Кольчуга и меч

Три испытания шаха, или История поединка Георгия Саакадзе со львами

586
(обновлено 09:31 17.04.2021)
Об исполинской силе и неординарном уме Георгия Саакадзе, а также испытаниях, устроенных великому грузину шахом Аббасом I, рассказывает колумнист Sputnik, историк Вано Сулори

Георгий Саакадзе, в 1612 году убежавший из Грузии в Иран, встал на службу к шаху Аббасу I. "Тень аллаха", который хорошо знал о прозорливости и храбрости Саакадзе, с радостью принял беженца и даже приблизил его. Приблизил настолько, что, по преданию, он без Великого Моурави даже не садился за стол и постоянно держал его рядом с собой. И Саакадзе "покорно" не отходил от Иранского льва.

Несмотря на то, что шах был осведомлен об исполинской силе и неординарном уме Саакадзе, червь сомнения все же не давал ему покоя. Решив воочию убедиться в достоверности слухов, он решил устроить ему три испытания.

Однажды, во время застолья, шах сказал Саакадзе, что тот слишком угрюм и хочет его развеселить. Слуги поднесли восемь мешков, полных серебряных монет, и положили у ног повелителя. Шах обратился к грузинскому силачу, мол, если сумеешь поднять одновременно все восемь мешков и донести их до двери, то и деньги будут твои, и самому тебе называться исполином.

Саакадзе выполнил задачу без особого труда. Шах был восхищен, а присутствовавших там грузин душила зависть, что их соотечественник в один момент стал обладателем огромного богатства.

Прошло время. В один прекрасный день, по приказу шаха Аббаса, на главной площади Исфахана были устроены поединки на татами.

Персы вывели своего непобедимого великана, который захотел побороться с грузинами. Вскоре он всех их положил на лопатки. Восхищенные возгласы персов достигали небес.

И тогда шах Аббас приказал выйти на татами Георгию Саакадзе. Последний переоделся и приготовился к бою.

Поединок длился недолго. Саакадзе поднял в воздух, как ребенка, персидского великана и бросил его на ковер.

Спустя какое-то время шах спросил Саакадзе, какое оружие, по его мнению, пригодится человеку, попавшему в беду.

– Все пригодится, что в этот момент окажется под рукой, – ответил, оказывается, Великий Моурави.

Об этом разговоре вскоре все забыли, кроме Иранского льва, который готовил Саакадзе третье испытание.

Однажды Георгий гулял в саду. У него с собой был лишь небольшой кинжал, который он никогда не снимал с пояса. Неожиданно откуда-то выбежали два голодных льва и напали на погруженного в раздумья Саакадзе. Мгновенно опомнившийся грузинский исполин отреагировал грамотно.

Одному льву он закинул в пасть свою шапку, а второму – перерезал горло. И пока первый зверь пытался освободить пасть от шапки, Саакадзе заколол и его.

В результате оба льва упали наземь замертво. А сам Георгий, как ни в чем не бывало, спокойно вытер окровавленный кинжал о львиную гриву и продолжил путь.

За всем этим наблюдал, оказывается, затаившийся неподалеку шах, который лично убедился, как Великий Моурави мужественно и хладнокровно расправился с двумя голодными хищниками. И с тех пор у "Тени аллаха" не возникало желания устраивать испытания грузинскому смельчаку.

586
Темы:
История Грузии - все самое интересное (144)

Г. Леонидзе и А. Гомиашвили с российскими писателями. Москва, 1954 г.

"Выбивали меня из окопа не выбили...": писатели-фронтовики из Грузии

44
(обновлено 09:51 08.05.2021)
В годы Великой Отечественной войны писатели Грузии, как и вся страна, сражались за победу – и штыком, и словом

Те, кто не был призван в действующую армию, постоянно выезжали на фронт, писали корреспонденции непосредственно с мест сражений, выступали перед бойцами, стараясь поддержать их дух художественным словом.

А поддерживать было чем – с самых первых дней войны грузинские литераторы создавали страстные, вдохновенные, проникновенные произведения, в которых в полной мере проявилось исконное качество национальной литературы – ее героико-романтическая традиция (не случайно самым востребованным и популярным жанром в эти годы стала баллада). Это объяснялось самим мировосприятием народа, его многовековым кодексом чести и достоинства, если угодно, – рыцарством, лежащим в основе грузинского характера.

В военное время были созданы и навсегда вошли в сокровищницу литературы такие стихотворения, как "Родина", "Храню я родины сады", "Ветер Арагвы" Галактиона Табидзе, "Завещание воина" Георгия Леонидзе, "Нашим сестрам и матерям", "Грузинская мать" Иосифа Гришашвили, "Сон" Симона Чиковани, "Капитан Бухаидзе" Ираклия Абашидзе, "Встречи на ратном поле" Карло Каладзе и многие другие.

Литераторы обращались к славным страницам истории Грузии, исполненным героизма и самопожертвования во имя Родины: Григол Абашидзе создает поэму "Георгий Шестой", Симон Чиковани – "Песнь о Давиде Гурамишвили", Ладо Асатиани – "Басианскую битву", Константин Гамсахурдия – эпопею "Давид Строитель"...

Непосредственно событиям Великой Отечественной посвящены выдающиеся прозаические произведения – "Табак" и "Вести с фронта" Шалвы Дадиани, "Отец и сын" Лео Киачели, "Как умирал старый моряк" Константина Лордкипанидзе, сборник рассказов "На Западном фронте" Георгия Натрошвили...

Сегодня нам хотелось бы отдать свою дань уважения и памяти писателям-фронтовикам, которые защищали родину с оружием в руках и, по великому счастью, вернулись домой живыми. Вспомним с поклоном и благодарностью некоторых из писателей Грузии, проливших свою кровь на полях сражений.

Константин Лордкипанидзе (1905-1986)

Уроженец имеретинского села Диди Джихаиши. Выпускник Кутаисского гуманитарного техникума. Воевал с сентября 1943 года – служил телефонистом отдельной 1442 роты связи. Работал специальным корреспондентом военных газет. Награжден двумя орденами Красной Звезды (причем, первый им получен через две недели после призыва) и медалью "За оборону Кавказа". В послевоенные годы был главным редактором журналов "Литературная Грузия" и "Цискари", возглавлял издательство "Накадули". Похоронен в Дидубийском пантеоне.

С.Чиковани, В. Исаишвили, И. Мосашвили, А. Квахадзе, Д. Шенгелая, Г. Кунтелия, И. Сельвинский, К. Лордкипанидзе, Н. Агташв
photo: courtesy of National Library
С.Чиковани, В. Исаишвили, И. Мосашвили, А. Квахадзе, Д. Шенгелая, Г. Кунтелия, И. Сельвинский, К. Лордкипанидзе, Н. Агташв

Цитата: "И еще вот о чем я хочу сказать: начиная с зеленой юности я живу, как солдат в окопе. А в окопе чаще всего приходится смотреть только вперед, и у меня пока не было времени оглянуться, подумать о прожитом, окинуть умудренным взглядом пройденные пути-дороги. Да и то надо учесть, что жизнь в окопе имеет, как я сейчас понял, не только свои преимущества, но, к сожалению, и некоторые минусы.

Солдат из окопа не все видит и не всегда знает, что происходит за пределами обозримого. Может, это в какой-то мере и помешало художникам моего поколения разобраться во всей сложности мира сего. Я не говорю это за всех, может, кто и думает, что разобрался, – я говорю только за себя: нет, не разобрался до конца. Я еще солдат в окопе". ("Мой первый комсомолец". Перевод Э. Фейгина).

Александр Гомиашвили (1911-1997)

Родился в селе Казбеги в крестьянской семье. Выпускник Тбилисского государственного университета. С первых дней Великой Отечественной до Победы. Награжден двумя орденами и несколькими медалями. В мирное время работал директором Литфонда Грузии, издательства "Знание", Книжной палаты. Похоронен в Дидубийском пантеоне.

Цитата:

"О Германия, сказка... Печальная флейта, умолкни!

И свобода, как призрак, предместьем проходит в ночи.

Снова к бою зовет, заглушая и вопли, и толки,

Барабан побежденной республики... Флейта, молчи!" (Перевод М. Синельникова)

Шалва Амисулашвили (1915-1981)

Родился в городе Телави. Выпускник актерского факультета Тбилисского театрального института им. Ш. Руставели. В августе 1940 года был призван в ряды Красной Армии. Прошел с боями Россию, Украину, Венгрию, Чехословакию, Румынию, Австрию. Вернулся на родину в декабре 1945 года.

Шалва Амисулашвили
photo: courtesy of National Library
Шалва Амисулашвили

Кавалер ордена Отечественной Войны II степени. Награжден боевыми медалями. После войны работал в редакциях газет, Государственном телерадиокомитете, издательствах, Книжной палате. Похоронен в Дидубийском пантеоне.

Шалва Амисулашвили на празднике Важаоба в Чаргали. В черном платке - дочь Важа Пшавела Гулкан Разикашвили
photo: courtesy of National Library
Шалва Амисулашвили на празднике Важаоба в Чаргали. В черном платке - дочь Важа Пшавела Гулкан Разикашвили

Цитата:

"Но, как о нас ты небо ни молила,

какой ты героиней ни была,

меня в бою ты, мама, сохранила,

а брата сохранить ты не смогла.

Он там лежит, на дальнем бездорожье.

Не плачь, прошу, – душа и так болит...

Ведь если ты – сама господь, то кто же

тебя на белом свете сохранит?!" (Перевод Е. Евтушенко)

Мурман Лебанидзе (1922-2002)

Родился в городе Агстафа Азербайджанской ССР. Окончил филологический факультет Тбилисского государственного университета. Участник обороны Кавказа. В 1943 году был тяжело ранен, после демобилизации вернулся в Тбилиси. Работал редактором литературно-художественного журнала "Дила", главным редактором Комитета по печати Грузии, председателем Комитета по присуждению Государственных премий им. Ш. Руставели. Возглавлял Общество Шота Руставели. Почетный гражданин Тбилиси. Лауреат Государственной премии им. Ш. Руставели. Кавалер ордена Чести. Похоронен в Дидубийском пантеоне.

Мурман Лебанидзе
photo: courtesy of Griboedov Theatre
Мурман Лебанидзе

Цитата:

"Я слышу твой шаг –

И дышу полной грудью я,

Чего ж мне еще,

Если ты – это Грузия!" (Перевод Ю. Ряшенцева)

Акакий Гецадзе (1923-2008)

Родился в рачинском селе Цеси. Окончил филологический факультет Тбилисского университета. В 1942 году ушел на фронт. Домой вернулся в 1947-м. Работал в редакциях газет. Похоронен в Дидубийском пантеоне. Писатель написал много замечательных произведений о войне. Но давайте сегодня вспомним его знаменитый роман "Веселые и грустные истории из жизни Карамана Кантеладзе" – действительно, и веселый, и грустный.

Акакий Гецадзе
photo: courtesy of National Library
Акакий Гецадзе

Цитата: "Когда мне исполнилось шесть лет, я спросил отца: "Па, откуда я появился?" "Па" чесанул себе затылок, сморщил лоб и ласково ущипнул меня: "Откуда? Да оттуда… Откуда все остальные, проказник ты этакий!" – "Откуда это "оттуда"? – не унимался я. Он снова почесал голову и промямлил: "Э-э-э… как там его…" В это время взгляд его упал на пестрый хурджин, который накануне мой дед, возвратившись с базара, запихнул под топчан. Обрадовавшись, отец воскликнул: "Я тебя в Они на ярмарке купил и принес домой в этом хурджине!" – "Вроде того как дед вчера белого гуся? А голова моя тоже торчала из хурджина?" – "Голова? Гм!.. Да, кажется, торчала". Я заметил в голосе отца некоторую растерянность, и это меня насторожило.

Поэтому на второй день я пристал уже к матери: "Мамочка, как я появился на свет?" Мать чмокнула меня в лоб и тут же, не раздумывая, сказала: "С неба ангелы принесли, лапочка". – "А папа сказал, что меня на ярмарке в Они купили!" – "Вот именно! – не растерялась мама. – Когда ангел пролетал над Они, ты сидел у него на правом крылышке. Увидел на базаре румяные яблочки и свалился на них. А тут тебя лавочник – хвать и подобрал. Но у него дома было уже двое таких ребят, вот он тебя и продал за золотой рубль".

Это тоже показалось мне подозрительным. Тогда я решил обо всем расспросить деда. "В поле нашли, – сказал дед. – Ты сидел на бугорочке, я тебя сразу и схватил. Кто же отпустил бы такого мальчика!" А бабка сказала: "Тебя нашли в гнезде у орла". А дядя Пиран сказал: "Я подстрелил в лесу оленя, а ты у него на рогах сидел". Поразмыслив, я сообразил, что все они старались что-то скрыть от меня". (Перевод Л. Баазовой и Э. Нейман).

Вано Урджумелашвили (1920-1984)

Родился в Гори в семье рабочего. Окончил филологический факультет Горийского педагогического института. В 1941 году ушел на фронт. В 1945 году был направлен на Дальний Восток, где воевал с японцами, затем – в Корею. Награжден Орденом Красной Звезды и боевыми медалями. После войны вернулся в родной город. Работал в редакциях газет. Похоронен в Дидубийском пантеоне.

Вано Урджумелашвили
photo: courtesy of Griboedov Theatre
Вано Урджумелашвили

Цитата: "На другой день у нас был поход. Как всегда лейтенант шел впереди, а мы следовали за ним. Мы очутились у болота, а рядом по берегу вилась узкая тропинка. Мы все думали, что пойдем по тропинке. Но наше предположение не оправдалось.

Лейтенант шагнул прямо в болото, приказав нам идти следом. Попробуй-ка ослушаться и не выполнить приказ – лейтенант смотрит вперед, но видит решительно все, что происходит за его спиной. Мы увязали в чавкающей грязи, с трудом передвигались, нащупывая ногами кочки, а он как ни в чем не бывало шел вперед, ускоряя темп и не оглядываясь.

Мы долго шли по лесу, переправились вброд через две реки и наконец по скалам взобрались на вершину высокой горы. На привале я все-таки не удержался и спросил: "Товарищ лейтенант, разве не лучше было бы пойти нам по тропинке? Скорее бы пришли, не вымокли и не устали бы". – "Ну конечно". – "Так для чего же нам было лезть туда?" "Постарайтесь вспомнить, чьи слова: "Трудно в ученье – легко в бою". – "Суворова!" – одновременно ответило несколько голосов. "Так вот вам трудность в ученье" ("Суворовцы. Перевод Д. Деканозошвили).

Демна Шенгелая (1896-1980)

Родился в деревне Сачилао, близ Самтредия, в семье рабочего-железнодорожника. Учился на филологическом факультете Тбилисского университета, а затем на геологическом факультете политехнического института. В 1917-1919 гг. воевал на южном фронте Первой мировой войны как рядовой, получил ранение.

Демна Шенгелая
photo: courtesy of National Library
Демна Шенгелая

Работал в редакциях и издательствах, был главным редактором газеты "Заря Востока". В годы Великой Отечественной войны находился на передовой. Редактировал фронтовую газету. Награжден орденами и медалями. Действительный член Академии наук Грузии. Похоронен в Дидубийском пантеоне.

Цитата: "Воинский порядок в меньшевистской гвардии расползался. Гарнизон поспешно уходил из Мцхета в сырую февральскую ночь. Откуда-то с края земли доносился гул пушечных выстрелов, и солдаты переглядывались ничего не понимая, – в кого еще стрелять, когда уже нет ни войны, ни армии" ("Февраль". Перевод Б. Гасса)

Реваз Маргиани (1916-1984)

Родился в селе Мурахи Местийского района. Окончил филологический факультет Тбилисского государственного университета. Ушел на фронт добровольцем. В 1945 году выпустил книгу фронтовых стихов. В мирное время работал главным редактором газеты "Литературная Грузия", журналов "Пионер", "Дроша", директором издательств "Литература и искусство", "Мерани". Награжден орденами. Похоронен в Дидубийском пантеоне.

Реваз Маргиани
photo: courtesy of National Library
Реваз Маргиани

Цитата:

"Да, стреляли в меня – не раз, и не два.

Выбивали меня из окопа – не выбили.

И от вздохов моих колыхалась трава:

Только пядь отделяла меня от погибели.

...Это было и сплыло, быльем поросло.

А сегодня в Берлине почему-то припомнилось!

Пулеметный огонь. Я дышу тяжело.

Над окопом горячее солнце приподнялось" (Перевод Б. Слуцкого).

Михаил Лохвицкий (Аджук-Гирей) (1922-1989)

Родился в Детском Селе (ныне город Пушкин). Внук адыга, черкеса-шапсуга Закира Аджук-Гирея, который потерял родителей при защите ими родного аула. (Кстати, Грузия – первая страна, признавшая геноцид черкесского народа Российской Империей). Закир был усыновлен поручиком Иосифом Пригарем и крещен в церкви. При крещении получил имя Захарий и отчество и фамилию крестного отца, штабс-капитана Петра Лохвицкого.

Михаил_Лохвицкий
photo: courtesy of Griboedov Theatre
Михаил_Лохвицкий

В раннем детстве Михаил жил с родителями и на Волховстрое, и в Средней Азии, и на Кавказе – везде, куда посылали отца-строителя, пока семья не осела в Тбилиси. Во время Великой Отечественной войны старшина второй статьи Лохвицкий служил в боевых частях Черноморского флота, Волжской, Азовской и Дунайской военных флотилий. Участвовал в боях за освобождение Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, Австрии. Демобилизовался в мае 1947 года.

Поступил на филологический факультет Тбилисского государственного университета, где вместе с Булатом Окуджавой и Александром Цыбулевским создал литературное объединение "Соломенная лампа". Работал в издательстве "Заря Востока", в журнале "Литературная Грузия". В 1963 году вместе с семьей переехал в Калугу, затем в Обнинск. В 1968 году был подвергнут гонениям за участие в похоронах ученого-диссидента Валерия Павлинчука и вернулся в Тбилиси. Автор замечательных рассказов и повестей, переводов с грузинского. Похоронен в Сабурталинском пантеоне в Тбилиси.

Цитата: "Мы встали. Я обнял Варлама. Машо подставила мне щеку. "Не провожайте меня, – сказал я, – и счастливого пути вам". Варлам положил руки мне на плечи и посмотрел прямо в глаза: "Ты кончил свою книгу, но разве ты больше не будешь приезжать к нам?" – "Буду, – сказал я. – Вы же знаете… Может быть, вы еще что-то вспомните о Ладо, может, и я узнаю что-нибудь новое. А если нет, просто посидим, подумаем, поговорим о нем и о жизни" ("Выстрел в Метехи").

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

44
Темы:
День Победы 9 мая 2021
Зал реального училища

Тбилисские охотницы за приключениями, или Как найти дорогу к себе

398
(обновлено 14:17 07.05.2021)
Охотницы за таинственным прошлым, которое не отпускает - такие уникальные персонажи из Грузии стали героинями нового приключенческого материала в рамках проекта "Прогулки по Тифлису"

Человеческий алгоритм не меняется. Пусть хоть полжизни пройдет. Из хулиганки, лазающей по крышам многоэтажек и ввязывающейся в опасные приключения, кабинетного работника никогда не выйдет. Точнее выйти-то выйдет, но ненадолго.

Пройдет год, два, десять лет, и в один прекрасный день она вдруг поймет, что хочется послать все к чертям и заняться тем, к чему с самого же начала душа лежала и о чем мечтала с детства.

Я все это к тому, что из девчонок, ищущих себе на пятую точку приключений, вырастают впоследствии экстремальные тетеньки. Такие, которые по заброшенным и небезопасным зданиям бродят, в темных и доселе неизвестных тоннелях дороги себе прокладывают и на кладбищенских пустырях совершают открытия.

Вот с такими любительницами приключений я пересеклась недавно на просторах интернета. Зовут их Людмила Нарикаева и Нино Перкин.

Дорога до собственного храма

Идея написать об этих следопытах, как я в шутку прозвала девчонок, пришла после того, как я в ленте социальной сети увидела их фотоотчет о походе на старейшее кукийское кладбище и обнаружении ими могилы известного тбилисского архитектора, автора нескольких десятков зданий Александра Озерова и членов его семьи.

Могила известного тбилисского архитектора А.Озерова
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Могила известного тбилисского архитектора А.Озерова

Девочки познакомились в интернете и начали ходить в экспедиции вместе. Правда, к этому моменту у каждой из них уже был пройден свой путь и за плечами уже был какой-то опыт.

Нино Перкин родилась в городе Кутаиси, а потом уехала учиться в Россию. Она, конечно, приезжала в Тбилиси с мамой, гуляла по городу и засматривалась на красивые тбилисские постройки. Но поездки были большей частью кратковременные и фрагментарные. Всерьез Нино начала интересоваться историей и архитектурой города уже после замужества и переезда в Тбилиси.

Гид, фотограф, биолог и просто охотница за приключениями Нино Перкин
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Гид, фотограф, биолог и просто охотница за приключениями Нино Перкин

Стала читать про историю, архитектуру, выдающихся людей. Самый интересным для нее оказался период - конец XIX - начало XX века. Но времени на изучение истории катастрофически не хватало. В доме росли маленькие дети, к тому же то были тяжелые 90-е. И как только она, как говорит Нино, поставила детей "на автопилот", начала заниматься тем делом, которое ей нравится. Прошла курсы гидов и стала углублять свои знания.

Нино фиксирует на камеру развалины очередного заброшенного здания
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Нино фиксирует на камеру развалины очередного заброшенного здания

"На данный момент я гид, член Ассоциации сертифицированных гидов, с серебряным значком, - рассказывает Нино. - Шесть лет я проработала в этой сфере. По первому образованию я биохимик. Занимаюсь также искусством. Моя сестра работает в художественной галерее, которая находится в Англии. Я помогаю ей, занимаюсь выявлением грузинских художников. Искусство, история и биохимия. У меня широкая сфера интересов. Заброшенные места мне тоже интересны. Я очень много путешествовала, до пандемии в год по пять раз выезжала".

У дома известного в прошлом архитектора П.Зурабяна
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
У дома известного в прошлом архитектора П.Зурабяна

Люда Нарикаева неровно дышала к истории и археологии сколько себя помнит. Родители после окончания школы отговорили поступать на археологический факультет. Посоветовали выбрать что-то более "женское", например профессию педагога. Но то, что в тебе бурлит и живет, обязательно пробьется ростками на каком-то этапе жизни. Так случилось и в ее жизни.

Цихисдзири. Заброшенная дача
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Цихисдзири. Заброшенная дача

Впрочем, выход эта заложенная природой страсть к истории, археологии, старине, нашла из женщины не сразу. Нарикаева окончила педагогический вуз, работала учителем, вышла замуж, растила сына, а потом поехала отдыхать в Цихисдзири, и началось. Хотя нет, началось все лет 20 назад, когда она, молоденькая девушка, отправилась на море, в Цихисдзири, с баптистским лагерем.

Весенние пейзажи. Достопримечательности Аджарии
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Весенние пейзажи. Достопримечательности Аджарии

Времена были тогда тяжелые, и где-то прошел слух, что баптистская церковь собирает желающих в летний лагерь на две недели за смехотворную сумму - всего каких-нибудь 60 лари с человека. Люда отправилась в этот лагерь не одна, а с братом. Отправилась просто потому, что это был шанс попасть на море за такие сказочно небольшие, даже по тем временам, деньги. Времена были тяжелые, а поплавать на море очень хотелось.

Весенние пейзажи. Достопримечательности Аджарии
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Весенние пейзажи. Достопримечательности Аджарии

С тех самых пор на протяжении многих лет Люде снился один и тот же сон, что она опять в Цихисдзири, спускается к морю и плавает в этой прозрачной воде. Она вернулась в Цихисдзири спустя 20 лет, уже со своей семьей. Это уникальное по своей красоте место было ей дорого еще и тем, что было связано с памятью о брате, которого уже нет в живых.

Весенние пейзажи. Достопримечательности Аджарии
© Sputnik / Vladimir Umikashvili
Весенние пейзажи. Достопримечательности Аджарии

Уже лет пять Люда занимается изучением бывших особняков в Цихисдзири. Начала с исследования того дома, в котором остановилась с семьей отдохнуть. Сделала с десяток открытий, повествующих о том, кому раньше принадлежали роскошные по тем временам особняки на рубеже XIX-XX веков. Правда, исследовательская работа усложняется тем, что, в отличие от Тбилиси, там мало кто располагает информацией.

Цихисдзири. Дача генерала Заленского
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Цихисдзири. Дача генерала Заленского

После наступления советской власти дома, принадлежавшие военным и коммерсантам, пустели и ветшали. В дальнейшем в них заселяли семьи, приезжающие из России, Украины и других республик. Люди, которые, избежав голодной смерти, находили в этом месте вторую родину, не интересовались тем, в чьи дома их расселяли по приезде. В основном эти люди работали на сборе чая и цитрусов.

Распутывание историй - решение ребусов

Тбилиси как многослойный пирог. Начинаешь распутывать одну историю, а из нее вытекает вторая, а из нее - третья, и так бесконечно. К слову, не успели исследователи городской истории явить миру могилу известного архитектора, как нашли на том же старом кладбище захоронение инспектора первой классической гимназии Кунского.

Обнаруженные могилы родственников архитектора Озерова
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Обнаруженные могилы родственников архитектора Озерова

А еще девочки обнаружили тоннели старого винного завода. Находится эта локация недалеко от Верийского спуска, ныне имени Джавахишвили. Тоннели доходят до станции метро Руставели.

"Причем, тоннели в два яруса, по нижнему течет канализационная вода, и на тот момент я была в матерчатой обуви и не могла спуститься", - рассказывает Люда.

У бывшего дома Г.Адельханова
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
У бывшего дома Г.Адельханова

"А вообще, каждая наша вылазка связана с открытиями. Мы обязательно что-то обнаруживаем в походах", - говорит Нино.

"И с каждой локации бывают разные ощущения и впечатления, - продолжает Люда. - Вот, были в заброшенном доме на улице Чайковского, и там обалденно красивые кафельные печи, и при этом они практически не пострадали. Но там такая тяжелая энергетика, жутковато, везде валяется тряпье, использованные шприцы. Из таких мест уходишь с ощущением чего-то жуткого", - делится впечатлениями Люда.

Интерьер парадной старого тбилисского дома. Фото Н.Перкин
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Интерьер парадной старого тбилисского дома. Фото Н.Перкин

"А меня сопровождают всегдашняя боль от того, что невозможно сохранить эту красоту, - добавляет Нино. - И больно за непоследовательность истории, из-за которой у домов нет владельцев и они рушатся. Один по себе факт обнаружения чего-то не дает сильных эмоций, - продолжает Нино. – Я начинаю изучать дом с архитектурной точки зрения, нахожу автора творения, первого владельца дома, а завершаю обычно походом на кладбище. И вот когда ты складываешь все это в одну жизненную линию, выстраиваешь цепь, то получаешь такой драйв, который сложно передать словами".

Маленькие победы больших сталкеров

На новое увлечение, которое связано как с получением удовольствия от посещения заброшенных мест, так и с опасностью, которая сопровождает такие походы, даже самые близкие смотрят со скепсисом.

"Людин муж вначале все усмехался, кто ж пойдет с тобой смотреть на развалины, говорил он. А после пары туров кардинально поменял свое мнение", - говорит Нино.

На фоне очередной заброшенки
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
На фоне очередной заброшенки

"К тому времени, когда я почувствовала, что уже могу возить туристические группы и рассказывать людям интересные истории про особняки, я ему сообщила, что публикую в группе объявление о наборе на экскурсию, - рассказывает Люда. - Он усмехнулся в ус и бросил на ходу, пиши, что означало, все равно же никто не наберется. Вернулся через полчаса, а я ему с порога – нам понадобится дополнительная машина.

Добро пожаловать в ад, или Место, где обретается вера >>>

За первые три поездки муж понял, что не только его жена такая чокнутая, есть и другие. И если в самом начале, когда мы ездили, он сидел в машине и ждал, пока мы нащелкаем кадров и нагуляемся, то позже и сам стал ходить на объекты. Помогал, когда нужно подсобить, потянуть, мы же лазаем.

Цихисдзири. Дача военного инженера Поморского
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Цихисдзири. Дача военного инженера Поморского

Он у меня сейчас в Боржоми находится в длительной командировке. И чем он там занимается в свободное время, как вы думаете? Верно, ходит по заброшенкам. Присылает фотографии, я спрашиваю откуда они, а он мне отвечает, а я не скажу. Я ему говорю - мы же в одной команде работаем, так скажи, в каком это здании (смеется). Отвечает – посмотрим, какой ты сталкер, сама угадывай. Я его заразила своей страстью и считаю это своей личной победой".

Дорога к эмоциональному экстазу

Дорога к эмоциональному экстазу бывает разной. Но часто, чтобы почувствовать его, нужно преодолеть вполне осязаемые и тривиальные преграды. Например, попасть внутрь исторического здания не так легко. Но перед нашими следопытами открываются любые двери. Как говорится, безумству храбрых покоряются моря.

Лестницы в парадной старинного тбилисского дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Лестницы в парадной старинного тбилисского дома

"Нужно везение, и чтобы глаза искрились, и был бы большой и неподдельный интерес, - рассказывает Нино. - Когда люди видят такую искреннюю и глубокую заинтересованность, они чаще всего дают себя уговорить. Мы шли по улице Чхеидзе, и у здания реального училища я говорю, Люда, это может быть то самое здание, роскошный зал которого мы так давно ищем. И она в это время посмотрела вверх и увидела в открытое окно тот самый чудесный потолок. И все совпало".

"Можно я про это расскажу? – вклинивается Люда. - Нино пробивает любые ворота, двери. Охранник ей говорит, зачем же вам попадать в реальное училище внутрь, там все в плачевном виде. А она ему - это для вас потолок черный и неприглядный, а для меня - это роскошь и красота неописуемая. Были на днях в особняке Александра Манташева. А дом имеет собственника, и там идет ремонт. Вроде как владелец его продает. В общем, шансы попасть в дом почти нулевые. И тут Нино вылавливает рабочего. И начинает ему впаривать о том, какую ценность представляет дом для истории города, кому принадлежал и кто такой был этот Манташев. Доходит до того, что рабочий говорит, пойдемте, я вас проведу (улыбается)".

"Девочки, зачем вам это нужно - бродить по заброшенным зданиям, кладбищам, старым домам?" - спрашиваю я у охотников за приключениями напоследок.

Люда подумала и ответила так: "Игра в расследователи, детективы. Я бы еще сравнила это с счастьем охотничьей собаки, долго бегущей по следу и, наконец, настигающей цель".

398
Темы:
Прогулки по Тифлису
Пандемия коронавируса - вакцинация китайской вакциной

Грузия получит еще 100 тысяч доз вакцины Sinopharm

0
(обновлено 12:22 08.05.2021)
Ранее стало известно, что вакцина Sinopharm получила авторизацию Всемирной организации здравоохранения

ТБИЛИСИ, 8 мая — Sputnik. Красный Крест доставит в Грузию 100 тысяч доз китайской вакцины Sinopharm, об этом стало известно на встрече министра здравоохранения Екатерины Тикарадзе с представителями гуманитарной организации.

Как пояснила первый заместитель министра, детали передачи вакцины будут объявлены в ближайшее время.

"Красный Крест Грузии, а также Международная федерация Красного Креста активно помогают нам в борьбе с пандемией с самых первых дней. Сегодняшняя встреча была посвящена основным направлениям будущего сотрудничества и, что очень важно, помощи Красного Креста в процессе поставок вакцины. Планируется, что вакцина Sinopharm попадет в Грузию при помощи Международной федерации Красного Креста и Красного Креста Китая, что будет большой помощью в нашей программе вакцинации. Детали будут известны в ближайшем будущем относительно того, когда будут доступны 100 тысяч доз, предложенных Красным Крестом", – сказала Тамар Габуния.

Со стороны гуманитарной организации во встрече приняли участие президент Общества Красного Креста Натия Лоладзе и руководитель офиса Международной федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца на Южном Кавказе Ольга Джумаева.

Накануне вакцина Sinopharm получила авторизацию Всемирной организации здравоохранения.

Вакцинация препаратом Sinopharm Грузия начала 4 мая, регистрация на прививку доступна для людей старше 18 лет.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

0
Теги:
Коронавирус COVID-2019, Пандемия, Грузия, Вакцина