Акция протеста оппозиции и изображение карты Грузии в виде флага с лозунгом

Каким получился в Грузии многослойный политический пирог к новогоднему столу

614
(обновлено 17:31 31.12.2020)
Подводя итоги года минувшего, обычно невольно сопоставляешь его события с затаенными надеждами, первоначальными планами и прогнозами. Колумнист Sputnik Грузия постарался оценить, что из ожидаемого в 2020-м исполнилось, а что нет и почему

Все, что закреплено на бумаге, обладает коварным свойством: потом нередко становится нам упреком, напоминая об излишней самонадеянности. Увлекшись прогнозами, мы как-то забываем, что жизнь богата на сюрпризы и слабо предсказуема.

Незадолго до начала нынешнего года "Квирис палитра" вышла с пророческим заголовком на первой полосе – "Кино еще впереди!". Вряд ли у кого в Грузии повернется язык назвать 2020-й однообразным и монотонным. Однако у сюжета захватывающего фильма, который пообещала газета, оказалось очень мало общего со сложившейся действительностью.

Просмотрев старые подшивки, нетрудно воспроизвести, чем в канун прошлого января дышали оппозиция, власть, мы с вами. Тем очевидней неизбежное разочарование одних и спорное самодовольство других. Суровая реальность все поставила с ног на голову, заставив многое переоценить и переосмыслить.

Пожалуй, в этом и состоит основной итог и главная особенность 2020-го.

Время надежд и разочарований

Сегодня большинство журналистов и экспертов тесно увязывают тупиковую политическую ситуацию в стране с повальным и в прямом, и в переносном смысле эффектом коронавируса. Они утверждают, что политики, прежде всего, конечно, воплощающие власть, воспользовались пандемией в собственных интересах. Дескать, не будь COVID-19, все бы разложилось иначе.

Бесспорно, коронавирус повсеместно стал важным фактором общественно-экономической жизни. Иное дело, насколько радикально он изменил расклад политических сил конкретно в Грузии. Только ли вирус сказался на рейтингах "Грузинской мечты" и оппозиции? Открутим назад кадры обещанной кинохроники, чтобы воссоздать главные ожидания и расчеты политиков перед началом нынешнего года.

Оппозиционные партии, судя по их заявлениям, были настроены крайне решительно. Они пыталась максимально поддержать искру протеста, высеченную 20 июня. В тот памятный день власть применила силу при разгоне митинга перед зданием парламента. Обойдем стороной мотивы, двигавшие сторонами. Важно признать, что отголоски так называемой "гавриловской ночи" еще долго – вплоть до Нового года – давали знать о себе, проявляясь в различных сферах.

Одним из ее результатов стало и обещание председателя правящей партии Бидзины Иванишвили досрочно обеспечить переход на пропорциональную систему выборов. Вопрос был забаллотирован при голосовании, что стало еще одним поводом для массовых протестов. "Грузинскую мечту" начали покидать члены парламента. Казалось, еще несколько таких "потерь" и над парламентским большинством нависнет реальная угроза…

Вдобавок с начала года на правительство одно за другим обрушились критические письма и замечания американских сенаторов, конгрессменов и европарламентариев. Правительственные структуры зарубежных партнеров официально эту позицию не подтвердили, однако это не могло не подлить масла в огонь. И дало основание одному из оппозиционных лидеров Давиду Бердзенишвили заявить "Резонанси", что "Мечта" находится в зените неадекватности".

По принципу казино

Надо заметить, что обвинение в неадекватности, пожалуй, самая нейтральная оценка. Другие критически настроенные лидеры, политологи и пресса едва ли не как свершившийся факт обсуждали кончину правящей партии. А незаменимый в подобных случаях астролог Михаил Цагарели уверенно предрек по расположению звезд, что с января власть будет терять позиции.

Судя по духу публикаций, вопрос для Грузии стоял так: либо имитация конституционного переворота, либо попытка революции. По расчетам оппозиции, переломную роль должна была сыграть запланированная на 4 февраля массовая акция недоверия правительству. Она, собственно, и стала переломной, только в несколько иную сторону.

Оппозиции не удалось собрать нужную массу протестующих. Одно дело газетная публицистика и агитация, другое – реальная поддержка граждан. То, что на душе у людей скопилось серьезное недовольство властью, то и дело грубо нарушавшей свои обещания, ни у кого сомнений не вызывало. Непонятно лишь, из чего оппозиционные лидеры заключили, что разочарованный в "Мечте" избиратель кинется поддерживать их.

Похоже, это и стало роковым просчетом. Вместо того, чтобы реально взвесить силы и наметить конструктивную цель – разделение с "Мечтой" ответственности за страну, оппозиционные партии пошли ва-банк. Даже не побрезговали разлить в зале парламента вонючую жидкость. Как азартные игроки в казино, хватались за любой повод, чтобы отыграться. С другой стороны, чего стесняться? Вон Джонатан Свифт в "Приключениях Гулливера" сатирически описал кровопролитную войну за то, с какого конца есть крутое яйцо. Но поводом-то ему послужила ситуация в английском парламенте!

Грубо говоря, оппозиция предложила избирателям не конструктивное решение проблем, а призвала любой ценой смести с пути правящую партию. О безоговорочной победе заявляли даже партии, не сумевшие одолеть 1-процентый проходной барьер. Как иронично заметил один из аналитиков, не смогли собрать даже голоса своих родственников и друзей.

Сомнительные истоки "монопартийного" комфорта "Мечты"

Окидывая взглядом документальную ленту года, следует, однако, признать – лидеры "Грузинской мечты" находились отнюдь не "в зените неадекватности". Они в это время не поднимая шума утвердили, например, большинство пожизненных членов Верховного суда. То есть, скорее, коварно пользовались как раз неадекватностью оппонентов, которые настойчиво и добровольно загоняли себя в угол.

Сваливать сегодня собственную вину на злополучный коронавирус не очень-то справедливо и логично. Спад в поддержке оппозиционного спектра обозначился задолго до того, как в Грузии стали пандемию воспринимать всерьез. Пресса давала лишь короткую статистику, подтверждавшую, что зараза свирепствует чуть ли не на другом конце света.

Правительство искусственно обстановку тоже не нагнетало. Напротив, газеты цитировали – это не такая угроза, как мы думаем, через две недели все пойдет на спад. Известный предприниматель Тенгиз Чкония даже сострил: у грузинского бизнеса столько вирусов, что корона ему не помеха.

Когда же ситуация обострилась, властям удалось вовремя сориентироваться и успешно противостоять инфекции. За что они, тем не менее, все равно подвергались критике. Запреты – вещь непопулярная, всем не угодишь. Осенью на Грузию обрушилась вторая волна COVID-19, и стало ясно, что в ее катастрофических последствиях не последнюю роль сыграли политические распри. И граждане справедливо осудили обе стороны.

Ну а кульминацией конфликта стал отказ оппозиционных партий занять отведенные им в результате выборов места в парламенте. Попытка спровоцировать в стране конституционный кризис. Западные медиаторы, начавшие с конфиденциальных завтраков, были вынуждены уже открыто озвучивать свои рекомендации. Но и это не помогло, явно склонив, по мнению экспертов, симпатии в сторону "Мечты". Немаловажным фактором тут стала и геополитика. Пока пресса смаковала возможный вооруженный конфликт США с Ираном и роль в нем Грузии, широкомасштабные военные действия случились в Нагорном Карабахе…

В поведении некоторых оппозиционеров прослеживаются явные и труднообъяснимые противоречия. В начале года все ведущие политологи сильно сомневались, что оппозиция сумеет объединиться. И потому, когда прошедшие в парламент малые партии подозрительно единодушно поддержали бойкот "Национального движения", многим это показалось странным.

Последовали даже намеки на то, что оставшись одна в парламенте, "Грузинская мечта" вряд ли испытывает неудобство и дискомфорт. Тем более, к законодательным изменениям, которые она из-за отсутствия кворума не сможет принимать, ее подталкивала именно оппозиция…

А вот демократия, страна, общество, мы с вами – в глубоком проигрыше. Надежды на коалиционное правительство и широкое политические представительство во власти очередной раз пришлось отложить. Но что же мы на Новый год только о проблемах?! Главное, чтобы в 2021-м было покончено с пандемией. И чтобы все были здоровы!

С наступающим Новым годом!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

614
Теги:
Президентские выборы, Политика, Грузия
Темы:
Итоги 2020 года в Грузии (7)

Первый итог политики Байдена: в Канаде обсуждают санкции против США

61
(обновлено 12:34 26.01.2021)
Keystone XL – это 3,5 тысячи километров нефтепровода, который должен качать до 800 тысяч баррелей нефти в день из канадской провинции Альберта на нефтеперерабатывающие предприятия США на берегу Мексиканского залива

В ходе избирательной кампании Джо Байдена американские демократы не раз обещали "наказать" Россию (неважно, за что) и одновременно осуждали Дональда Трампа за то, что тот проводил политику отчуждения ближайших союзников США. Однако в первые же минуты правления 46-го президента США болезненная оплеуха нанесена самому близкому во всех смыслах этого слова союзнику — Канаде.

Байден возвращает США в ВОЗ и отказывается от "мексиканской стены">>

Одним из документов, подписанных Байденом буквально сразу после инаугурации, стал исполнительный указ об отзыве разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL. Росчерком пера нанесен сокрушительный удар по канадским экономическим интересам, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости.

Многострадальный проект Keystone действительно мог бы стать краеугольным камнем (как и переводится его название) для канадской экономики. Родившись еще в 2005 году, он с трудом пробивался через многочисленные бюрократические препоны в Канаде и в США, а также столкнулся с яростным сопротивлением защитников окружающей среды. Согласно задумке, Keystone XL — это 3,5 тысячи километров нефтепровода, который должен качать до 800 тысяч баррелей нефти в день из канадской провинции Альберта на нефтеперерабатывающие предприятия США на берегу Мексиканского залива, в первую очередь в Техасе. По заявлению самого предприятия, данный проект должен был создать или же поддержать около 60 тысяч рабочих мест (42 тысячи в США и 17 тысяч в Канаде).

О важности этого нефтепровода для экономики Канады и ее финансового сектора свидетельствует тот факт, что значительная часть акций собственника проекта принадлежит основным банкам страны (включая крупнейший Royal Bank of Canada) и ряду пенсионных фондов. А с некоторых пор к нему напрямую подключилось правительство Альберты, которое уже вложило туда 1,5 миллиарда долларов плюс выделило кредитных гарантий на шесть миллиардов. И это все — в условиях жесточайшей экономии и сокращения региональных расходов на образование.

Неслучайно в 2013 году тогда еще начинающий политик Джастин Трюдо на встрече с представителями нефтяного бизнеса назвал Keystone "одним из наиболее важных инфраструктурных проектов нашего поколения", пообещав бороться за его реализацию до конца в случае победы его партии на выборах. Критикуя тогдашнего премьера страны Стивена Харпера за невнятную позицию по отстаиванию проекта, Трюдо заявил нефтегазовым воротилам: "Вам нужно правительство, а не чирлидер". Можно себе представить, какой силы удар нанес Байден по Канаде своей подписью.

С одной стороны, нового президента нельзя упрекнуть в непоследовательности. Демократы со своей "зеленой повесткой" изначально выступали против Keystone. В 2015 году президент Барак Обама указом приостановил действие разрешения на прокладку нефтепровода по американской территории. Причем одним из основных лоббистов такого шага выступал именно вице-президент Джо Байден.

Конечно, демократы всегда обосновывали свою позицию исключительно необходимостью защищать экологию. Но партийные интересы в принятии данного решения играют далеко не последнюю роль. Дело в том, что одним из основных бенефициаров от нефтепровода станет бизнес-империя, созданная братьями Кох — главными спонсорами Республиканской партии. Так что, уничтожая этот проект, Обама и Байден лишали своих политических оппонентов значительной финансовой поддержки. Конечно, этот мотив демократическая пресса США старается особо не выпячивать.

Байден в ходе своей предвыборной кампании не скрывал, что намерен "убить" Keystone XL, отменив разрешение на его строительство, подписанное Дональдом Трампом в январе 2017 года (то есть буквально сразу поле вступления в должность президента США). Обещание запрета строительства нефтепровода стало одним из краеугольных камней программы кандидата от демократов с весны прошлого года. И, кстати, тогда же премьер-министр Канады Трюдо торжественно поклялся, что будет жестко сопротивляться любому американскому правительству в случае отказа от строительства нефтяной магистрали.

Так что решение Байдена было ожидаемым и вполне соответствует его предвыборной программе. Но тут мы подходим к другой стороне этого конфликта — к тому, как это решение было преподнесено миру и в первую очередь самой Канаде, главному стратегическому партнеру США. Ведь никто Байдена не торопил, не требовал от него подписания данного указа в первый же час пребывания в Овальном зале. У него достаточно времени для того, чтобы соблюсти формальную вежливость и хотя бы ради галочки провести консультации с Оттавой по чувствительному для той вопросу. Но нет, Канаду сначала уведомили об убийстве столь важного бизнес-проекта, и только спустя пару дней новый президент США совершил звонок главе канадского правительства. А Трюдо вместо обещанного им "яростного сопротивления" вынужден теперь делать примирительные заявления: мол, нас с американцами больше объединяет, чем разъединяет.

А ведь еще одним важным обещанием Байдена в области внешней политики был отказ от пренебрежительного поведения его предшественника в отношении ближайших союзников США. Будучи кандидатом в президенты, ставленник демократов осудил такой подход и поклялся восстановить дружеские отношения с партнерами, выделяя в первую очередь именно Канаду. Но, как свидетельствует его подпись под указом о прекращении строительства Keystone, политические и экономические интересы соседей нового президента США интересуют не больше, чем они интересовали Трампа. Не говоря уже об игнорировании элементарных правил вежливости в отношении даже союзников.

Именно на это, на полное пренебрежение интересами партнеров, указывает сейчас взбешенный премьер-министр Альберты Джейсон Кенни, для которого похороны стратегического нефтепровода являются ужасной катастрофой. Он уже призывает правительство своей страны к принятию жестких ответных мер и даже к введению экономических санкций против США. Причем его возмущение разделяют и главы региональных правительств других канадских провинций.

Кроме того, своим указом Байден вновь демонстрирует миру полную недоговороспособность Соединенных Штатов. Если раньше все знали, что от смены администраций в Белом доме не зависит основной курс внешней политики, то волюнтаристские действия Трампа и Байдена подтверждают абсолютную бесполезность каких бы то ни было долгосрочных соглашений, подписываемых с Вашингтоном. Можно по-разному оценивать мотивы решения Байдена по судьбе Keystone. Но даже Forbes признает этот шаг "опасным прецедентом", указывая на то, что миллиарды долларов, уже потраченные инвесторами нефтепровода, оказались выброшенными на ветер "из-за прихоти нового президента". Конечно, никто в США даже не заикнулся хотя бы о частичной компенсации потерь. Не барское это дело — отвечать за свои гарантии холопу, именуемому "стратегическим партнером".

Складывается впечатление, что Байден бьет своих, чтобы чужие боялись. В самом деле, если новая администрация действует настолько жестко относительно своего соседа, можно себе представить, насколько агрессивно она будет вести себя по отношению к тем странам, которые официально признаны конкурентами и противниками. В частности, к России и Китаю. И уж, казалось бы, теперь ни у кого не должно остаться сомнений в том, что война против проекта "Северный поток — 2", начатая при Трампе, будет только усилена. Опять-таки вопреки интересам европейских союзников США, которые Байден обещал уважать и защищать. На днях об этих интересах в который раз заявила Ангела Меркель. И в который раз эти заявления германского канцлера Вашингтон проигнорирует.

Но у запрета важнейшего инфраструктурного проекта, каковым является Keystone, есть и обратная сторона. Похоронив этот нефтепровод, Байден лишает США возможности отказаться от венесуэльской нефти и играет на руку другим нефтяным странам. Не случайно один из республиканских сенаторов охарактеризовал это решение как демонстрацию политики "Саудовская Аравия — первая".
Если 46-й президент начнет выполнять и дальнейшие свои обещания по отказу от нефтедобычи и запрету технологии фрекинга (гидравлического разрыва пластов) для добычи сланцевого газа, то Европа тем более осознает, что рассчитывать на замену российских энергоресурсов американскими не приходится. Даже несмотря на многочисленные заверения Вашингтона о том, что "демократический газ свободы" спасет европейцев от "российской зависимости".

Пример с Keystone наглядно демонстрирует европейцам, чего стоят договоры с американцами и их обещания. Так что из катастрофических проблем, созданных Байденом для Канады, Россия в конечном итоге даже может извлечь и свои выгоды.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

61
Несанкционированные акции протестов

Изображая жертвы: куда заведут поиски "зверски убитых режимом"

57
(обновлено 12:22 26.01.2021)
Информационная война не прекращается ни на минуту. "ОМОН забил до смерти 29-летнего мужчину", "убили мою сестру..., через неделю похороны", "зверски убит оппозиционер" – такими сообщениями из разных городов после субботних митингов был наводнен подростковый ТiкТок

Все они, как один, были фейковыми, но до того, как их успевали удалить, они набирали тысячи перепостов, десятки тысяч лайков и сотни тысяч просмотров, рассуждает колумнист РИА Новости.

Это информационная война, которая из обычных, "взрослых" соцсетей теперь переместилась в TikTok, в котором сидят миллионы наших подростков. Кто и зачем их обрабатывает? Что хотят им внушить?

Авантюризм при пандемии: россиян призвали не участвовать в несанкционированных акциях>>

Понятно, что те, кто хочет раскачать ситуацию в России, не гнушаются ничем, для них все это — компьютерная игра, в ходе которой они будут проверять на прочность защиту (в первую очередь — самозащиту) русского массового сознания.

Дети тоже часть общества — и если третьеклассницы показывают друг другу видео со страшными картинками "убитых Путиным", это невозможно просто игнорировать.

Причем появление подобных страшилок было запрограммировано еще до 23 января — это было понятно по той подготовке, которая велась в том же ТiкТок.

Там разгонялись не только призывы выйти на митинг за Навального, но и рассказы о том, что "Царь дал команду стрелять по митингующим" и вообще "Путин подписал закон, разрешающий стрелять в протестующих против него".

То есть все готовилось к тому, чтобы в следующей серии показать уже реальные "жертвы", в том числе и среди самих детей.

Понятно, что жертвы могли бы быть только в результате откровенной провокации — например, если бы предварительно взвинченная часть толпы пошла на столкновения с силовиками, а в ходе разгона в панике затоптала кого-нибудь.

Все это просчитывалось, и никаких жертв в итоге, слава Богу, не было — и тогда пошли в ход фейки.

Все эти "убитые ОМОНом", которых кто-то из детей легко может принять за правду, ведь о них рассказывают такие же, как они, школьники, а "взрослые все скрывают".

Взрослые, конечно, будут защищать детей от лжи, от такой примитивной наглой лжи, но как защитить детей от того, что им внушают те, кто зовет "выйти на площадь"? То есть их собственные родители — профессиональные офисные революционеры.

Нет, они не зовут детей на митинги — многие из них даже возмущаются подобными призывами. Многие из них и сами никуда не ходят, ограничиваясь агитацией в соцсетях.

Нет, речь не о том, что они абсолютно тоталитарны, то есть хотят навязать свою волю остальным, навязать взгляды и позицию меньшинства абсолютному большинству, приговаривая "мы свободные умные люди, мы против Путина, а все, кто за него, — это быдло и несчастные рабы".

Нет, речь не о том, что их ничему не научила ни собственная история, ни история страны — и они упорно наступают на грабли столетней и тридцатилетней давности, зазывая прыгнуть на них вместе с ними и весь народ.

Нет, речь о другом: о том, что они сеют страх и ненависть. С ненавистью все понятно — нужно всей душой ненавидеть то, с чем борешься во имя светлого будущего, нужно расчеловечить своих врагов, объявить их порождением ехидниным и упырями. Это вполне отвечает задачам революционеров — но зачем им страх?

Он же мешает успеху, мешает выйти на площадь. Но дело в том, что они не хотят его сеять, — у них это получается автоматически. Потому что этот страх живет в них — и они транслируют его помимо своей воли.

Чего они боятся? Того, что их "будут убивать казаки", — я не случайно взял формулировку начала прошлого века. Потому что тогда на протестные акции выходило очень много народу, часть которого потом пошла на баррикады в ходе "первой русской революции".

Они тоже очень боялись казаков — ОМОНа тех дней. Казаки тогда действительно действовали жестко, но вот только убивали, причем еще до революции, как раз не они, а "ненавидящие режим".

Убивали городовых, казаков, полицейских, губернаторов, министров, потому что они же мешали хорошо жить народу! Потом, в 1917-м, революционеры взяли власть — и вскоре началась Гражданская война.

После которой в ходе построения "общества нового типа" русский народ не досчитался сразу нескольких сословий — священников, дворян, купцов, промышленников. А казаки, многомиллионное служивое сословие, практически субэтнос, за особую вину перед революционным классом и вовсе были подвергнуты практически геноциду, расказачиванию.

Теми, кто при "кровавом царизме" сочинял сказки про их зверства.

Минуло столетие — и теперь нам рассказывают все те же сказки. Вот, например:

"Я сейчас много читаю про протестные митинги девяностого года. Тогда, как известно, на Манежной, на Садовом, собирались по 300-500 тысяч, а то и больше: против монополии на власть и за перемены... Вот что странно: сейчас считается, что у власти есть неотъемлемое право убивать. Это как бы само собой разумеющееся. Все уверены: ну да, они власть не отдадут. Ну конечно, они начнут стрелять. Это ж их видовая особенность. Это их врожденный инстинкт. Школьники в "ТикТоке" всерьез готовятся к тому, что в них будут стрелять... К власти как бы вопросов нет: ну что с нее взять, она ж иначе не может. Дикий зверь, он же убивает жертву не потому, что он злой, — это закон природы, он иначе не может, даже не задумывается.

Это страшно и удивительно. В 91-м году Крючков и Язов решили, что стрелять в народ нельзя, это просто немыслимо. А через 30 лет этому самому народу даже не приходит в голову, что можно не стрелять. Зло воспринимается не как обыденность, а как должное. В наших головах насилие стало нормой. Мы все к нему привыкли, мы все не удивляемся. Мы не верим, что может быть иначе. Интересно почему?"

Это написал накануне 23 января очень популярный в либеральной среде журналист по фамилии Зыгарь.

Тут все прекрасно, но главное, конечно, вот это: "сейчас считается, что у власти есть неотъемлемое право убивать... В наших головах насилие стало нормой".

В чьих головах? Кто считает? Весь народ — Зыгарь так и пишет: мол, "все уверены" в том, что начнут стрелять. Но ведь это тройная ложь.

Ложь первая — власть не считает себя вправе стрелять в народ. Так считает только та власть, про которую говорят в тиктоках, то есть выдуманная для дискредитации власти реальной.

Ложь вторая — народ не считает, что власть имеет право стрелять в народ. Тот народ, который считает Россию своей страной, тот народ, большая часть которого неоднократно голосовала за Путина (да и абсолютное большинство тех, кто голосовал за его противников), ничего подобного не думает.

Ложь третья — насилие не стало нормой для нас. Оно стало нормой только в головах тех, кто его призывает, провоцирует, ждет, надеется на него, то есть хочет спровоцировать власть на кровь, на жертвы.

Чтобы потом, через смуту, самим стать властью. И нет никаких сомнений (как бы милыми веганами не выглядели сами провокаторы), что как раз такой властью, которая будет убивать и для которой насилие будет нормой.

Но "занимающийся историей" Зыгарь, конечно, ничего этого не знает — ни про Гражданскую войну, ни про начало 90-х.
Конечно, знает — просто, как и многие другие "системные революционеры", уже сам верит в свои сказки.

Демонизация Путина и власти в целом началась ведь не вчера — она идет почти все двадцать лет. И тот же Запад в основном ведь лишь повторяет поставляемые ему из нашей страны "диагнозы власти", лишь краем глаза сверяя их с каноническим эталоном русофобии, чтобы не очень выбивалось из стандарта.

Что там, в России, — сильно народ боится казаков? Лютует царь-генсек-президент? Ну хорошо — значит, все идет по плану и колесо русской истории снова скоро вынесет наверх "борцов с убийцами", то есть новый развал страны не за горами.

Нет, не вынесет, потому что с помощью старой лжи русских уже не проведешь. "Изображать жертву" режима не получится — и уж тем более не удастся с помощью таких трюков посеять у русских страх и ненависть ни к власти, ни к стране, ни друг к другу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

57
Певец Анри Джохадзе

"Остались голодными" Анри Джохадзе высказался о трудном положении певцов

0
(обновлено 12:58 26.01.2021)
С просьбой обратить внимание на положение артистов и помочь им в период ковид-ограничений, представители культурной сферы обращаются к властям уже не впервые

ТБИЛИСИ, 26 янв — Sputnik. Популярный грузинский эстрадный певец Анри Джохадзе высказался о тяжелом положении той категории артистов, которым в период пандемии приходится наиболее тяжело.

В выпуске ток-шоу "Праймшоу" на телеканале Imedi, который был посвящен возникшей в связи с пандемией ситуации в шоу-бизнесе, Анри Джохадзе – один из ведущих, отметил, что тяжелее всего сейчас певцам, которые выступали в ресторанах и таким образом зарабатывали на жизнь.

"Лично меня волнует судьба певцов, не из так называемого шоу-бизнеса, а тех, кто работает в ресторанах. Каждый день они зависели от заработка в 50-70-100 лари, а сейчас я могу сказать на 100%, что они остались голодными вместе со своими семьями, так как у них нет заработка", – сказал Джохадзе.

Грузинские артисты не раз обращались к правительству с просьбой обратить на них внимание и помочь им в сложный период ковид-ограничений. Ведь в стране запрещены все культурные мероприятия, закрыты рестораны и кафе-бары. Подобные письма с просьбой оказать им финансовую помощь публиковали исполнители Ото Немсадзе, Мишо Сулухия и другие артисты.

0
Темы:
Вторая волна коронавируса в Грузии