признаки этого химического поражения. (В случае с применением хлора – ред.) тебе только надо выбежать из подъезда, сделать глоток свежего воздуха, и ты на 80% гарантирован от поражения. Не могли эти 40 человек, которые оказались в подъезде, одномоментно задохнуться от хлора. Такого не бывает. Трупные пятна, размер зрачков – все это говорит о том, что это не могло быть поражение, связанное с хлором. Они умерли от совершенно других причин. Это просто фальсификация, что подтверждают люди, которые были в Думе, которые были инспекторами ОЗХО.

"Это ложь" - жители Сирии рассказали о постановке "химатаки" в Сирии >>>

Вспомните известную историю с Хендерсоном (бывший инспектор ОЗХО Ян Хендерсон, который не согласился с официальной версией инцидента в сирийской Думе - ред.), которого потом обвинили в том, что он вообще никакого отношения к этому не имел, что он был какой-то штафиркой в ОЗХО и никуда никогда не ездил, и ни к чему не был причастен. Это тоже все опровергнуто.

А доклад ГРИ шит белыми нитками. Все, что там написано, опровергается. Все, что там описано, изложено со слов свидетелей, которых они (авторы – ред.) опрашивали где-то в Турции в лагерях беженцев. Никого там на месте не было.

Все это по одной схеме – что с сирийской "химией", что со Скрипалями. А теперь это пробуют на Навальном.

- А здесь тему Навального не пытаются вынести на уровень Совета Безопасности?

- Они побаиваются выносить ее, потому что понимают, что все это может быть развернуто и в другую сторону. Если бы они хотели, то давно бы уже вынесли. Но каждый раз, когда мы обсуждаем "химию", в том числе сирийскую, они эту тему по касательной затрагивают.

Мы готовы, мы ничего не боимся, ничего не скрываем. Хотят вынести – пусть выносят. Мы, может, сами вынесем – это будет разговор для них не очень лицеприятный.

- Вы гипотетически говорите или есть такие планы?

- Пока гипотетически. Нам иногда приписывают, что мы пытаемся уйти от разговора – это неправда. Мы готовы к любому разговору. Однако сейчас у нас идет взаимодействие с ОЗХО по этому поводу. Чем оно закончится, я не знаю, но, наверное, сейчас проводить какие-то заседания было бы преждевременным.

- Не получается на примере всех этих эпизодов, что ОЗХО неэффективна в расследовании подобных ситуаций?

- Мы уже давно говорим, что ОЗХО стремительно теряет свой авторитет. Наши партнеры с пеной у рта пытаются это опровергнуть. Из организации, которая была создана для благородной цели – для борьбы с оружием массового уничтожения, каковым является химическое оружие, ОЗХО превратилась в инструмент политических игр.

Это все в конечном счете ведет к тому, что мы можем столкнуться с глубоким кризисом. Авторитет организации потерян, потерян авторитет ее технического секретариата, тех механизмов расследований, которые были в ней созданы, генерального директора организации. Для нас это очевидно.

Мы этого генерального директора пытаемся уже третий или четвертый месяц живьем вытащить на заседание Совета. Мои коллеги по Совету пытаются все время оградить его от этого, предлагают провести закрытое заседание. Мы говорим: нет, закрытое заседание не надо. Зачем мы будем друг друга уговаривать. Мы хотим товар лицом показать, задать ему "на голубом глазу" вопросы, на которые он до сих пор нам не дал ответы, и вряд ли даст, когда мы будем их задавать.

Постпред России при ОЗХО ответил на обвинения в адрес РФ из-за Навального >>>

Вот, мы вроде бы договорились. Но в этот раз были те же самые игры. Когда мы проводили заседание при нашем председательстве по сирийской "химии", они трусливо заблокировали бывшего гендиректора ОЗХО Бустани, организовав процедурное голосование по этому поводу, которое я, кстати, намеренно дал им провести, чтобы они показали товар лицом.

Не понимаю, почему человеку не дали слова. Они себя просто подставили. Но тогда они говорили, что Бустани никто, давным-давно уже с этим не связан, давайте пригласим главного специалиста по этому поводу Ариаса. Я сказал: "С удовольствием, давайте в следующий раз пригласим Ариаса, мы только за". Подходит дело к следующему разу, опять начинаются пляски. Опять говорят: "А давайте проведем закрытое заседание". Нет, спасибо.

Мы им говорим: "Ладно, давайте проведем без Ариаса в этот раз, но в следующий раз, в декабре будьте добры, выведите товарища на арену".

В декабре будем ждать его в гости.

- То есть, вопрос решенный?

- Такова договоренность. Но, мало ли, может, он окажется на больничном или у него будут неотложные дела. Я не знаю.

Я допускаю, что они искренне верят в то, что говорят. Что они убеждены в том, что Асад – это такой монстр, который травит своих людей химическим оружием, и это все давно доказано, доказывать уже нечего, а все что мы говорим – это фальсификация. Мы предлагаем им поговорить на эту тему профессионально и привести людей, которые в этом понимают – мы же не химики, мы в этом не разбираемся.

Привели троих экспертов на так называемую "формулу Арриа" (неофициальная встреча Совета безопасности ООН – ред.). Но они (западные коллеги – ред.) не хотят это слушать. Им там эксперты карты показывают, воронки от бомб анализируют, про ветер рассказывают, стрелки рисуют – как, куда, что могло дуть. Они говорят: "Это все пропаганда".

Я понимаю, что им трудно думать по-другому, потому что думать о том, что ты сражаешься не за правое дело, что ты отстаиваешь ложь, всегда неприятно - и они, естественно, не хотят разбираться в механике, технике, химии, биологии и т. д.

- Если мы считаем, что ОЗХО неэффективна и об этом свидетельствует ряд моментов, почему мы не можем последовать, скажем, примеру Дональда Трампа, который вышел из ВОЗ, которую также считал неэффективной?

- Надо, наверное, разделять организацию стран-членов от техсекретариата, который является исполнительным органом этой организации. Мы же не говорим о том, что сама ОЗХО не нужна или не важна. Это важнейший инструмент, который занимается предотвращением производства и применения химического оружия. И она сделала немало в этой области, она стала лауреатом Нобелевской премии.

Но мы говорим о том, что некоторые известные западные страны-члены и секретариат, который находится у них в кармане (будем откровенны), используют эту организацию, ее авторитет, ее имя для того, чтобы пригвождать к позорному столбу неугодные им страны.

И главная цель на данном этапе – это Сирия. Она для них "главный подозреваемый". Теперь в эту плеяду входим и мы. ОЗХО была использована и по нашему поводу.

И мы говорим о том, что пока окончательно все не рухнуло в тартарары, надо что-то делать. Потому что ОЗХО может потерять свой авторитет. ОЗХО всегда была консенсусной организацией, там не принимались решения голосованием. Они стали приниматься голосованием с совсем недавнего времени. В частности, голосованием было принято решение о создании так называемой Группы по расследованию и идентификации, которое присвоило ОЗХО атрибутивные функции, на которые она не имеет права по конвенции. Они нарушили Конвенцию о запрещении химического оружия. Они не имели права создавать эту группу. Они нарушили конвенционные статьи. Об этом никто не хочет говорить даже сейчас.

Более того, решение о ГРИ было принято меньшим, чем половина, числом членов ОЗХО. Мы не признаем легитимность этой группы. Но формальное решение было принято. И они используют эту организацию, чем дальше, тем больше, для манипуляций с этой "химией".

Вы говорите, почему бы нам не выйти… Представьте, выйдем мы из ОЗХО, и нам скажут: "Что и требовалось доказать". Но если она совсем потеряет всякий авторитет и станет просто местом для штамповки решений по неугодным режимам, наверное, об этом можно будет подумать. Но мы не делаем таких резких движений – о выходе оттуда или отсюда.

И другим не рекомендуем. Не очень рады тому, что американцы это сделали (вышли из ВОЗ - ред).

Они ведь вышли и из Совета по правам человека ООН в свое время и сказали, что это очень неэффективный орган, что там заседают страны, которые не знают, что такое права человека, что это просто профанация. Вот, сейчас они задумались о том, не стоит ли вернуться, потом что участие в организации - это рычаги.

Это американский подход, который активно та же Никки Хейли (бывший постпред США при ООН – ред.) проповедовала. Ей почему-то казалось, что, если решение принимается не в пользу Соединенных Штатов, значит, организация, которая принимает решение, плохая.

Они, к сожалению, не очень понимают, что, во-первых, решение не всегда принимается в твою пользу, во-вторых, любое решение – это баланс компромиссов, что надо учитывать мнение других стран, которое необязательно должно совпадать с твоим. Они в это не очень верят, к сожалению. И результатом этого было то, что случилось с СПЧ, с ВОЗ.

Хотя ВОЗ пострадала невинно, можно сказать. Как можно обвинять ВОЗ в том, что кто-то съел летучую мышь, а ВОЗ превратилась в инструмент китайского влияния? Посмотрите состав секретариата ВОЗ. На всех ключевых постах любой международной организации англосаксы и прежде всего американцы. То же самое и с ВОЗ. Они там многое контролируют. Выиграют они оттого, что они оттуда уйдут, потеряв некие рычаги, или нет?

- Вы затронули тему "формулы Арриа". Недавно ведь в подобном заседании принимала участие экс-кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская. Насколько это было для нас, скажем так, проблемным вопросом?

- Да для нас нет проблемных вопросов. Мы готовы разговаривать со всеми. Проходила такая "формула Арриа", организовали ее эстонцы. Да, там была Тихановская. Мы поговорили. Мы никому не отказываем в слове в отличие от них.

© photo: Sputnik / Nancy Cissel
Василия Небензя на заседании Совета безопасности ООН

- Хотел спросить о другой истории. Сейчас бывшему президенту самопровозглашенной республики Косово Хашиму Тачи предъявляют новые обвинения. Насколько с точки зрения России те остаточные механизмы, которые остались по Международному трибуналу по бывшей Югославии, могут применяться сейчас? И какую позицию займет Россия по Тачи?

- А какую Россия может занять позицию? Это же спецсуд. Он независим ни от кого формально. Россия рассчитывает на справедливое разбирательство прежде всего. Мы не большие фанаты Международного трибунала по бывшей Югославии, потому что там масса проблем была с этим разбирательством, с тем, как оно шло. С кем-то оно, видимо, было достаточно быстрым.

Как с сербами поступали, мы знаем. Что сейчас с Младичем происходит, мы знаем. Человеку надо в больницу лечь – они говорят: нет, он здоров, как бык. У нас большие системные проблемы с этим трибуналом.

Но мы рассчитываем на то, что спецсуд по преступлениям ОАК проведет справедливое разбирательство и каждой сестре будет роздано по серьге. Потому что мы давным-давно говорим про бывших деятелей ОАК.

- Удивительно, что вдруг сейчас всплыла история с Тачи… Вроде уже все про него забыли…

- Президентствовал, как ни в чем ни бывало. Вообще наши коллеги выдают Косово за молодой образец невероятной демократии. Но все, кому положено, знают, что это вербовочный пункт международного терроризма, что это рассадник организованной преступности.

220
Темы:
Новости из России (1478)

Оперный певец Годердзи Джанелидзе

Грузинский бас Годердзи Джанелидзе о Большом, пандемии и сумасшествии всего мира

843
(обновлено 11:11 19.11.2020)
Когда музыка – вся жизнь, работа – воздух, а семья – крепость. Один из самых выдающихся оперных голосов современной Грузии рассказал о самом главном

Обладатель шикарного баса, оперный певец Годердзи Джанелидзе – некогда экс-солист, а ныне приглашенный артист Большого театра, лауреат международных наград, в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия рассказал о том, какой опыт дал ему Большой, что он думает о закрытии театров во время пандемии и том, что помимо страсти к музыке его сильно увлекает в жизни.

Путь к Большому

Как и все самое значительное в жизни, Большой театр появился на пути становления грузинского оперного артиста совершенно неожиданно.

Оперный певец Годердзи Джанелидзе
photo: courtesy of Goderdzi Djanelidze
Оперный певец Годердзи Джанелидзе

Это произошло в 2015 году, когда Джанелидзе окончил вокальный факультет Тбилисской государственной консерватории имени Вано Сараджишвили. К этому времени за спиной артиста уже был опыт работы в Аджарском ансамбле песни и танца, солистом Батумской оперной студии и Государственного ансамбля народной песни и танца Грузии "Рустави".

"В то время я был на первом курсе магистратуры и параллельно искал пути совершенствования обучения, – рассказывает Годердзи. – Мой выбор пал на Италию. Я уже вел переговоры с педагогами, тогда как мой педагог по вокалу в Тбилиси предложил поучаствовать в конкурсе для Молодежной оперной программы Большого театра".

На счастье Годердзи первый тур проходил в Тбилисском театре оперы и балета им. З. Палиашвили. Там Джанелидзе и познакомился с помощником художественного руководителя Большого театра Маквалой Касрашвили и руководителем Молодежной оперной программы (МОП) Большого Дмитрием Вдовиным.

"На подготовку времени не было. Первый тур был буквально на следующий день после моего возвращения из Италии, – вспоминает Годердзи Джанелидзе. – Но я его прошел, правда, не обнадеживая себя участием во втором туре. Как часто происходит на конкурсах, были разговоры о приоритетах других голосов, и я занялся своим делами".

Но уже вечером раздался звонок и Годердзи сообщили, что его ждут на втором этапе конкурса – уже в Москве. "Было очень сложно с финансами и с визой для приезда в Москву. Политическая обстановка была напряженной. Но все-таки с помощью близких людей и друзей мне удалось приехать в Москву".

Второй тур был назначен на 19 июня. А на следующий день у Годердзи был день рождения. И подарком к нему, по воспоминаниям певца, было попадание в финал. И фортуна сделала для Годердзи этот подарок.

С 2017 года Годердзи Джанелидзе официально стал солистом Государственного академического Большого театра России, хотя уже с самого начала он был в оперной труппе Большого и участвовал почти во всех постановках.

"Работать с выдающимися певцами и директорами в начале оперной карьеры – это огромный опыт, – говорит Джанелидзе. – В эти годы мне удалось победить в трех конкурсах: в конкурсе Елены Образцовой, где я получил первую премию и Приз зрительских симпатий, в конкурсе Федора Шаляпина, где впервые за все время существования этого конкурса я был удостоен Гран-при за лучшее исполнение романса и Приз зрительских симпатий, а также в конкурсе Римского-Корсакого – первая премия, Специальный приз победителя "Золотой шмель" и тоже Приз зрительских симпатий".

Оперный певец Годердзи Джанелидзе
photo: courtesy of Goderdzi Djanelidze
Оперный певец Годердзи Джанелидзе

Грузинский бас Годердзи Джанелидзе победил на конкурсе Образцовой >>>

После Большого в карьере Джанелидзе появились сцены Мариинского театра, а также Большого театра Беларуси, ведущих оперных сцен Италии, Канады, Бельгии, Австрии, Ирландии и других стран.

"Быть оперным певцом – нелегко"

Люди привыкли думать, что врачам легко лечить, строителям – строить, художникам – писать, а певцам – петь. Но Годердзи Джанелидзе считает, что быть оперным исполнителем не так уж легко.

Оперный певец Годердзи Джанелидзе
photo: courtesy of Goderdzi Djanelidze
Оперный певец Годердзи Джанелидзе

"Профессия требует максимального внимания к здоровью, психике, готовности быть всегда в форме", – говорит артист. Это не смотря на то, что молодой певец вырос в музыкальной семье, музыка появилась в его жизни с раннего детства и, конечно же, выбор стать оперным исполнителем был, по его словам, сознательным.

Хотя в начале Джанелидзе учился играть на фортепиано и трубе, и серьезно готовился быть дирижером, но в конечном счете его прекрасный бас расставил все точки над i. Тем более с юности кумиром Годердзи был великий болгарский бас Николай Гяуров.

При этом Джанелидзе всегда слишком критично относился к себе. "К моему счастью, у меня не было серьезных провалов на сцене. А вот недовольство собой у меня часто бывает. Я очень самокритично к себе отношусь. Иногда, может быть, даже излишне самокритично", – признает певец.

Мечта и увлечения

"Моя мечта, как певца – спеть лучшие партии на лучших мировых сценах, – говорит Годердзи Джанелидзе. – А как мужчины – построить дом, посадить дерево и вырастить сыновей".

Оперный певец Годердзи Джанелидзе
photo: courtesy of Goderdzi Djanelidze
Оперный певец Годердзи Джанелидзе

К слову, Годердзи Джанелидзе – многодетный отец, у оперного исполнителя трое сыновей. "Старший – Николоз тоже занимается музыкой, играет на нескольких инструментах, готовится к поступлению в лицей в Риме. Средний – Лука заканчивает школу, с профессией пока не определился, хотя тоже играет на музыкальных инструментах. А младший – Дачи пока еще маленький, учится в начальной школе. Но уже видны хорошие музыкальные задатки", – рассказывает он.

Сам Годердзи Джанелидзе родом из Аджарской столицы – курортного черноморского города Батуми. "Батуми – прекрасный город. Морской воздух укрепляет здоровье, легкие, а для вокалиста это очень важно. Так что в этом отношении мне повезло", – признается мужчина.

А вот диету держать в Грузии – дело нереальное, смеется Годердзи. "Грузия и диета – вещи несовместимые. Моя профессия требует много энергетических затрат, поэтому это приятная необходимость! Мне нравятся многие блюда из кухонь разных стран, но самое любимая – все же грузинская кухня", – говорит Джанелидзе.

А вот со спортом грузинский певец на "вы": "Больше люблю смотреть. Да и свободного времени не так много. Стараюсь проводить его с близкими людьми, в хорошей компании друзей. А в качестве хобби у меня биллиард".

"Пандемия – просто катастрофа"

Пандемия коронавируса нанесла огромный вред всему миру, в том числе искусству и людям, занимающимся этой сферой.

Эльдар Гецадзе и Годердзи Джанелидзе
Эльдар Гецадзе и Годердзи Джанелидзе

"По поводу пандемии у меня свое особое мнение, но я его даже озвучивать не хочу. Мои близкие здоровы, никто из них не болел, и я тоже. Как защищаюсь? Никак. Просто стараюсь не простужаться.

А вот на вопрос, мешает ли он моей роботе, отвечу так: он ее просто уничтожил. Я потерял прекрасные контракты. Один из них с Королевским театром Ковент-Гарден, который был для меня очень важен".

Осуждает грузинский певец и прекращение работы театров во время пандемии во всем мире.

"Это абсурд! Даже те, которые работают на 25-50% – это тоже безрассудство! Для актеров – главное зритель, он не может петь в пустоту, нам всегда нужна взаимосвязь. Во все времена, даже в самые тяжелые, искусство, живое искусство помогало жить и люди к нему стремились. Для всех артистов это "пандемия" – просто катастрофа", – говорит Джанелидзе.

Весь 2020 год певец называет очень сложным, но самое горькое, что его усложняют сами люди, считает исполнитель. "Вот это как раз очень огорчает – мир сходит с ума. А как хотелось бы, чтобы разум и здравый смысл восторжествовали бы", - говорит артист.

К счастью, в ближайших планах у Годердзи Джанелидзе все равно остается работа: "Контракты расписаны на весь год. Надеюсь, все получится. Ну а приближающийся Новый 2021 год встречу, как семейный праздник, с родными и близкими людьми".

843
Темы:
Гордость Грузии
Директор Службы внешней разведки РФ  Сергей Нарышкин

Нарышкин: Запад на Беларуси оттачивает методы "раскачивания" России

90
(обновлено 13:25 06.11.2020)
О некоторых аспектах работы разведки по делу Навального, ситуации в Нагорном Карабахе и том, как Запад "проецирует" на Россию свои попытки дестабилизации обстановки в Беларуси, Директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин рассказал в интервью РИА Новости

Директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин нынешней осенью выступил с заявлениями об основных событиях последних месяцев — ситуации в Беларуси, делу Навального, боях на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Фактически, его словами были проиллюстрированы оперативные возможности СВР по добыванию важной информации. О некоторых аспектах работы разведки по этим ключевым темам, в том числе о том, как Запад "проецирует" на Россию свои попытки дестабилизации обстановки в Беларуси, Сергей Нарышкин рассказал в интервью РИА Новости, которое он дал генеральному директору МИА "Россия сегодня" Дмитрию Киселеву.

Речь в беседе шла и о коронавирусе, а именно о том, что думает СВР о происхождении этой заразы, и как разведка участвует в борьбе с новой инфекцией. Наконец, Нарышкин поделился и личным, рассказав, от чего он получает удовлетворение, работая на посту директора СВР.

— Шумная история была с "отравлением", в кавычках, блогера Навального. Занималась ли Cлужба внешней разведки этой темой и удалось ли восстановить единственные причины, что же, собственно, произошло, в какой степени оказались замешаны западные спецслужбы и на каком этапе они подключились тогда?

— Ну, мы исходим, должны исходить из того, что российские врачи в Омске провели самый глубокий комплекс исследований.

— Вы это знаете, или просто исходим априори?

— Мы это знаем, и вы это знаете.

— Я очень внимательно этим занимался, я это знаю.

— И на момент, когда блогер Навальный находился на территории Российской Федерации, в его биологических материалах не было присутствия каких-либо токсичных, тем более, отравляющих веществ. Что произошло потом, когда он оказался сначала на борту немецкого лайнера, а потом уже на территории Федеративной республики Германия — это вопрос. Наши соответствующие службы, а именно Генеральная прокуратура неоднократно делала запросы, не получив ни одного ответа. Немецкая сторона молчит, значит, есть, что скрывать.

Честно признаюсь, что у нас нет подтвержденных доказательств участия спецслужб. Вот в этой, во всей этой истории, во всей этой провокации. Но некоторые косвенные данные…

— Я же тоже занимался, говорил с врачами, подробно, все это вывешено — с доктором Сабаевым, с Ринком. Сабаев — главный токсиколог, все это известно. То есть факта отравления не было. Не было химической травмы. Тем не менее, потом это было интерпретировано, как отравление. Ну здесь же торчат уши спецслужб и, мне кажется, очевидно. А вы говорите об этом столь осторожно.

— Вы говорите в качестве предположения. Я сказал то, что сказал, а сказал я то, что у нас нет подтвержденных данных. Мы не можем говорить об этом, как о событиях достоверно известных. Я также сказал, что есть данные косвенные.

Если хотите, я вам впервые и о косвенных данных скажу. Около года назад мы получили информацию, она проверенная, достоверная, о том, что на территории одной из стран НАТО — сразу скажу, что это не Германия, состоялось совещание с участием представителей спецслужб. Там обсуждался вопрос, каким образом поддержать и оживить протестное движение в России, которое совсем скукожилось и приближается к нулевой отметке.

Знаете, в качестве одного из вариантов, механизмов на серьезном уровне обсуждался вопрос о так называемой "сакральной жертве". Причем говорилось о том, что лучше бы, чтобы эта "сакральная жертва" была из числа все-таки лидеров оппозиции.

— Вот с этим словом не согласен. Вот с "оппозицией" не согласен. С "протестом" согласен, но оппозиция — это то, что претендует на то, чтобы взять власть. Это имеющие организацию, имеющие ответственность. Какая оппозиция? Но они так называют.

— Я тоже с этим согласен, так же, как и вы.

— То есть вы просто воспользовались их терминологией.

— Да.

— Интересно, вы это интерпретируете как косвенные данные, но если говорить про Навального — это косвенные, а если не говорить про Навального, то это конкретные данные, у которых, и об этом совещании, у вас есть подтверждение. То есть это точные данные.

— Ну, большего сказать я не могу, потому что источник ценнее, чем что-либо другое.

— Я понимаю. По-моему, все эти отравления — вообще такая западная культура, от Древнего Рима. И они проецируют свою культуру на нас. Как бы мы тоже должны травить. И чуть что — возникает отравление. С Кара-Мурзой так было, например. Потом это не подтвердилось, даже американские СМИ опровергли эту версию. С Верзиловым. Верзилин или Верзилов, это неважно, собственно, мы не об этом говорим. И тоже: "ах, отравили". Потом выяснилось тихо, что никакого отравления не подтвердилось.

И все это не подтверждается раз за разом, и я не исключаю, что и сейчас с блогером Навальным это тоже в какой-то момент все-таки лопнет, потому что нельзя столь неадекватно настаивать на столь неадекватном. Ну а предвидите ли вы какие-то новые истории с отравлениями? Они ведь уже как бы поставлены на конвейер. Есть ли у вас какие-то косвенные данные?

— Косвенных данных, что та или иная жертва уже обозначена, нет. Но, как вы сказали, и что на самом деле так, к сожалению, — этим инструментом наши западные оппоненты время от времени пользуются. Также, как они пользовались этим в бывшей Югославии, на Украине.

— А вот это мифическое вещество — "Новичок"? Леонид Ринк в интервью нам сказал, что этого вещества не существует, что это бинарное химическое оружие, то есть оружие, состоящее из минимум двух компонентов, которые соединяются в момент взрыва. Поэтому "Новичком" обмазать бутылку просто нельзя. "Новичок" уже превратился в метафору некоего боевого вещества, связываемого с Россией.

Хорошее слово "Новичок". Нравится Меркель, нравилось Терезе Мэй. Что-то в этом такое, может быть, даже для женщин, звучит особо привлекательное, гипнотизирующее их.  Но так или иначе, есть вещества, которые разрабатывались, конечно же, в Советском Союзе, боевые отравляющие вещества. Есть у вас какие-то данные, что этими же веществами интересуются и располагают наши западные партнеры, в Западной Европе — в Германии, Великобритании?

— Такой информации у нас нет.

— Что этот "Новичок" или его компоненты, его производные, как-то "гуляют", нет?

— Есть другая сторона вопроса. Формула так называемого "Новичка" — она известна. И любой стране, которая располагает более-менее развитой химической промышленностью, создать опытное производство такого или подобного вещества не составляет труда. Но я так же, как и вы, не видел, не нюхал "Новичок".

— И слава Богу. Вот сейчас коронавирус – безусловная угроза, конечно же, России, и наверняка в списке угроз числится. А, значит, это тоже цель, предмет интересов Службы внешней разведки. В какой степени вы занимаетесь этой темой? И к чему вы пришли здесь — в общих чертах, если не совсем точно и досконально, что это такое? С чем мы столкнулись?

— В какой-то степени мы этим занимаемся. Но поскольку мы располагаем большими возможностями по получению, по добыванию информации, и поскольку мы имеем значительные аналитические ресурсы внутри Службы внешней разведки, то, конечно, мы вот этот большой объем получаемой информации обрабатываем и представляем в соответствующие службы и министерства, в правительство. Вот в этом и состоит наша роль, наше участие в борьбе с этим злом.

— Происхождение коронавируса. У вас есть твердые знания по этому поводу? Источник?

— Если вы задаете вопрос в том смысле, что каково происхождение – искусственное или естественное?

— Это всех сейчас, конечно, волнует. Я понимаю, что многие уже отвечали, но у вас самые точные сведения.

— Таких обоснованных и достоверных данных о том, что это продукция человеческих рук и человеческого интеллекта, нет. Поэтому мы склоняемся к тому, что это продукт естественного происхождения.

— Но вы не можете сказать "нет" руководителю, потому что он должен из чего-то исходить, принимая решение. У него должна быть все равно рабочая гипотеза для принятия решения. То есть президент принимает решение из того, что это вирус естественного происхождения? Здесь двоичная система: вы говорите либо да, либо нет. Естественное происхождение?

— Знаете, и президенту, и соответствующим органам государственной власти важно разработать систему мер борьбы с этим недугом, с этим вирусом. Чем, как мне представляется, российские министерства и ведомства довольно успешно занимаются, нарабатывая и соответствующие протоколы лечения больных коронавирусом, разрабатывая лекарственные препараты, разрабатывая, наконец, вакцины.

И, насколько я понимаю, что для наших ученых-вирусологов, разработчиков лекарственных препаратов и особенно вакцин, не является принципиальным вопрос, а каково происхождение. Он не критичен по отношению к тому, что они делают. То есть создают лекарства, создают вакцины, лечат больных.

— Из Соединенных Штатов иногда звучат обвинения о том, что Россия препятствует получению вакцины Америкой. В какой степени вообще есть основания для подобных обвинений?

— Да нет, конечно, таких оснований нет. Это чушь, это только возможность как-то скрыть собственные недостатки. Да, недостатки явно в системе здравоохранения Соединенных Штатов есть. И вот  в эти месяцы, когда свирепствует коронавирус, такие недостатки проявились. Проявились и, к сожалению, очень сильно.

— Есть палочка-выручалочка — Россия, сразу раз и все. Всегда можно ухватиться за нее, всегда можно свалить на Россию.

— Да, что это российское влияние, российские угрозы. Есть и "китайское влияние", "китайские угрозы".

— Все-таки в Беларуси тревожные события. В какой степени сейчас вас занимает Беларусь, и каков ваш прогноз на то, что там будет происходить? С другой стороны, вы же должны давать не только прогноз, но и рекомендации.

— О нашем участии?

— Да.

— Мы даем взгляд из так называемого западного угла — как западная сторона смотрит на эти процессы, анализирует, оценивает, какие меры предпринимает для того, чтоб расшатать ситуацию внутри Беларуси, и свои оценки предоставляем, в том числе, своим белорусским коллегам.

— Поделитесь?

— С коллегами уже поделился.

— А с нами?

— Пока нет.

— А можно ли утверждать, что западные спецслужбы, которые, безусловно, там работают – и я надеюсь, что у вас не только косвенные данные есть по этому поводу, — оттачивают на примере Беларуси, словно на полигоне, методы дестабилизации, которые будут потом использоваться и в России?

— Ну это очевидно – то, что наши западные оппоненты пытаются проецировать ситуацию в Беларуси на Российскую Федерацию. Но, признаться, каких-то инноваций в Беларуси отмечено не было. Технологии "цветных революций" известны давно и применялись за последние два-три десятка лет во многих и многих странах мира.

— То есть вам хотелось сказать — "скучно, девочки"?

— Ничего нового. И ничего хорошего, конечно, в этом нет. Мы, безусловно, с беспокойством относимся к тем событиям, которые происходят в Беларуси, мы стараемся подсказать нашим коллегам, как я уже говорил, то, что думают, что делают западные оппоненты, и рассчитываем, что этот опыт будет полезен.

— Сергей Евгеньевич, вы были первым — в России, по крайней мере, — кто заявил, что в зоне карабахской войны участвуют боевики-террористы, в том числе из Ближнего Востока, прежде всего, из Сирии. Какие у вас есть для этого подтверждения документальные? И они прямые либо косвенные?

— Были точные данные.

— И вот сейчас сириец, который был показан, представлен армянской стороной – это, собственно, подтверждение ваших данных.

— Ну эти данные мы получаем из целого ряда стран, от разных источников и от разных наших партнеров, партнерских служб на Ближнем Востоке, Среднем Востоке.

— Дней десять назад президент Путин сказал, что Армения и Азербайджан для нас "равные партнеры", точная цитата. У нас разный характер сотрудничества с этими странами, но в целом он вот так выразился. Сотрудничаете ли вы с коллегами из Азербайджана? Из Армении — я не сомневаюсь, потому что, наверное, здесь в рамках ОДКБ у вас есть отлаженный механизм, а из Азербайджана?

— У нас есть отлаженный механизм сотрудничества со спецслужбами, с разведывательными службами всех стран пространства СНГ, в том числе, Службой внешней разведки Азербайджана и с подразделением Комитета национальной безопасности Армении, подразделением, которое занимается разведывательной деятельностью.

— Из недавно рассекреченных документов Службы внешней разведки следует, что Британия в годы Второй мировой войны пыталась втянуть Турцию в военные действия. И вообще Британия и Турция вошли в так называемую "Крымскую платформу" недавно. Ваш коллега, встречу с которым вы не исключаете — Ричард Мур, он же был послом в Турции, и говорит на турецком языке свободно, слывет личным другом Эрдогана. Даже после попытки переворота в Турции он вышел сухим из воды, и сохранил эту дружбу.

Борису Джонсону трудно общаться с Эрдоганом, поскольку он писал на него стихи оскорбительного содержания, выставлял их на конкурсы и получал даже призы. А следовательно, общение между Британией и Турцией идет по линии Ричард Мур – Эрдоган. Есть общий интерес? Насколько Британия и Турция сейчас завязаны, и взаимодействуют их спецслужбы, в карабахской войне? Как они координируют усилия?

— Работу турецкой разведывательной службы мы ощущаем, видим отдельные элементы этой работы. Что касается британской разведки – о британцах я такого сказать не могу.

— Не ощущаете там, в Нагорном Карабахе?

— Нет.

— Журналиста Ивана Сафронова обвиняют в передаче секретной информации разведке Чехии. Этот факт был озвучен Службой внешней разведки, а не ФСБ, которая призвана охранять секреты. Чем вы объясняете, что именно Служба внешней разведки была спикером по этой теме?

— Этот факт не был заявлен и озвучен нашей Службой – это заявил кто-то из журналистов.

— Со ссылкой на Службу внешней разведки?

— Ну да.

— То есть это была просто журналистская "утка"?

— А как это назвать?

— Я думаю, конечно, "утка".

— Вот давайте так и назовем.

— Сергей Евгеньевич, ваша рабочая жизнь изменилась в пандемию? Вы можете себе позволить работать на "удаленке", исполняя рекомендации президента, мэра, Роспотребнадзора?

— Могу, но находясь при этом в своем рабочем кабинете. И в определенном смысле работаю на "удаленке", потому что, конечно, мы тоже в значительной степени ограничили личные контакты, личное профессиональное общение между руководителями служб, подразделений. Большим объемом информации, которым мы обмениваемся, мы обмениваемся в безличной  форме. Мы вынуждены были отменить проведение в личной форме совещаний, коллегий, проводим их опять-таки в безличной форме, в режиме онлайн. Так что вот такие ограничения мы ввели. Хотя, должен сказать, что и среди сотрудников Службы есть те, кто оказался подверженным этому заболеванию.

Производство вакцины от COVID-19
photo: courtesy of Press service of AFK "Sistema"

— Но вы же докладываете лично президенту — просто по вашему статусу это совершенно очевидно. Как часто вы это делаете сейчас действительно лично и как часто по защищенным каналам связи?

— Все доклады Службы внешней разведки — лично. Все документы – лично.

— Глаза в глаза?

— Мы в ежедневном режиме информируем президента о тех или иных событиях.

— Но лично дистанционно все-таки?

— Дистанционно, но лично. Как говорится, из рук в руки лично. Причем информируем президента практически без выходных и без праздничных дней, потому что информация в Службу поступает со всех континентов, кроме Антарктиды. Мы, конечно, проводим очень тонкий и внимательный анализ и президенту докладываем summary.

Президент очень внимательно работает с информацией разведки. Работает как профессионал, понимает, чего стоит та или иная информация, делает пометки. Мы работаем с этими пометками, что-то уточняем, отвечаем на вопросы президента. И, конечно, это большое удовольствие — работать с руководителем, который знает тонкость и специфику этой работы.

— Сергей Евгеньевич, я задам провокационный вопрос.

— Пожалуйста.

— Чувствуете ли вы себя на этом посту перегруженным?

— На посту директора Службы внешней разведки? Я чувствую удовлетворение, находясь на этом посту, от того, что много работы. Работа интересная и работа в очень уникальном коллективе. Коллективе высокопрофессиональных людей, высокообразованных, интеллектуалов и, кроме того, это люди военнослужащие. А это значит, вопрос дисциплины не стоит так, как он может стоять в гражданской профессии.

— Я понимаю, на что вы намекаете.

— Нет, нет, тут намеков нет, поверьте.

— Сергей Евгеньевич, вот так, если в пропорциях — то у вас же есть еще общественная работа. Вы председатель Российского исторического общества, и Российское историческое общество просто "зазвучало" под вашим руководством. В процентном отношении, если распределить ваше время, как вы его делите между Службой внешней разведки и Российским историческим обществом?

— Общественная работа все-таки занимает совсем незначительную часть времени.

— Десять процентов?

— Нет, конечно, меньше. Это недопустимо — 10 процентов посвящать только этой, тоже любимой мною работе на посту председателя Российского исторического общества. Дело в том, что нам удалось собрать просто сильный коллектив единомышленников, тех, кто любит историю, кто знает историю, кто понимает значение истории для формирования национального самосознания, для воспитания молодежи, лучших чувств для воспитания патриотизма, и механизм работает.

— Но если вы сейчас скажите, что в свободное время вы занимаетесь работой, то…

— Нет, я такого говорить не будут.

— Тогда чем вы занимаетесь в свободное время?

— Скажу, что я действительно много работаю, а когда выдается свободное время, как и все, люблю почитать. В прошлые месяцы, до наступления пандемии коронавируса, я периодически ходил в театр, я люблю театр.

— Я видел вас.

— Да. И я видел вас. Я стараюсь поддерживать здоровый образ жизни. В том числе занимаюсь некоторыми видами спорта, хотя нельзя это назвать спортом.

— Огромное спасибо, Сергей Евгеньевич, вам за столь глубокое, откровенное и доброжелательное интервью. С наступающим вас большим профессиональным юбилеем – столетием СВР.

— Спасибо!

90
Теги:
Служба разведки, Россия, Беларусь

Сборная Грузии по баскетболу обыграла Финляндию в отборочном матче Евробаскета-2022

9
(обновлено 00:03 29.11.2020)
Таким образом, сборная Грузии одержала третью победу в отборочной группе "Е" и единолично занимает в квартете первое место

ТБИЛИСИ, 29 ноя – Sputnik. Национальная сборная Грузии по баскетболу обыграла Финляндию 91:85 в отборочном матче чемпионата Европы 2022 года, который состоялся в городе Эспоо.

Самым результативным в составе победителей, вполне ожидаемо, стал Торнике Шенгелия, набравший 19 очков. Также на счету капитана грузинской команды, который провел на паркете почти 35 минут, восемь подборов и четыре результативные передачи.

Помимо Шенгелия еще два игрока сборной Грузии преодолели барьер в 10 очков – Тед Макфадден (14), Александр Певадзе (11) и Гиви Бакрадзе (10).

Таким образом, сборная Грузии одержала третью победу в отборочной группе "Е" и единолично занимает в квартете первое место. Ранее подопечные Ильяса Зуроса обыграли Швейцарию (96:88) и Сербию (94:90).

Стоит также отметить, что для сборной Грузии этот отборочный цикл носит формальный характер. На правах одной из стран-хозяек Евробаскета-2022 Грузия автоматически получила право участия в континентальном первенстве.

Следующий матч наша команда проведет 30 ноября против Швейцарии. Эта игра также состоится в финском городе Эспоо.

9
Теги:
Торнике Шенгелия, баскетбол
Темы:
Спорт в Грузии