Миротворцы раздают гуманитарную помощь жителям города Мартакерт в Нагорном Карабахе

Итоги 2020: Карабах вернул Кавказ в топ новостей

1886
(обновлено 09:02 03.01.2021)
Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД России, главный редактор журнала "Международная аналитика" о том, какие международные игроки усилились в регионе и каковы итоги минувшего года

С началом украинского кризиса Южный Кавказ оказался вытесненным на обочину информационной повестки дня. В 2020 году он снова заставил говорить о себе. Военная эскалация в Нагорном Карабахе, выражаясь языком экономистов, резко повысила капитализацию этого региона на международной арене.

Многополярность: кавказская версия

Следует согласиться с аргументом британского конфликтолога Лоренса Броерса, что на фоне снижения американского глобального влияния демонстрация силы в Кавказском регионе "является симптомом глобального сдвига в сторону более многополярного миропорядка". Или если использовать метафору американского дипломата и эксперта Ричарда Хааса, "бесполярного", где привычные рамки "своего" и "чужого" имеют не универсальный, а ситуативный характер.

Разве подходы трех членов НАТО – США, Франции и Турции к положению дел на Кавказе в 2020 году были идентичными? Если понаблюдать за риторикой Эмманюэля Макрона и Реджепа Тайипа Эрдогана по поводу динамики карабахского противостояния, то внешне это все выглядит, как будто бы лидеры двух оппонирующих друг другу государств продвигают совершенно разные повестки дня. И в то же время Россия, Турция и Иран – страны, не имеющие общей интеграционной аффилиации, показывают готовность к ситуативному взаимодействию. Без долгосрочных обязательств. Впрочем, и общая позиция относительно решения кавказских вопросов в евразийском кругу не спасает от серьезных разночтений. Яркое свидетельство этому – реакция официального Тегерана на выступление турецкого президента во время военного парада в Баку.

При этом Минская группа ОБСЕ, утратившая свое влияние и значение, формально сохраняется. И три ее сопредседателя – Россия, США и Франция – сохраняют общность позиций, хотя один из членов этой структуры – Турция имеет в ней свое особое мнение.

Вторая карабахская война актуализировала такой сюжет, как влияние ближневосточной турбулентности на кавказские процессы. Ранее противостояние Армении и Азербайджана практически не рассматривалось в контексте религиозного дискурса. Сегодня об этом активно говорят и действующие политики, и журналисты, и эксперты. Думается, исследователям еще предстоит объективно оценить степень реального влияния различных радикальных группировок, готовых использовать кавказскую нестабильность в своих целях. Но сам по себе экспорт одного конфликта в другой заслуживает особого внимания.

На фоне Азербайджана и Армении, на первый взгляд, теряется Грузия. В 2020 году эта страна сфокусировалась на внутриполитической повестке. Но, во-первых, само обострение в Карабахе вызвала значительную обеспокоенность в Тбилиси. Неоднозначно грузинский политический класс расценил и усиление позиций России и Турции в регионе (это появление новой российской миротворческой миссии в зоне карабахского конфликта и турецкое военное присутствие в Азербайджане). Последний визит в Грузию Майка Помпео в качестве госсекретаря не был связан исключительно с армяно-азербайджанским противостоянием. Но, очевидно, он имел своей целью успокоение союзника и заверение в том, что спешить с уходом американцев с Южного Кавказа не приходится.

В целом же 2020 год закрыл одни проблемы и открыл другие. Кто-то, как Азербайджан, может рассматривать прошедшие итоги со знаком плюс, кто-то, как Армения – со знаком минус, тогда как Грузия в целом "осталась при своих". Но успехи, трагедии и относительный статус-кво – это начало новых глав и новых испытаний.

Азербайджан: жизнь после победы

Будущие историки Кавказа, описывая реалии 2020 года, наверняка особо выделят военно-политические успехи Азербайджана. В постсоветской истории такого еще не было, чтобы после 26 лет утраты территорий они возвращались бы под контроль "материнского государства".

Для сравнения: Россия вернула свою юрисдикцию над Чечней через 6 лет. Можно даже больше сказать. То, что получил Азербайджан по итогам второй карабахской войны, превзошло самые смелые ожидания. В ходе многолетних переговоров речь шла о формуле "5+2", то есть на первом этапе предусматривалась передача под контроль Баку пяти районов, тогда как возвращение Лачина и Кельбаджара откладывалась. Но в ноябре 2020 года Азербайджан утвердился не только во всех семи районах, но даже в ряде территорий бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (Шуша, села Гадрутского, Мардакертского и Мартунинского районов).

При этом Баку получил беспрецедентную военно-политическую поддержку со стороны Анкары, а также невмешательство со стороны Запада (отдельные заявления французского президента не влияли на ход боевых действий и переговорный процесс), Ирана и России. Москва, гарантируя безопасность своему стратегическому союзнику - Армении, при этом не выступала против восстановления азербайджанской территориальной целостности. По словам американского эксперта Джеффри Манкоффа, это позволило Москве "укрепить свою позицию, как главного арбитра в регионе".

В чем причина больших потерь военной техники армянской стороны? >>>

На фоне карабахских событий в тени остались парламентские выборы в АР, прошедшие в феврале 2020 года. Не преувеличивая их политическую роль, следует в то же время отметить, что они завершили процесс масштабного кадрового обновления, начавшийся после досрочных выборов президента Азербайджана.

Но сколь значительными ни были бы успехи, с закрытием старого набора проблем открываются новые. Официальный Баку считает вопрос статуса Карабаха полностью закрытым. И действительно, в совместном заявлении Владимира Путина, Ильхама Алиева и Никола Пашиняна от 10 ноября ни непризнанная НКР, ни статус Карабаха не упоминается. Однако на территории бывшей НКАО размещены миротворцы, а не представили властных структур Азербайджана. И по оценкам российских руководителей, окончательное решение вопросов статуса еще впереди. Это потребует непростого диалога и согласования.

По итогам второй карабахской войны альянс Баку и Анкары значительно укрепился. Но азербайджанские власти, всячески продвигая стратегическое взаимодействие с Турцией, стремились к проведению самостоятельной линии. Избегая излишней внешней зависимости даже от союзников. Непростой вопрос – эволюция турецкой идентичности в контексте усиления религиозного и ослабления светского начала. Для Баку, приверженного светской государственности, – это непростая дилемма.

Таким образом, победа не конец истории. С многими непростыми коллизиями Азербайджану придется иметь дело в будущем.

Армения: карабахская травма

В Армении 2020 год также станет годом Карабаха. Но это восприятие будет связано с утратами. Долгие годы победа в Карабахе в 1990-х была призвана переформатировать имидж армянского народа. В учебниках истории, прессе образ народа-страдальца вытеснялся образом народа-победителя. И в этом контексте принятие новых реалий – крайне драматичный, если не сказать травматический процесс. Принятие тяжелых условий перемирия создало серьезные проблемы для правительства Никола Пашиняна, которое до сентября 2020 года, казалось, успешно справилось со всеми внутриполитическими вызовами. Особая статья - пандемия, но вирусная угроза носит планетарный характер. И даже экономически преуспевающие державы не справляются с ней в полной мере.

Вторая карабахская война все перевернула для относительно успешного премьера. Ранее его предшественники говорили о компромиссах в ходе переговоров, но не брали на себя реальную ответственность за их реализацию. Но если бы только с этим пришлось столкнуться Пашиняну! Резко актуализировался вопрос о демаркации и делимитации границ с Азербайджаном. Карабахский буфер на южном направлении перестал играть прежнюю роль. И теперь любые действия кабмина будут рассматриваться и оппозицией, и обществом под электронным микроскопом. Но трудность в том, что и у оппонентов премьера нет какой-то содержательной программы, которая бы возвратила ситуацию к доноябрьскому состоянию.

Невыполнение условий перемирия чревато возобновлением военных действий, что при общей экономической и военно-политической ситуации может иметь весьма драматические последствия. И возможность внешнеполитического маневрирования затруднена.

НАТО или ЕС не имеют каких-то планов по радикальному изменению нового статус-кво, притом, что Альянс имеет в своих рядах Турцию, а Евросоюз осуществляет кооперацию с Азербайджаном, как и с Арменией в рамках "Восточного партнерства". В то же время Россия осуществляет миротворческую миссию на карабахской земле и гарантирует безопасность границ республики.

Таким образом, на будущее рецептов, не предполагающих компромиссов, для Еревана практически нет.

И вопрос здесь не в личности Никола Пашиняна, какие бы эмоции сегодня с ним ни связывались бы. Важно извлечение уроков из поражения и формирование адекватной стратегии их преодоления.

Грузия: интернационализация внутренней политики

Велик соблазн написать, что на фоне Армении и Азербайджана Грузия в 2020 году оказалась вне большой международной политики. Страна была сосредоточена на парламентских выборах. И все внутренние кризисы (прошлые и настоящие) были связаны с ними.

Сначала речь шла о порядке избрания депутатов. В итоге был найден компромисс о трансформации модели выборов в пользу партийных списков. Затем собственно предвыборная борьба, а после голосования – появление схемы "все против правящей партии". Что, однако, не остановило внутриполитический процесс. Вновь избранный парламент начал работу в неполном составе, а фракция большинства и без помощи оппозиции выбрала себе спикера, его заместителей и руководителей всех ключевых комитетов. Оппозиция по-прежнему не консолидирована, и это позволяет системе Бидзины Иванишвили относительно успешно существовать. Можно говорить о том, что тактические успехи не гарантируют стратегического результата. Однако только "Грузинской мечте" в постсоветской истории Грузии удавалось побеждать на трех выборах подряд.

Тайные компроматы или навешивание ярлыков – как идет политическая борьба в Грузии >>>

Но как бы ни хотелось признать грузинский политический кейс свободным от внешних воздействий, это не получится. Возьмем для начала меморандум между властью и оппозицией, заключенный в марте 2020 года. Текст документа был составлен не просто при участии посла США Келли Дегнан, но и подписан в ее резиденции. Заметим, не в здании парламента, правительства страны или мэрии столицы, а фактически на территории другого государства. И в дальнейшем Келли Дегнан по факту превратилась в главного арбитра внутриполитического спора. Под разговоры о возможном активном вмешательстве Москвы, хотя кроме сомнительного свойства публикаций на эту тему, никаких реальных подтверждений "руки Кремля" в грузинских делах не было.

Те политики, которых в пылу борьбы принято считать "пророссийскими", не получили значительной электоральной поддержки. Конечно, можно вспомнить, что главная оппозиционная сила "Единое национальное движение" называло "ставленниками Кремля" Бидзину Иванишвили и членов правительства Грузии. Но если следовать этой логике, то Майк Помпео своим присутствием и встречей с грузинскими высшими официальными лицами легитимировал победу России в государстве – стратегическом союзнике США. И то же самое сделали и Госдеп в целом, и посол Келли Дегнан, признав победу (хотя и с оговорками) "Грузинской мечты"!

Но если оставить в стороне иронию, то история 2020 года показала: внешнеполитическая лояльность для Вашингтона означает намного больше, чем имевшие место "отдельные нарушения". Еще один урок для Кавказа.

Таким образом, уходящий год вернул Кавказский регион в топ новостных лент, повысил его значение в международных процессах. Но вряд ли такой информационный прорыв и такая своеобразная популярность обрадуют всех жителей стран Южного Кавказа, по-прежнему остающегося одним из самых неспокойных уголков Евразии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

1886

Китайские девушки держат флаги США

Война санкций: как будут развиваться отношения США и Китая

49
(обновлено 11:12 22.01.2021)
Пекин ввел санкции против 28 сотрудников предыдущей администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа по торговле Питера Наварро

Все это сделано за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР", пишет автор РИА Новости.

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным". Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями. 

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.

Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран.

В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева.

Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

49
Женщина фотографирует на свой мобильный телефон новую работу итальянского уличного художника TvBoy под названием «Три вакцины»

Лекарство от свободы: Биг Фарма расправилась с правами человека

176
(обновлено 11:45 22.01.2021)
Привитые предельно безопасными, произведенными в государственных институтах вакцинами русские и китайцы рискуют получить статус невъездных в ЕС

Уникальность нынешнего момента в том, что такие личные, интимные моменты нашей жизни, как болезни, таблетки, прививки, стали внезапно мировой политической проблемой. Сегодня частные фармкомпании не просто навязывают вакцины от коронавируса американским и европейским потребителям. В одном комплекте проталкивается идея "иммунных паспортов" и разделения граждан на тех, кто привился, и тех, кто еще нет. По умолчанию предполагается, что вакцинированные граждане — молодцы, а те, кто воздержался от прививки, — подозрительны и подлежат ограничению в правах, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости.

На днях глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что "паспорт вакцинированного" абсолютно необходим. "Позже, — добавила она, — мы решим, какие права дать владельцам этих паспортов. Все это будет обсуждаться". Свои ковидные паспорта планируют ввести и в отколовшейся Британии.

Если полистать соцсети, видно, как перепуганы европейцы этой идеей. Они боятся, что без такого удостоверения им не дадут ни работать, ни путешествовать, ни посещать публичные мероприятия.

Продолжением темы стал популярный слух о закрытии границ Европы для тех, кто не привился конкретно вакциной Pfizer/BioNTeh. Нет нужды напоминать, что после этой прививки погибли уже десятки людей, а сотни столкнулись с серьезными осложнениями.

Налицо парадокс. Привитые предельно безопасными, произведенными в государственных институтах вакцинами русские и китайцы рискуют получить статус невъездных в ЕС.

Тем временем оставшиеся без туристов европейцы продолжат беспомощно созерцать разрушение своей экономики, плакать и колоться Pfizer. Если же они попытаются от прививки увильнуть (а об этом мечтают от 30 до 60 процентов населения европейских стран), то будут поражены в простейших правах человека — типа сходить на концерт или полететь на самолете.

Получается, что владельцы сугубо частной американской фармацевтической лавочки диктуют европейским правительствам, что им делать с подведомственным населением. Кому давать иммунные паспорта, кому нет. Что делать с теми, кто не привился. Кого впускать на территорию ЕС, кого нет. Разрешать ли гражданину ЕС, уроженцу, например, Авиньона выйти в магазин, если у него нет документа о прививке, или ну его, пускай сидит дома и не распространяет заразу.

Как вообще это стало возможным? Почему несколько богатых дяденек, владеющих крупными фармкомпаниями, попытались взять на себя функции мирового правительства и куда смотрят народные избранники, все эти президенты, премьер-министры и даже, страшно сказать, короли?

История восхождения Биг Фармы к власти началась еще в прошлом веке. Штаб-квартиру ВОЗ недаром разместили в Женеве. Она оказалась в очень удобном соседстве с головными офисами крупнейших фармкомпаний. Они и стали спонсорами этой сугубо некоммерческой организации.

В 1988-1998 годах генеральным директором ВОЗ был Хидео Накадзима. Он начинал карьеру в японском филиале швейцарского фармгиганта La Roche Holding. На посту руководителя ВОЗ Накадзима запустил программу всемирной иммунизации детей от полиомиелита. На благое дело были собраны пожертвования почти на десять миллиардов долларов. Одним из активнейших участников и выгодополучателей программы по какому-то удивительному совпадению стала La Roche.

В 2009 году ВОЗ активно раскручивала тему свиного гриппа. Обещали миллионы жертв и десятки миллионов заболевших. Перепуганные правительства стали заключать контракты на поставки вакцин. Закупили миллионы доз. Британская GlaxoSmithKline подняла тогда 3,5 миллиарда долларов дополнительной прибыли. Французская Sanofi — миллиард, швейцарская Novartis — 600 миллионов. Все они были крупнейшими спонсорами ВОЗ.

Однако вакцина не потребовалась. От свиного гриппа в мире умерло всего около тысячи человек. Остальные вылечились. Вернуть партии вакцин и получить деньги обратно правительства не смогли. "Риск на покупателе," как говаривали в Древнем Риме.

В 2017 году американское издание Politico опубликовало статью "Знакомьтесь, самый влиятельный доктор в мире — Билл Гейтс". В статье цитировалось мнение источника в ВОЗ: "Ни один кандидат на пост гендиректора не может рассчитывать на успех, если не получит одобрения от Гейтса". К тому времени миллиардер был главным частным спонсором этой организации. Через два месяца после публикации гендиректором ВОЗ стал Тедрос Аданом Гебрейесус. Он подружился с Гейтсом еще в 2007 году — тогда миллиардер продвигал свои вакцины в Эфиопии, а министр здравоохранения Гебрейесус ему помогал.

Постепенно богатейшие фармацевты наладили связи с самыми влиятельными политиками современности. Некоторых из них они буквально создали. Во Франции любят рассказывать историю о том, как весной 2008 года серый кардинал французской политики Жак Аттали и будущий руководитель крупнейшей французской фармкомпании Sanofi Серж Вайнберг привели к Давиду де Ротшильду, главе французской ветви знаменитой семьи, скромного молодого человека в черном костюме и голубом — под цвет глаз — галстуке.

Молодого человека звали Эммануэль Макрон. Он понравился легендарному банкиру и получил место специалиста по слияниям и поглощениям в Rothschild & Cie Banque. Его самая удачная сделка в банке Ротшильдов была опять-таки связана с Биг Фармой. Он провел покупку фирмой Nestle филиала по производству детского питания американской корпорации Pfizer — той самой, которая сегодня навязывает свою вакцину всей Европе. Сумма сделки не разглашалась, но злые языки говорят, что комиссионные позволили будущему президенту Франции сколотить свой первоначальный (весьма нехилый) капитал.

Эта история выглядит очень элегантно. В странах попроще фармкомпании действуют гораздо вульгарнее. В 90-е годы, например, та же Pfizer обильно подкупала нигерийских чиновников, чтобы проводить на территории страны нелегальные испытания своих новых лекарств. В материалах уголовного дела против компании есть информация о том, что кеш для взяток возил в чемодане специальный курьер, летавший в Лагос рейсами KLM.

Pfizer выплатила значительные компенсации родителям пострадавших и погибших детей в Нигерии, фактически признав свою вину. Однако многолетнее сотрудничество с властями африканской страны было продолжено. Сегодня Pfizer сумела продать Нигерии десять миллионов доз вакцины от коронавируса, хотя в стране не хватает морозильников для ее хранения при температуре минус 70.

Никуда не делось и традиционное взяточничество. В ноябре Комиссия по ценным бумагам и биржам США начала расследование подкупа чиновников и врачей, которые Pfizer на регулярной основе осуществляла в Китае. В 2012 году компания уже попадала под такое расследование и была вынуждена выплатить больше 60 миллионов долларов, чтобы оно было закрыто.

Забирая на содержание целые правительства и отдельных морально неустойчивых политиков, Биг Фарма пытается править целыми странами и континентами. Рецепт от этой напасти прост — независимое национальное правительство, не склонное брать взятки. Но реально применить его пока смогли разве что в Китае и России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

176
Пандемия коронавируса COVID 19 - реаниматологи во Франции

Инфекционист: новые штаммы COVID-19 равнозначны второй пандемии

0
(обновлено 08:36 25.01.2021)
Введение новых карантинных мер связано со стремительным распространением во Франции двух новых штаммов коронавируса – британского и южноафриканского

ТБИЛИСИ, 25 янв — Sputnik. Мутации COVID-19, выявленные в ЮАР, Великобритании, Бразилии и в американской Калифорнии, "за последние три недели изменили расклад", считает глава научного совета республики Жан-Франсуа Дельфресси.

"Эти штаммы равнозначны второй пандемии. Я взвешивал свои слова, когда это говорил", – заявил специалист по иммунологии в эфире телеканала BFMTV.

  • Во Франции выявлено свыше трех миллионов случаев COVID-19, скончались почти 72,9 тысячи заболевших. Всемирная организация здравоохранения 11 марта 2020 года объявила вспышку новой коронавирусной инфекции COVID-19 пандемией.

Он подчеркнул, что "южноафриканский" и "британский" штаммы уже "проникли" во Францию и распространяются. Так, в некоторых регионах от семи до девяти процентов заражений приходятся на "британский" штамм.

По информации газеты Le Journal du Dimanche, во Франции в ближайшие дни может быть введен третий карантин.

"Решение должно быть принято в самое ближайшее время", – цитирует издание источник в правительстве страны.

Введение новых карантинных мер связано со стремительным распространением во Франции двух новых штаммов коронавируса – британского и южноафриканского. По данным издания, президент Франции Эммануэль Макрон выступит с соответствующим заявлением в среду, 27 января.

По данным собеседников газеты, вопрос о введении третьего карантина практически решен, осталось уточнить его сроки и сопутствующие меры. Карантин может начаться до конца следующей недели и продлиться не менее трех недель.

0
Теги:
Пандемия, Коронавирус COVID-2019, Франция
Темы:
Ситуация с коронавирусом COVID-19 в мире