Лана Гогоберидзе

Главное лицо женского кино Грузии о самом личном - Лане Гогоберидзе исполняется 90 лет

946
(обновлено 20:41 11.10.2018)
Знаменитому грузинскому режиссеру, художнику и переводчику Лане Гогоберидзе исполняется 90 лет

Сложно осознать, как в этой хрупкой женщине умещается огромный мастер грузинского кино, искусный переводчик, талантливая художница, спортсменка и просто красивая личность и дочь своей страны – Грузии. Все это о Лане Гогоберидзе, выдающемся кинорежиссере, чьи фильмы и оригинальный киноочерк вызывают восхищение и являются гордостью страны.

Лане Левановне 13 октября исполнится 90 лет. И в этот солидный юбилей режиссер рассказала колумнисту Sputnik Грузия, почему она ностальгирует по прошлому, с кем из светил она была лично знакома, что она думает о современном грузинском кино и почему ее десятый кинофильм – это самое личное.

- Лана Левановна, интернет, наверное, лжет, потому что поверить в то, что вам исполнилось 90 лет, лично я отказываюсь?

- Да, это правда! (Смеется).

- Это нереально! Вы в такой отличной форме, да еще снимаете фильмы. Поделитесь вашим секретом.

- Я все время играю в теннис. Это любовь всей жизни. Летом я играю с теннис на даче у своей дочери. А в остальное время регулярно хожу на корты, два раза в неделю.

- И при этом вы снимаете свой новый фильм "Полевые цветы". Расскажите, какое это чувство?

- Да, это, действительно, событие в моей жизни. Это фильм, который отражает мое сегодняшнее отношение. Как итог жизни.

- Вы часто говорите, что он самый искренний ваш фильм. Почему?

- Да… Но не то, чтобы самый искренний, он личный…

- Ну ведь вы и раньше снимали фильмы о личном. Разве не так?

- В принципе, я всегда делала авторское кино, в которых было мое отношение к жизни, само собой. Но годы проходят, многое накапливается, какие-то мысли, какие-то эмоции к чему-то приводят. Что-то ставится под сомнение… И все это, естественно, в художественной форме собирается в новое слово.

- Кто главная героиня вашего фильма?

- Писательница, немного моложе меня, ей около 80. Ее играет Нана Джорджадзе.

- Вы писали роль изначально под Нану?

- Нет, это было какое-то озарение. Ведь Нана Джорджадзе больше режиссер, чем актриса. Но она очень интересная личность, очень своеобразная, какая-то азартная. Не просто положительная героиня. Я именно этого и хотела, чтобы в моей героине было нечто другое, какой-то даже авантюризм. В фильме она пытается освободиться от своего прошлого. А прошлое – это 1937 год, отец расстрелян, мать 10 лет прожила в ссылке. Это моя тема, моя биография.

- А кто другие персонажи в фильме?

Лана Гогоберидзе: хочу пожелать Грузии спокойствия и терпимости>>

- Ее сваха, которая больна Альцгеймером в начальной форме. Ее играет Гуранда Габуния. Она номенклатурного, высокого ранга деятель советского периода. И вот эти две женщины вынуждены жить вместе, в одной квартире. Их конфликт является одной из основ в картине. Другая сюжетная линия – воскрешая из пепла любовь моей героини. Его играет Зураб Кипшидзе. Дело в том, что они оба пригвождены к своим квартирам, не могут выходить из дома. Он сидит в инвалидном кресле, она передвигается с палкой в доме. И у них такой телефонный роман. Одним словом, страсти и ревность там кипят настоящие.

- События развиваются в Грузии?

- Да, даже в одной квартире, в одном дворе. Между прочим, мы случайно набрели на эту квартиру. Это квартира Паоло Иашвили, который покончил жизнь самоубийством в 1937 году. Он и Тициан Табидзе были завсегдатаями нашего дома. И мама меня часто водила в этот дом, в возрасте пяти-шести лет. Это такая старая сололакская квартира. Мне кажется, что интерьер очень красивый.

- Кто еще подключен к съемкам фильма?

- Оператор – Гога Девдариани. Моя дочь Нуца Алекси-Месхишвили, которая сама режиссер, и ее супруг - продюсеры ленты. В фильме также будут звучать произведения Гии Канчели, который много музыки написал к моим фильмам.

- Каков бюджет фильма?

- Фильм финансирует Национальный центр кинематографии Грузии, мой проект выиграл в конкурсе киноцентра. А бюджет фильма – 500 тысяч лари (более 190 тысяч долларов). А так, я надеюсь, что мы с "Евримажа" также получим деньги.

- Это ваш десятый художественный фильм. А какой ваш любимый фильм из предыдущих девяти?

- Трудно сказать. Я люблю все свои фильмы. Каждый из них отражает определенный отрезок своей жизни, веху моей жизни. Потому что я всегда делала авторское кино, это всегда были мои чувства, мысли, которыми я тогда была одержима. Но на международном уровне самые известные мои фильмы – это "Несколько интервью по личным вопросам" и "День длиннее ночи".

- А самый, по-вашему, недооцененный фильм?

- Это фильм "Рубежи". Я его очень люблю. Хотя он был жутко, очень плохо принят цензурой. Конечно, все мои фильмы – это борьба с цензурой, с советской. Только после 1985 года я снимала фильмы без цензуры, свободно. А до этого все мои фильмы проходили шквал нападок цензуры. Разрешали, не разрешали, потом каким-то образом что-то проходило. И так каждый раз. А фильм "Рубежи" был вообще запрещен. Потом его как-то показали в Италии, где он имел очень большой успех.

- Нана Левановна, вы снимали фильмы в советское время и сейчас. Расскажите, насколько масштабна разница?

- Во-первых, в технологиях. Разница огромная, радикальная. Настолько все совсем иначе и гораздо легче. Ты смотришь прямо на мониторе на то, что снимаешь. И в тот же день у тебя этот материал, и все воочию. А в то время мы снимали, потом посылали в Москву, там все печатали. Недели только через три мы могли посмотреть, что мы сняли. Такой был кот в мешке. И очень часто потом был какой-то брак, соринка или еще что-то, из-за чего надо было все переснимать. Так что в техническом плане просто колоссальная разница. Хотя то время во мне вызывает какую-то ностальгию. Это пленка, этот запах пленки…

- А в смысле идеологическом?

– В смысле идеологическом сейчас абсолютная свобода. Иногда даже трудно с этой свободой. Раньше были такие препятствия, которые надо было преодолевать, к чему надо было приспосабливаться, придумывать специфический киноязык, зашифрованный, в котором не было все сказано словами. Ведь это был очень интересный процесс. Так и возникало настоящее грузинское кино, в этом противостоянии цензуре.

- Да, грузинские мастера, как никто другие, умели завуалировано сказать о самом главном. А что вы думаете о современном грузинском кино?

- Вы знаете, я очень оптимистично настроена в отношении современного грузинского кино. За последние годы оно, можно сказать, воскресло. И это не только мое мнение.

- То есть феномен грузинского кино не умер, а продолжает существовать?

- Абсолютно верно. Да, в последние годы интерес к нему в мире только возрастает. Я этому очень рада. И для меня очень знаменательно, что только сейчас мир увидел снятый в 30-х годах тоже запрещенный фильм моей мамы "Буба". Его показали в Америке, в Германии и других странах. А еще один фильм мамы - "Мрачная долина", я даже никогда не видела. Он в Москве.

- Но сейчас ведь московский Госфильмофонд постепенно выдает Грузии копии фильмов. Недавно они передали нам ваш фильм "Под одним небом". Как вы на это смотрите?

- Это огромное событие. С одной стороны, хочу сказать, что мы благодарны Госфильмофонду, где по-настоящему все сохранено и в очень хорошем виде. Это очень важно. С другой стороны, у нас просто нет экземпляров фильмов. Все там. А тут показывают какие-то копии, которые я смотрю, и мне становится дурно.

- Лана Левановна, как известно, вы раньше переводили много поэзии – с русского, английского и французского языков.

- Да, я переводила Ахматову, Пастернака, Цветаеву, Ахмадулину и Бродского. У меня был такой большой сборник переводов. Эти поэты составляли часть моей жизни. Я встречалась с Ахматовой и Пастернаком лично. Они были друзьями моей тети литератора Елены Гогоберидзе, которая жила вместе со своим супругом известным писателем, критиком и переводчиком Евгением Лундбергом в Москве. Пастернак, например, подарил издание "Гамлета" моей тете с подписью "Лене Гогоберидзе, любовью". У меня до сих хранится этот экземпляр. А еще я переводила Бодлера, Аполлинера, Уитмена и Тагора. Уитмен и Тагор были моей особенной любовью юности.

- Кино, переводы, теннис… Что мы еще упустили из ваших увлечений?

- Живопись (смеется). У меня были выставки в Париже и в Страсбурге.

- Сейчас рисуете?

- Нет, сейчас только снимаю кино.

- И вы в нем прекрасны! Поздравляем вас с юбилеем! Счастья, гармонии, здоровья вам и больших творческих побед.

- Спасибо! Большое спасибо!

946
Теги:
Грузия, Лана Гогоберидзе
Темы:
Культурная жизнь Грузии (849)
Загрузка...