Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев

Посол: Казахстан готов вкладывать деньги в Грузию

2152
(обновлено 18:31 10.05.2017)
Грузия является единственной страной, в экономику которой Казахстан вложил деньги

Посол Казахстана Ермухамет Ертысбаев в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия поделился своими впечатлениями о Грузии, рассказал о перспективах успешного сотрудничества между странами и о том, чем интересуются казахстанские бизнесмены в Грузии.

- Как известно, страны интенсивно сотрудничают по многим направлениям, в особенности, в сферах торговли, энергетики, транспорта, туризма. Можно ли говорить, что страны зависят друг от друга?

— Конечно, мы не зависим друг от друга. Если взять товарооборот, допустим, между Казахстаном и Грузией и сравнить с товарооборотом между Казахстаном и Россией, увидите, что он в сотни тысяч раз превышает.

Южно-кавказский транспортный коридор – это очень важное направление для Казахстана с точки зрения диверсификации транспортных направлений. Сейчас мы очень много работаем над тем, чтобы возрождение Великого Шелкового пути шло именно через Грузию. У нас мощный автобан, на юге Казахстана построены новые железные дороги, которые связывают Казахстан с Китаем. В Китае у нас есть свои терминалы в порту, там мы загружаем товары, и они идут очень быстро. Пломбированные вагоны недавно, в прошлом году, очень быстро дошли до Грузии через Казахстан.

Батумский порт, вы знаете, на 49 лет в аренду взят Казахстаном, поэтому еще раз повторю, вот это направление важно. Хотя по северному направлению – через Россию, у нас гораздо больше идет товарооборот, потому что мы находимся в таможенном союзе – Евразийский таможенный союз – никаких тарифов, никаких налогов, свободный поток товаров, то есть любой гражданин Казахстана может ехать в Россию, открывать фирму, продавать товары без пошлины, без налогов и так далее. То же самое могу сказать о россиянах в Казахстане. Вот такая у нас обстановка, и она дает очень большие перспективы для развития бизнеса.

- Какова ситуация в этом плане с Грузией?

— С Грузией – сложнее. Я три года занимался проблемой, чтоб мы сделали единый железнодорожный тариф между Казахстаном, Азербайджаном и Грузией. Этого мы добились недавно, руководители трех железных дорог подписали транспортный консорциум. Кстати, в Тбилиси трижды приезжал бывший руководитель Казахстанской железной дороги Аскар Мамин, сейчас он вице-премьер в правительстве.

- Насколько тесно и плодотворно ваше сотрудничество с грузинскими властями?

— Я очень рад, что премьер-министром Грузии стал Георгий Квирикашвили, потому что он был сопредседателем межправительственной комиссии Казахстана и Грузии, очень хорошо знает Казахстан. Он неоднократно приезжал в Казахстан, встречался и с нашим президентом, очень ценит нашу страну, возлагает большие надежды на продолжение торгово-экономических, инвестиционных связей. Мы с ним неоднократно говорили на эту тему, поэтому я рад, что в Грузии такой премьер-министр. Прежде всего, это очень важно для нашей страны. На мой взгляд, он на своем месте, очень сильный профессионал.

Еще мне нравится Дмитрий Кумсишвили, который также был главным переговорщиком с грузинской стороны и в Астане, и в Батуми. В феврале прошлого года, год назад, приезжал вице-премьер правительства Казахстана Бакытжан Сагинтаев, и вот он сейчас стал премьером-министром, поэтому контакты между правительствами Грузии и Казахстана очень хорошие, у нас деловые отношения.

- Товарооборот между Грузией и Казахстаном в 2016 году превысил 62 миллиона долларов, причем большая доля приходится на экспорт из Грузии. Чем объясняется такое обстоятельство?

— В основном, в Казахстан из Грузии идет винная продукция, минеральные воды, отдельные продукты питания. Фундук, допустим, у грузин вообще на первом месте по экспорту — в Европу он идет в большом количестве, там в кондитерской промышленности фундук этот нужен. В Казахстане – то же самое, у нас много кондитерских фабрик, поэтому мы все это закупаем в Грузии.

Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев

Наши бизнесмены активно интересуются Грузией. Мы каждый год проводим грузино-казахский бизнес-форум в Тбилиси — наши бизнесмены приезжают, что-то предлагают, допустим, свою продукцию. В основном, это зерно, потому что грузины, кстати, потребляют очень много хлеба, поэтому зерно из Казахстана по-прежнему идет, может, не в таком количестве, потому что есть же конкуренты — есть Россия, есть Украина. А грузинский рынок маленький, емкий, здесь же населения не так много, поэтому, конечно же, с точки зрения увеличения товарооборота — это не так просто.

Но есть нефть и нефтепродукты, которые мы поставляем через Батумский порт, потому что Поти, Кулеви – там, в основном, азербайджанцы заправляют, поэтому будем работать в этом направлении, чтобы увеличить товаропоток. Чем больше товаров идет через морские порты Грузии, тем больше и налоговое отчисление, и так далее.

- Что насчет инвестиционного потенциала Грузии? Чем могут заинтересоваться казахские бизнесмены в Грузии?

— Казахский бизнес в основном интересуется строительством отелей в Грузии, потому что туристический бизнес очень рентабельное и важное направление для Грузии, и многие казахские бизнесмены выходят на меня и интересуются, где здесь можно купить землю с тем, чтобы построить отель. Вчера я говорил с руководителем крупнейшей строительной компании в Казахстане Александром Беловичем. Он очень много строит в Астане, в Алма-Ате – жилые дома, крупные здания, отели. Мы с ним говорили, он скоро приедет сюда с тем, чтобы начать изучать рынок.

Александр Машкевич – это крупный казахстанский бизнесмен, он здесь занялся очень серьезной реформой грузинского здравоохранения, сюда тоже большие вливания будут.

Вообще, я вам скажу, Грузия – это единственная страна, в экономику которой Казахстан вложил деньги. Мы больше никуда не вкладываем, даже в соседний Кыргызстан, Узбекистан мы деньги такие не вкладываем.

- Потому что инвестиции в Грузии окупаются?

— С одной стороны, вкладывать в Грузию – рентабельно. Допустим, в Боржоми, Ликани мы построили отель, большая доля принадлежит КазМунайГазу (казахстанская национальная нефтяная компания – ред.). Мы можем продать этот отель и заработать на этом. Или Батумский порт – там у нас находятся терминалы.

Есть нерентабельные проекты, допустим, КазТрансГаз Тбилиси. Мы же туда деньги вложили на пике так сказать долларового нефтяного бума – с 2000-го года по 2010-ый. У нас ежегодно был 10-процентный экономический рост и большие были деньги. Наш президент, когда приехал в 2005 году, он хотел оказать такой знак внимания Грузии с нашей стороны, и мы начали вкладывать сюда деньги — отель Radisson был построен в Тбилиси и в Батуми.

КазТрансГаз – хороший был проект, кстати, если бы все было спокойно. Мы могли привести сюда через российские трубы казахский газ и, так сказать, управлять этим делом. Но в августе 2008 года начался конфликт, пятидневная война с Россией. Это называется форс-мажор, в результате которого инвестиции стали более чем рискованными.

- Какова сейчас ситуация вокруг КазТрансГаза?

Я слышал, что один грузинский бизнесмен в прошлом году хотел купить его и вел переговоры, но сейчас они опять в замороженном состоянии, потому что казахская сторона вложила туда почти 160 миллионов долларов. Это очень большие деньги и, конечно, Казахстан имеет полное право хотя бы часть этих денег возвратить.

Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев

Переговоры идут долго, в прошлом году казахская сторона даже хотела обратиться в лондонский арбитраж. Я, например, как посол, не очень хочу этого, потому что, если страны, Грузия и Казахстан, начнут в арбитражах, в судах разбираться – это же не укрепляет двухсторонние отношения. Поэтому это вопрос КазМунайГаза, пусть они дальше будут работать в этом направлении. Ну а я, как посол, помимо того, чтобы Казахстан возвратил часть своих инвестиций, еще и заинтересован в том, чтобы укрепить отношения между нашими странами.

- Согласно статистике Национальной администрации туризма, в Грузии из года в год растет число визитеров из Казахстана (почти 49 тысяч за 2016 год). Что насчет грузинских туристов в Казахстане? Что делается для их привлечения?

— Я очень горжусь, что при мне, за четыре года, мы в несколько раз увеличили поток туристов из Казахстана в Грузию. Я очень рад этому. Сейчас мы развиваем в Казахстане кочевой или экологический туризм. У нас тоже есть что посмотреть — страна громадная, девятое место в мире. У нас все готово для приема туристов.

В данном случае надо подчеркнуть, что покупательная способность среднестатистического грузина ниже покупательной способности среднестатистического казаха. У нас туризм обходится дороже. Это первый такой момент. Во-вторых, я заметил, что грузины, в отличие от казахов или русских, гораздо реже стараются уехать из страны и провести отпуск где-то заграницей. Ну какой смысл? Здесь есть море, горы, можно съездить в Батуми, Лопоту и великолепно провести время и сэкономить кучу денег. Какой смысл, допустим, ездить в Турцию и проводить время на берегу Турции, когда у вас есть и море, и горы, и Алазанская долина. Туристы сюда едут в первую очередь.

Я думаю, что казахских туристов в Грузии всегда будет больше, чем грузинских туристов в Казахстане. Это объективный фактор, и с этим ничего не сделаешь.

- Какие визиты официальных лиц планируются между странами в этом году?

— В этом году мы хотим, чтобы состоялся визит президента Маргвелашвили, и уже есть договоренность. В рамках Expo 2017, открытие будет 28-29 июня, видимо, в эти сроки и состоится визит Маргвелашвили в Казахстан. Это первый момент.

Будет, конечно, и грузинская правительственная делегация, я не знаю, кто ее возглавит. Но нам в правительстве дали твердое обещание посетить Expo, и они обязательно посетят, потому что там будет и грузинский павильон, достаточно большой, где будет выставлена грузинская продукция.

Что касается визита премьер-министра, пока на эту тему мы не говорили. Реальной распределительной властью в Грузии ведь обладает премьер-министр, поэтому такой визит надо готовить самым тщательным образом – не только по срокам, а прежде всего по содержанию.

- Что насчет визита официальных лиц Казахстана в Грузию?

— Пока таких планов нет. Во всяком случае, пока. Наш бывший министр иностранных дел так ни разу сюда и не приехал за три года, которые я здесь работаю, хотя был и в Армении. Но в Армении ясно – мы же члены ОДКБ, члены Евразийского и таможенного союза. С Азербайджаном у нас, естественно, более тесные контакты, потому что и страна ближе, у нас много контактов по нефти и газу, и по другим направлениям есть много важных соглашений.

Эти визиты ведь не должны носить туристический характер, во время визитов должны четко, конкретно решаться какие-то наболевшие вопросы двухсторонних отношений. Там не просто меморандум надо какой-то подписывать, а реальное четкое межправительственное соглашение, где указаны сроки, цифры и так далее.

- Какие совместные проекты будут осуществляться в этом году?

— Еще 12 ноября 2014 года был визит бывшего премьер-министра Грузии Ираклия Гарибашвили, и я очень хорошо помню, как наш тогдашний премьер-министр Карим Масимов сказал Гарибашвили — дайте нам список инвестиционных проектов, и мы рассмотрим их, передайте нам через посла. И больше года я ждал, и несколько раз напоминал – в приемную Гарибашвили звонил, что наш премьер ждет, и не было абсолютно никаких звонков с его стороны и так далее. Это был такой момент, не очень понятный мне в работе с бывшим премьером.

Поэтому я и рад, что Квирикашвили стал премьером. В любой момент, когда я обращаюсь, он сразу, тут же принимает какие-то решения. То есть мы, Казахстан, готовы и дальше работать здесь в плане инвестиций, и нам нужны четкие, конкретные, реальные, рентабельные проекты. Это уже грузинская сторона должна предложить.

- У вас карт-бланш, какой безумный грузино-казахстанский проект вы бы придумали?

— Если бы у меня был карт-бланш, самый безумный проект, который можно было бы сделать – построить нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) в Грузии. Почему он безумный? Обычно страна, которая не имеет нефти, она не строит НПЗ. В то же время, в Казахстане мы за 25 лет независимости так и не построили ни одного нефтеперерабатывающего завода, хотя нефти у нас много. Мы пользовались теми НПЗ, которые есть в Атырау, Павлодаре, Шымкенте (построены в советское время – ред.).

Я считаю, что это большая ошибка. За это время мы должны были построить свой крупный нефтеперерабатывающий завод с тем, чтобы не завозить бензин, дизтопливо, другие светлые нефтепродукты из России. Мы же оттуда завозим, это же ненормально.

Поэтому я тут разговаривал с грузинскими бизнесменами, и у них мнения разделились. Одни говорят, можно было в Грузии построить НПЗ, а другие говорят – нет, если нефти нет. Не стоит за это даже браться.

- Я слышала, что британская компания занималась поисками нефти в Грузии…

— В Грузии есть запасы нефти, где-то до 30 миллионов тонн нефти. Кстати, одна частная казахская компания занималась поисками нефти здесь.

- Насколько успешно?

У компании отобрали лицензию по решению правительства летом, по-моему, 2013 года.

- Чем это объяснили?

— Я очень много поднимал этот вопрос, даже на переговорах с Гарибашвили наш президент затронул эту тему. Они (представители компании – ред.) просрочили какие-то сроки и готовы были заплатить штраф в размере 500 тысяч долларов, но тем не менее почему-то в грузинском правительстве нам не пошли на встречу.

Я считаю так: мы, как братские страны, должны всегда находить взаимопонимание, компромиссы, можно было пойти навстречу, тем более они готовы были заплатить штраф и дальше продолжать поиски нефти. Тем более там уже пробурили несколько скважин, близко подошли к этому.

- То есть нефть все-таки была обнаружена?

— Думаю, что да. Надо просто узнать.

- Может это стало причиной лишения лицензии?

— Может быть, я просто не хочу говорить, я же дипломат.

- Ну хорошо. Какие еще перспективы развития двухсторонних отношений вы видите, можно ли расширить спектр двухсторонних отношений?

— Вы знаете, мне трудно сказать, потому что здесь надо собрать не просто казахско-грузинский бизнес-форум, а людей, которые обладают большими финансовыми, инвестиционными средствами с тем, чтобы они могли говорить на эту тему.

Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Посол Казахстана в Грузии Ермухамет Ертысбаев

Я разговаривал, допустим, с китайским послом, и он мне жаловался, что не дают автобан (участвовать в проекте строительства – ред.). Вы же строите автобан четверть века. За четверть века-то можно было построить автобан от Тбилиси до Батуми, чтобы он шел такой четырехполосный или шестиполосный, чтобы можно было добираться быстро – часа за два из Тбилиси в Батуми. Это же было бы просто здорово во всех отношениях. Но есть какие-то подводные, подспудные течения…

У нас есть мощнейшие компании, которые могли бы тоже взяться за этот проект, потому что мы построили несколько крупных автобанов за достаточно короткие сроки. У нас страна, извините меня, гигантская, там тысячи километров же надо строить такие дороги.

То же самое с грузинскими миллиардерами. Они, большая часть, конечно, миллиарды сделали в России и в других странах. Есть миллиардеры, с которыми я общался – фамилии называть не буду. Мы тоже заинтересованы в притоке инвестиций в Казахстан.

Один грузинский миллиардер мне откровенно сказал: да, я бы нашел средства и банковские, и кредитные линии открыл бы, но мне же не дадут в Казахстане то, что я хочу – там в Кашаганском месторождении (крупное нефтегазовое месторождение –ред.), где уже давно "сидят" американцы, итальянцы, мощнейшие компании типа Agip (бренд крупной итальянской нефтяной компании — ред.), Chevron (американская энергетическая компания –ред.) и так далее. То есть это очень проблематичный вопрос, часто упирается в то, что предлагается не то, что хочет бизнес – и грузинской стороной, и казахской, потому что есть более крупные игроки – Россия, Европейский союз, США, есть Китай, который самым активным образом проникает в Казахстан.

- Что делается в сфере культуры?

— Мы провели очень много культурных контактов за эти три года, и сейчас в мае этого года в связи с празднованием 25-летия установления дипломатических отношений планируем сделать большую культурную программу в Грузии: с фотовыставкой и картинами казахстанских художников. Что касается выступлений грузинских ансамблей, то они неоднократно приезжали к нам.

Вот Зураб Патарадзе – бывший посол Грузии в Казахстане, сейчас представляет правительство Аджарии – он молодец, провел очень большую работу в Казахстане в этом направлении.

А мы здесь и дни казахского кино проводили и фотовыставку "Неизвестный Казахстан", и частные выставки казахстанских художников. Так что работа идет в этом направлении.

2152
Теги:
Южно-кавказский транспортный коридор, КазМунайГаз, КазТрансГаз, Ермухамет Ертысбаев, Георгий Квирикашвили, Зураб Патарадзе, Георгий Маргвелашвили

Николай Цискаридзе

"Грузин это достоинство, красота, честь" Цискаридзе о национальном коде и конфликтах

14966
(обновлено 11:14 09.04.2021)
Николай Цискаридзе бывает в родном Тбилиси редко, но метко. Вот и в этот раз знаменитый артист балета и педагог, ректор Академии русского балета имени Вагановой попал в самый разгар страстей – политических и не только

Sputnik Грузия не упустил возможности встретиться со звездой и задать ему самые злободневные вопросы.

- Николай Максимович, расскажите о своем приезде в Тбилиси.

- Я очень хотел приехать в Тбилиси летом. Но, к сожалению, все было закрыто. Я все время ждал. Мне говорили: через пятнадцать дней, через пятнадцать дней... В итоге это дотянулось до 1 марта. И как открыли границы, я сразу купил билет. Мне надо было приехать и по своим домашним делам, и хотелось повидать всех. Я попал, как обычно, в море любви, потому что постоянно встречи с близкими, знакомыми, родственниками. И это очень на самом деле утомляет, потому что, если честно, я очень асоциальный человек (смеется). Если это можно хоть как-то увязать с моей профессией.

- Как вам Тбилиси весной?

- Кстати, я в марте не был в Тбилиси и вообще в Грузии с 1994 года. Тогда хоронил маму, 27 лет назад. Так что я забыл, как выглядит весной Грузия, что все так лысо и только начинает набухать. Надеюсь, когда приеду попозже, все зацветет.

- Что успели сделать, где побывать?

- Я был в оперном театре, потому что обещал моей коллеге Нине Ананиашвили. Посетил училище, в котором я когда-то учился – уже как педагог, как ректор. Нина попросила меня пообщаться с педагогами, обменяться каким-то опытом.

- Ну вы смельчак – вырвались в самый разгар пандемии. Было трудно?

- Вы знаете, я не верю в это все с первого дня. Слава Богу, меня лично это никак не коснулось. Вокруг меня очень много людей болело. Я, конечно, всем, кому была нужна помощь, помогал, как мог. Но лично я сам стараюсь от этого сторониться.

Я противник масок, противник всего другого. Потому что прекрасно понимаю, что такое грипп. Если ты заболеваешь гриппом, то заболеешь им несмотря на то, одел ты маску, не надел ты маску. Но самое главное, чтобы никто не умирал. Просто грипп – есть грипп. Кто-то переносит его очень тяжело, кто-то – нет. По своему опыту могу сказать, что у меня любое заболевание, даже простудное, проходит с огромными температурами. У меня это нормально и я к ним привык. Но на удивление меня пока, тьфу-тьфу, ничего не касалось.

Мне жаль, что люди пострадали, что пострадали рестораны, отельный бизнес, пострадали артисты. Тяжело очень будет всему миру входить в ритм. С моей точки зрения, да, понятно, что какая-то болезнь существует. Но это какая-то чудовищная спровоцированная акция, абсолютно не нужная человечеству.

- Сейчас Тбилиси для вас место отдыха. Не рассматриваете его как место для сотрудничества, в вашей области, в искусстве?

- Нет. У меня у самого никаких планов нет.

- И предложений никаких нет?

- Знаете, Нина со мной сейчас заговорила кое о чем. Не знаю, состоится это или не состоится. Посмотрим. Ну если Грузии нужны какие-то мои усилия, я никогда не откажусь, но это должно отсюда исходить. Все-таки это моя родина. Сам я никогда себя не навязывал.

Николай Цискаридзе
© Sputnik / Alex Shlamov
Николай Цискаридзе

Я уезжал отсюда еще ребенком. И уезжал только потому, что у меня была мечта – танцевать в Большом театре. У меня не было никаких других идей. При этом хочу напомнить тем, кто не понимает – я уезжал в 1987 году, когда никто не подразумевал, когда еще даже намека на сложности не было. Потому что представить себе, что рухнет Советский Союз в те годы, когда я принял решение отсюда уехать, было невозможно.

- Как комментируете скандал с Познером?

- Я, как артист, очень много лет вынужден был находиться на каком-то таком острие каких-то политических событий, и всегда старался их обойти. У меня в биографии есть семьи даже, которые иногда расходились из-за политических взглядов. Есть знакомые, друзья, которые по-разному начинали себя вести из-за каких-то политических тенденций.

Я не приемлю политику. Потому что для меня распад Советского Союза был очень болезненным. Так получилось, что даже на тот момент я оказался свидетелем, как брат переставал общаться с братом или сестрой и т. д. Я тогда, будучи юношей, еще несовершеннолетним, для себя принял такое решение – ничего не хочу про это знать. У меня есть любовь и уважение к людям, не относительно их политических взглядов.

Есть у меня много знакомых, которые такие откровенные либералы. Есть у меня знакомые и друзья, которые откровенные, так скажем, традиционалисты. Но каждый раз мы друг другу говорим: "Со мной этих разговоров нет! Все!"

Каждый раз, когда меня спрашивают о чем-либо, вы знаете, я могу рассказать только о тех людях, с которыми лично знаком и с которыми много лет общаюсь. И так сложилась моя жизнь, что это очень много известных, значимых в политической жизни мира людей. У меня есть отношение к ним, как к людям. Я не имею права обсуждать их взгляды, их действия, потому что это их работа.

У индейцев есть очень хорошая пословица: "Для того, чтобы оценить действия человека, надо две Луны проходить в его мокасинах". Понимаете, никому не желаю стать министром. Я не знаю, как быть министром иностранных дел, допустим, или экономики, это не моя сфера, но я знаю, что такое быть министром образования и понимаю, что значит быть министром культуры.

В нынешней жизни, в нынешних реалиях – это катастрофа, причем в любой стране, потому что это расстрельные должности. Ты становишься виноват во всем. Тебя все время обвиняют. Чтобы ты не сделал, все равно есть люди, которые будут выходить с плакатами и т. д.

Потому, понимая, что происходит вокруг, я не хочу принимать никакую сторону. Я очень давно сказал и я этого не стесняюсь: я грузин, я российский подданный и я русский артист. Так сложилась моя жизнь. Я никогда не менял фамилию, хотя мне много раз предлагали. Я никогда не стеснялся сказать, что я грузин, ни на одном континенте мира. И никогда не изменю своего решения. Я всегда говорю и везде буду говорить, что я русский артист, я представитель русской культуры и русского театра.

Потому мне все равно, какого цвета флаг будет в России, какого цвета флаг будет в Грузии. Мой педагог мне очень давно объяснил: ты служишь Аполлону. Мой Бог – Аполлон. У него в руках лира, а не флаг. И я очень стараюсь этого придерживаться.

- Получается?

- Мне много раз предлагали вступить в партию, в разные партии. Я все время отвечал – нет. Моя партия – Аполлон. Я служу Аполлону и Большому театру. Все. Вот это моя религия. Все остальное меня не интересует.

Николай Цискаридзе
© Sputnik / Alex Shlamov
Николай Цискаридзе

У меня есть друзья, которых очень люблю. Иногда мы можем поговорить о каких-то политических пертурбациях. И каждый очень честно говорит свое мнение. Я не вступаю в дискуссию. Я говорю, а вы знаете, а я считаю так. Все. Я не хочу принимать участие в дискуссии. Мне очень жаль, когда люди ведут себя некультурно.

- Сложно наблюдать, как разные политические распри сеют раздор между народами?

- Да. Мне очень сложно и неприятно наблюдать за этим. Потому что я не хочу, чтобы то понятие грузин, которое у меня с детства было олицетворением достоинства, красоты, благородства, чести, класса, заменилось бы у меня на понятие абсолютно противоположное.

И я много сделал в этом мире, чтобы на международном рынке, подчеркну, на международном рынке в культуре отстаивать свое право быть русским грузином.

Никто по сей день и никогда не победит мои достижения в России. И не надо забывать, что именно грузин – самый молодой и заслуженный, именно грузин – самый молодой и народный, именно грузин – человек, который получил две государственные премии в области культуры до 30 лет, именно грузин получил первые три "Золотые маски" подряд и т. д. И мне их давали не потому, что я политическая фигура, а за мои достижения. И я этим очень горд.

Ведь если бы кто-то не хотел мне давать эти награды, к примеру, из российских чиновников, мне бы их не дали. Никогда же этот вопрос не вставал.

- Но ведь в вашей карьере бывали конфликты на национальной почве?

- Да, были журналисты и театральные обозреватели, которые смели меня оскорблять из-за национальных и политических моментов, особенно в 2008 году, были такие, но это же ни на что не повлияло. На сегодняшний день в области культуры я занимаю огромную должность, будучи этнически грузином. Но я русский артист. И все это прекрасно понимают, потому что Россия – многонациональная страна.

Я не могу сказать, что у меня нет боли, если, не дай Бог, здесь кто-то будет болеть или у кого-то будет что-то не хорошо. Да, мне будет это больно и неприятно. Но что я могу сделать на самом деле, по большому счету? На что я имею право повлиять? Я влияю, как могу, чтобы для человека любой национальности было бы хорошо.

Когда кто-то лет пять-шесть назад посмел мне написать письмо (это касалось другой национальности) о том, что мы подадим на вас в комиссию, дабы вас проверили, потому как вы ущемляете права малых народов, мой ответ был очень резкий. Я сказал: "Это вы мне будете рассказывать, грузину, в России? Простите меня, это я представитель малых народов, а не вот эта национальность, которая представлена в России гораздо больше". И тогда все вопросы сразу исчезли. Понимаете, очень мало кто, как я, имеет возможность благодаря своим достижениям, дать такой отпор.

- Трудно быть грузином в России?

- Как-то Леонид Парфенов это мне сказал, когда снимал вторую серию "Русские грузины". Он сказал: "Коля, я просто снимаю до конца советской эпохи, и вы не попадаете". А потом отметил: "Не знаю, может я вас включу, потому что вам в миллион раз сложнее, чем тем, кто были в Советском Союзе, потому что вам сохранить грузинскую идентичность в русской культуре после развала Советского Союза было немыслимо".

И я сказал: "Да. А пусть кто-нибудь повторит мои успехи, мои достижения. Пусть кто-то попробует".

И, кстати, одна из таких тем, когда меня назначали вначале ректором, была то, что как может грузин возглавлять русский балет!? И такие были возгласы. И ответ высокопоставленных российских чиновников был: "Мы судим не по национальности, а по достижениям". Да, я считаю Россию тоже моей родиной, потому что моя основная часть жизни прошла там, и я российский подданный, и всегда им буду. Я от этого гражданства не собираюсь отказываться. И этот ответ был мне очень ценен. Потому что ценят меня прежде всего за мои достижения, за мое служение, а не за какие-то глупости.

- Как вы считаете, в этом плане здравомыслящих людей больше?

- Нет, здравомыслящих людей, к сожалению, гораздо меньше. И, к моему большому сожалению, культурных людей становится гораздо меньше. А потому мы, кто имеет образование и воспитание, должны все-таки помогать друг другу, оберегать. И я очень горд, что я вырос в Тбилиси, в том прекрасном советском Тбилиси, где не было национальностей. Я много раз рассказывал, что, приехав в 13 лет из Тбилиси в Москву, я был настолько лишен какой-то конфликтности, я ее не видел никогда, так что у меня не возникло никакого комплекса. К сожалению, воспитание, класс, уровень – это вещи уходящие. Если мы не будем это хранить, то чурки, под чурками я имею в виду не национальный слой, а прежде всего тех, кто действительно пытается на этом зарабатывать себе дивиденды, тогда они победят.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

14966
Темы:
Гордость Грузии
Медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе

"Избежать третьей волны коронавируса в Грузии очень просто" меддиректор клиники Иашвили

2276
(обновлено 15:08 08.04.2021)
Как в стране проходит вакцинация, какой опыт дала Грузии "вторая волна" пандемии и что ждать на Пасху – на эти вопросы Sputnik ответил руководитель одной из ведущих клиник Тбилиси

В то время как многие страны активно прививаются против коронавируса, в Грузии процесс вакцинации начался лишь в середине марта. И протекает он настолько медленно, что, по словам эпидемиологов, не только не поможет выработать коллективный иммунитет до конца года, но и предотвратить "третью волну" коронавируса.

Руководитель Национальной технической группы консультантов по иммунизации, медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе в эксклюзивном интервью Sputnik Грузия рассказал, почему жители Грузии не спешат вакцинироваться, и как сильно страна отстает от плана Нацпрограммы вакцинации.

Медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе
photo: courtesy of Ivane Chkhaidze
Медицинский директор детской центральной больницы им. Иашвили Иване Чхаидзе

- Как проходит процесс вакцинации в Грузии?

- В Грузии существует Национальная программа вакцинации, которая предусматривает вакцинацию 60% населения страны до конца года. Это примерно 1,5-1,7 миллиона человек. Если посчитать по дням, то выходит 5-6 тысяч вакцинированных за день. Это то число, которое позволит создать популяционный иммунитет. Мы начали вакцинацию с 15 марта, и самые лучшие данные за сегодня – это 1,1 тысячи вакцинированных в день. То есть в 4-5 раз меньше того показателя, который нужен стране для достижения популяционного иммунитета. Вакцинация проходит не по плану, и мы сильно отстаем от прогнозируемых показателей.

- Почему среди большого числа жителей Грузии есть недоверие к вакцинации?

- Грузия получила первую вакцину AstraZeneca, а потом Pfizer. Получилось так, что до начала вакцинации некоторые европейские страны объявили, что вакцина AstraZeneca вызывает побочные явления, связанные с нарушением свертываемости крови, и они на некоторое время приостановили вакцинацию и ждали заключения от ВОЗ.

Это случилось именно перед тем, как Грузия начала вакцинацию препаратом AstraZeneca. Информация стала доступной для всех и люди стали опасаться этой вакцины.

И врачи, и население уже не так уверенно смотрели на вакцинацию. Это, конечно, повлияло на процесс.

Также, 18 марта, через три дня после вакцинации произошли тяжелые осложнения в Ахалцихе – после вакцинации умерла медсестра, что прибавило скептицизма, и насторожило очень много наших коллег и население.

Причины есть, и на самом деле они очень серьезные. Так что нам понадобится время, чтобы преодолеть этот скептицизм.

На сегодняшний день показатели вакцинации чуть-чуть улучшились. В первую неделю было 700 человек в день, потом стало 1,1 тысячи. Но этого недостаточно. Если это темп не будет минимум в 4-5 раза больше, мы до конца года ни в коем случае не получим популяционный иммунитет. Что означает, что в Грузии будут продолжаться смертные случаи. У нас и так много положительных случаев инфицирования, а в последнее время их стало еще больше. И риск того, что в Грузии будет каждодневная смертность от COVID-19 и в 2022 году, огромный.

- К какой вакцине в Грузии больше доверия?

- Если кто-то не верит препарату AstraZeneca, есть другая вакцина, которой жители Грузии доверяют больше. В Грузию поступило ограниченное количество вакцины Pfizer – 29,5 тысячи, которой достаточно для 14,5 тысячи людей.

Однако, если сегодня кто-нибудь захочет сделать эту вакцину, он уже не сможет. Все центры, в которых прививают Pfizer, полностью заполнены. Выходит, этой вакцине в Грузии доверяют больше, чем AstraZeneca.

То есть получается, что если мы будем в дальнейшем закупать вакцину Pfizer, ежедневно будет прививаться большее количество людей, чем сегодня.

Государство ведет переговоры с компанией, чтобы получить миллион доз вакцины Pfizer. Если это получится, то весь миллион доз будет обязательно освоен. А главное, этот темп, который наблюдается в некоторых центрах вакцинации с вакциной Pfizer, даст нам возможность получить 5-6 тысяч вакцинированных каждый день.

- Есть ли в планах государства повысить осведомленность населения в связи с важностью вакцинации?

- Мы ожидали поступления первых доз вакцины где-то в конце марта. Соответственно, планировали информационную кампанию с середины марта. Но так получилось, что мы получили вакцину за две недели раньше, чем ожидали. То есть времени на запланированную рекламную кампанию, чтобы донести до населения информацию о вакцинах, не осталось.

У нас планируется рекламная кампания. На встрече в Минздраве мы решили, что выделим отдельно 200 доз вакцины для ста известных лиц страны. Это люди из спорта, культуры, политики, которым доверяет общество. Планируется, что эта сотня человек сделает вакцину, став примером для других.

А второй сценарий – получить как можно больше вакцины от компании Pfizer. Это важные шаги для достижения цели – вакцинировать 5 тысяч человек в день.

Отмечу, что в Тбилиси гораздо больше желающих, чем в регионах. На ближайшие две недели в клиниках грузинской столицы все места на вакцинацию заполнены, в регионах не так.

- Есть ли риск развития "третьей волны" коронавируса в Грузии?

- В европейских странах фиксируется "третья волна". Германия, Франция, Италия вынуждены заново объявить о локдаунах и ограничениях. Эта волна реально существует в Европе и в некоторых государствах она даже больше, чем вторая.

Первого марта этого года у нас фиксировалось 1,8 тысячи активных случаев коронавируса. Сегодня этих случаев около 6 тысяч. То есть спустя чуть больше месяца, число увеличилось в 3 и более раза. Это очень большой прирост. Мы давно не фиксировали 800 зараженных за день, а теперь число инфицированных растет.

Если это не остановить, "третья волна" обязательно наступит в Грузии. Мы помним, как это произошло после лета 2020 года, когда все подумали, что все позади, Грузия преодолела "первую волну" и все будет нормально. В итоге мы получили катастрофические цифры.

Это была полная неожиданность, и не один сценарий, который мы обдумывали, не предусматривал такой исход. Мы не ожидали более 1 тысячи инфицированных в день. Система-то справилась, но было очень тяжело. В больницах не было мест, скорой помощи сложно было дождаться. Один из таких уроков этого периода – то, что это дало нам хорошую возможность узнать, что такое настоящая волна, когда больницы едва справляются.

Это дало возможность нашим докторам более четко работать на прием больных. Критическая медицина работала на пределе возможностей. Это была необходимая практика. Все страны прошли через это. Наверное, этот опыт пригодится. У нас есть практика ведения таких больных. Но все равно, вопрос упирается туда, сколько зараженных мы получим в день. Нельзя исключать, что цифра достигнет вновь 4-5 тысяч, может и больше. Страна и медицинская система должны быть готовы.

- А как же вакцинация? Она не поможет смягчить результаты "третьей волны"?

- Вариант того, что мы уменьшим влияние "третьей волны", если будет больше вакцинированных, уже точно не работает. Мы не сможем получить в ближайшие 2-3 месяца большое количество вакцинированных.

Я считаю, что если в ближайшие дни число инфицированных превысит 1 тысячу, надо объявлять локдаун, закрытия и ограничения. У нас есть некоторые районы, села, которые мы уже закрыли. Думаю, надо идти таким путем. Тысяча инфицированных должна стать для нас тревожным звонком.

Серьезным вызовом для нас будет праздник Пасхи. Поэтому мы должны иметь какой-то план для ограничений. Пасха – скопление людей, а это всегда чревато риском развития большего числа инфицированных. В течение 2-3 недель станет ясно, будет у нас "третья волна" или нет.

Или мы опять будем отвечать адекватными мерами на рост числа зараженных, либо получим "третью волну", что для такой страны как Грузия чревато большим числом летальных исходов, большим числом больных в отделениях критической медицины. Может, наша система и справится, но для страны это будет катастрофой.

- Почему вновь растет число зараженных?

- Причина ясна. Маски на улице носят единицы и в Тбилиси, и в регионах. Все подумали, что пандемия закончилась и все позади. Мы так подумали в прошлом году и получили то, что получили. Носить маски – единственный способ прекратить распространение коронавируса. Я не говорю уже о дистанции и других мерах безопасности.

А у нас маски носят или на подбородке, или прикрывают лишь губы. А в таких условиях у нас не получится избежать "третью волну".

Маски абсолютно доступные, недорогие. Это в начале они были дорогими. Их раньше надо было менять каждые два часа, позже ВОЗ изменила рекомендацию на четыре часа. Поэтому двух масок в день, если вы на улице, вполне достаточно. Разве это трудно?! К сожалению, это основная причина роста числа инфицированных.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

2276
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Грузии в 2021 году
Штаб Интерпол в Сингапуре

Интерпол подключился к поискам пропавшего четыре года назад в Грузии школьника

0
(обновлено 23:50 22.04.2021)
Родные и близкие пропавшего не исключают, что он мог стать жертвой некой игры, толкающей подростков к суициду

ТБИЛИСИ, 22 апр — Sputnik. Национальное бюро Интерпола объявило в розыск по желтому циркуляру 21-летнего Гоги Долидзе из Кобулети (Аджария), который пропал четыре года назад, информация размещена на официальном сайте Интерпола.

Долидзе пропал 7 декабря 2017 года, когда ему было 17 лет.

С тех грузинские правоохранители ищут мальчика. Он вышел из дома утром и должен был пойти в школу, однако не дошел.

По имеющейся информации, он спустился в центр Кобулети и с 10:00 до 11:00 отключил телефон. Написал смс-сообщение своему другу: "Как дела?", он ответил: "Хорошо, как ты?", "Так себе", а потом выключил телефон.

Родные и близкие пропавшего не исключают, что он мог стать жертвой некой игры, толкающей подростков к суициду.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале

0
Теги:
Интерпол, Грузия
Темы:
Происшествия в Грузии