Старый Тбилиси - старые дома на набережной, памятник Иетиму Гурджи

О чем поет вечно молодой Тифлис, или Сказ об ашугах города

918
(обновлено 16:22 05.03.2021)
Об одной из самых красивых и лиричных страниц истории грузинской столицы колумнист Sputnik рассказывает в рамках проекта "Прогулки по Тифлису"

Город хорош по утрам, когда он поет еще не пробудившимся ото сна хриплым тембром мацонщика, звонким цокотом лошадиных копыт, ползущего по булыжной мостовой фаэтона, и шмякающими о протекающую Куру мельничными колесами. Хорош и по вечерам, когда поет голосом духанщиков, тулухчи, торговцев, кинто и всего того люда, который его населяет.

Тифлис вообще поет всегда. Это обычное состояние города и людей, проживающих в нем. Так было во все времена.

Тифлисское многоголосье

Особой стройностью среди всего тифлисского многоголосья выделялись голоса ашугов. Они в этом сумасбродном городе пользовались особой популярностью.

Уходящий Тифлис. Музыканты-зурначи
photo : courtesy of National Library of Georgia
Уходящий Тифлис. Музыканты-зурначи

Ашуги пели о дружбе и любви, о добре и зле. Восславляли воинов, павших в сражениях, слагали о них стихи. Поэзия была основной частью культуры этих народных певцов. Ашуги несомненно обладали даром поэтического искусства. Слагая стихи, они аккомпанировали себе на сазе. Среди них было много незрячих людей и пение на городских улицах зачастую бывало их единственным источником дохода. Можно сказать, это и предопределяло их род занятий.

"Поэзия ашугов пришла к нам из Ирана, – писал поэт, исследователь фольклора Иосиф Гришашвили. – Но настолько видоизменилась, что самим иранцам мелодии наших ашугов чужды. Теперь модно открещиваться от Востока, но не надо забывать, что Грузия – часть этого самого Востока. Итак, без ашугов не было праздника.

В городах и деревнях, в лавках ремесленников и за семейным столом, на народных играх и храмовых праздниках – везде ашуг. Приезжали отовсюду певцы и сказители, мастера экспромта и творцы эпоса. Приходили показать свое искусство, соревновались друг с другом, иной тост звучал как поэма. А на свадьбах ашуги пели песни свадебные.

…Фаэтоны, пролетки, дрожки тянутся по дороге. Босые женщины в черном и белом сторонятся верховых. Влачатся арбы, нагруженные снедью, слышится блеяние жертвенных ягнят… В церковной ограде дымятся костры, в углу двора крестьяне раскладывают товары. Длинные ковры и паласы расстелены на земле, человек тридцать сидят вокруг каждого. Уставлен ковер снедью и кувшинами с вином. В центре внимания гости – тбилисские ашуги, они приехали на праздник показывать Нагли – свой передвижной театр", – писал о них поэт.

Театральные представления с участием ашугов разворачивались прямо на улицах города. Подмостками артистам служили огромные базарные весы – капани. Стоило певцам и музыкантам взобраться на капани и начиналось театральное священнодействие. Главными же в этом экшене выступали ашуги. Они играли на чонгури, обращались с вопросами к публике. Что свисает с небес до земли самой? Кто быстрее всех успокаивается? Что переходит из рук в руки? Все это чем-то походило, как сказали бы сегодня, на интерактивное выступление шоуменов.

Может создаться ошибочное мнение, что ашуги только пели, стихи читали, народ и царей ублажали. Однако в старину они обычно шли впереди грузинского войска и песнями вселяли мужество в души воинов. Они остро переживали беды народа и очень точно передавали стремления и современный дух общества. Грузинская культура многое бы потеряла, если бы не сотни самоучек-композиторов, имя которым ашуги. Тифлис знал многих ашугов, но среди них были трое, пользовавшиеся особой популярностью.

Царь песнопений – Саят-Нова

Арутюн Саадян родился в колоритном тифлисском районе Авлабари. Когда Арутюн подрос, отец отправил его учиться ткацкому мастерству и определил его в монастырь изучать грузинскую грамоту. А достигнув 19 лет, молодой человек отправился странствовать по свету.

Афиша фильма Саят-Нова Сергея Параджанова с участием Софико Чиаурели
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Афиша фильма "Саят-Нова" Сергея Параджанова с участием Софико Чиаурели

В родной Тифлис он вернулся через семь лет под именем Саят-Нова, что в переводе с хинди, по мнению армянского писателя и поэта Ованеса Туманяна, означает царь песнопений, владыка музыки.

Любимый город встретил его радушно. Весть о талантливом ашуге облетела весь город. Он не только слагал песни, но и пел их удивительным голосом. Причем пел на грузинском, армянском, азербайджанском и фарси. И каждым языком, как гласит предание, владел в совершенстве.

В те времена было принято устраивать состязания между ашугами. По окончанию песни певец задавал вопрос обычно философского толка. Противник отвечал ему в песенной форме. Если ашуг не находил что ответить на три поставленных вопроса, состязание прекращалось.

Как-то раз за таким пикированием поэта застал царь Ираклий. И до того он был впечатлен и пленен слогом певца и мелодичностью его напевов, что пригласил Саят-Нова служить к себе во дворец. Более десяти лет он пробыл на службе у царя, руководил дворцовым ансамблем. Но вельможи, завидующие особому положению певца, начали плести интриги. И, в конечном итоге, добились изгнания царского любимца из дворца.

Саят-Нова отправился в Алеппо, однако вскоре, по требованию Ираклия II, снова вернулся на родину. А через три года, став жертвой дворцовых козней, Саят-Нова постригся в монахи. Он был наречен Степаноссом и отправился в Ахпатский монастырь.

По преданию, лишь раз он покинул собственную келью. Как-то ашуг узнал, что в Тифлис пребывает знаменитый певец из Исфахана, бросивший вызов тифлисским ашугам. Мог ли он допустить, чтобы над тифлисскими ашугами кто-то одержал верх. Тайком выбравшись из монастыря, он отправился через снега и вьюги в Тифлис. Ему предстояло перейти горные перевалы. И только достигнув городских стен, Саят-Нова понял, как дорог ему этот родной город.

Конечно же, он одержал в той схватке верх. Саят-Нова после этого, разумеется, возвратился в монастырь и с честью служил в нем, хоть священнослужители и жаловались на него царю, и обвиняли его в неповиновении. На что Ираклий ответил: "Оставьте его в покое". Саят-Нова навсегда остался в сердце царя.

Ашуг дожил до 83 лет. И погиб во время разрушительного нашествия Ага-Мохаммед-хана на Тифлис. Певец нашел убежище в армянской церкви Сурб Геворг, где персы его и обнаружили. Они выволокли старца из храма и потребовали отречься от христианской веры. Старец этого не сделал, за что и поплатился своей жизнью.

Устабаши и распространитель "Сулико" – Азира

Абрам Абрамишвили, снискавший звания приемника Саят-Новы, появился на свет в селе Шулавери Борджалинского уезда Тифлисской губернии в 1845 году.

Азир сочинял стихи, песни и рассказы. За период 1892-1914 гг. было издано десять сборников на грузинском и армянском языках с его стихами, песнями и рассказами. Были также выпущены и грампластинки с записями в авторском исполнении.

Свои стихи и песни он знал наизусть. Но если писал их на бумаге, то иногда не мог сам их прочитать. Азир являлся также автором нескольких пьес. Впрочем, многое из его произведений утеряно в силу того, что он с легкостью и беззаботно относился к своим трудам.

"Бодрый старик с обвислыми с проседью усами, в высокой каракулевой шапке, в платье горожанина с просторными разрезанными рукавами…", так описывал заставший еще живым ашуга поэт Иосиф Гришашили.

Азира боготворил Акакия Церетели. Именно он впервые распространил знаменитую "Сулико" по местечкам и селениям Грузии. В автобиографии Азира пишет: "Когда появился Акакий Церетели, ашугов уже забывали и старое уступало место новому… Именно Акакий услышал добрые старые голоса и перенял их звучание! Да, он скроил, сшил и выложил на прилавок множество драгоценных вещей – к сожалению, разносчика нигде не было видно…"

Кинематографическая архитектура Тбилиси: дом с инициалами, историями и формулой любви >>>

Но разносчики были – это были ашуги. "Какой из писателей, – писал Азира – какой из проповедников мог внушить народу то, что мы внушали нашей сладкозвучной игрой и пением?" О приглашении ашугов в театр Азира рассказывает: "…И все же не похвастаю, если скажу, что простонародье в театр ходило из-за наших песен. В театр я привлекал таких людей, которые и не знали, что сие значит. У меня было 75 учеников – грузин, армян, татар, греков, курдов – из всех уголков Грузии. Приезжали за песней, за прекрасным грузинским языком. И вооружал я их стихами, и расходились они по всей Грузии и по всему Кавказу…"

Кто перечислит, сколько людей благодаря песням Азира пристрастились к чтению? А как любовно он относился к просвещению! "Ах, увидеть бы мне аробщика, читающего на арбе "Иверию"!.." Азира был устабашем амкари ашугов (существовал в Тбилиси и такой цех) и в этой самой должности принес много добра людям – прежде всего слепцам. Сладостные и певучие стихи Азира опьяняли, но могли звучать и резко, и горько.

Во всем чувствовался характер. Азира в своем творчестве часто прибегал к эзопову языку и "болтовней" старался указать народу на его недостатки, пороки. Ушел из жизни Азира в 1922 году.

Сирота и вольнодумец – Иетим Гурджи

Он родился в бедной семье ремесленника в тбилисском районе Харпухи. Мальчику едва исполнилось 15 лет, когда он потерял отца. Семья перебивалась кое-как, а потом Иетим пошел в ученики к мастеру музыкальных инструментов и профессионально освоил игру на дойре, чианури и чонгури. Освоив игру, он начал пробовать себя в литературе.

იეთიმ გურჯი
Иетим Гурджи

Первую известность ему принесла баллада "Анна-Баджи", в былинном стиле воскресавшая героические подвиги полумифической женщины-богатырши. Но пришло время военной службы и наш Иетим, как человек, не желающий подчиняться рекрутчине, решил скрыться. Только хватило его ненадолго.

Его выследили и сослали отбывать воинскую службу в город Житомир. Но Иетим не был бы вольнолюбивым тифлисцем, если подчинился бы военным указам, и он вновь убегает, выбирая на сей раз направление – Одесса-Батуми-Баку. Иетим быстро освоился в Баку, тем более, что знал язык. Поэзию Иетима отличал интернационализм. Ведь он вырос в Тифлисе, и впитал этот свойственный городу синтез культур.

იეთიმ გურჯი
Иетим Гурджи

Но в Баку его опять арестовали, теперь уже по идеологическим причинам. Иетим вышел на маевку со знаменем, украшенным кумачом с ироническим признанием: "Радуюсь, но не верю". Это радостное неверие обернулось для Иетима Гурджи кандальной мукой в мрачных казенных заведениях Волынской губернии.

В родной Тифлис он вернулся в 1916 году. Иетим Гурджи пользовался большой известностью в среде простых людей. Его обязательно приглашали на свадьбы и другие торжества. Иетим Гурджи скончался в 1940 году, в возрасте 65 лет. Город долго оплакивал своего любимца.

918
Темы:
Прогулки по Тифлису (165)

Меч на поле битвы

История одного поражения: Цихедидское сражение

127
(обновлено 22:57 09.04.2021)
О мужественности и самоотверженности в бою грузинского народа и его правителей, рассказывает колумнист Sputnik Грузия, историк Вано Сулори

Известный своим непревзойденным мужеством картлийский царь Свимон I в 1561 году решил освободить занятый иранцами Тбилиси. За помощью он обратился к кахетинскому царю Левану, который послал ему войско под командованием своего сына Георгия.

Картлийское и кахетинское войска разбили лагерь близ Дзегви – у Цихедиди, куда из Гяндзы двинулась многочисленная рать кызылбашей, возглавляемая султаном Шахверди Зиад-Оглы.

По приказу царя Свимона вокруг лагеря вырыли траншеи, а там, где траншей не было – в Мухатгверди – поставили часовых, которыми командовал Германозишвили.

Царь предполагал, что направлявшийся из Тбилиси враг будет вынужден обойти траншеи и пойдет по мухатгвердской дороге, а оттуда о приближении врага цихедидскому лагерю сообщит Германозишвили.

Шестого апреля наступал день Пасхи. Германозишвили уговорил отряд часовых пойти вместе с ним в мухатгвердскую церковь на заутреню. Султан Шаверди этим воспользовался, провел войска через оставленный без наблюдения Мухатгверди и напал на спящий лагерь грузин.

И хотя пока картлийцы и кахетинцы успели прийти в себя, персы многих из них перебили, к чести царевича Георгия и царя Свимона нужно сказать, что они все же сумели собраться и оказать врагу достойное сопротивление.

Правым флангом войска командовал царь Свимон, левым – кахетинский царевич Георгий. Грузины сражались мужественно и самоотверженно, и сумели получить преимущество в бою.

Царь Свимон со своими воинами вторгся глубоко в ряды кызылбашей и вынудил врага бежать. Персы уже спасались бегством, когда как гром среди ясного неба пронеслась весть о гибели царевича Георгия. Оставшиеся без командира кахетинцы в панике покинули поле боя и вернулись назад. Отступление не прошло мимо внимания врага, султан Шахверди повернул войско и со всей силой атаковал остатки подразделений царя Свимона…

Врагу победить уже было несложно. А Свимон с малочисленным окружением укрылся в Гори.

Султан Шахверди одержал победу в Цихедидском сражении, но кызылбыши сами понесли значительные потери. Поэтому он отказался продолжать поход и вместе с пленными и трофеями вернулся в Гяндзу.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

127
Темы:
История Грузии - все самое интересное
Часть настенной росписи с парадной первого дома

Дома из романтического прошлого Тбилиси, или Адамово трио Немецкой слободки

881
(обновлено 16:59 09.04.2021)
Дома, способные так ярко рассказать об истории своих давних владельцев и старожилов, передающие эти истории из поколения в поколения. Проект "Прогулки по Тифлису" продолжает знакомить читателей с уникальными шедеврами грузинской столицы

В советском прошлом в одноэтажном здании на проспекте Плеханова (ныне Агмашенебели, 111), где сегодня размещен магазин промтоваров, продавались пончики. И вроде как в народе их даже называли "адамовы пончики". По аналогии с яблоком.

Помните же библейскую легенду о том, как Адам вкусил запретный плод с древа познания добра и зла. Ну вот пончиковая была чем-то вроде того древа. Покупай в нем ванильный "плод" и вкушай познания о тбилисском добре и взаимоотношениях. Потому что часто в процессе поедания этих "плодов" завязывались отношения, которые перерастали в дружбу ну или во что-то большее.

О пончиках и закрашенных росписях

Все дело в том, что рядом с этим благообразным зданием есть широкий вход во двор. И буквально сразу за одноэтажным строением высится трехэтажный исторический дом.

Садик с бассейном носит у жителей имя французского врача некогда жившего в одном из домов
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Садик с бассейном носит у жителей имя французского врача некогда жившего в одном из домов

Точнее, ты думаешь, что это один дом, а на самом деле в этом дворе целых три дома, прямо-таки дышащих друг другу в затылок. А владелец у всех трех был, между прочим, один – Никита Александрович Адамов, хотя и называют их домами братьев Адамовых. Видимо потому, что семья у предпринимателя была многочисленной.

Встреча с тбилисским НЛО, или Прогулка по засекреченному объекту >>>

Ну а пончики звали адамовскими, потому что одноэтажное здание, в котором они продавались, было также построено Адамовым. Оно появилось на Михайловском проспекте в 1908 году. В нем размещался магазин электротоваров.

Садик с бассейном носит у жителей имя французского врача некогда жившего в одном из домов
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Садик с бассейном носит у жителей имя французского врача некогда жившего в одном из домов

Изначально местность на Михайловском проспекте принадлежала Фридриху Гауху. Потом территория перешла некоему Терентьеву, и в конечном итоге ее купил бакинский купец Оваким Мартиросов. Он-то и построил эти три дома. Исходя из характера постройки, один из домов он строил скорее всего для себя, а два других, связанных между собой, в качестве доходных.

О позабытых именах Тифлиса – герой невыдуманного романа Генрик Гриневский >>>

Первым появился тот, что находится в самой глубине. Если смотреть с проспекта Агмашенебели, то по счету он третий, последний. Следом появились два других, связанных между собой верандами. В них до сих пор сохранились росписи в парадных. Все три дома были построены, по сведению краеведа Саркиса Дарчиняна, по проекту гражданского инженера Иосифа Мирзоева. Последними владельцами этих трех красавцев стали Адамовы.

Панно с изображением античных артисток встречает тебя на втором этаже
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Панно с изображением античных артисток встречает тебя на втором этаже

Оценив масштаб работы – это ж три дома в один визит нужно осилить, я, как камикадзе перед выполнением задания, быстрым шагом направилась в первый дом. Теперь ведь прогулка по городу регламентирована. В девять вечера карета превращается в тыкву, поэтому хоть живым, хоть мертвым, но нужно быть дома.

История с шокирующими подробностями от последнего из рода Бозарджянц >>>

На первом же этаже, останавливаюсь как вкопанная. И стены, и потолок в нежных рисунках, но ровно наполовину закрашенные ядовито-зеленой краской. Нет, я видела полностью закрашенные стены и обнаруженные под ними реставраторами сохранившиеся росписи, видела расписанные и погибшие безвозвратно рисунки, об их существовании напоминали лишь кое какие контуры. Но такие, замалеванные наполовину, вижу, честно говоря, в первый раз.

Часть рисунка на первом этаже первого дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Часть рисунка на первом этаже первого дома

И тут приходит на ум два вопроса – то ли парадную уродовали нарочно, из злости какой. Вот, мол, вам, получайте от советского жилищно-коммунального хозяйства. Или же, наоборот, распоряжение об уничтожении красоты было выполнено наполовину. Не поднялась рука у маляра, оказавшегося по счастливой случайности в душе художником.

О раритете, переживающем вторую молодость

На третьем этаже парадной установлено большое зеркало. Установлено явно с умыслом подчеркнуть красоту настенной росписи, что на противоположной стене парадной. В ансамбле с прозрачным потолком и лестничными ограждениями, кованными особым образом, роспись смотрится просто-таки роскошно.

А это рисунок уже на последнем третьем этаже
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
А это рисунок уже на последнем третьем этаже

Постоишь так, вслушиваясь в ропот стен, и различишь, как гувернер отчитывает по-французски своего воспитанника. Не парадная, а рай для романтических натур. И вдруг, бац, и картинка, нарисованная богатым воображением, рассыпается как карточный домик от звука открывшейся двери. Человек из настоящего – симпатичный мужчина средних лет.

– Вы знаете, у нас тут открыта гостиница, – доброжелательно приглашает он меня в дом. – Вы меня извините, я убегаю, а вот Мераб вам обо всем и расскажет, и покажет.

Дверь налево - вход в гостиницу
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дверь налево - вход в гостиницу

И препоручив заботу обо мне молодому человеку по имени Мика (Мераб), мужчина вышел. Мика оказался так доброжелателен, что и рассказал, и показал, и турецким кофе напоил. Два года назад его семья выкупила у всех жильцов дома квартиры и развернула в нем ремонт. Ну а потом развернулась пандемия с ее драматическими последствиями для туризма.

Владельцы гостиницы, нужно отдать им должное, отремонтировали все со вкусом
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Владельцы гостиницы, нужно отдать им должное, отремонтировали все со вкусом

– Ведь когда-нибудь вирус закончит разгуливать по планете, – говорит Мика.

К этому времени уже отремонтированы два этажа, на очереди третий, в котором откроется со временем кафе-бар. Рискую предположить, что в нем будет так же уютно и комфортно, как в том, где мы с Микой кофейничаем.

Еще один повод изумиться - устройство, которое вы найдете в любом старом доме города. Предназначено для вентиляции
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Еще один повод изумиться - устройство, которое вы найдете в любом старом доме города. Предназначено для вентиляции

Стены тут кирпичные с теплой желтой подсветкой. Глаз натыкается в кирпичной кладке на чугунную створку, вмонтированную в нее. Такие створки использовали для вентиляции жилья, чтобы стены "дышали" в буквальном смысле. Владельцы отеля превратили ее в элемент декора, идеально вписывающийся в общий контекст. Но, честно говоря, ни створка в стене, ни сохранившийся в номерах оригинальный паркет не идут ни в какое сравнение с тем впечатлением, которое произвела на меня старинная ванна.

Еще один сюрприз - ванна, сохранившаяся с тех пор
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Еще один сюрприз - ванна, сохранившаяся с тех пор

Распахнув дверь ванной комнаты одного из номеров, Мераб сообщил, что купальня досталась им от одного из жителей. "Старушка" пережила и первых, и последующих владельцев, и, похоже, простоит тут еще лет сто. И вообще, после реставрации она переживает вторую молодость.

– Кстати, подпорки под ванной родные, – с ликующим видом заключил Мераб и довольный произведенным эффектом оставил меня один на один с "долгожительницей".

Кованные детали тбилисских парадных традиционно поражают воображение
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Кованные детали тбилисских парадных традиционно поражают воображение

Позже Мераб рассказал, что в ближайшие пару месяцев парадную начнут ремонтировать. Реставрацией займется Фонд развития Тбилиси. У них уже есть с фондом договоренность, так что вторую жизнь, помимо отдельных деталей интерьера, получит и парадная исторического дома.

О том, каким был Никита Адамов

Попрощавшись с любезными хозяевами, я направилась, не теряя время, в следующий дом. Но почти у выхода из парадной вспомнила, что в доме осталась единственная семья, с которой владельцам отеля пока не удалось договориться, и они продолжают жить в своей квартире.

– Квартиры, которые мы предлагали, им не понравились. А заплатить больше за площадь мы пока не в состоянии из-за финансового кризиса, развернувшегося на фоне пандемии, – объяснил Мика.

Погода в этот погожий весенний день радовала фотографа
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Погода в этот погожий весенний день радовала фотографа

– Вообще-то я не хотела отсюда съезжать, – начинает хозяйка квартиры Лили. У нее тип лица, который с первых же минут общения завоевывает твои симпатии. Все в нем как-то сходится удачным образом – и открытость взгляда, и тембр голоса, и всегдашняя отзывчивость.

– Я уже лет 35 здесь живу. И у меня все под носом. И подруги тут, и работа – я в музыкальной школе преподаю. Представьте себе, состариться в одном районе. И мне не хочется переезжать в квартиру с худшими условиями.

– Знаете ли вы что-нибудь про первых владельцев домов? Может быть слышали в детстве от родителей, взрослых?

Электростанция, которую построил Адамов
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Электростанция, которую построил Адамов

– Выйдя от нас, пройдите вглубь двора. Минуя последний дом, вы увидите простенькое двухэтажное здание. Это бывшая электростанция. Ее построил Адамов. И мой дед, со стороны мамы, работал на этой станции инженером. Бабушка хвалила Адамова, говорила, что он был наидобрейший человек. Заботился о своих работниках и сотрудниках. И если сотрудник какой-то не выходил на работу, он моментально посылал к нему врача, который также жил в этом доме.

Это красота ожидает того, что доберется до третьего этажа первого адамовского дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Это красота ожидает того, что доберется до третьего этажа первого адамовского дома

Адамова, рассказывала бабушка, все любили и уважали. После его смерти это отношение частично перешло на его дочь Евгению. Все соседи вроде как благоговели перед ней. Женя Адамова вышла замуж на человека по фамилии Кернер и родила сына Михаила. Тетя Женя умерла в 60-х годах, я была тогда ребенком. Почему-то очень хорошо запомнила тот день. Она пришла домой, нагруженная сумками с базара. Поднялась по деревянным лестницам на второй этаж, она не пользовалась парадной и ходила через двор, зашла в дом. А наутро мы узнали, что тетя Женя скончалась от инсульта.

Во втором доме росписи сохранились в лучшем состоянии, нежели в парадной первого
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Во втором доме росписи сохранились в лучшем состоянии, нежели в парадной первого

Ее сына Мишу я очень хорошо знала. Причем, наша семья жила в низком доме, предназначенном для сотрудников. А позже я познакомилась с соседом и вышла замуж в первый дом. А Миша женился на сухумчанке, и они через некоторое время уехали в Москву. Внуку Никиты Адамова Мише Кернеру будет сегодня лет 70. Знаю, что у него есть сын.

Об электростанции и телефонном номере

Время поджимало, и после рассказов о знаменитых актерах, врачах и изобретателях, некогда проживавших тут, я покинула гостеприимный дом и отправилась с ревизией следующих корпусов. Но не одна, а с сыном Лили Георгием, который вызвался быть моим проводником.

Вид из сада между домами
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид из сада между домами

– Видите, тут два дома между собой соединены, – показывает Георгий на застекленную галерею, служащую мостом между домами.

Попав в парадную второго дома, замечаем, что рисунки здесь сохранились в гораздо лучшем состоянии, чем в первом. Георгий объясняет это тем, что основная часть знаменитостей проживала именно во втором доме. И парадная почти всегда запиралась.

Во втором доме росписи сохранились в лучшем состоянии, нежели в парадной первого
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Во втором доме росписи сохранились в лучшем состоянии, нежели в парадной первого

Между вторым и третьим домом разбит сад. В нем крохотный бассейн, какие строили в начале прошлого века. В парадной третьего дома больше настенной лепнины, но росписей нет от слова совсем. С учетом того, что два остальных дома Адамов, по всей видимости, приобретал как доходные дома, а в третьем поселился сам, отсутствие настенных росписей кажется как минимум странным.

Лепнина в парадной третьего дома
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Лепнина в парадной третьего дома

– После революции у них все отобрали, оставив за семьей Адамовых две комнатки, в которых они ютились, с общей кухней и туалетом.

Кстати, до советизации в доме даже был телефон. В одном из тифлисских справочников указан телефонный номер Никиты Адамова, проживавшего на Михайловском проспекте – 292. Сразу же за третьим домом нас встречает простенькое здание в два этажа – бывшая электростанция, функционировавшая до 1930-х годов. Позже в этом доме поселились сотрудники станции.

Дверь во второй по счету дом всегда закрыта. Но, вам может повезти, как мне
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дверь во второй по счету дом всегда закрыта. Но, вам может повезти, как мне

Мы гуляли с Георгием по домам до самого вечера. Вспоминали какие-то истории, погружались в атмосферу романтического прошлого и понимали, дома поведали нам малую часть своей истории. Трио исполнило всего лишь одну мелодию.

881
Темы:
Прогулки по Тифлису (165)
Республика Мальта

Туристам будут доплачивать за путешествие на Мальту

0
(обновлено 11:37 11.04.2021)
На 10 процентов будет увеличена компенсация тем, кто решил остановиться на острове Гозо, который принадлежит Мальтийскому архипелагу

ТБИЛИСИ, 11 апр — Sputnik. Власти Мальты намерены этим летом выплачивать до двухсот евро иностранцам, которые проведут в стране хотя бы три дня, сообщает РИА Новости.

Выплаты будут варьироваться в зависимости от снимаемых апартаментов, так туристам, которые раскошелятся на пятизвездочные номера, выплатят по 200 евро, за четырехзвездочные номера будут предлагать по 150 евро, а трехзвездычные власти Мальты компенсируют на 100 евро.

Помимо этого Клейтон отметил, что на 10 процентов будет увеличена компенсация тем, кто решил остановиться на острове Гозо, который принадлежит Мальтийскому архипелагу.

Туристический сектор прямо и косвенно генерирует более четверти экономики островного государства, и из-за пандемии отрасль фактически замерла. Если в 2019 году страну посетили более 2,7 миллиона человек, то в прошлом году этот показатель упал более чем на 80%.

0