Грузинский писатель и поэт Важа-Пшавела - Лука Разикашвили

Настоящие истории три сказания о грузинах недюжинной силы

1971
(обновлено 14:44 12.12.2020)
О храбрости, чести и достоинстве представителей сильной половины человечества из Грузии рассказывает историк и колумнист Sputnik Вано Сулори

Предлагаем несколько историй, которые рассказывают о грузинах, обладавших необычными физическими данными.

Беткил Наскани

В милиции города Сухуми работал оперсотрудник, обладавший удивительной силой – Беткил Наскани, который мог пробить стену кулаком.

В знойный июньский день 1980 года в одном из ресторанов сотрудники милиции отмечали день рождения коллеги. За их столом присутствовали и женщины. Через какое-то время в ресторан вошли шестеро иностранцев, которые заняли соседний стол. В какой-то момент Беткил покинул зал, и вдруг трое "соседей" подошли к подвыпившим милиционерам и непочтительно обратились к дамам. Стражи порядка собрались защитить последних, но иностранцы, орудуя кулаками, вмиг буквально раскидали их в разные стороны.

Именно в это время в зал вернулся Беткил Наскани. Увидев коллег в позорном положении, он сокрушительными ударами сначала моментально отключил троих обидчиков, а затем расправился с их друзьями. Сам Беткил "заработал" лишь синяк под глазом, которого очень стеснялся и как мог скрывал.

Как выяснилось позднее, те шестеро были кубинские боксеры, члены олимпийской сборной, проходившие в Сухуми подготовку к московской Олимпиаде. Отправленные Беткилом в нокаут кубинцы были госпитализированы. У двоих диагностировали сотрясение мозга, еще у двоих были раздроблены челюсти, у остальных выявлены трещины ребер и ключичных костей.

В результате, двое кубинских спортсменов так и не смогли продолжать тренировки и вернулись домой. Трое же из остальных четырех стали олимпийскими чемпионами.

Коста Маисурадзе

Коста Масурадзе, уроженец рачинского села Цхмора, уже с детства отличался недюжинной силой. Как рассказывали сельчане, он, словно мячики, подбрасывал в воздух и ловил на затылок 32-килограммовые гири, при этом ничуть не чувствуя усталости.

Из-за финансовых проблем Коста пришлось покинуть родной край и переселиться в Тбилиси, где он начал работать хлебопеком. А свободное время посвящал тренировкам. Однажды он взял для тренировки огромный камень, лежавший во дворе духана и служивший столом. Хозяин духана, не обнаруживший на месте этот камень, сразу же заподозрил Коста, поскольку только последний был единственным в Тбилиси, кому по силу было сдвинуть с места такую глыбу… Коста был вынужден вернуть "спортивный снаряд" на место.

Вскоре молодой рачинец завоевал авторитет непобедимого борца. В его активе были победы над многими прославленными спортсменами, в том числе – Григорием Камышевым, Тедо Лилоэли, Митуа Касаби, Иосебом Церадзе, Клеменсом Бул и другими. Особенно поразительным выдался бой с осетином, прозванным "горой Казбег". Коста одолел борца, который был почти на голову выше него.

По рассказам, Коста Маисурадзе носил десятикилограммовый позолоченный борцовский пояс, который ему передала супруга российского императора в ознаменование одной из славных побед над сильным противником. Рачинский силач так и ушел из жизни, что никто не сумел снять с него этот пояс, то есть, его одолеть.

Непобедимого рачинца победила безжалостная хворь – тиф, которым он заболел в Баку, где участвовал в одном из турниров. Коста Маисурадзе умер в Тбилиси в возрасте 37 лет.

Важа Пшавела

Согласно рассказам, Важа Пшавела сумел "побить" прославленного в то время американского боксера-тяжеловеса, неоднократного чемпиона своей страны Джона Салливана. О тяжелом кулаке "горного орла" ходили легенды, но победа над Салливаном воспринималась как чудо.

Грузинский писатель и поэт Важа-Пшавела - Лука Разикашвили
© photo: Sputnik
Грузинский писатель и поэт Важа-Пшавела - Лука Разикашвили

Говорят, что в 1883-1884 годы Джон Салливан приезжал в Петербург на турниры. Американец ирландского происхождения, он на всем американском континенте считался непобедимым атлетом и вместе с импресарио путешествовал по Европе, чтобы "пробовать силы".

Сила вахты трехлистной и другие интересные факты >>>

Петербургское турне выдалось для Салливана довольно успешным, и он вместе с другими боксерами отмечал это в ресторане. Но грузины ему "испортили праздник". Уверенные в своих силах боксеры, оказывается, проявили грубость в отношении студентов Луки Разикашвили (Важа Пшавела) и его брата Бачаны, находившихся поблизости.

Грузинский писатель и поэт Важа-Пшавела
© photo: Sputnik / РИА Новости
Грузинский писатель и поэт Важа-Пшавела

А самолюбивые юноши не простили заокеанским наглецам оскорбления и кулаками защитили свою честь, серьезно расправившись с Салливаном и другими участниками застолья.

Под конец братья Разикашвили увидели, что никто уже не мог оказывать им сопротивление, и не стали бить лежащих. Они покинули ресторан, оставив именитых спортсменов посрамленными.

1971
Темы:
История Грузии - все самое интересное (144)

Председатель правительства России Дмитрий Медведев

Невыученные уроки истории. Колонка Дмитрия Медведева

158
(обновлено 14:10 23.04.2021)
Заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев специально для РИА Новости проанализировал очередной этап конфронтации между Россией и США
"Избегание столкновения с большими силами свидетельствует не о трусости, а о мудрости, ибо принесение себя в жертву никогда и нигде не является преимуществом" (Сунь Цзы. Искусство войны).

"Слышать собеседника": что посоветовал Медведев США в налаживании диалога с Россией?>>

За последние годы отношения России и США фактически перешли от соперничества к конфронтации, по сути — вернулись в эпоху холодной войны. Санкционное давление, угрозы, конфликтное противоборство, защита своих эгоистических интересов — все это ввергает мир в состояние перманентной нестабильности.

Когда отношения двух стран долгое время находятся в подобной ситуации, это и называется кризис. Такие кризисы являются очень благоприятной почвой для появления еще более острых периодов в отношениях — "кризиса кризисов". В подобной ситуации любой неверный шаг, отсутствие терпения, стратегического понимания веса каждого слова могут ввергнуть не только две отдельно взятые страны, но и весь мир в пучину тяжелейших проблем, поставив его перед угрозой прямого военного столкновения.

Подобное уже происходило в нашей общей истории. Правда, время было несколько иным, чем сейчас, а местом действия был Карибский бассейн, но суть происходящего была очень схожей.

Внешняя политика США того времени вынуждала нашу страну соответствующим образом реагировать. В конце 1950-х и начале 1960-х это проявлялось в размещении американских ракет в Турции, в Южном Вьетнаме, в Ливане. И в неуклюжей политике на Кубе, породившей революцию, а потом в попытке вернуть контроль над Островом свободы. И во многом другом.

Сегодня же это — антироссийские санкции, организованная кампания травли России, американская политика в отношении наших соседей, окончательный приход НАТО к нашим границам, противодействие "Северному потоку - 2", встревоженность реализацией нашей страной Северного морского пути, наконец, украинский вопрос и многое другое. Примеры такой политики проявляются ежедневно.

Россия сегодня, как и СССР в прошлом, всегда была в состоянии догоняющей Соединенные Штаты по уровню угроз оппоненту.

В начале 60-х ответом американцам стало развертывание СССР стратегического наступательного вооружения на Кубе. США, как известно, пошли на дальнейшую конфронтацию: стянули военные корабли, взяли остров в морскую блокаду и даже готовили полноценное вторжение. Этот кризис получил название Карибский. В его рамках есть два основных момента.

Первый. Долгосрочный ответ — это не только появление ракет у берегов Соединенных Штатов. Прежде всего это был показ и, что еще важнее, осознание западными странами инфраструктурных возможностей нашего государства по развертыванию в короткие сроки военных баз в любой точке мира.

Второй. Ситуация, находящаяся "в пяти минутах от войны", была спасена лидерами двух сверхдержав, сохранившими трезвость оценки ситуации, признавшими и принявшими мудрость компромисса, а следовательно — готовыми идти на уступки.

В какой-то момент лидеры общались напрямую, в какой-то — нет, но в любом случае между СССР и США был равноправный диалог, осуществляемый не через язык угроз и ультиматумов.

После разрешения Карибского кризиса за весь XX век не возникало ситуаций, когда две страны находились так близко от войны. Потому что обе усвоили урок: сотрудничество в разрешении международных проблем лучше конфронтации.

Но сегодня ситуация несколько иная: США скатились в нестабильную внешнюю политику. Это проявилось и в отказе от ядерной сделки с Ираном. В выходе из Договора по открытому небу и ряда других. А в настоящий момент — и в риторике нового президента.

Новая стратегическая реальность — нестабильность внешнеполитического курса Вашингтона — во многом вызвана как внутренними причинами, так и определенным падением авторитета США в качестве лидера западного мира.

Новая же тактика американской администрации: одной рукой сигнализировать о необходимости диалога, а другой — увеличивать давление. Она может говорить и о выполнении предвыборных обещаний демократов, и об отсутствии единства в выработке курса и принятия решений в новой команде, и об американском "миссионерстве". "Мы всегда правы, вы должны нас слушаться". А партнеры и оппоненты должны воспринимать такой курс как должное, причем с чувством благодарности за полученный "урок".

Призыв к диалогу мы услышали во время телефонного разговора двух президентов. И тут же началась жесткая риторика, введены новые антироссийские санкции, высылаются дипломаты, подписан указ о российской угрозе. Сюда же необходимо отнести искусственно усугубляющийся конфликт на востоке Украины, милитаристские заявления руководства США, переброску военной техники в наш регион. Проще говоря — обострение ситуации.

Очевидно, что СССР воспринимался США как равноправный соперник, с которым, без сомнения, необходимо считаться. Это было обусловлено военно-политическим паритетом сторон, для сохранения которого и была создана система международных организаций. И наличием двух военных блоков — стран НАТО и стран Варшавского договора.

Но после распада СССР паритет на какое-то время исчез. Соединенные Штаты, прожив полтора десятилетия в системе координат, когда ни одна другая страна мира не только не имела сопоставимой с ними мощи, но и не имела даже гипотетического права располагать подобной силой, просто-напросто отвыкли от равноправного диалога.
Новая администрация США, восстанавливая свое положение мирового правителя и защитника коллективного Запада (причем параллельно убеждая в этом самих себя), не имеет силы духа признать, что кто-то в мире может располагать инфраструктурными возможностями и военно-политическим потенциалом, сопоставимыми с ними. Например, Китай или Россия.

На повестке дня стоит вопрос: обретет ли сегодняшняя американская администрация мудрость компромисса, к которой пришли лидеры стран — участниц Карибского кризиса 60-х годов прошлого века?

И что поможет гасить проблемы, когда ситуация накалена до предела?
Таких моментов три.
Во-первых, осознание цены "рокового решения". Если ущерб от победы будет настолько большим, что поставит вопрос о дальнейшем существовании победителя, то это не победа.

Во-вторых, прямая связь. Это не просто телефон, по которому можно дозвониться, а возможность говорить откровенно и, что еще важнее, слышать своего собеседника. И понять его логику и аргументы.

И, в-третьих, самое важное. Не только понимание необходимости и возможности компромиссов, но и готовность идти на эти компромиссы. Готовность отказаться от языка ультиматумов и хамства, которые загоняют диалог под плинтус.
Именно поэтому риторика, заключающаяся в нехитрых словах "Россия заплатит цену", хоть и звучит очень по-американски, ведет прямо в тупик. Из этого тоннеля нет выхода. Эта мантра не даст просветления никому.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

158
Перед входом на территорию тюремной больницы

Добро пожаловать в ад, или Место, где обретается вера

151
(обновлено 10:27 23.04.2021)
Куда только не заносит проект "Прогулки по Тифлису" его автора Екатерину Микаридзе – вот и в этот раз новым материалом для исследования стала одна пугающая местность грузинской столицы

Хуже заключения может быть только смерть. А в тюрьме, в которую я направляюсь, смерть была милосерднее жизни. Как может в тюрьме, рассчитанной на 1 500 мест, отбывать наказание до 4 тысяч заключенных. Или в камерах, рассчитанных на 15 заключенных, жить до 40 человек? Или же спать по очереди, потому что нет тюремных нар, а есть стоя, потому что нет столовой и мест. Каждый день, прожитый в таких условиях, можно засчитывать за год. А саму жизнь – за пребывание в аду.

Оплот жестокости и несправедливости

Ортачальская тюрьма была самой старой тюрьмой во всей Грузии. Красное кирпичное здание было построено в конце XIX века как солдатская казарма, и только спустя 20 лет превратилось в тюрьму.

В подземных подвалах этого заведения приводилась в исполнение высшая мера наказания, а в 30-50-х годах прошлого века в этой тюрьме были замучены и расстреляны тысячи невинных людей.

За более чем вековой возраст за этой тюрьмой закрепилась слава самой жестокой и страшной по условиям содержания. За время своего существования то место заключения стало символом жестокости и несправедливости. Неудивительно, что в СИЗО №5, как называли это место, перманентно вспыхивали бунты, которые подавлялись с особой жестокостью. Последний тюремный бунт произошел в 2006 году. В результате произошедшего были убиты 17 заключенных, ранено два спецназовца. Через два года после этих событий было принято решение закрыть эту тюрьму, как не соответствующую современным стандартам.

– Это же вы спрашивали про тюрьму? – прервала мои размышления симпатичная женщина, – Вам нужно сходить.

Бросив невнятное спасибо, я почти выпрыгнула из отъезжающего автобуса. Солнце жарило не по-весеннему. У машины, припаркованной в тени, о чем-то оживленно разговаривали таксисты.

Через секунду подбежит охранник и объяснит, что делать снимки тюремного здания с этого места нельзя
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Через секунду подбежит охранник и объяснит, что делать снимки тюремного здания с этого места нельзя

– Вы не подскажите, как пройти к тюрьме? – обратилась я к ним.

За моим вопросом последовала короткая пауза, вызванная странностью моего интереса. Давно тут не интересовался никто тюрьмой, с тех пор, как ее закрыли и снесли старое здание.

– Вам немного нужно пройти вперед. А раньше вся эта территория называли тюремной.

Вера открывает все двери

Через пару шагов показался блокпост. Только не тюремный, а для въезда на территорию службы управления чрезвычайными ситуациями министерства внутренних дел. В 2008-м здание Ортачальской тюрьмы было снесено, а заключенные расселены по другим тюрьмам. И на очищенной территории были построены несколько зданий службы управления чрезвычайными ситуациями.

Вид с пустыря на тюремную вышку
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид с пустыря на тюремную вышку

Здание бывшей Республиканской больницы, которое осталась от старого тюремного комплекса, расположено на самом дальнем плане за бетонной стеной. На днях появилась информация о том, что здание уходит с молотка. Вот только приблизиться к нему не так просто.

После неудавшейся попытки попасть внутрь двора, я подошла вплотную к шлагбауму и направила объектив на здание тюрьмы. И тут как по команде из конторки, размахивая руками, как ветряная мельница крыльями, выскочил здоровенный, краснощекий охранник.

– Нельзя делать снимки отсюда!

– Зайти внутрь нельзя, фотографии снимать нельзя. Это что, какой-нибудь секретный объект что ли?

Снимок сделанный с автостоянки
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Снимок сделанный с автостоянки

Тут охранник стал учить, что неподалеку есть переулок, по которому можно подобраться к тюрьме ближе.

– Да я была уже в этом переулке, – разочарованно отвечала я ему, – там ограда с меня ростом.

Оказалось, есть и другая дорога, с петляющим вверх серпантином. Я нашла ее и, поднявшись по ней, оказалась перед бетонной стеной, отделяющей меня от тюремного здания. Ну, наконец.

Пустырь перед входом на территорию тюрьмы служил местом для автостоянки. Помня о том, что тут где-то обитает злая овчарка, охранники внизу предупредили, передвигаюсь, вслушиваясь в каждый шорох. Вокруг ни души.

Захожу за каждый автобус медленно. Из оборонительных предметов на мне фотоаппарат. Обследовав все вокруг, я подошла к явно обитаемой сторожке и наудачу постучалась в окно. И в нем тут же появилось большая морда овчарки, которая на меня грозно рявкнула. А следом вылезло зевающее лицо сторожа.

– А с какой целью вы хотите туда проникнуть? – спросил сторож.

Ведь не пустит же, мелькает в голове. И глаз падает на шпиль храма, что во дворе тюрьмы.

– Я хотела бы попасть в церковь.

Он улыбается по-доброму. Поверил, значит. Звонит кому-то. Начинает объяснять, что тут на проходной женщина хочет попасть в храм. Выше раздается звук отпираемой железной двери. На пороге возникает фигура охранника.

– А фотоаппарат вам зачем? – уточняет человек в форме. – Делать снимки там нельзя. Вам придется оставить его тут.

Ну вот, выдала себя с потрохами, как дилетант. И мне не остается ничего другого, как дав слово не вынимать его из рюкзака, зачехлить. Звонок к священнику и железная ограда на территорию бесшумно раздвигается. Охранник провожает меня до церкви и удаляется. Мы остаемся со священником во дворе одни. 

Храм во искупление

Прямо напротив храма, по размерам больше похожего на часовню, трехэтажное здание – Республиканская тюремная больница. Решетки на окнах такие же частые и многослойные, как в любом другом тюремном учреждении.

– Снимать тут ничего нельзя, со всех сторон на нас смотрят камеры, – предупреждает отец Давид. Все верно, это ж объект стратегической важности – пустая трехэтажная больница. А вдруг по снимкам, появившимся в Интернете, враги отечества вычислят секретный объект и совершат какую-нибудь диверсию.

С любым другим я стала бы спорить, доказывать, что нелепее бюрократических запретов бывают только бюрократические заперты. Но не здесь и не сейчас, и не с этим человеком. И не потому что это духовное лицо, а потому что светлее лица я никогда не встречала.

Огромные глаза невысокого, тонкого духовника смотрят на тебя открыто и доверчиво. Юлить, глядя в эти глаза, и пытаться во что бы то не стало сделать снимки здания или выдавать себя за набожного человека, который, завидев храм, пытался в него попасть, не хочется. Будто читая мысли, батюшка спрашивает:

– А почему вы хотели попасть в эту церковь?

– Я скажу вам правду… Я, на самом деле, хотела на здание посмотреть и снять с близкого расстояния. Дело в том, что я читала о том, что здешняя территория с постройками на ней выставлена на аукцион. Начальная стоимость объекта составляет 14 миллионов лари. И мне стало интересно, как это место выглядит.

– А где вы прочитали про продажу территории?

– Сейчас, – начинаю я рыться в телефоне и, отыскав информацию, показываю ее.

– Спасибо, я прочитаю позже. Не знал об этом, интересно, – задумчиво отвечает молодой священник. Потом он тянет на себя красивую деревянную дверь ручной работы и приглашает меня в храм.

– Знаете, как появился этот храм святого Георгия? Его построили лет 20 назад. Был такой вор в законе Давид Какулия. Его в 1994-95-м поймали в Москве. И произошла его экстрадиция на родину. Посадили его в ортачальскую тюрьму. У него была идея построить церковь. При поддержке заключенных, конечно. Сам он по выходу из тюрьмы жил со своим духовником. Его убили в начале 2000-х в Москве, – отец Давид умолкает и в маленьком храме воцаряется тишина. Не давящая тишина, а содержательная.

– Вы помолитесь, если хотите, и свечку можете поставить, – говорит батюшка удивительно спокойным и ровным голосом. Взяв несколько свечей, я подхожу к образам святых, всматриваюсь в них.

– После освещения храма, его начали расписывать. Художники нашлись среди заключенных, это были два брата Захарий и Леван. Их имена отмечены на стене, – показывает священник в сторону росписей. А церковный колокол храму пожертвовал Патриарх Грузии Илия Второй.

Опять тишина. И почти осязаемый на ощупь сгусток энергии. Не отрицательной, нет, а плотной и тяжелой, как ртуть.

Обретение веры

– Говорят, самая искренняя вера бывает только у заключенных, – обращаюсь я к отцу Давиду, когда мы выходим из храма.

– Когда человек попадает в тюрьму, он впадает в полное отчаяние, – задумчиво отвечает батюшка. – Ему кажется, что прощения ему ждать уже не от кого. И даже Бог от него отвернулся. После совершения преступления человек часто думает, что все вокруг против него и никому больше доверять нельзя. Нужно протянуть ему в таком состоянии руку, чтобы темная сторона его не перетянула и зло не поглотило его. Возможно тут человек обретет веру.

– Заключенные пребывали здесь до 2019 года. Есть в этом здании одна камера, в которой заключенные устроили молельню, – продолжает отец Давид. – В ней они по желанию молились и соблюдали пост. И встреча с духовным лицом была для них отрадой.

Для многих пребывание в камере и молитва были шансом начать жизнь заново. Заключенному хочется верить, что Бог его простит. Человек в заключении задумывается над содеянным и по выходу старается больше не преступать закон. Хотя бывает и так, что выйдя на свободу, они снова переступают закон и возвращается сюда. И духовные лица были призваны как раз поменять у них это отношение к окружающему миру, чтобы у заключенного по выходу из тюрьмы не рождалось желания вернуться обратно.

Есть и такие среди заключенных, кто выйдя на свободу, ушел служить в церковь, создал семью и продолжил счастливую жизнь по христианским традициям.

Поговорив еще немного, я стала прощаться с отцом Давидом. Мы пошли с ним медленно вниз, к воротам, ведущим на "волю".

– Вы не беспокойтесь, я сама дойду, – говорю я ему. А он мне на это с мягкой улыбкой отвечает:

– Я проведу вас, мне это не трудно. У вас есть свой батюшка?

– Нет, у меня никогда не было ни батюшки, ни в грехах я ни разу не каялась.

Вид с дороги на тюрьму
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вид с дороги на тюрьму

Железная дверь со скрипом открывается наружу. Отец Давид благословляет меня и машет на прощанье рукой. Спускаюсь по дороге медленно, несмотря на то, что начинает накрапывать дождь. На душе становится так легко, что кажется нет в этом мире ни зла, ни жестокости. И появляется слабая надежда на то, что человек человеку все же друг, а не волк, как писал в своей "Зоне" Сергей Донатович Довлатов…

151
Темы:
Прогулки по Тифлису
101-летняя пациентка Сачхерской клиники, которая вылечилась от коронавируса

В Грузии 101-летняя пациентка вылечилась от коронавируса

0
Венеру Папидзе, которая сумела вместе с врачами одолеть коронавирус, из Сачхерской клиники медперсонал провожал аплодисментами

ТБИЛИСИ, 23 апр — Sputnik. Самого пожилого пациента проводили домой врачи Сачхерского медицинского центра - от коронавируса вылечилась 101-летняя Венера Папидзе, сообщает телеканал "Имеди".

Женщину выписали из клиники в пятницу.

По словам медиков, пациентка обратилась в клинику на пятый день после выявления симптомов. Ее сразу же уложили в палату интенсивной терапии.

В иммунной фазе у нее развилась отрицательная динамика, однако с помощью незамедлительного реагирования и правильного процесса лечения, пациентка выздоровела.

Персонал медицинского центра поздравил женщину с выздоровлением и проводил ее аплодисментами.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

0
Теги:
Коронавирус COVID-2019, Сачхере, Грузия
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Грузии в 2021 году