Министр энергетики Грузии Илья Элошвили

Министр энергетики Грузии: новые ГЭС - гарант энергобезопасности

642
(обновлено 13:41 24.07.2017)
Десять дней назад в Грузии был назначен новый министр энергетики Илия Элошвили, и свое первое расширенное интервью он дал РИА Новости

Глава Минэнерго в беседе с корреспондентом РИА Новости оценил обновленный контракт с "Газпромом", пояснил ситуацию вокруг спора с "Интер РАО" в арбитражном суде и сообщил о запланированных масштабных проектах в сфере энергетики.

— Грузия, согласно существовавшему ранее договору с "Газпромом", получала 10% от общего объема поставок российского газа в Армению в качестве платы за транзит. Договор истек 1 января. Предложение российской стороны перейти на оплату валютой не устраивало грузинскую сторону. Тем не менее, контракт был подписан, и в нем зафиксирована валютная плата за транзит. Не могли бы вы разъяснить возникающие вопросы относительно документа, который так долго не могли согласовать стороны?

— Необходимо всем понять, что условия соглашения не ухудшились. Наши оппоненты часто уверяют всех, что прежний контракт содержал очень хорошие условия, и затем мы якобы согласились на условия похуже. Всегда почему-то происходит сравнение нового договора со старым. Давайте предположим, что прошлогоднее соглашение было действительно выгодным, тогда я задаюсь вопросом: что мешает сторонам продолжить те же условия в новом контракте, раз они настолько положительны для всех? В течение многих лет мы транзитом поставляем российский природный газ в Армению и, следовательно, имеем прописанные контрактом отношения с российским "Газпромэкспортом". Они предложили — и настаивали на этом — перейти на правила, принятые международной практикой. Грузинская сторона приняла во внимание существующие обстоятельства и риски, которые могли последовать в случае отказа от оформления нового договора, и было принято самое оптимальное в этой ситуации решение: теперь расчет за транзит происходит монетарной формой. Договор был оформлен на два года, и при этом мы стали еще меньше зависеть от российского газа.

— Почему переговоры продолжались так долго?

— Мы изучали ситуацию и существующую практику в других странах, велись обсуждения. Это были обычные переговоры. Все должны понимать, что не было никаких эмоций и противостояний. Все просто: одна сторона предлагает партнерство и свои условия, в свою очередь вторая сторона рассматривает, стоит ли ей прекращать или продолжать сотрудничество, есть ли альтернатива, в итоге стороны соглашаются на условия, которые устраивают обоих. Мы получили то, что получили. Самая положительная сторона нового контракта — это то, что у нас нет обязательств по приобретению какого-либо объема топлива у России. Если нам будет необходим газ "Газпрома" и это будет вызвано внутренним дефицитом, мы обязательно его закупим и ни в коем случае не оставим без света и газа наше население. Сравнение нового контракта с предыдущим — абсолютно популистский и неверный шаг.

— Бывший министр энергетики Каха Каладзе заявлял, что Грузия не намерена приобретать российский газ в 2017 году. Чем это обусловлено, значит ли это, что в текущем году Грузия закупит в случае необходимости дополнительный газ у Азербайджана?

— Не могу сказать точно, но раз такое заявление было сделано, значит нет необходимости этот газ закупать. Скорее всего, это означало, что, по мнению Каладзе, у нас не будет необходимости в приобретении российского газа.

— В министерстве энергетики ранее также заявляли, что после завершения проекта "Шах-Дениз", появится возможность "поговорить с "Газпромом" по поводу 10%, которые Грузия получает за транзит газа в Армению".

— Речь не идет о 10%, это уже в прошлом. Никогда "Газпром" не вернется к этому. Я уверен, что если бы в новом контракте была установлена только оплата топливом в 10%, критики бы сказали, а почему не 30% или 50%. Старый контракт был оформлен при абсолютно иной обстановке и ситуации. Сегодня уже идет речь о том, что через два года в Грузии появится газохранилище, где будут аккумулироваться дополнительные объемы газа. У нас будет больше возможностей достигнуть лучших условий.

— На каком этапе находится строительство подземного газохранилища?

— Мы предполагаем, что строительство начнется в 2018 году, и хранилище будет введено в эксплуатацию приблизительно к концу 2020 года.

— Вопрос относительно спора в арбитражном суде с компанией "Интер РАО", которая обвиняет Грузию в невыполнении тарифной политики. Прописано ли в существующем между вами и "Интер РАО" меморандуме, что обесценивание национальной валюты автоматически должно вызвать изменение тарифов на электроэнергию?

— Так как это является предметом арбитражного суда, я воздержусь от разглашения деталей. Такой пункт действительно есть, однако есть также другие пункты, на которые мы со своей стороны указываем и которые в определенной мере дают нам преимущество в данном споре. Это абсолютно бессмысленный спор. Последние четыре-пять лет "Интер РАО" осуществляла успешную деятельность в Грузии, и тогда тарифы не были установлены меморандумом. Тарифы регулировались, однако условия были настолько удобными, что у них не возникало никаких претензий. Внезапно, спустя четыре года, они предъявили претензию и активизировали определенные пункты меморандума.

Мы всегда были хорошими партнерами с "Интер РАО" и "Теласи" и никогда не делали шагов, приносящих вред этим компаниям. Мы считаем, что 90-95% их требований не имеют каких-либо юридических или моральных оснований. Есть определенные моменты, по которым можно признать, что у них действительно может быть юридическое преимущество. Ведутся совместные переговоры и консультации, "Интер РАО" являются нашими партнерами, и им известна наша позиция. Большая часть претензий абсолютно неприемлема для нас, спор можно вести насчет мизерной части. И то вряд ли стоит, настолько это часть незначительна.

— Исходя из данного спора, могут ли, по вашему мнению, быть изменены тарифы на электроэнергию в скором времени?

— Изменение тарифов на электроэнергию — это прерогатива Национальной регулирующей комиссии, однако я уверен, что те астрономические цифры, о которых идет речь со стороны "Интер РАО" (более 100 миллионов долларов), — полный абсурд. Наша сторона никак не должна им 125 миллионов и даже около того. В связи с тарифами "Храми" у "Интер РАО" есть основания, они могут внести запрос в комиссию, и, насколько мне известно, заявление уже подано. Мы не выступаем против этого, что будет — то будет. Наш ответ в связи с тарифами "Теласи" такой же — они могут установить тарифы этого года как хотят, но у нас тоже есть наши юридические основания. Однако это вовсе не означает, что между нами есть враждебное противостояние,- у нас просто разные позиции.

— На каком этапе находится проект "Худони ГЭС"?

— Последние четыре года перед нами вставали определенные преграды, как объективные, так и субъективные. Спустя четыре года мы получили абсолютно другую реальность. У нас появились новые источники электроэнергии мощностью 700 мегаватт, генерации еще примерно на 500 мегаватт находятся в процессе строительства, еще 1000 мегаватт добавятся в ближайшее время. То есть всего добавлено 2500 мегаватт. Исходя из этого, проект "Худони ГЭС" будет обсуждаться, над этим ведется работа. Этот объект должен быть обязательно построен. Я уверен, что, несмотря на дополнительные источники генерации, данная ГЭС заслуживает свое место. Но это лишь мое мнение, и оно требует утверждения. Ведется работа с международными финансовыми институтами, чтобы правительство и наши партнеры осознали важность данного проекта.

— Энергобезопасность остается главным приоритетом Грузии. Какие шаги были сделаны в данном направлении, какие планируются в будущем?

— Более 70% энергоносителей, используемых в стране, импортированы от соседних стран. Это довольно большой показатель, который не является положительным с точки зрения энергобезопасности, ведь страна настолько зависит от других. Формула обеспечения энергобезопасности страны проста: государство должно стараться быть максимально гибким с точки зрения логистики и быть ифраструктурно связанным с соседними странами и с теми странами, откуда есть возможность получить электроэнергию и природный газ. Второе, самое главное — это развитие электростанций и обеспечение энергоэффективности, то есть экономия потребляемой энергии.

Мы являемся страной с развивающейся и обновляющейся энергетикой, мы придаем особое значение развитию возобновляемых источников энергии, среди них на сегодня самая приемлемая технически и экономически сфера — это строительство гидроэлектростанций. За последние три года было построено 18 гидроэлектростанций, десятки новых станций находятся в процессе строительства, мы развиваем объекты генерации, готовятся новые тепловые станции, мы построили первую ветреную станцию, изучаем возможности использования солнечной энергии. Все это станет гарантией энергобезопасности.

— Какие источники инвестиций предполагаются в отношении будущих проектов?

— К сожалению, статистические исследования полного объема инвестиций не проводились, но если рассмотреть количество прямых инвестиций, то на протяжении пяти лет было привлечено около 1,1 миллиарда (долларов — ред.). Тут же хочу подчеркнуть, что это не происходило за счет приватизации. Кроме того, курс лари отрицательно повлиял в целом на инвестиционный процесс, и, учитывая все это, мы достигли действительно эффективного результата. Если говорить об инвестиционных вложениях в сфере энергетики в целом, то необходимо обязательно учесть двухмиллиардный проект "Шах-Дениз", надо учесть строительство электролиний. В итоге во всем секторе сумма инвестиций за последние четыре-пять лет может достигнуть приблизительно 2,5 миллиарда долларов, а может и больше.

— Весной, после визита премьер-министра Грузии в Иран, эта страна выразила готовность поставлять газ Грузии. Как развивается эта идея?

— Конкретно ответить на этот вопрос я не могу, существуют определенные инфраструктурные вопросы, которые необходимо уточнить. Иран не связан с нами напрямую трубопроводом, следовательно, поставки должны осуществляться транзитом. Мы постоянно оцениваем ситуацию не только вокруг Ирана, но и вокруг других стран региона, и, если появятся какие-либо выгодные для всех возможности, мы обязательно их используем.

— Национальная регулирующая комиссия по энергетике и водоснабжению Грузии на днях установила новый тариф на природный газ. В столице он вырос минимально, в регионах значительнее. Также известно, что министерство упраздняет сегмент дерегуляции. Каков положительный эффект этих мер, и чем обоснована разница в тарифах для столичных и региональных абонентов?

— Тариф на газ не менялся с 2007 года. Это неправильный подход, так как невозможно, чтобы текущее положение было таким же, как и 10 лет назад. Удвоенное число абонентов, строительство множества газопроводов среднего давления как со стороны правительства, так и со стороны частных компаний, реабилитация газораспределительных станций – это делалось на протяжении десяти лет, особенно интенсивно — в последние 5-6 лет. Следовательно, это все повлияло на тариф и вызвало его рост. Газификация более интенсивно осуществлялась в регионах, следовательно, объем инвестиций в регионах был больше, и это является причиной разницы в тарифах.

— Как развивается программа субсидирования?

— Правительство, как известно, поставляет дистрибуционным компаниям так называемый социальный газ по социальной цене, и это уже является субсидированием со стороны государства. Это происходит лишь для того, чтобы облегчить процесс оплаты нашим гражданам.

— Вы можете исключить еще больший рост тарифа на газ в ближайшее время?

— Национальная регулирующая комиссия – это отдельная независимая компания, которая устанавливает тарифы. Существует ряд методологий, которые соответствуют международным стандартам. Тариф на газ может быть увеличен или сокращен, и это зависит от тех объемов, которые существует в период перерасчета тарифов. Следовательно, возможно, тариф будет увеличен или сокращен в будущем в соответствии с методологией. Это трудно предсказать. Но нужно отметить, что настоящие тарифы установлены до конца 2018 года.

— Какой проект за последние годы можно назвать самым масштабным в сфере энергетики, и какие крупные проекты планируются в ближайшее время?

— Если судить за период последних двух лет, то, конечно же, освоение гидроресурсов стало самым масштабным проектом. Тут же надо отметить расширение проекта "Шах-Дениз", проекты "Дарьяла" и "Шуахеви" — это две самых крупных ГЭС, которые были построены за последние 25 лет. Что касается перспектив, то мы продолжим строительство генераций, продолжим строительство и реабилитацию электролиний, подстанций. Особое внимание будет уделено энергоэффективности, также важно обеспечение свободного рынка. С точки зрения транзитного потенциала мы максимально постараемся использовать ресурсы Каспийского моря, чтобы дополнительные объемы могли пройти через территорию Грузии. Это очень коротко о планах на ближайшее время.

642
Теги:
Шуахеви ГЭС, Тарифы на газ, Министерство энергетики Грузии, Ингури ГЭС, Компания "Интер РАО", Газпром, Илия Элошвили
Загрузка...