Джазовый музыкант Салман Гамбаров

Джазмен Гамбаров о музыке без границ

482
(обновлено 11:31 18.06.2017)
Почему джаз – это музыка без границ, музыка драйва и музыка не для всех? Почему ее обожают европейцы и недооценивают на Кавказе?

Об этом и о своем пути в джаз-культуру в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия рассказал участник Кавказского джаз фестиваля известный азербайджанский джазмен, теоретик-музыковед и композитор Салман Гамбаров.

- Салман, расскажите, как вы попали на Кавказский джаз фестиваль в Тбилиси, который проходит с 14 по 19 июня?

— В этом году я впервые участвую в тбилисском джаз-фестивале. Но с основателем фестиваля Еленой Мечитовой мы познакомились, по-моему, в 2013 году. Мы участвовали в одном международном проекте в Тбилиси – играли под грузинское немое кино, импровизировали. На площади Свободы в центре столицы показывали фильмы "Элисо" и "Моя бабушка", а мы играли джазовую музыку. Это была полностью спонтанная импровизация. Там же играли Резо Кикнадзе из Грузии, Марк Токарь из Украины, Эммануэль из Армении и участница из Беларуси.

На этом выступлении Элен предложила мне как-нибудь поучаствовать в фестивале. До этого никак не получалось, но я ей рекомендовал молодых музыкантов из Азербайджана, которые сюда приезжали.

- А в этом году все-таки решились приехать сами?

— Да, у меня было окно. Мастер-классы фестиваля – это уникальный шанс познакомиться с региональными музыкантами, которые приедут в Тбилиси. Есть предложение создать по одной композиции – армянской, турецкой, азербайджанской и грузинской. Мы должны узнать друг друга, познакомиться, выяснить те или иные приоритеты каждого музыканта, чтобы нам всем было интересно поиграть на заданную тему.

- Салман, а правда, что ваша мама привила вам любовь к музыке?

— Конечно, в детстве она со мной мучилась. Ее отец был оперным певцом, а она сначала работала в банковской системе, а потом, когда у нее родились все мы, а нас в семье двое сестер и два брата, естественно, времени для работы уже не было, она была домохозяйкой, но практиковала частные уроки игры на фортепьяно. И я все это наблюдал дома, начиная от теории, кончая теми пьесками, которые играли ее ученики. Конечно, слушать – это одно, но когда тебя заставляют…

- Вас по-настоящему заставляли?

— Мне ведь хотелось подбирать мелодию самому, по слуху. Это я делал с удовольствием. Но ни один ребенок не играет с удовольствием гаммы и этюды, тем более в этом возрасте, когда ты еще многое не понимаешь и тебе хочется играть со сверстниками.

- Можете вспомнить ваш первый серьезный концерт?

— Поздно. Я ведь получал классическое образование как музыковед, а это не предполагает концертной деятельности. Потом была армия, а спустя годы я поступил уже на композицию. Если не считать эпизодических выступлений, когда я играл какие-то джазовые композиции, то профессиональную деятельность я начал довольно-таки поздно – в 35 лет. Тогда я начал заниматься профессионально и целенаправленно, отодвинув все остальное в сторону.

- Когда джаз вошел в вашу жизнь?

— В 1995 году.

- Кто на вас повлиял?

— Все это было, как ком: то, что я изучал музыку как музыковед, начиная с добаховского периода, кончая современными авангардами. Ведь изучение музыки – это изучение различных стилей. Потом ты сам начинаешь писать музыку.

- Какую музыку вы писали?

— Современную. У меня есть симфонии, квартеты, вариации. Мое первое же произведение на Всесоюзном конкурсе композиторов заняло первое место. Это было для меня большим стимулом, потому что сами понимаете, в то время всесоюзный — это был фактически международный конкурс, потому что в нем участвовали все пятнадцать республик, включая Прибалтику. И вот я заинтересовался и занялся джазом, уже будучи подготовленным и прошедшим через все это.

- В то время в Баку была какая-то основа для занятия джазом?

— Была до того. В 1960-х годах были Вагиф Мустафа-заде, Рафик Бабаев. В 70-х – комсомол проводил редкие, но джаз-фестивали, под каким-то идеологическим соусом. Нам было важно слушать приезжавших к нам музыкантов.

А в 1990-х годах у нас была война, так что было не джаза. Мы просто начинали все с нуля, сами находили возможности, договаривались с залами. К примеру, у нас были друзья директора театров, которые безвозмездно предоставляли нам помещения. Мы сами расклеивали афиши, приглашали публику, сами проводили джазовые концерты. И это был просто бум, потому что люди сильно изголодались по музыке после этих семи-восьми лет безвременья, ведь когда пушки говорят, музы молчат.

Когда Азербайджан подписал нефтяной контракт с западным консорциумом, в страну начали приезжать иностранцы, в основном менеджеры высшего звена, интеллектуалы. Тогда в Баку и открылся потрясающий джаз-клуб "Караван", который, к сожалению, просуществовал десять лет.

- В каком году это было?

— В 1997 году было открытие.

- За год до это вы создали бэнд Bakustik Jazz?

— Да. Bakustik Jazz я с друзьями создал в 1996-м году. Нас было четверо, мы играли на барабане, басе, фортепьяно.

- На протяжении времени состав бэнда менялся?

— Да, Bakustik Jazz в зависимости от проекта меняет состав.

- Он до сих по существует?

— Да. Вот буквально в конце мая мы выступали в Брюсселе, в очень известном салоне BOZAR. А так Bakustik Jazz играл в Казахстане, Германии, в Лондоне, в Израиле, в Польше, в России – Сочи и Новосибирске. В Грузию мы приезжали два раза: на театральный фестиваль GIFT режиссера Кети Долидзе в 1998 году и еще играли на Днях культуры Азербайджана в Грузии.

Этот состав Bakustik Jazz существует уже 21 год. Просто он не государственный, музыканты свободны. Они играют в других коллективах, ездят с другими музыкантами. И мне приятно, что музыканты, с которыми я работаю, тоже востребованы.

- Салман, вы как-то говорили, что джаз – это музыка, которая объединяет в себе все. Что вы имели в виду?

— Наверное, я говорил это в том контексте, почему я пришел к джазу – для меня были тесны рамки уже написанной музыки. Отчасти, может быть, меня не удовлетворяло исполнение моих произведений. Мой педагог, например, говорил, что так, как я исполняю свои произведения для фортепьяно, их не может исполнить ни один пианист. Но это естественно, потому что я писал их сам, сам и чувствовал. Однако квартет, например, я же не смогу играть. Квартет – это уже струнные, скрипки, виолончель, альт. Неудовлетворенность тем, что другие музыканты не передают то, что тебе хотелось, когда ты писал композицию, и привела меня в джаз, где я сам за себя в ответе.

- Значит, в джазе для вас нет границ?

— Да, в современной джазовой музыке уже вообще нет границ: где заканчивается академический авангард и где начинается джазовый. То есть это насколько на молекулярном уровне, что трудно даже определить.

- Но про вашу музыку часто пишут, что она интересна, но не все ее понимают. Якобы вы не заигрываете с публикой. Это правда?

— Ну да, это правильно.

- То есть когда вы играете, вы не обращаете внимание на публику?

— Абсолютно. То есть если это не корпоративный вечер, когда тебе платят и заказывают музыку. У меня много проектов, и когда ко мне обращаются, я спрашиваю, что именно от меня требуется. Ведь у меня есть проект, который я играл и на фольклорном фестивале, и на этно-джазе, и на фестивале современной музыки, академической, и на кинофестивале. Например, моя музыка к немому фильму, она по всем фестивалям проходная. И когда организаторы выбирают этот проект, у них есть  слушатель. Ведь каждый фестиваль должен быть на что-то ориентирован. Иногда бывают какие-то всеядные фестивали, они, к сожалению, мне не нравятся. Мне нравятся локальные фестивали, может трех-четырехдневные, но со специальной программой.

- То есть вы избирательно относитесь к публике?

— Да, играть на стадионе – это не мое, двухтысячный зал – это не мое. Самый большой зал, в котором я играл – может был на 800-1000 человек. Это было в Одесской филармонии и на открытых площадках Германии.

- А бывало такое, что вы раздражались из-за того, что публика не проникается вашей музыкой?

— Раздражение – нет, раздражение – это плохой попутчик. Раз ты вышел на концерт, ты уже должен играть.

Джазовая музыка хочет только одного: тема занимает всего лишь 30 секунд, остальное – это импровизация. Есть публика, которая ждет от тебя известной мелодии, но я редко играю известные мелодии.

А есть другая публика. Например, в одном джаз-клубе мы играли для одного клиента — бородка, трубка, пиво. Ты понимаешь, что он взял пиво и будет сидеть до конца. И попробуй плохо ему сыграть, потому что он больше сюда не придет, он – знаток. Он приводил с собой людей. Когда у него заканчивался контракт, и он уезжал в свою Норвегию, приходили его коллеги и говорили, что это место он им порекомендовал. И это было, конечно, приятно. Материально может это было не очень доходное дело, но я ребятам говорил, что буду для него играть так, как будто я играю для пятисот человек.

- Наверное, это тот момент, когда главное не количество, а качество.

— Да. С этой точки зрения очень приятно играть в Европе. Там люди просто так не придут к тебе на концерт, сначала они посмотрят твои выступления в интернете, проштудируют. Подумают, а нужно ли им платить 15-20 евро за этот концерт. Поэтому если они приходят, там уже тишина неимоверная, там такая у них культура слушать, культура слышать.

- Вы упоминаете Европу. А можете провести параллели между тем, как относятся к джазу в Баку и в Тбилиси?

— Я успел поговорить с музыкантами и, по-моему, у нас одна и та же проблема: поп-музыка сделала свое грязное дело и у нас, и у вас. И мы наблюдаем этот отток, когда люди говорят: "Музыка – это развлечение. Поэтому сделай мне хорошо". Они предпочитают идти туда, где они расслабятся после работы. Я их прекрасно понимаю. После работы они хотят куда-то пойти посидеть, а ты их грузишь какой-то сложной музыкой, или, может, не очень сложной, но для них это сложно, потому что под нее не потанцуешь. Джазовые ритмы надо любить, чтобы почувствовать этот драйв, и захотеть под это танцевать или хотя бы сидя на кресле немного подтанцовывать.

- То есть проблема в не совсем серьезном отношении к джазу?

— Не то, что несерьезное, просто этот пласт музыки игнорируется. Я не говорю сейчас о фестивалях. Фестивали худо-бедно можно собрать и у вас, и у нас. Я сейчас говорю про будни, клубную работу.Диско-клубы и караоке переполнены, а для привлечения публики в джаз-клубы необходимо постараться. Мы, кстати, делаем тематические джазовые вечера. Тогда публика потягивается, потому что понимает, что им будет интересно.

- То есть публику нужно направлять?

— Публику нужно немного баловать, баловать и самим не расслабляться. Не так чтобы прийти, кое-как поиграть, в конце посчитать по головам клиентов и получить деньги. Это вещь неблагодарная. Сегодня прошло, завтра, если ты будешь играть то же самое, это будет уже неприлично. Поэтому ты придумываешь какие-то вечера, созываешь своих коллег, устраиваешь джем-сейшены, стараешься создать свободную атмосферу, немного юмора добавляешь. Публика расслабляется и после этого уже серьезную музыку слушает по-другому.

482
Теги:
Джаз, Салман Гамбаров

Работы Вахо Мдзинаришвили

Совместить несовместимое: как грузинский регбист cтал художником

351
(обновлено 12:01 25.05.2020)
Казалось бы, если человек увлекается искусством, то он должен быть чуткой натурой, смотреть на мир взглядом, непохожим на других. А если юноша увлекается спортом, тем более регби, то он мужественный, сильный и художественные пристрастия его явно не должны интересовать

Это мы перечислили стереотипы. Но аналогично, увы, мыслят многие люди. Но герой нашей статьи - художник-регбист Вахо Мдзинаришвили их успешно разрушает.

"Отрицательные числа" – драму о регби в тюрьме покажут в грузинских кинотеатрах >>>

К слову, еще один сногсшибательный факт: оказывается, в Тбилиси уже четыре раза проходила выставка художников-регбистов, при организации Союза регби Грузии. В последней из них приняли участие до 40 спортсменов.

Регби и искусство?

Вахо Мдзинаришвили родился в семье художников. Его отец и дедушка - живописцы, отсюда и интерес к искусству. Сам Мдзинаришвили рисует с детства. Что же касается регби, то, как рассказывает Вахо, он начал заниматься этим видом спорта с 11 лет. И, как ни странно, это также заслуга любви к изобразительному искусству.

Вахо Мдзинаришвили
photo: courtesy of Vakho Mdzinarishvili
Вахо Мдзинаришвили

"В Тбилисской академии художеств всегда был клуб регби, даже сегодня команда художников "Академия" играет в высшей лиге. Президент этого клуба - друг моего отца, ветеран регби и художник господин Гия Глонти. Это именно его заслуга, что я начал играть в регби", - рассказывает художник-спорстмен.

Мдзинаришвили играл в регби почти двадцать лет и добился определенных успехов. Он играл в составе молодежной сборной Грузии на одном чемпионате Европы и трех мировых чемпионатах. Также пять раз становился чемпионом Грузии в Премьер-лиге, а сейчас уже более десяти лет работает профессиональным тренером детей и подростков.

"Вы будете удивлены, но я не помню периода, когда спорт мешал бы моему творчеству. - признается Вахо. - У меня всегда была своя мастерская, где я проводил свободное время. По профессии, кстати, я художник-мультипликатор, но почему-то предпочел живопись работе над мультфильмами".

Вахо Мдзинаришвили
photo: courtesy of Vakho Mdzinarishvili
Вахо Мдзинаришвили

По его словам, многие люди удивляются такому "тандему" талантов в одном человеке, но он всем объясняет, что две эти профессии можно совмещать. Главное - захотеть.

Слушать рисунки 

"Мои рисунки говорят о многом, вызывают спектр эмоций. Вы должны смотреть на них и слушать. - интригует художник. - Они появляются из моего мира и подсознания, но вы сможете наладить с ними контакт и понять, о чем они говорят".

Работы Вахо Мдзинаришвили
photo: courtesy of Vakho Mdzinarishvili
Работы Вахо Мдзинаришвили

Мдзинаришвили признается, что вдохновение для создания рисунков приходит к нему из глубокого подсознания. Но порой этого "визита" приходится ждать довольно долго. Иногда это может продлиться даже месяцами. Но если художник своей работой не доволен, вы не увидите его творения.

Цифровая выставка шедевров Климта возвращается в Тбилиси >>>

"Если я не доволен рисунком, и я чувствую это, я в ту же секунду все стираю и начинаю заново. Следовательно, если я закончил рисунок, значит, я им доволен", - говорит Мдзинаришвили.

Работы Вахо Мдзинаришвили
photo: courtesy of Vakho Mdzinarishvili
Работы Вахо Мдзинаришвили

Часто можно увидеть, что во многих работах Вахо главный герой – это животное. Художник объясняет это так: "Я, действительно, люблю рисовать животных, потому что они очень интересные, красивые и милые. Что самое главное – живые. В них я могу вложить любой цвет, характер или эмоцию".

Извечный вопрос: как совмещать?

Сегодня Мдзинаришвили уже не может сказать точно, сколько времени он уделяет рисованию. Бывают случаи, когда он рисует днями и ночами, не прекращая. Также бывают периоды, когда он может не рисовать месяц.

В такие периоды он уделяет время самому себе, чтобы понаблюдать за собой, уделить время внутреннему поиску. Что касается регби, то на этом этапе у Мдзинаришвили есть своя школа, где он проводит практически каждый день.

"Уже два года как я и мой друг детства Михаил Чхартишвили основали школу регби "Братья". - рассказывает Мдзинаришвили. - В развитие этой школы я вкладываю все свое сердце и душу. Я очень люблю работать с детьми и много времени уделяю им.

А искусство – оно всегда со мной. Оно всегда само находит время для себя, когда это необходимо".

Как говорит художник-спортсмен, в регби он любит то, что в процессе игры человек работает всем телом и умом.

"Вы играете с другими товарищами, но побеждает тот, кто больше готов для этой борьбы – физически, психологически, разумом и душой. - отмечает Вахо Мдзинаришвили. - А в рисовании мне нравится то, что у тебя как будто есть связь со своим внутренним миром и подсознанием. Это чувство невозможно передать словами. Это совсем другое измерение, где больше всего искренности, где ты видишь настоящего себя".

351
Темы:
Культурная жизнь Грузии
Лого ЮНЕСКО перед штаб-квартирой организации в Париже

Постпред РФ при ЮНЕСКО: Киев ведет себя как дикарь с дубиной на концерте

155
(обновлено 13:10 19.05.2020)
Санкции Киева против культурных и образовательных организаций из России противопоставляют Украину мировому сообществу, которое, особенно в условиях пандемии коронавируса, всеми силами стремится сохранить доступ людей к памятникам, музеям и культурным площадкам

Об этом заявил в интервью корреспонденту РИА Новости Виктории Ивановой постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Александр Кузнецов.

- Александр Игоревич, в конце прошлой недели Украина ввела санкции сроком на три года в отношении учреждений культуры и науки России. В санкционный список попали Русское географическое общество, Эрмитаж, ГМИИ им. Пушкина, Институт археологии РАН, МГУ имени Ломоносова и ряд других учреждений. Как вы можете прокомментировать такое решение Киева?

- Конечно, это – русофобская, пещерная акция киевских властей, которая недопустима не только в международном общении, но и вообще в приличном обществе. Ее уже комментировали многие российские представители, поэтому, чтобы не повторять их слова, я скажу о том, как это воспринимается через призму ЮНЕСКО.

Сейчас, как известно, Организация активно работает над тем, чтобы последствия пандемии коронавируса не поставили под угрозу ценности мировой культуры. В частности, нельзя допустить, чтобы миллионы людей лишились к ним доступа. Речь идет не только об исторических памятниках, которые сейчас закрыты из-за пандемии, но и о музеях, театрах, концертных залах. На этот счет есть несколько конкретных инициатив, в том числе – со стороны российских деятелей культуры. И мы сейчас обсуждаем с Секретариатом ЮНЕСКО, как лучше все это реализовать, разумеется, с использованием современных информационных технологий, которые позволяют проводить крупные мероприятия на удалении.

На этом фоне получается, что Украина своими действиями фактически противопоставляет себя всему мировому культурному сообществу. Это выглядит так, словно какой-то дикарь с дубиной пришел и устроил скандал на концерте симфонической музыки. И это печально: в прошлом Украина вносила заметный вклад в деятельность ЮНЕСКО, а сегодня она ассоциируется исключительно с темой конфронтации с Россией. В других областях ее попросту не видно. Но складывается впечатление, что этот арсенал русофобских затей постепенно истощается. Возникает вопрос – а что дальше? Если теперь объектами нападок стали такие крупнейшие центры не только российской, но и, подчеркну, мировой культуры, как Государственный Эрмитаж, то что потом? Дальше они что, на Майдане будут, подобно нацистам, жечь книги русских классиков? Словом, все это вызывает тягостное впечатление.

 - Какие последствия может повлечь это решение для международного сотрудничества?

- Особых последствий для международного сотрудничества я не вижу – в вопросах культуры ЮНЕСКО демонстрирует солидарность. Недавно я беседовал с генеральным директором Организации Одри Азуле, и мы пришли к выводу, что все думают примерно одинаково: как в условиях закрытия крупнейших объектов культуры сохранить к ним доступ, сохранить знания о мировой культуре, о мировом культурном наследии. И именно на этом, я думаю, в ближайшее время будут сосредоточены наши усилия, в том числе, при активном участии России.

- ЮНЕСКО в ответ на запрос РИА Новости отказалась комментировать действия украинских властей, сославшись на требование проявлять беспристрастность по вопросам дел стран-участниц. Как вы считаете, должна ли Организация, которая напрямую занимается культурой и, в том числе, взаимодействует с затронутыми институтами, вмешаться в ситуацию?

- Здесь я с позицией Секретариата ЮНЕСКО не согласен и неоднократно им об этом говорил. Я считаю, что это проявление двойных стандартов. Почему, когда происходят какие-то вещи, которые не нравятся, допустим, западным странам, на них следует реакция Секретариата ЮНЕСКО, а когда мы обращаемся по поводу вопиющих нарушений основополагающих принципов и ценностей ЮНЕСКО – Секретариат молчит и не реагирует?

Речь идет ведь не только о таких акциях, как то, что мы обсуждаем с вами сейчас. Не менее серьезные вещи происходят и в области образования, когда власти в Киеве пытаются вытеснить русский язык из сферы образования страны. Это коренным образом противоречит не только духу ЮНЕСКО, но и совершенно конкретным юридическим документам, принятым в этой Организации, таким, как Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования. Мы неоднократно обращали внимание на вопиющие нарушения Киевом этой конвенции, но, к сожалению, внятной реакции так и не дождались.

- Под украинские санкции попали и научные археологические организации и институты Крыма, а также Крымский федеральный университет. Из-за того, что полуостров воссоединился с Россией, ЮНЕСКО ранее отказалась работать с Крымом. Сотрудничество так и не возобновилось? Как сейчас обстоят дела с объектом Всемирного наследия "Херсонес Таврический"?

- У меня такое впечатление, что в Киеве просто не ведают, что творят. Включение в эти так называемые санкции объектов культуры и образования в Крыму лишь подчеркивает то, с каким презрением и равнодушием украинские власти относятся к этим объектам, которые якобы, по их утверждению, находятся на их территории.

Но думаю, что так называемые санкции никакого практического значения не имеют. Потому, что уже давно под давлением Киева и его западных покровителей всякое сотрудничество с партнерами ЮНЕСКО в Крыму полностью прекращено. В том числе это касается и такого объекта всемирного наследия, как "Херсонес Таврический". Ведь ЮНЕСКО даже не принимает обязательные по Конвенции 1972 года отчеты о сохранности этого объекта! Из этого можно сделать вывод, что ни западные страны, ни Украину его судьба вообще не интересует. Для них главное – постоянно держать на плаву в ЮНЕСКО вопрос о территориальной принадлежности Крыма, отрицать исторический выбор, который был сделан в 2014 году, когда огромное большинство населения Крыма проголосовало за его присоединение к России. Этим вопросом мы занимаемся уже не первый год, и каждый раз видим одно и то же – это чистое политиканство.

Но проблема состоит в том, что вопросы принадлежности тех или иных территорий никакого отношения к мандату ЮНЕСКО не имеют. Это только отравляет атмосферу Организации, навязывая ей политизацию, которая для нее не только несвойственна, но и вообще пагубна, поскольку, как ржавчина, разъедает ее изнутри.

155
Монастырский комплекс Давид Гареджи

Какой сегодня церковный праздник: 3 июня 2020

0
(обновлено 00:34 03.06.2020)
По православному церковному календарю, 3 июня 2020 отмечают день памяти Святых Константина, Елены, Додо и других

По церковному календарю, 3 июня чествуют Владимирскую икону Божьей Матери.

Sputnik Грузия рассказывает, кем были эти Святые и почему Владимирскую икону Божьей Матери упоминают в церковном календаре 3 июня.

Святые Константин и Елена

По церковному календарю, 3 июня поминают царя Константина и его мать - царицу Елену, живших в Римской империи на рубеже III и IV веков.

Царица Елена, исповедовавшая христианство, воспитала сына в Христовой вере, поэтому Константин не преследовал христиан, в отличие от других правителей того времени.

Перед одной из решающих битв, Константин горячо молил Господа даровать знамение, способное воодушевить его войско. Внезапно появился в небе Крест с надписью: "Этим побеждай".

Император сразу же приказал на щитах своих воинов изобразить кресты и разгромил противника, несмотря на численный перевес врага. Вскоре он стал единолично править всей объединенной Римской империей.

Константин, чтобы избежать пагубного влияния язычества, столицу перенес из Рима, пережившего моральный упадок, в новый город, названный Константинополем. Император, помня наставления своей матери, всячески помогал христианам во время своего царствования, терпевшим гонения сотни лет.

Объявив христианство в империи господствующей религией, он много потрудился для распространения среди своих подданных веры Христовой. В этом деле ему помогала его мать - царица Елена.

Фрагмент мозаики с изображением Иисуса Христа, императора Константина и императрицы Зои
© photo: Sputnik / Sergey Subbotin
Фрагмент мозаики с изображением Иисуса Христа, императора Константина и императрицы Зои

Когда Константин пожелал найти Крест Господень, она отправилась в Иерусалим и приложила много усилий, чтобы найти его. Церковь это событие отмечает двунадесятым праздником - Воздвижение Креста Господня. Часть Креста, гвозди и шипы от тернового венца Елена привезла сыну в Рим.

Затем Святые над местом страданий, погребения и воскресения Спасителя построили храм в честь Воскресения Христова. Храм, содержащий в себе Голгофу и Гроб Господень, является главным святым местом в Иерусалиме по сей день.

За заслуги и усердие к распространению христианской веры Церковь, приравняв Константина Великого и царицу Елену к апостолам, назвала их равноапостольными.

Додо Грузинский

По церковному календарю, 3 июня поминают преподобного Додо Гареджийского, Грузинского – ученика и сподвижника Святого Давида Гареджийского, одного из 13 сирийских отцов.

Дата церковного праздника каждый год разная, так как отмечается в среду после праздника Вознесения Господня.

Святой Додо, происходивший из древнего рода Андроникашвили, жил в VI веке. Приняв постриг в молодые годы, он жил отшельником в Ниноцминда (регион Кахети – Восточная Грузия).

Наслышанный о чудесах Давида Гареджийского, он отправился к нему в обитель и остался жить под его руководством.

Через пять лет преподобный Давид предложил ученику, взяв с собой нескольких монахов, начать на соседней горе строительство келий. Додо с помощниками приступили с рвением к работе, и вскоре число келий достигло 200-т.

Монастырский комплекс Давид Гареджи
© Sputnik / Vladimir Umikashvili.
Монастырский комплекс Давид Гареджи

Преподобный, затворившись в узкой расщелине, где места едва хватало для одного человека, постоянно молился.

Святой Давид, исцелив от тяжелой болезни сына князя Бубакара Руставского, отправил признательного Бубакара креститься к преподобному Додо, который крестил князя, его сыновей и всю его свиту с радостью.

До преклонного возраста преподобный трудился в основанном им монастыре – он управлял обителью в течение 25 лет. Святой скончался мирно в 596-м или 603-м.

Владимирская

По церковному календарю, 3 июня чествуют Владимирскую икону Божьей Матери, покровительницу России и русского народа, которая не раз помогала русскому воинству побеждать в решающих битвах.

Установили церковный праздник в память спасения Москвы от нашествия Крымского хана Махмет-Гирея в 1521 году.

Полчища татар, приближаясь к Москве, разрушали города и села, уничтожали мирных жителей. Великий князь Василий, собирая войско, готовился к битве с татарами, а митрополит Московский Варлаам усердно молился вместе с жителями Москвы об избавлении от гибели.

Репродукция иконы «Богоматерь Владимирская» из Успенского собора Московского Кремля
© photo: Sputnik / Yuri Kaplun
Репродукция иконы «Богоматерь Владимирская» из Успенского собора Московского Кремля

По преданию, татарскому хану было видение, в котором Божья Матерь, окруженная грозным войском, устремилась на их полки. В страхе татары бежали, так была спасена Богоматерью столица Русского государства.

Именины

По церковному календарю, 3 июня именины отмечают Елена, Андрей, Касьян, Константин, Кирилл, Михаил и Федор.

Материал подготовлен на основе открытых источников

0
Теги:
религия
Темы:
Календарь религиозных праздников