Перед входом на территорию тюремной больницы

Добро пожаловать в ад, или Место, где обретается вера

1240
(обновлено 15:12 26.04.2021)
Власти Грузии безуспешно пытаются продать пугающую территорию бывшей орточальской тюрьмы. Желающих не нашлось, поэтому наш колумнист решил изучить это страшное место получше

Хуже заключения может быть только смерть. А в тюрьме, в которую я направляюсь, смерть была милосерднее жизни. Как может в тюрьме, рассчитанной на 1 500 мест, отбывать наказание до 4 тысяч заключенных. Или в камерах, рассчитанных на 15 заключенных, жить до 40 человек? Или же спать по очереди, потому что нет тюремных нар, а есть стоя, потому что нет столовой и мест. Каждый день, прожитый в таких условиях, можно засчитывать за год. А саму жизнь – за пребывание в аду.

Оплот жестокости и несправедливости

Ортачальская тюрьма была самой старой тюрьмой во всей Грузии. Красное кирпичное здание было построено в конце XIX века как солдатская казарма, и только спустя 20 лет превратилось в тюрьму.

В подземных подвалах этого заведения приводилась в исполнение высшая мера наказания, а в 30-50-х годах прошлого века в этой тюрьме были замучены и расстреляны тысячи невинных людей.

За более чем вековой возраст за этой тюрьмой закрепилась слава самой жестокой и страшной по условиям содержания. За время своего существования то место заключения стало символом жестокости и несправедливости. Неудивительно, что в СИЗО №5, как называли это место, перманентно вспыхивали бунты, которые подавлялись с особой жестокостью. Последний тюремный бунт произошел в 2006 году. В результате произошедшего были убиты 17 заключенных, ранено два спецназовца. Через два года после этих событий было принято решение закрыть эту тюрьму, как не соответствующую современным стандартам.

– Это же вы спрашивали про тюрьму? – прервала мои размышления симпатичная женщина, – Вам нужно сходить.

Бросив невнятное спасибо, я почти выпрыгнула из отъезжающего автобуса. Солнце жарило не по-весеннему. У машины, припаркованной в тени, о чем-то оживленно разговаривали таксисты.

Через секунду подбежит охранник и объяснит, что делать снимки тюремного здания с этого места нельзя
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Через секунду подбежит охранник и объяснит, что делать снимки тюремного здания с этого места нельзя

– Вы не подскажите, как пройти к тюрьме? – обратилась я к ним.

За моим вопросом последовала короткая пауза, вызванная странностью моего интереса. Давно тут не интересовался никто тюрьмой, с тех пор, как ее закрыли и снесли старое здание.

– Вам немного нужно пройти вперед. А раньше вся эта территория называли тюремной.

Вера открывает все двери

Через пару шагов показался блокпост. Только не тюремный, а для въезда на территорию службы управления чрезвычайными ситуациями министерства внутренних дел. В 2008-м здание Ортачальской тюрьмы было снесено, а заключенные расселены по другим тюрьмам. И на очищенной территории были построены несколько зданий службы управления чрезвычайными ситуациями.

Вид с пустыря на тюремную вышку
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид с пустыря на тюремную вышку

Здание бывшей Республиканской больницы, которое осталась от старого тюремного комплекса, расположено на самом дальнем плане за бетонной стеной. На днях появилась информация о том, что здание уходит с молотка. Вот только приблизиться к нему не так просто.

После неудавшейся попытки попасть внутрь двора, я подошла вплотную к шлагбауму и направила объектив на здание тюрьмы. И тут как по команде из конторки, размахивая руками, как ветряная мельница крыльями, выскочил здоровенный, краснощекий охранник.

– Нельзя делать снимки отсюда!

– Зайти внутрь нельзя, фотографии снимать нельзя. Это что, какой-нибудь секретный объект что ли?

Снимок сделанный с автостоянки
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Снимок сделанный с автостоянки

Тут охранник стал учить, что неподалеку есть переулок, по которому можно подобраться к тюрьме ближе.

– Да я была уже в этом переулке, – разочарованно отвечала я ему, – там ограда с меня ростом.

Оказалось, есть и другая дорога, с петляющим вверх серпантином. Я нашла ее и, поднявшись по ней, оказалась перед бетонной стеной, отделяющей меня от тюремного здания. Ну, наконец.

Пустырь перед входом на территорию тюрьмы служил местом для автостоянки. Помня о том, что тут где-то обитает злая овчарка, охранники внизу предупредили, передвигаюсь, вслушиваясь в каждый шорох. Вокруг ни души.

Захожу за каждый автобус медленно. Из оборонительных предметов на мне фотоаппарат. Обследовав все вокруг, я подошла к явно обитаемой сторожке и наудачу постучалась в окно. И в нем тут же появилось большая морда овчарки, которая на меня грозно рявкнула. А следом вылезло зевающее лицо сторожа.

– А с какой целью вы хотите туда проникнуть? – спросил сторож.

Ведь не пустит же, мелькает в голове. И глаз падает на шпиль храма, что во дворе тюрьмы.

– Я хотела бы попасть в церковь.

Он улыбается по-доброму. Поверил, значит. Звонит кому-то. Начинает объяснять, что тут на проходной женщина хочет попасть в храм. Выше раздается звук отпираемой железной двери. На пороге возникает фигура охранника.

– А фотоаппарат вам зачем? – уточняет человек в форме. – Делать снимки там нельзя. Вам придется оставить его тут.

Ну вот, выдала себя с потрохами, как дилетант. И мне не остается ничего другого, как дав слово не вынимать его из рюкзака, зачехлить. Звонок к священнику и железная ограда на территорию бесшумно раздвигается. Охранник провожает меня до церкви и удаляется. Мы остаемся со священником во дворе одни. 

Храм во искупление

Прямо напротив храма, по размерам больше похожего на часовню, трехэтажное здание – Республиканская тюремная больница. Решетки на окнах такие же частые и многослойные, как в любом другом тюремном учреждении.

– Снимать тут ничего нельзя, со всех сторон на нас смотрят камеры, – предупреждает отец Давид. Все верно, это ж объект стратегической важности – пустая трехэтажная больница. А вдруг по снимкам, появившимся в Интернете, враги отечества вычислят секретный объект и совершат какую-нибудь диверсию.

С любым другим я стала бы спорить, доказывать, что нелепее бюрократических запретов бывают только бюрократические заперты. Но не здесь и не сейчас, и не с этим человеком. И не потому что это духовное лицо, а потому что светлее лица я никогда не встречала.

Огромные глаза невысокого, тонкого духовника смотрят на тебя открыто и доверчиво. Юлить, глядя в эти глаза, и пытаться во что бы то не стало сделать снимки здания или выдавать себя за набожного человека, который, завидев храм, пытался в него попасть, не хочется. Будто читая мысли, батюшка спрашивает:

– А почему вы хотели попасть в эту церковь?

– Я скажу вам правду… Я, на самом деле, хотела на здание посмотреть и снять с близкого расстояния. Дело в том, что я читала о том, что здешняя территория с постройками на ней выставлена на аукцион. Начальная стоимость объекта составляет 14 миллионов лари. И мне стало интересно, как это место выглядит.

– А где вы прочитали про продажу территории?

– Сейчас, – начинаю я рыться в телефоне и, отыскав информацию, показываю ее.

– Спасибо, я прочитаю позже. Не знал об этом, интересно, – задумчиво отвечает молодой священник. Потом он тянет на себя красивую деревянную дверь ручной работы и приглашает меня в храм.

– Знаете, как появился этот храм святого Георгия? Его построили лет 20 назад. Был такой вор в законе Давид Какулия. Его в 1994-95-м поймали в Москве. И произошла его экстрадиция на родину. Посадили его в ортачальскую тюрьму. У него была идея построить церковь. При поддержке заключенных, конечно. Сам он по выходу из тюрьмы жил со своим духовником. Его убили в начале 2000-х в Москве, – отец Давид умолкает и в маленьком храме воцаряется тишина. Не давящая тишина, а содержательная.

– Вы помолитесь, если хотите, и свечку можете поставить, – говорит батюшка удивительно спокойным и ровным голосом. Взяв несколько свечей, я подхожу к образам святых, всматриваюсь в них.

– После освещения храма, его начали расписывать. Художники нашлись среди заключенных, это были два брата Захарий и Леван. Их имена отмечены на стене, – показывает священник в сторону росписей. А церковный колокол храму пожертвовал Патриарх Грузии Илия Второй.

Опять тишина. И почти осязаемый на ощупь сгусток энергии. Не отрицательной, нет, а плотной и тяжелой, как ртуть.

Обретение веры

– Говорят, самая искренняя вера бывает только у заключенных, – обращаюсь я к отцу Давиду, когда мы выходим из храма.

– Когда человек попадает в тюрьму, он впадает в полное отчаяние, – задумчиво отвечает батюшка. – Ему кажется, что прощения ему ждать уже не от кого. И даже Бог от него отвернулся. После совершения преступления человек часто думает, что все вокруг против него и никому больше доверять нельзя. Нужно протянуть ему в таком состоянии руку, чтобы темная сторона его не перетянула и зло не поглотило его. Возможно тут человек обретет веру.

– Заключенные пребывали здесь до 2019 года. Есть в этом здании одна камера, в которой заключенные устроили молельню, – продолжает отец Давид. – В ней они по желанию молились и соблюдали пост. И встреча с духовным лицом была для них отрадой.

Для многих пребывание в камере и молитва были шансом начать жизнь заново. Заключенному хочется верить, что Бог его простит. Человек в заключении задумывается над содеянным и по выходу старается больше не преступать закон. Хотя бывает и так, что выйдя на свободу, они снова переступают закон и возвращается сюда. И духовные лица были призваны как раз поменять у них это отношение к окружающему миру, чтобы у заключенного по выходу из тюрьмы не рождалось желания вернуться обратно.

Есть и такие среди заключенных, кто выйдя на свободу, ушел служить в церковь, создал семью и продолжил счастливую жизнь по христианским традициям.

Поговорив еще немного, я стала прощаться с отцом Давидом. Мы пошли с ним медленно вниз, к воротам, ведущим на "волю".

– Вы не беспокойтесь, я сама дойду, – говорю я ему. А он мне на это с мягкой улыбкой отвечает:

– Я проведу вас, мне это не трудно. У вас есть свой батюшка?

– Нет, у меня никогда не было ни батюшки, ни в грехах я ни разу не каялась.

Вид с дороги на тюрьму
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид с дороги на тюрьму

Железная дверь со скрипом открывается наружу. Отец Давид благословляет меня и машет на прощанье рукой. Спускаюсь по дороге медленно, несмотря на то, что начинает накрапывать дождь. На душе становится так легко, что кажется нет в этом мире ни зла, ни жестокости. И появляется слабая надежда на то, что человек человеку все же друг, а не волк, как писал в своей "Зоне" Сергей Донатович Довлатов…

1240
Темы:
Прогулки по Тифлису (168)

Джо Байден

Беспрецедентный случай: почему генералы пошли против Байдена

338
(обновлено 19:12 14.05.2021)
Автор РИА Новости решила разобраться, почему военные, вопреки американской традиции, вмешались в политику

Действующий президент США Джо Байден, по мнению 124 отставных генералов и адмиралов армии, не готов в полной мере исполнять обязанности руководителя государства.

"Нельзя закрывать глаза на психическое и физическое состояние главнокомандующего. Он должен обладать способностью принимать четкие решения, касающиеся национальной безопасности, где угодно, днем и ночью".

Так заканчивается открытое письмо 124 отставных генералов и адмиралов армии США. Почему военные, вопреки американской традиции, вмешались в политику - в материале Софьи Мельничук для РИА Новости.

Генералы против Байдена

Джо Байден выиграл президентские выборы нечестно, полагают авторы послания.

ФБР и Верховный суд проигнорировали нарушения, а нововведения, касающиеся избирательной системы, позволят Демократической партии править вечно. Также в письме упоминается "марксистский стиль тиранического правительства" США. "На кону наш исторический уклад жизни, страна в страшной опасности", — делают вывод военные.

Этот документ появился на сайте Flag Officers 4 America ("Офицеры флага за Америку"). Открылся этот ресурс, судя по всему, совсем недавно: первые новости в соответствующем разделе — от 10 мая, а единственная публикация — собственно письмо. Подписаться под ним можно, кликнув на ссылку и отправив электронный запрос.

Самые известные из авторов — бригадный генерал Дон Болдак, который баллотируется в сенат от штата Нью-Гэмпшир, и вице-адмирал Джон Пойндекстер, экс-советник по нацбезопасности Рональда Рейгана, — в 1990-м он был замешан в скандале с тайными поставками американского оружия в Иран. Большинство из 124 офицеров в отставке уже свыше двадцати лет.

Разрушение традиций

Раньше американские военные никогда не вмешивались в межпартийные разборки и держались в стороне от политики. Принцип гражданского контроля над вооруженными силами был незыблем. Теперь он пошатнулся.

Инициатива принадлежит ветерану войны во Вьетнаме генерал-майору Джо Арбаклу. По его словам, ставки слишком высоки, чтобы молчать. "Ситуация, с которой столкнулась сегодня страна, ужасна, и мы должны подать голос, чтобы исполнить нашу клятву защищать Конституцию США от всех врагов", — указал он.

На самом деле кандидаты в президенты на недавних выборах не пренебрегали помощью отставных военных. Те не только публично поддерживали Байдена или Трампа, но и вступали в ряды их советников. Более того, в последнее время бывшие высокопоставленные офицеры высказывают соображения и по другим политическим вопросам. Так, генерал Стэнли Маккристал запустил кампанию против свободной торговли оружием, а адмирал Уильям Макрейвен в 2019-м со страниц газеты The New York Times обвинил Трампа в "атаке на республику".

Постепенно граница между гражданской и военной сферой размывалась. И вот результат: целая группа генералов выступила против Демократической партии и обвинила власти в "попустительстве подтасовкам на выборах", которые так и не удалось доказать в суде. Причем этот демарш даже не приурочен к какому-либо политическому событию, голосованию по важному вопросу.

Нелюбимый президент

У Джо Байдена никогда не было особо теплых отношений с оборонным ведомством. Тридцать шесть лет в сенате он заседал в юридическом и внешнеполитическом комитетах, общался в основном с дипломатами, а с военными пересекался редко и не вникал в специфику их деятельности.

Байден не раз спорил с Министерством обороны. Так, в 2002-м он противился введению войск в Ирак, настаивая на дипломатическом урегулировании конфликта. В 2007-м, когда стало понятно, что иракская кампания обернулась катастрофой, Байден не поддержал предложение увеличить контингент и настаивал, чтобы страну разделили на курдскую, шиитскую и суннитскую зоны. В армейских кругах это сочли наивным, отмечали военные обозреватели.

На посту вице-президента Байден дискутировал с Минобороны из-за тактики войны в Афганистане, сомневался в необходимости вмешательства в конфликт в Ливии. "Думаю, он был неправ по каждому важному внешнеполитическому вопросу и проблемам нацбезопасности за последние четыре десятилетия", — выразил мнение Пентагона о действующем главе государства бывший руководитель военного ведомства США Роберт Гейтс в мемуарах.

При этом Байден для военных предсказуем. В отличие от Трампа, который поначалу заигрывал с ними, говорил о "моих генералах", а затем обзывал "лузерами, разучившимися побеждать".

Несмотря на противоречия, многие люди в погонах поддержали Байдена на выборах в ноябре, и тот, придя в Белый дом, поспешил их за это отблагодарить. Первым делом он отменил запрет Трампа на воинскую службу трансгендерам и присвоил звания четырехзвездных генералов (выше — только генерал армии, пять звездочек) двум женщинам, снискав одобрение одной пятой — женской — части личного состава вооруженных сил. Но куда важнее то, что, несмотря на давление со стороны так называемого прогрессивного крыла Демпартии, Байден не намерен урезать расходы на оборону.

Смена парадигм

Военным не так уж принципиально, кто именно сидит в Белом доме, указывает в разговоре с РИА Новости политолог-американист Дмитрий Дробницкий. "Важно, как к тебе относятся ФБР, ЦРУ, но не Пентагон", — уточняет он.

Тем не менее случай с письмом беспрецедентный. Разделение "пиджаков" и "погон" — один из столпов американской государственности и свидетельство того, что в обществе все спокойно. Хотя законодательно это не прописано. "Есть лишь пожелание, чтобы главой Минобороны был гражданский. Однако его можно обойти — сенату достаточно издать послабление", — говорит собеседник агентства.

Когда отставные генералы критикуют "марксизм", они имеют в виду не Карла Маркса, а новые леволиберальные течения, подчеркивает Дробницкий. "Военных беспокоит, что такая идеология скажется на обороноспособности и сделает невозможным выполнение их задач, — поясняет эксперт. — Для них это потеря смысла существования".

Мейнстримная пресса подобных материалов не публикует, а в соцсетях их могут заблокировать, отмечает в беседе с РИА Новости Юрий Рогулев, директор Фонда изучения США имени Франклина Рузвельта при МГУ. "Открытая форма обращения — попытка привлечь внимание, — добавляет он. — В армии много людей с консервативными взглядами. И неудивительно, что у них нет другого выхода, кроме как сочинять такие письма".

Недавно подобное произошло и во Франции. Более тысячи военнослужащих, в том числе сто старших офицеров, обратились к президенту Эммануэлю Макрону с предупреждением о возможности расовой войны и госпереворота. Угроза, по их мнению, исходит от религиозных фанатиков и радикальных исламистов, чьи традиции противоречат французской конституции.

Премьер-министр резко раскритиковал вмешательство "погон" в политику и назвал письмо "нарушающим все республиканские принципы, честь и долг армии". Теперь восемнадцать военных предстанут перед дисциплинарным советом. Вероятно, их отстранят от службы.

Как будут развиваться события в США — увидим. Пока ясно одно: консервативные голоса все больше нуждаются в "выпуске пара".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

338
Военнослужащие США

Американская нация в опасности: военные пишут открытые письма

118
(обновлено 17:33 14.05.2021)
За акцией 124 генералов и адмиралов США очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой

Вслед за Францией — США: одни американские военные пишут открытые декларации о том, что страна дошла до опасной точки, а другие их коллеги им отвечают, что так, как они, делать тоже не надо, пишет колумнист РИА Новости.

В чем особенность "письма 124-х": не только в том, что оно высказывает очевидные для всех сомнения в умственной полноценности главнокомандующего, президента Джозефа Байдена. И даже не в том, что оно почти прямо говорит, что в стране произошел незаконный захват власти, с фальсификацией итогов выборов. Главное — военные полагают, что переворот продолжается, вся неустанная деятельность демократов "уничтожает республику", то есть демократию, то есть саму Америку как таковую.

А еще более важное — кто это пишет. Это практически все, кто в последние пару десятилетий был наверху военной касты самого сильного государства мира, ну, точнее, самого мускулистого (выигрывать войны эти мускулы не всегда помогали). Перед нами список имен, вызывающий уважение, — ведь и противников надо уважать.

Свежий факт состоит в том, что несколько действующих высших американских военнослужащих, которым задавали вопросы журналисты, обеспокоены резким тоном письма своих старших товарищей — отставников и тем, что те "распространяют дезинформацию". Но эти ответные высказывания пентагоновцев заранее находятся в тени очевидного факта, что человек на действительной службе — если уж ему надо что-то говорить — иначе и не может, он не так свободен в выражениях, как отставник, которого уже не уволить.

Хотя появившееся несколько недель назад похожее письмо отставников во Франции спровоцировало тамошние власти на порядочную мерзость и глупость: угрозу лишить множество подписавших его генералов и адмиралов званий, наград и пенсий. Неужели они это сделают? Но наш разговор — о США.

Дело в том, что за акцией 124 генералов и адмиралов очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой. Отставники перечисляют: контроль за населением, цензура. Этой ли Америке они служили десятилетиями?

Вообще-то, таких публикаций в стране сейчас множество. Самая, возможно, эффектная — из издания The American Thinker — рассказывает о том, как сначала (несколько лет назад) путчисты, то есть демократы, подмяли под себя разведывательное сообщество. Что мы и видим, по постоянно всплывавшим в нужный момент документам разведки о российском засилье во внутренней американской жизни.

Что касается вооруженных сил, то их несколько раз чистил еще Барак Обама, и в итоге некоторые опросы показывают, что среди военных поддержка демократов удовлетворительная. Что плохо согласуется с общеизвестной истиной — в США вооруженные люди чаще склоняются в сторону республиканцев.

А теперь на очереди другая силовая структура — полиция. Точнее, полная ее перестройка, прямое подчинение полиции нынешней администрации и будущим демократическим администрациям — чтобы никакие республиканцы не пришли уже к власти никогда. А раз так, то надо задавить сопротивление демократам в американской глубинке.

Автор напоминает: если считать выборные успехи Дональда Трампа даже не по штатам, а по графствам (районам), то получается, что Трамп завоевал 83% всех районов. Демократы надеются задавить глубинную Америку с помощью голосов громадных демократических избирательных баз типа Калифорнии или Чикаго — с их толпами неработающих и сидящих на пособиях.

Дело здесь в том, что полиция в США вся местная, подчиняется даже не столько штатам, сколько местным властям, в том числе с помощью института шерифов. Когда власть в стране в 1930-х годах начали захватывать мафиозные банды, воспользовавшиеся катастрофой под названием "сухой закон", пришлось сформировать единую федеральную структуру — ФБР, но и сегодня между федералами и местными существует тщательное разделение труда.

И вот сейчас на повестке дня стоят безумные идеи лишить полицию ассигнований, одновременно отобрав личное оружие у привыкших к нему граждан, и создать совершенно новую полицию, целиком управляемую из центра, который обречен всегда быть в руках реформаторов-путчистов-демократов.

Еще более актуальной эта задача становится в ситуации, когда республиканские штаты, та самая трамповская, глубинная Америка вовсе не сидит и не ждет разгрома — она активно и организованно сопротивляется, принимая скоординированно (между штатами) законы о патриотическом образовании и о многом другом. Кстати, нынешние пентагоновские деятели, критикующие своих старших товарищей, собственно, и намекают, что тех использует трамповская Америка в этой кампании сопротивления.

Здесь уместно упомянуть еще одну свежую американскую публикацию — о том, что Джо Байден был бы самым счастливым президентом в истории, если бы догадался просто ничего не делать, придя к власти. Наследие Трампа давало ему прочный экономический фундамент и население, более всего боявшееся продолжения погромов, скандалов, расправ с несогласными. Ему бы снять эти страхи и сидеть тихо — а он (точнее, те, кто за ним стоит) начал "поджигать страну со всех концов", в том числе намеренно разрушая, где это возможно, полицию на фоне невиданной волны преступности.

Возвращаясь к разговору о Франции: там повод для знаменитого письма отставников вроде бы и другой — речь прежде всего о поглощении культуры страны мигрантами и теми, кто их поддерживает. Хотя общее есть: ползучий глобалистский переворот по всему Западу попросту разрушает общества, любыми способами, и тут вдруг выясняется, что "человек с ружьем" может выступить и против этого разрушения: в конце концов, что он всю жизнь защищал — свою страну или что-то иное?

Наконец, в относительно похожих процессах в России в 1980-90-х годах за позицией тех или иных военных мы тоже следили внимательно. И они тоже писали открытые письма, хотя не так массово. Общий урок из того нашего прошлого, видимо, такой: к военным — своим и чужим, отставным и на действительной службе — надо относиться с уважением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

118
Молоток судьи

Дело о пытках заключенных в Грузии: суд отказал в апелляции главному фигуранту

22
(обновлено 15:58 15.05.2021)
Осужденный находился в международном розыске с 2012 года, и в 2020-м Германия согласилась выдать его властям Грузии

ТБИЛИСИ, 15 мая — Sputnik. Тбилисский апелляционный суд отказался пересматривать приговор Тбилгорсуда бывшему главе департамента исполнения наказаний Минюста Грузии Давиду Чакуа, говорится в сообщении прокуратуры.

Чакуа был приговорен к 3 годам и 9 месяцам лишения свободы за нечеловеческое обращение с заключенными во время тюремного бунта 27 марта 2006 года.

Тбилгорсуд установил, что Чакуа вместе с руководством тюрьмы и сотрудниками спецназа избивал и унижал четырех заключенных, что спровоцировало тюремный бунт.

Бунт произошел в двух находящихся по соседству учреждениях по исполнению наказаний в районе Ортачала в Тбилиси и был жестоко подавлен в ночь на 27 марта. По официальным данным, в результате спецоперации семь заключенных погибли, еще 22 были госпитализированы.

Чакуа находился в международном розыске с 2012 года. После скандала о пытках заключенных в сентябре 2012 года он ушел в отставку и покинул страну. В 2020 стало известно, что Германия согласилась выдать его властям Грузии.

Бывшего главу департамента исполнения наказаний Минюста Грузии Давида Чакуа доставили из Германии на родину в июле прошлого года.

Чакуа также проходит по делу о пытках заключенных в 2012 году, однако приговор по этому делу пока не вынесен.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

22