Писатель Михаил Гиголашвили

Михаил Гиголашвили: прозаику не важно быть полупьяным и полувлюбленным

876
Кто такой современный успешный писатель? Кто управляет его персонажами и из какой они жизни? И почему в конце обязательно хочется в горы или к морю…

Об этом, о победе своего романа "Тайный год" на престижной "Русской премии" и других особенностях прозаика писатель Михаил Гиголашвили рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия.

- Михаил Георгиевич, я еще раз поздравляю вас с такой наградой. Что вы почувствовали в тот момент, когда узнали о победе? О чем или о ком подумали?

— Я подумал о моих покойных родителях — они оба были по профессии филологи-русисты, и все, что было связано с литературой, им было важно и интересно. Думаю, они были бы рады.

- О вашей книге "Тайный год" в последнее время очень много говорили, ее обсуждали, рецензировали. Такой ажиотаж сопровождает каждый ваш роман или это какой-то особенный случай? В чем секрет успеха именно этой книги?

— Мои романы "Толмач" и "Захват Московии" не имели такой прессы, какая была у "Чертова колеса" и "Тайного года". Успех может быть объяснен актуальностью темы. И языковая работа была отмечена.

Писатель Михаил Гиголашвили
Личный архив М. Гиголашвили
Писатель Михаил Гиголашвили

- Почему вы взялись за тему Ивана Грозного? Сопровождался ли роман какими-то знаками? Или вы в них не верите?

– Нет, особо в знаки не верю, но черной кошки и рассыпанной соли боюсь. За Грозного взялся после того, как внимательно прочел его письма и публицистику и понял, что не протопоп Аввакум с его блестящим "Житием" — первый русский писатель, а Иван Грозный. А интерес именно к Грозному возник еще в "Захвате Московии", где я использую в качестве вставной новеллы записки немца, наемника-опричника Грозного, фон Штадена.

- Вы как-то писали, что в плане поведения ваших персонажей вы абсолютный диктатор, что они делают ровно то, что вы им велите. И если происходит наоборот, значит писатель слаб. Вы действительно так считаете? Не может быть, чтобы герой или какая-то его мысль или действие тут же родили в вас и перед вами какой-то абсолютно новый, неожиданный для вас поворот событий? Или вы полагаете, что персонажи в ваших книгах не имеют права на свою жизнь и "свои решения"? Раз персонажи рождены вами, то все их действия – плод вашей выдумки, и никаких раздвоений? Меня очень интересует эта сторона кухни романиста.

— Естественно, образ так и развивается — в действиях и мыслях. Романист должен каждый раз перерождаться в своего героя, в своих героев, входить в ареал их речи, в их психологию. Но в то же время недремлющее око автора-критика должно за всем этим наблюдать и контролировать процессы.

- Вы не раз говорили, что ваши герои всегда имеют прототипы, что берутся из вашей головы, где живут образы живых людей, то есть не с пустого места. Это так? Способны ли вы создать героя, абсолютно не похожего ни на кого из ваших близких, дальних, из прошлого или настоящего?

— Я не помню, чтоб я так говорил. Может быть, это было сказано по поводу первого романа "Толмач". Там действительно частично имелись прототипы. Но дальше я поставил себе задачу конструировать героев без прототипов, полностью "из головы", что и произвел в "Захвате Московии". В "Тайном годе", по большому счету, выдуманы все герои. О двух-трех из них были краткие информации типа: такой-то, сын такого, родом оттуда-то, служил в опричниках. Самому конструировать образы оказалось куда занятнее, чем работать с прототипами. Говорят же, что молодые писатели пишут о том, что было, зрелые – о том, что могло бы быть, а старые – о том, чего не могло быть никогда.

Объявление победителя литературной премии Нос
© photo: Sputnik / Екатерина Чеснокова
Писатель Михаил Гиголашвили перед церемонией выбора лауреата литературной премии "НОС-2012" ("Новая словесность") в Политехническом музее

- Как вы сами определяете свой жанр?

— Как реализм.

- Экспериментируете?

— Эксперименты — больше в области индивидуализации речи героев.

- Есть ли для вас темы-табу?

— Табу никаких нет (и быть не может). Просто есть темы, которые меня не интересуют.

- Если писатель имеет темы-табу, о чем это говорит?

— Когда писатель имеет темы-табу, на которые он хотел бы писать, но не пишет по тем или иным причинам, то мне жаль такого человека. Это то же самое, что душить самого себя.

- Современный писатель может прожить не впроголодь, рассчитывая исключительно на гонорары от публикации своих произведений, в частности, романов?

— На гонорары от публикаций сегодня в мире может прожить очень малое число писателей (поэтов тем более). В основном это те, у которых творчество совпало с массовым интересом и приносит прибыли. Даже если романы переведены на другой язык, то переводчик получает деньги сразу, а писатель должен ждать, пока будет распродан тираж.

Писатель Михаил Гиголашвили
Личный архив М. Гиголашвили
Писатель Михаил Гиголашвили

- Бывают ли у вас депрессии от моментов "чистого листа" в голове? Или у вас всегда есть, чем заняться, о чем писать и не бывает периодов без письма?

— А я не пишу постоянно. У меня забеги на долгие дистанции, каждый роман я пишу три-четыре года, за это время разное происходит. Есть периоды, когда я уезжаю, прячусь от людей, пишу болванку текста, потом возвращаюсь в обычную жизнь и правлю написанный текст. Проза помогает коротать жизнь — с прозой в голове никогда не бывает скучно, всегда есть, о чём думать. А если пишешь роман, то тем более все время находишься в том мысленном помещении, которое ты сам создал, и общаешься с теми бестелесными образами, которые сам и породил.

- Когда в жизни писателя все идеально и гладко: в личной жизни, в здоровье, карьере, уме, поступках – не скучно ли это для писателя? Писатель – он не в буре эмоций и волнений, в создании конфликта там, где его нет, но должен быть? Или все это может уместиться только в его голове, не задев реальной жизни?

— Не думаю, что прозаикам нужны особые бури, это больше по части поэтов, которые должны быть всегда полупьяны и полувлюблены. Работа прозаика – сидение за столом. Бури пусть у него бушуют в голове.

- Как вы уехали в Германию?

— После защиты диссертации я работал в тбилисском Университете и в пединституте им. Пушкина, в 1991 был приглашен в рамках партнерства Саарбрюккена и Тбилиси преподавать русский язык и литературу в университет земли Саар, где и работаю до сих пор. Сам я закончил русский филфак университета и защитился по Достоевскому.

Писатель Михаил Гиголашвили
Личный архив М. Гиголашвили
Писатель Михаил Гиголашвили

- Приезжаете в Грузию? Скучаете по родине?

— Конечно, я приезжаю в Грузию, там мои корни, родные и друзья: сын Георгий работает в немецком фонде, его жена Нина занимается декоративным искусством, внук Сандро любит информатику и баскетбол. Соседи, друзья детства, солнце, бездонное синее небо, разговоры допоздна в теплой июньской ночи в Сололаки, издалека доносятся сигналы машин, стук нард, звон бокалов и другие звуки нашего Вечного города теплых источников и сердец… Тбилисцы не забывают родной город, они носят его с собой.

- Что вы можете сказать о писателях современной Грузии?

— В последнее время я мало читаю. Когда сам что-то пишу, то избегаю какого бы то ни было влияния.

- С кем-то знакомы, дружите, за чьим творчеством наблюдаете?

— Я дружу с Зурабом Карумидзе, читал тексты Зазы Бурчуладзе. В целом, больше знаком с творчеством писателей, пишущих на русском языке, в том числе и с молодыми, с некоторыми из них нахожусь в дружеских отношениях.

- Вы преподаете русский язык в университете земли Саар. Кто ваши ученики и насколько русский язык востребован там? Есть ли у вас особая методика обучения?

— Если мы начнем разговор о методике обучения русскому языку, то это будет скучно, но могу сказать, что за 25 лет работы в немецком университете я набрался опыта. Мои студенты – разные люди, по разным причинам проявляющие интерес к русскому языку. Часто играет роль, если в семье есть кто-то, говорящий по-русски (как это у "русских немцев"), также люди знакомятся с носителями русского языка, хотят говорить. Вообще западный студент достаточно любопытен. Часто приходят физики, химики, математики, у которых на кафедре есть русские коллеги или, например, люди с компьютерной лингвистики – у них свои интересы. Моя задача – не только рассказать про префиксы-суффиксы, но заставить людей говорить, общаться, не бояться языка, вскрыть их вербальные способности.

- Вы создаете коллажи, объемные картины, объекты и скульптуры. И у вас было несколько персональных выставок в Германии. По-вашему, можно писать, петь, рисовать, танцевать, играть, создавать и делать все это одновременно хорошо? Лучше посвятить себя чему-то одному или пробовать все, что тебе интересно, и постоянно видоизменяться?

— Надо пробовать то, к чему неудержимо тянет (как с браком: "если можешь, не женись"). Видоизменяться человек будет в любом случае. Но заниматься одновременно "художеством" (картиной, скульптурами, коллажами) и прозой у меня не выходит. Или — или. Это два разных вида искусства: для коллажа/картины нужно созерцание, для прозы важны мысли. Впрочем, иногда в виде отдыха можно заняться "художеством", дать голове остыть.

- Михаил Георгиевич, как автор исследований творчества Федора Достоевского, как вы думаете, насколько интересен Достоевский современному поколению? Читают ли его и считают ли актуальным вопросы, которые он поднимал?

— Думаю, Достоевский актуален настолько же, насколько актуальна вся классика, о которой ведутся дебаты: как сделать классику опять актуальной. Сейчас, в пору Фейсбуков, люди потеряли способность концентрироваться подолгу на чем-то. Думаю, что мы вообще – последние могикане, после нас книг уже не будет, а будут сплошные гаджеты и Твиттеры.

- Над чем вы в данный момент работаете? Книга, картина…

— Сейчас ничем конкретным не занимаюсь, голова отдыхает от четырехлетнего марафона. Просто живу.

- Вы любите писать в уединении. Кстати, когда Орхан Памук приезжал в Тбилиси, он тоже говорил об этом: писатель, который живет в этом шумном мире – в социальной сети с сообщениями, звонками, уведомлениями, новостями, он не писатель. Писатель может быть только в уединении. Но современный мир и уединение – это ведь не так легко. К примеру, как сказать детям, супругам, друзьям, коллегам: "Простите, я сейчас сгину на месяц-два. Надо написать один роман". Я имею в виду, это какая-то свобода в высшей степени.

— Я преподаю в университете, у меня много каникул. Для того, чтобы написать "Тайный год", я три раза ездил в Испанию, в маленький приморский городок, где и писал текст в полном одиночестве, отключенный от всех средств связи. Так по три-четыре недели. Потом возвращался и несколько месяцев правил написанное.

- Формула успешного писателя: талант, фантазия, богатый внутренний мир, внимательность, любознательность, трудолюбие… Продолжите список.

— Умение проникать в мысли людей, видеть истинное положение вещей, усидчивость, умение внутренне уединяться в любом окружении, внимание к деталям, к индивидуализации речи героев.

- А еще? Что важно в работе писателя?

— Для прозы важны уединение и молчание. В молчании мысли нагнетаются, энергия остается внутри тебя, не расходуется на вербальные потери. Ну, и умение влезть в чужую шкуру. Последующая работа с хорошим редактором тоже очень важна. Когда человек пишет, ему все кажется важным и нужным, он каждую веточку тащит в гнездо. Потом проходит время, ажиотаж утихает, наступает время чистки и сокращения текста, и тут очень важен церберский глаз как самого писателя, так и опытного редактора.

- Кем вы видите себя лет через десять-пятнадцать?

— Никто не знает, что через секунду произойдет, не то, что через 10-15 лет.

- Продолжите писать? Или, может, махнете в грузинские горы? Или к морю…

— Насчет гор и моря обсуждаем с женой все чаще. Но пока можем работать – работаем, а там — как Бог даст.

876
Теги:
Михаил Гиголашвили
Темы:
Грузины за рубежом (183)

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров

Сергей Лавров: надеемся, команда Байдена выберет диалог с Москвой

76
(обновлено 16:19 29.12.2020)
Глава МИД России Сергей Лавров рассказал в интервью РИА Новости по итогам уходящего года, что в 2020-м стало для международной политики главным, сделал ли мир какие-то выводы из пандемии коронавируса, удалось ли странам сплотиться перед лицом общей угрозы

Он также сообщил, будет ли все-таки РФ "разворачиваться на восток", чего в Москве ждут от нового президента США Джо Байдена и его команды и можно ли рассчитывать на продление действующего Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений и спасение Договора об открытом небе.

— Сергей Викторович, какими, на ваш взгляд, были главные внешнеполитические события уходящего года: главный прорыв, успех и главная неудача? И сделало ли, по вашему мнению, какие-то выводы мировое сообщество из пандемии коронавируса – стал ли мир разобщеннее или наоборот страны стали более ориентированы на сотрудничество?

— Для международных отношений уходящий год оказался сложным. Подводя его итоги, очень трудно оперировать такими понятиями, как главный успех или главная неудача. При этом очевидно, что пандемия коронавируса негативно повлияла на мировую политику и дипломатию, спровоцировала глубокий кризис в глобальной экономике: теперь ей предстоит длительный и непростой период восстановления. При этом никуда не делись уже существовавшие вызовы и угрозы. Такие, например, как терроризм, наркотрафик, другие виды транснациональной преступности. Продолжали полыхать застарелые кризисы, возникали новые очаги напряженности.

К сожалению, наличие общих проблем, включая непрекращающуюся эпидемию COVID-19, пока не привело к сплочению международного сообщества в целях их эффективного купирования. Основная причина, и мы об этом неоднократно говорили, заключается в неготовности ряда государств исторического Запада во главе с США наладить конструктивное равноправное сотрудничество с остальными международными игроками. Западные коллеги продолжали активно использовать широкий набор нелегитимных инструментов – от силового давления до информационных войн. Ими были проигнорированы призывы Генерального секретаря ООН и Верховного комиссара ООН по правам человека приостановить – в свете чрезвычайной гуманитарной ситуации в мире – односторонние санкции в части поставок медикаментов, оборудования и продовольствия, необходимых для борьбы с вирусом, и соответствующих финансовых транзакций. Не была услышана и инициатива президента Владимира Путина о введении в международной торговле "зеленых коридоров", свободных от торговых войн и санкций. Не добавляла оптимизма и линия Вашингтона на дальнейшее обрушение архитектуры глобальной стратегической стабильности и контроля над вооружениями.

В этих условиях мы делали все необходимое для надежной защиты национальных интересов и одновременно продолжали продвигать конструктивную, объединительную международную повестку, работать в пользу обеспечения неделимости безопасности во всех ее измерениях. Напомню, что во многом благодаря личным усилиям Владимира Владимировича Путина удалось остановить боевые действия в Нагорном Карабахе. Активно способствовали политико-дипломатическому урегулированию кризиса в Сирии. Участвовали в международных усилиях по выводу из тупика внутриливийского противостояния.

В целях оздоровления ситуации в мире по максимуму использовали потенциал наших председательств в БРИКС, ШОС, ОДКБ. Содействовали реализации различных интеграционных проектов в ЕАЭС и формированию Большого Евразийского партнерства.

Разумеется, продолжали энергично работать в рамках Всемирной организации – в частности, президентом России была выдвинута инициатива проведения саммита пяти государств-постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Невзирая на эпидемиологические ограничения, продуктивно взаимодействовали с подавляющим большинством зарубежных партнеров в Евразии, Африке, Латинской Америке – как по двусторонней линии, так и на различных многосторонних площадках.

Будучи одним из лидеров в области международного здравоохранения, Россия вносила вклад в общие усилия по борьбе с COVID-19, оказывала существенную помощь пострадавшим государствам.

В 2021 году продолжим проводить прагматичную и ответственную внешнюю политику, способствовать формированию более справедливого и демократичного многополярного мироустройства. Будем, как и прежде, открыты к взаимовыгодному взаимодействию – в той мере, в какой к этому готовы наши партнеры и, разумеется, при безусловном уважении российских национальных интересов.

— Вы говорили, что России пора перестать оглядываться на Запад. Значит ли это, что все-таки будет давно обсуждаемый разворот на Восток?

— Прежде всего, хотел бы подчеркнуть: мы ни на кого не оглядываемся. Хотя бóльшая часть населения страны живет в ее европейской части, Россия – крупнейшая евразийская и евро-тихоокеанская держава, один из ключевых гарантов сформированного по итогам Второй мировой войны ооноцетричного миропорядка. Наша внешняя политика носит многовекторный, независимый характер. Заинтересованы в поддержании добрых отношений с зарубежными партнерами на всех без исключения географических направлениях – на основе принципов международного права, равноправия, взаимного уважения и учета интересов.

При этом мы, разумеется, принимаем в расчет происходящие в глобальном геополитическом ландшафте тектонические сдвиги. Фокус мировой политики и экономики смещается из Евро-Атлантики в Евразию, где динамично развиваются восходящие мировые центры. Опираясь на собственные многовековые традиции, они обрели и укрепляют экономический и технологический суверенитет. Проводят самостоятельный внешнеполитический курс. И на этой основе добиваются впечатляющих успехов в различных областях. В этом контексте представляется закономерным, что наша линия на наращивание взаимообогащающего сотрудничества с государствами Востока, включая страны Азиатско-Тихоокеанского региона, имеет долгосрочный стратегический характер и не зависит от колебаний международной конъюнктуры.

Евразия сегодня – это не просто географическое пространство с колоссальным ресурсным потенциалом, который можно и нужно использовать на благо проживающих там народов. Это еще и наиболее динамично развивающийся регион в плане создания новых транспортно-логистических коридоров, совершенствования инфраструктурной связанности и других видов многостороннего сотрудничества. Россия выступает за гармонизацию набирающих здесь обороты интеграционных процессов. На решение этой задачи нацелена инициатива президента Путина по формированию Большого Евразийского партнерства. Работа на этом направлении ведется весьма энергично, в том числе через сопряжение планов развития Евразийского экономического союза и китайской инициативы "Один пояс, один путь".

— Какими Вы видите перспективы отношений России и США при Байдене? Изменится ли что-то? К лучшему или к худшему?

— К сожалению, рассчитывать на скорое выправление или даже стабилизацию деградирующих отношений с США не приходится. Захлестнувшая Америку антироссийская истерия не оставляет особых шансов на то, что мы скоро увидим возвращение к нормальности. Наш диалог оказался заложником у внутриамериканских политических распрей, что, конечно, не способствует выстраиванию конструктивного сотрудничества.

Тем не менее убеждены, что у российско-американских связей имеется нереализованный потенциал. Разобрать образовавшиеся за последние годы не по нашей вине завалы будет непросто, но стремиться к этому нужно. Однако для этого необходима политическая воля с американской стороны.

В двусторонней повестке накопилась целая серия вопросов, некоторые неотложного характера, которыми предстоит заниматься новой администрации в Вашингтоне. Начиная с задачи нормализации функционирования загранучреждений, решения гуманитарных случаев, заканчивая вопросами международной безопасности и стратегической стабильности. Не обязательно пытаться решить все проблемы одним махом, можно взаимодействовать, исходя из логики "малых шагов". Мы к такой работе готовы. Но при том понимании, что она будет выстраиваться на принципах честности и взаимного учета интересов, а не на основе насаждаемого Вашингтоном американоцентричного миропорядка в русле поговорки "кто сильнее, тот и прав". Рассчитываем, что новая команда в Белом доме сделает выбор, отвечающий интересам американского народа, и продемонстрирует встречное стремление налаживать диалог с Москвой.

Только в этом случае российско-американские связи удастся со временем вернуть на устойчивый путь развития. Конечно, это позитивно сказалось бы и на общем климате в международных делах, учитывая особую ответственность России и США как двух крупнейших ядерных держав и постоянных членов СБ ООН за поддержание глобальной стабильности и безопасности, особенно в нынешнее непростое время.

— Есть ли надежда, что при новой администрации США Москва и Вашингтон успеют продлить договор о СНВ? Готова ли российская сторона на какие-то дальнейшие уступки, например, на приостановку разработки перспективных вооружений? И почему для России неприемлемо предложение США о режиме верификации? Разве взаимные проверки договоренностей – это плохо?

— Хотелось бы рассчитывать, что новая администрация США будет так же, как и мы, исходить из очевидности того факта, что продление Договора о СНВ без каких-либо дополнительных условий и, желательно, на максимально предусмотренный в нём пятилетний срок отвечало бы интересам безопасности обеих наших стран и всего международного сообщества.

Судя по заявлениям для СМИ, команда избранного президента Байдена, в отличие от наших нынешних партнёров по диалогу, не заинтересована в том, чтобы превращать ДСНВ в заложника своих амбиций и пытаться "продавливать" заведомо нереалистичные запросные позиции. Если это действительно так, в чём ещё предстоит убедиться, то шансы на достижение договорённости о продлении Договора до истечения срока его действия в феврале 2021 года по-прежнему сохраняются.

Что касается возможного дальнейшего взаимодействия с США в сфере контроля над вооружениями, к чему мы, собственно, их и призываем, то любые переговоры, если и когда они начнутся, приведут к осязаемым результатам только в случае готовности американской стороны реально учитывать российские интересы и озабоченности. Это должно быть то, что наши американские коллеги образно называют "улицей с двусторонним движением". Россия, разумеется, открыта к тому, чтобы пройти свою часть пути для выхода на взаимоприемлемые договорённости, выработанные на строго равноправной основе. При этом говорить об их конкретных параметрах было бы пока преждевременно. На данном этапе важно, что своё видение рамок потенциальных соглашений, предполагающее выработку нового "уравнения безопасности" и включающее в качестве переменных все значимые факторы стратегической стабильности, мы американцам передали. Это видение сохраняет свою актуальность.

Хотел бы также подчеркнуть, что в российской позиции ничто не подразумевает отказа от контроля за соблюдением будущих возможных договорённостей. Ровно наоборот: мы выступали и продолжаем выступать за обязательное наличие контрольного компонента в любых соглашениях по контролю над вооружениями.

Испытательный пуск новой ракеты системы ПРО на полигоне Сары-Шаган.
© photo: Sputnik / press-service of the Ministry of Defence of the Russian Federation

Другое дело, что верификационный режим должен полностью соответствовать их предмету и охвату. Именно об этом нам так и не удалось договориться с уходящей администрацией США. Её требования по верификации выходили далеко за рамки того, что предполагал характер возможной политической договорённости, которую американская сторона продвигала в увязке с краткосрочным продлением ДСНВ. Идеи США предусматривали неприемлемые для нас контрольные процедуры в отношении крайне чувствительных технологических аспектов работы ядерного оружейного комплекса. Расчёт был, в том числе, и на "просвечивание" нашего потенциала нестратегического ядерного оружия без продвижения в урегулировании российских озабоченностей в данной и смежных областях.

Надеемся, что новая администрация США будет выступать с более рациональных и реалистичных позиций.

— Получила ли Россия подтверждение от оставшихся участников Договора об открытом небе, что они обязуются не передавать данные США и предоставлять всю свою территорию для инспекций? Каких юридических подтверждений ждет Россия? Разве сам договор не является таким подтверждением? Или по факту речь идет о его переподписании?

— В Договоре об открытом небе (ДОН) нет прямых ссылок на закрытый характер информации, получаемой аппаратурой наблюдения в ходе полётов, а также на ограничения доступа к такой информации.

Около 20 лет назад государства-участники ДОН в связи с ростом террористической угрозы обратили внимание на этот пробел и в 2002 году приняли соответствующее решение Консультативной комиссии по открытому небу. Но и оно сформулировано в заобщённом виде.

Сегодня, в связи с выходом США из ДОН этого, очевидно, уже недостаточно. Тем более с учётом того, что нам стало известно о требованиях США к своим союзникам передавать американской стороне результаты наблюдательных полётов над Россией.

Принимая во внимание эту новую ситуацию, мы и потребовали от государств-участников Договора чётких юридических гарантий добросовестного выполнения их обязательств.

Разумеется, речь не идёт о каком-то "переподписании" ДОН. Вполне достаточно уточнить юридически обязывающее решение 2002 года. Мы соответствующее предложение внесли и ждём от партнёров ответа.

Честно говоря, первая реакция была невразумительной – страны Запада вроде бы и не возражали в принципе против тезиса, что информация, о которой я говорил, не должна попадать в "чужие руки". Но при этом прятались за юридической казуистикой и пытались убедить нас в том, что имеющихся положений вполне достаточно.

Столь же невнятным был и ответ на второе наше требование гарантировать возможность выполнения наблюдательных полётов над всей территорией государств-участников, включая размещённые на ней объекты стран, участницами ДОН не являющихся. А у нас есть данные о том, что США очень этого не хотели бы и добиваются от своих союзников, чтобы они нам препятствовали.

Поэтому мы предупредили партнёров по ДОН, что полутона здесь неприемлемы. Если оставшиеся государства-участники пойдут "на поводу" у США, то наши жёсткие ответные меры не заставят себя долго ждать. Мы готовы к продолжению сотрудничества в рамках ДОН лишь при том понимании, что в самое ближайшее время все остающиеся в Договоре государства дадут нам прямые и твёрдые юридические гарантии своей готовности соблюдать его требования.

Пока мы таких гарантий не получили, так что дальнейшая судьба ДОН под большим вопросом.

— В этом году истекло действие оружейного эмбарго СБ ООН в отношении Ирана. Прорабатывают ли Москва и Тегеран конкретные планы наращивания военно-технического сотрудничества? Идет ли речь о возможной покупке Ираном самолетов "Су-30" или танков "Т-90"? И не может ли это привести к ухудшению отношений России с какими-то странами, например, с Израилем или с США?

— В настоящее время никаких ограничений по линии СБ ООН на военно-техническое сотрудничество с Ираном нет. Наши государства имеют полное право взаимодействовать на этом направлении. Политика России в области ВТС полностью отвечает нормам международного права и осуществляется в полном соответствии с российским экспортно-контрольным законодательством, которое является одним из наиболее строгих в мире.

Повторюсь: при ведении военно-технического сотрудничества с Исламской Республикой Иран, безусловно, имеющей право на обеспечение собственной обороноспособности, Россия строго придерживается своих международных обязательств и руководствуется приоритетом поддержания стабильности и безопасности в регионе.

76
Теги:
США, Россия, Москва, Джо Байден, Сергей Лавров
Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии

"Фиалки на мегабайты", или Как учитель года спасает образование в грузинской глубинке

1888
(обновлено 17:25 03.12.2020)
Сельского педагога Ладо Апхазава из региона Гурия знают все. Став учителем 2018 года, мужчина не просто получил престижную "Национальную награду учителя", но и поднял в обществе злободневные вопросы о доступе к образованию, особенно в регионах страны

Два года назад за сельского учителя по обществознанию Ладо Апхазава болела вся страна. И даже несмотря на то, что он не победил на международном конкурсе The Global Teacher Prize и не получил миллиона долларов, в Грузии он стал национальным героем.

Учитель Ладо Апхазава вместе с учениками
Учитель Ладо Апхазава вместе с учениками

Однако, несмотря на такую популярность, Апхазава не покинул родное село Чибати в Ланчхутском районе на юго-западе страны, а, наоборот, еще больше посвятил себя школе, образованию и нуждам своих учеников.

Дистационка без Интернета

Но в этом году Ладо Апхазава столкнулся с большой проблемой на работе. Дело в том, что из-за пандемии коронавируса все школы Грузии перешли на дистанционное обучение через Интернет. А тут оказалось, что многие ученики Ладо не могут присутствовать на занятиях, поскольку у них попросту нет дома Интернета – у их семей нет денег на его подключение.

Нет Интернета – нет уроков – нет образования. Эта логическая цепочка не понравилась сельскому учителю, а государство не спешило помочь. Поэтому Апхазава взял решение этой проблемы на себя.

Учителю пришла в голову беспрецедентная идея социального проекта под названием "Фиалки в обмен на мегабайты". То есть Ладо начал выращивать фиалки и продавать цветы в горшочках. Стоимость одного такого горшочка – 19 лари (около пяти долларов).

Ровно столько, по его словам, стоит подключение безлимитного Интернета на месяц. Благое дело поддержали владельцы цветочных магазинов по всей Грузии. В частности, в крупных городах – Тбилиси, Батуми и Кутаиси – предприимчивому учителю, радеющему за своих учеников, предоставили пространство для реализации его "товара".

"Представьте, вы просыпаетесь в цветах"

"Каждый грузинский ребенок начинает изучать грузинский язык со слов აი ია, что значит "Вот фиалка", – рассказывает Ладо Апхазава. – И я подумал, что было бы очень интересно, если у этого проекта была бы еще и такая символичная смысловая нагрузка. То есть, при помощи фиалок у деток будет доступ к образованию в такие непростые для всех времена".

Фиалки
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Фиалки

Как рассказывает Ладо, продавать фиалки для того, чтобы заработать детям на подключение Интернета, он начал еще во время первой волны пандемии коронавируса в стране. Когда же заговорили о надвигающейся второй волне – он удвоил свои усилия и превратил свой дом чуть ли не в цветник.

Фиалки
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Фиалки

"Мне в этом помогали мои ученики, мои коллеги – это наше общее дело. В какой-то момент, горшочки с фиалками заполонили мой дом так, что даже ощущался некий дискомфорт. Ну, представьте, вы просыпаетесь каждое утро в цветах. Я уже начал шутить среди друзей, что по утрам чувствую себя покойником", – смеется мужчина.

Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии

Между тем за время второй волны коронавируса Ладо оплатил Интернет более полутысяче нуждающихся учеников не только из своей деревни, но и по всему Ланчхутскому району, население которого составляет более 30 тысячи человек.

"Скучаю по школе"

Но проблемы с доступом к Интернету в сельской школе Чибати испытывают, увы, не только школьники, но и сами учителя. Поэтому многие из них, несмотря на бушующую пандемию, вынуждены ходить в школу, чтобы провести ученикам уроки дистанционно – из классов, оснащенных Интернетом. 

Школа в селе Чибати
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Школа в селе Чибати

"Да, у некоторых учителей нет Интернета, а другие, кто в возрасте, не дружат так хорошо с современными компьютерными программами. Поэтому мы приходим в школу, помогаем друг другу, консультируемся", – рассказывает учительница математики Лела.

Сколько школьников в Грузии не имеют доступа к Интернету? Данные UNICEF >>>

Ладо, как один из самых молодых учителей школы Чибати, с радостью помогает коллегам и признается, что ему совершенно не в тягость приходить в школу каждый день.

Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии

"Вряд ли мы еще год назад могли предположить, что будем так скучать по человеческому общению, – признается Апхазава. – Я лично очень скучаю. И хоть нам все равно не разрешено близко контактировать друг с другом, когда я провожу дистанционный урок из одного класса и слышу за стеной голос коллег, мне уже от этого на душе тепло и приятно", – делится педагог.

Помощь нуждающимся

Наконец, помощь Ладо Апхазава не ограничивается только подключением Интернета. Если всем ученикам из списка учителя Интернет уже подключен и еще остались деньги, вырученные с фиалок, педагог покупает на них продукты для учеников из социально незащищенных семей.

Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Сельский учитель Ладо Апхазава из Гурии

К примеру, сегодня Ладо накупил несколько пакетов еды и сладостей для первоклассницы Лизы – ее родители умерли, а воспитывают девочку бабушка с дедушкой, которые живут только на пенсию.

"Никогда не забывай, Лизи, когда ты вырастешь, и кто-то рядом будет нуждаться в помощи, постарайся сделать все, чтобы ему помочь, – наставляет свою ученицу Апхазава. – Безвыходных ситуаций не бывает, главное – найти в себе силы и желание".

Так Ладо Апхазава стал в Ланчхути именем почти нарицательным – олицетворением добра, бескорыстной помощи и поддержки. Как говорится, пример Ладо – детям наука. Да и мужчина сам признается, что главной целью его жизни является воспитание достойных граждан и патриотов своей страны. А как быть такими, он показывает не словом, а делом.

1888
Темы:
Образование в Грузии
Вид на дворец Риал, Мадрид, Испания

Глава МИД Грузии посетит Испанию

0
(обновлено 00:15 18.01.2021)
Глава МИД примет участие в заседании Исполнительного совета Всемирной туристской организации, на котором будут выбраны кандидатуры на пост генерального секретаря организации

ТБИЛИСИ, 17 янв — Sputnik. Министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани отправился с рабочим визитом Испанию, сообщает пресс-служба МИД.

В ходе визита глава МИД примет участие в 113-м заседании Исполнительного совета Всемирной туристской организации ООН (UNWTO), на котором будут выбраны кандидатуры на пост генерального секретаря организации.

"Грузия повторно выдвинула в кандидаты на пост генерального секретаря Всемирной туристской организации ООН действующего председателя Зураба Пололикашвили. В мероприятии примут участие представители 35 стран-членов исполнительного совета организации", - говорится в сообщении.

В ходе рабочего визита в Королевство Испания министр иностранных дел проведет встречи со своим испанским коллегой, министром внутренних дел и министром миграции. В рамках визита состоится официальный прием от имени короля Испании Филиппа IV , а также встреча с ним.

От имени министра иностранных дел Грузии также состоится встреча с главами делегаций, участвующих в 113-м заседании Исполнительного совета Всемирной туристской организации.

Зураб Пололикашвили был избран председателем Всемирной туристической организации в 2018 году сроком на три года. За кандидатуру Пололикашвили проголосовали большинство стран членов Совета Всемирной туристской организации (UNWTO) в ходе сессии в Мадриде.

Всемирная туристская организация (UNWTO) — ведущая международная организация в сфере туризма, занимающаяся развитием устойчивого и общедоступного туризма.

0
Теги:
Зураб Пололикашвили, Испания, Давид Залкалиани, ВТО, МИД Грузии, Грузия
Темы:
Внешняя политика Грузии