Экран с результатами президентских выборов в США

Русские хакеры курят в стороне: кто захватил настоящую власть в США

186
(обновлено 14:20 12.11.2020)
На этот раз американские выборы обошлись без пресловутых "русских хакеров". Транснациональные корпорации отлично справились сами

Нового президента американцам назначили Google и Facebook, а статьи Билла Гейтса в The Washington Post, принадлежащей Джеффу Безосу, приобрели статус всеамериканских "указивок", пишет автор РИА Новости Виктория Никифорова.

Евросоюз vs США: Брюссель вводит пошлины на американские товары>>

"Мне тут сказали, что нельзя выиграть выборы, если тебя не поддерживает BigTech. Давайте покажем им завтра, что это возможно," — заявил Дональд Трамп своим сторонникам накануне выборов. Уже на следующий день, когда информационные технологии, подкрепленные нешуточным админресурсом, заработали против него, стало ясно, что президент был не прав.

Сегодня объединившиеся с ведущими СМИ интернет-платформы практически назначили президентом Соединенных Штатов Джо Байдена — вопреки мнению десятков миллионов американцев и невзирая на бесконечные скандалы с вбросами бюллетеней и голосованием "мертвых душ". Кульминацией этого издевательства над демократическими процедурами стало отключение телеканалами трансляции выступления президента Трампа, обвинившего своих противников в мошенничестве на выборах.

Все последние месяцы лидеров IT-корпораций постоянно таскают в конгресс и сенат США, допрашивают и заставляют отчитываться. По логике вещей нападать на Цукерберга (Facebook), Дорси (Twitter), Пичаи (Google) должны республиканцы — в конце концов, соцсети целенаправленно топили именно Трампа и его сторонников. На деле все выглядит иначе.

Конгрессмены-демократы атакуют владельцев интернет-платформ и соцсетей не менее яростно, чем их политические противники. Республиканцы обвиняют BigTech в цензуре, демократы — в монополизации рынка.

Республиканцы грозят отменить 230-й раздел Закона о телекоммуникациях. Это сделает операторов ответственными за любой контент, размещенный на их платформах. Любой пользователь сможет подать в суд на любую IT-корпорацию, а вал этих исков обеспечит им скорое банкротство.

Демократы хотят применить к IT-корпорациям антимонопольное законодательство. Со скрипом и небыстро, но этот закон действительно позволяет дробить корпорации, захватившие непропорционально большую долю на рынке. Антитрестовское законодательство в свое время взломало и нефтяной бизнес Рокфеллера, и корпорацию IBM.

Получается, что американские политики из разных партий, ожесточенно воюющие на выборах, вдруг непонятным образом объединились против IT-корпораций. Почему это произошло?

Прошедший год наглядно показал, как изменилась система власти в США. Президент Трамп на глазах всего мира терял контроль над страной. В это время всеамериканскую (и во многом мировую) повестку создавали владельцы IT-гигантов. Соцсети демонизировали Трампа, терроризировали его сторонников, раздували протесты Black Lives Matter.

На местах "указивки" Гейтса, Безоса, Цукерберга радостно исполнялись мэрами и губернаторами, принадлежавшими к Демократической партии. Президент оказался вообще выключен из процесса управления страной. Вопреки его прямым указаниям мэр Нью-Йорка провоцировал и поддерживал бесчинства в своем городе. А мэр Сиэтла в ответ на требование Трампа навести порядок написала ему в Twitter: "Сиди в своем бункере!"

Ноябрьские выборы в этом плане ничего не изменили. Джо Байден еще лучше подходит на роль президента-марионетки, играющего чисто декоративную роль и лишенного всех рычагов власти.

На местах будут распоряжаться — в меру своих сил и умений — мэры и губернаторы. А руководить ими будут какие-то непонятные мультимиллиардеры, владеющие транснациональными компаниями с пропиской в Дублине. Или еще более мутные люди, стоящие за этими ребятами.

Президенту США, да и всему классу американских политиков, в этой двухэтажной схеме управления просто нет места. Именно это и пугает американских конгрессменов и сенаторов, независимо от их партийной ориентации. Все они ощутили себя внезапно лишним звеном.

Неслучайно американцы резко забыли про русских хакеров. Оказалось, что фейковые злодеи, пишущие программный код не иначе как кириллицей, — это, в конце концов, была простая и понятная угроза. Спецслужбы национальных государств пакостят друг другу на регулярной основе. Но вот запредельный уровень влияния IT-корпораций — это вещь, которая способна смести все национальные государства вместе с их спецслужбами, политиками, чиновниками, лоббистами и даже бессмертной Нэнси Пелоси.

Пару лет назад отечественная либеральная тусовка возмущалась идеей о "суверенном интернете" и сочиняла в тему смешные мемы. Но вот американцы на себе испробовали беспредельную свободу информационных технологий и получили совсем не того президента, за которого на деле проголосовали. Оказалось внезапно, что без контроля Интернета нет и суверенитета.

Вопреки мантрам о том, что у частного бизнеса нет идеологии, интернет-корпорации навязывают всему миру совершенно определенную и внятную политическую программу. Ее смысл в ущемлении прав белого большинства, радикально зеленой программе, деиндустриализации, денационализации, развязывании бесконечных "культурных" войн по всему миру. Нехитрые идеи давно создали свой новояз и сложно выстроенную систему политической цензуры.

Эта повестка легко копипастится во всех странах, на всех континентах. Доходит до смешного: жители Японии массово выходят на митинги Black Lives Matter, хотя, казалось бы, где они и где угнетение негров? С тем же успехом возможно внедрить и двухэтажную систему власти, полигоном для тестирования которой стали сегодня Штаты.

Критики национального контроля за интернетом апеллируют к частному статусу IT-империй. Мол, владельцы соцсетей вправе устанавливать любые правила в своей лавочке. Однако монопольный характер их деятельности позволяет владельцам интернет-гигантов цензурировать свободную мысль миллиардов людей и распространять любые идеи, вплоть до самых людоедских. Не стоит забывать, что и "Фолькишер Беобахтер" начиналась когда-то как сугубо частное издание.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

186

Прохожие в масках на улице в Иране

Иран не удастся спровоцировать на начало мировой войны

36
(обновлено 11:39 01.12.2020)
Если государство устраивает в других странах теракты, убивает неугодных, если его вооруженные силы периодически – без всяких приглашений или провокаций – атакуют другие страны, то как оно называется?

Страной-террористом. А если оно еще и владеет ядерным оружием? Террористом с атомной бомбой, пишет автор РИА Новости.

Нужно ли наказывать такое государство? Ну конечно же — если не ответными зеркальными действиями (по принципу око за око) или военным вторжением (невозможным из-за риска атомной войны), то различными международными санкциями, включением государства в список стран — спонсоров терроризма.

Ведь терроризм — это главный враг и угроза человечеству: так, по крайней мере, нам говорят последние два десятилетия, после 09.11.

Все так? Ну тогда вы не только американофоб, но еще и антисемит. Потому что вы выступаете против "законного права Израиля убивать врагов Израиля где угодно и когда угодно". Да, речь об убийстве в минувшую пятницу ученого-ядерщика и одного из руководителей иранского ВПК Мохсена Фахризаде. Он погиб недалеко от Тегерана после теракта, организованного израильскими спецслужбами: официально Израиль, конечно, не подтверждает свою причастность, но никто в мире не сомневается в заказчиках и организаторах убийства.

Израиль убил уже нескольких иранских ядерщиков и не раз готовил покушения на Фахризаде. Тегеран обвинил в убийстве США и Израиль и пообещал отомстить. Но практически все уверены, что адекватного возмездия не будет: в начале этого года американцы убили в Багдаде Касема Сулеймани, легендарного иранского генерала, и ответ был более чем скромным (удар по базе в Ираке, к которому американцы успели подготовиться).

Но отсутствие зеркального ответа не означает успеха американо-израильской стратегии по борьбе с Ираном. Хотя для начала надо понять, с чем и почему они борются.

Иран уже сорок лет выступает как самый последовательный в мире идеологический противник Запада, Израиль в данном случае — это лишь часть западной цивилизации, вынесенная на Ближний Восток. После революции в Иране был основан уникальный строй — исламская теократия в сочетании с выборной демократией.

После краха СССР и коммунистического проекта в мире осталась одна ярко выраженная идеологическая система, выдвигавшая себя как альтернативу и борца с западным глобализмом, обществом потребления и технократического материализма, — и это иранская исламская модель общества и государства. Как и все великие народы, иранцы (наследники одной из древнейших в мире цивилизаций) не лишены мессианства.

Да, иранцы шииты, то есть относятся к меньшинству исламского мира — но амбиции у них как минимум общеисламские. А это полтора-два миллиарда человек — немалая часть населения Земли, объединенная живой и горящей верой и солидарностью.

Для атлантических глобализаторов ислам крайне неудобен — в первую очередь потому, что это традиционалистское общество, которое невозможно перестроить в нужном потребительско-гедонистском ключе. Но исламский мир раздроблен как религиозно, так и политически, разделен на десятки государств и народов.

Им можно манипулировать — как стравливая между собой, так и выращивая управляемые проекты и государства. Именно этим Запад и занимается уже много лет, не допуская появления лидера, способного повести за собой мусульманскую умму.

Но потом появляется Иран, который претендует не просто на самостоятельность — но на сплочение всех мусульман против внешнего давления и попыток манипуляции ими. Символом сопротивления ислама Западу становится борьба за Иерусалим, который у мусульман отнял не просто Израиль, а Запад как таковой. Неслучайно подразделение, которым командовал Сулеймани, называется "Аль-Кудс" — по арабскому названию Иерусалима.

Иран является врагом Израиля ровно в такой степени, в какой Запад и Израиль являются врагами исламского мира, оккупируя Палестину и не желая возвращать Восточный Иерусалим. Более полувека Израиль отказывается освободить Восточный Иерусалим, несмотря ни на какие резолюции ООН и позицию большинства стран мира. Право сильного? Да, но тогда не нужно удивляться и праву на сопротивление.

Иран больше, чем кто-либо другой в исламском мире, поддерживает тех, кто борется против израильской оккупации или агрессии: палестинцев, ливанцев. Ах, он поддерживает террористов из ливанской "Хезболлы"*, говорят англосаксонские СМИ, но на самом деле "Хезболла"* — это даже не партия и не армия, это самоорганизация шиитского населения Ливана, давно уже составляющего большинство в стране, но не имеющего адекватного представительства в управлении государством.

Иран поддерживает не только шиитов "Хезболлы"*, но и суннитов в Палестине. Да, поддерживает тех, кто настроен на сопротивление Израилю, — ну так странно было бы ожидать, что весь исламский мир смирится с потерей Аль-Кудса и мечети Аль-Акса.

В ответ на это Штаты и Израиль всячески демонизируют Иран: он объявлен исчадием ада, внесен в списки государств — спонсоров терроризма, подвергнут различным международным санкциям. Почему международным?

Потому что весь мир напугали тем, что Иран хочет получить атомную бомбу — конечно же, для того, чтобы тут же уничтожить Израиль. Идут беззастенчивые спекуляции на тему "не допустим нового холокоста!", фактически сводящиеся к тому, что "ради спасения еврейского государства Иран должен быть повержен".

Понятно, что руками США — после американского вторжения в Ирак в 2003 году на протяжении нескольких лет пытались подвести дело к американо-иранской войне. То есть как минимум к удару по Ирану, а как максимум — к его военному разгрому. Зачем?

Якобы для того, чтобы остановить иранскую программу по созданию атомного оружия, хотя иранское руководство не раз говорило о том, что не собирается обзаводиться атомной бомбой. А в 2013 году верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи даже издал фетву о недопустимости ядерного оружия как несоответствующего исламу.

Но Иран продолжал жить под санкциями — не только оружейными, но и нефтяными, лишавшими потенциально одну из богатейших стран мира большей части национального дохода. Но Иран не сдавался, и даже его "экспансия" в регионе, которой пугали Запад и самих себя как Израиль, так и саудиты (главные конкуренты Ирана за влияние как в регионе, так и в исламском мире в целом), лишь набирала обороты.

Иран укрепил позиции в Ираке, Ливане, отправил армию на помощь Асаду в Сирию, поддерживал йеменских повстанцев — вот только большая часть его успехов была следствием поражения и провалов того же Запада (наиболее яркий пример — Ирак).

В 2015-м во многом благодаря участию России было подписано соглашение об иранской ядерной программе — США начали искать выход из тупика. Казалось, что еще немного — и Иран освободится от санкций и начнет дышать свободно, но это не устраивало ни Израиль, ни Саудовскую Аравию.

И, желая подыграть им и заработать на этом очки, Дональд Трамп вывел США из ядерной сделки, ужесточив давление на Иран. А в январе этого года отдал приказ об убийстве Сулеймани — провокация, которая могла бы очень дорого обойтись всему миру.

Могла бы — если бы Иран вел себя столь же безрассудно, как США и Израиль. Да, у него нет их чувства безнаказанности, но самое главное, что у него есть долгосрочная стратегия. Она проста: рано или поздно Запад будет вынужден уйти с Ближнего Востока.

Дружественные Западу арабские режимы растеряли большую часть уважения своих народов — или неправедным для мусульман образом жизни, или недостойным прогибанием под американцев и чужой мир. Никто из них не ставит борьбу за Аль-Кудс и право мусульман жить по своим законам на своей земле на первое место, а Иран ставит. Соперником Ирана в борьбе за влияние на исламскую улицу является только Реджеп Эрдоган — близкий к "Братьям-мусульманам"* турецкий лидер все время говорит об общеисламских интересах и задачах.

Но с Турцией англосаксы не могут позволить себе вести себя так, как с Ираном, да и степень автономии турецкой элиты от Запада все-таки уступает иранской. Американцам кажется, что направление движение Турции еще можно изменить, просто убрав Эрдогана — с помощью переворота или выборов. Иран же со своего пути не свернет — поэтому и убивают Сулеймани с Фахризаде.

Но ведь убийство Фахризаде ничего не изменит? Даже если верить в намерение Ирана создать атомную бомбу, иранская ядерная и ракетные программы будут развиваться и без него. Наоборот, вдруг после его убийства аятолла Хаменеи пересмотрит свою позицию и решит, что атомная бомба уже не харам?

Подобная логика уместна, если бы в Израиле действительно опасались создания иранской атомной бомбы и считали бы, что она предназначена для атаки на их страну. Но нет, Израиль просто очень хочет спровоцировать Иран на ответные действия.

Да, это чистой воды провокация: пускай Иран отомстит, и это можно будет использовать как повод для американского удара по нему. То есть не мытьем, так катаньем Нетаньяху уже полтора десятилетия пытается подтолкнуть США к нападению на Иран. Но и в этот раз у него ничего не получится — ни при Трампе, ни при Байдене. И не только потому, что Иран не поддастся на провокацию.

Потому что Трамп, хотя и пошел на поводу неоконов (и с усилением давления на Иран, и с признанием Иерусалима столицей Израиля), все же не рассматривает нападение на Иран как возможную опцию. К недавним "утечкам" о его желании организовать атаку на иранские ядерные объекты нужно относиться более чем осторожно — на правду в них похоже только желание изучить возможность и эффективность кибератаки.

Война с Ираном — а любой ракетный удар по иранской территории повысит ее риски до критических — противоречит планам Трампа по отказу от вовлечения США в новые военные конфликты. Но и администрация Байдена не станет нагнетать обстановку: даже если она и не вернется к ядерной сделке, таскать каштаны из огня для Израиля Вашингтон не будет.

Ведь даже такой ястреб, как Дик Чейни, вице-президент США и фактический правитель Америки при Буше-младшем, не решился напасть на Иран, понимая, к каким катастрофическим последствиям это может привести. Конечно, в Вашингтоне есть и сторонники силового решения "иранской проблемы" вроде Джона Болтона — но не они принимают решения. Ни глобалисты, ни новые изоляционисты не хотят устраивать Армагеддон.

Никто не поможет Израилю, давно уже (и незаконно, то есть тайно) обладающему ядерным оружием, просто потому, что в его нынешней стратегии нет хороших вариантов.

Нападение на Иран приведет к большой войне на Ближнем Востоке, в которой сгорят все, в том числе и спровоцировавшие ее.

Ставка на давление на Иран и его изоляцию тоже не сработает — и не потому, что Иран все равно рано или поздно обзаведется атомной бомбой и сбросит ее на Израиль. Нет, Иран не будет этого делать, но он продолжит поддерживать те силы в исламском мире, которые не согласны с попытками Израиля вечно сохранять статус-кво в Палестине и Иерусалиме.

И рано или поздно это закончится поражением этого молодого государства — после того, как оно лишится поддержки своего заокеанского союзника, неминуемо уходящего от роли мирового гегемона.

Несправедливость убьет, а не атомная бомба.

* "Хезболла" — террористическая организация, запрещенная во многих странах мира, в том числе в России и США.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

36
Защитная медицинская маска лежит на торпедо в салоне автомобиля. В Грузии введен карантин и принимаются меры по борьбе с коронавирусом

Почему грузины не верят в пандемию?

158
(обновлено 10:19 01.12.2020)
Колумнист Sputnik Грузия вынужден гадать о том, как получилось, что агрессивной второй волне COVID-19 сопутствует индифферентное отношение со стороны значительной части населения

Ну вот! Опять мы плотно обложены регуляциями. Вечерние прогулки отменяются, общественным транспортом не воспользуешься, за пределы города практически не выберешься. Даже в парикмахерскую не сходишь – не потому, что запрещено, а потому что мастера не могут добраться до работы, ведь общественный транспорт остановлен.

Премьер изначально попросил запрет на ночные передвижения не называть "комендантским часом". А для последовавшим за ним новым регуляциям в правительстве подобрали и вовсе безобидный термин – "точечные". Заодно подменив слово "изоляция", наводящее на мысль о карательной практике, более помпезным и менее понятным – "локдаун".

Вот только что это меняет по существу? Как иронически подметил эксперт в области здравоохранения Вато Сургуладзе, разница лишь в том, что собственную жену в собственном автомобиле вы все еще можете усадить на место рядом с собой! При этом по темпам инфицирования Грузия успела стремительно "выбиться" в мировые лидеры. И мы, как витязь на распутье: подайся хоть влево, хоть вправо – всюду подстерегает экономический коллапс.

Тем не менее, глядя на общебытовую картину в Тбилиси, трудно предположить, что население наше закономерно испытывает страх перед коронавирусом. Несмотря на регуляции и даже угрозу солидного штрафа, вне крупных супермаркетов защитные маски по всем правилам полностью (то есть, включая нос) натягивают немногие. Чаще они бесцельно болтаются на шее, как платок. Социальную же дистанцию грузины с 2-х метров незаметно укоротили едва ли не до интимной близости.

А главное, в поведении большинства наших граждан неуловимо присутствует дух своего рода бравады: да что мне ваш гребанный вирус!.. И, между прочим, у этого феномена есть объяснение. Пожалуй, даже не одно.

Нет-нет, почти никто не сомневается, что коронавирус – объективно нависшая над миром реальность! Вот только насколько грозная? По правде говоря, однозначный ответ на этот вопрос все еще не найден. Нас долго пугали разного рода мистическими теориями заговора, типа "мирового правительства" или антенн мобильной связи G5. Кое-кто говорил про искусственный характер вируса и последовавшей за ним пандемии COVID-19. Впрочем, все это так и осталось на уровне сомнительных теорий, интерес к которым резко упал.

А единственным осязаемым и убедительным, на первый взгляд, аргументом служила катастрофическая статистика. Благодаря СМИ она буквально держала человечество за горло. Появился даже неофициальный термин – инфопандемия. При этом нам по недосмотру все это время опрометчиво внушали: коронавирус никуда не денется, надо научиться с ним жить. Вот мы и научились. Свыклись. И стали всерьез задумываться.

В прессе появились скептические публикации, свидетельствующие о том, что в мире не существует единой стройной методики определения ущерба от коронавируса. К примеру, доказано, что болезнь во многих случаях протекает бессимптомно. Но это (о чем можно наглядно судить по официальному сайту ВОЗ www.stopcovid.com) не мешает в качестве одного из главных критериев рассматривать общее число инфицированных. Причем, независимо от тяжести заболевания и удельного веса протестированного в тех или иных странах населения.

Кое-кто и процент летальных исходов высчитывает исходя из этого показателя. Другим более обоснованными критериями представляются темпы инфицирования и уровень смертности в расчете на миллион жителей. Кстати, Грузия, выбившись в лидеры по первому параметру, по второму фигурирует едва ли не в списке самых благополучных регионов.

Центр по контролю за заболеваниями США в последнее время вообще стал утверждать, что статистика смертности катастрофически завышена в целом. В нее включаются случаи, когда причина кроется вовсе не в коронавирусе, и он выступает лишь как сопутствующий фактор. Более того, американские медики пришли к выводу, что на их долю приходится 94% всех летальных исходов. При таком подходе получается, что короновирус вдвое менее опасен, чем обычный сезонный грипп! Из-за которого, между прочим, никто никогда никаких "локдаунов" не объявлял.

Также бытует довольно убедительная версия, что пандемия COVID-19 не отразилась на среднем мировом показателе смертности за последние годы. Правда, такие данные по нашей стране пресса не публиковала. Поэтому можно назидательно сказать: вот, мол, домитинговались, доотдыхались, допрыгались. Однако дело не только в этом.

Никто наверняка не забыл, как минувшей весной мы с замиранием сердца следили утром за статистикой. И содрогались, если в течение суток число подхвативших коронавирус переваливало за однозначное число. Сегодня, грузинские эпидемиологи ежедневно выявляют по несколько тысяч фактов инфицирования. Тем не менее, для общества главная беда, скорее всего, не в этом.

Статистику можно воспринимать и толковать по-разному, тем более, что в поведении коронавируса по-прежнему много непредсказуемого, медиками до конца неосмысленного. Тем не менее, во всем этом присутствует один ни у кого не вызывающий сомнений момент – что-что, а пандемию научились виртуозно использовать в политических целях!

Обозленная на власть оппозиция резко критикует ее за то, она плохо подготовилась ко второй волне, своевременно не приняла строгих мер. Хотя было бы несправедливо не припомнить, что весной та же оппозиция подвергала правительство не менее острой критике за чересчур строгие ограничения. Не будем, однако, слишком придирчивы – это политический процесс, и его смысл в изыскании противовесов, пусть даже не всегда последовательных.

Главным фактором в ходе управления пандемией была политическая целесообразность, обрушился на действующую власть один из лидеров "Нацдвижения" Роман Гоциридзе. Тут не поспоришь, разве что было бы уместно добавить: упрек в равной степени справедлив как по отношению к правительству, так и к оппозиции. Многие не без успеха извлекают выгоду из ожесточенной политической борьбы власти и оппозиции. А те, с головой окунувшись в нее, продолжают нагнетать противостояние, не замечая или не желая замечать, какой наносят урон обществу и общественным интересам.

На фоне уникальных проявлений бескорыстной поддержки и взаимопомощи людей, свидетелями которых мы стали во время первой волны, некоторые структуры повели себя, мягко говоря, не очень порядочно. Цепко хватаются за прибыль и не желают жертвовать ею коммерческие банки. Получившие, между прочим, преференции от государства. И попутно прибравшие в собственность имущество пострадавших в результате пандемии бизнесменов. Даже затрудняюсь подобрать этому по-человечески адекватную оценку.

Согласно данным организации "Молодые адвокаты", за последнее время в стране активизировались финансовые компании, занимающиеся "выбиванием" средств из должников. Которые не брезгуют прибегать к изощренным методам устрашения и насилия. Но в чем же тогда состоит наша общенациональная солидарность? И почему мы удивлены проявлениям индифферентности, разочарования и скептицизма у обывателя?

Тем более, если, как подметил известный бизнемен Темур Чкония, бизнес претерпел ограничения, все затянули пояса, а содержание госаппарата осталось на том же уровне. Беру смелость предположить, что и в этом дает о себе знать политическая заинтересованность. Как ни печально, но верность у нас тоже имеет теперь конкретный денежный эквивалент…

Регуляции – следствие пандемии, и мера, безусловно, вынужденная. Но объяснить это людям, массово теряющим работу и замечающим, что творится вокруг, становится все сложнее. Принято много противоречивых решений, которые поддаются объяснению политической конъюнктурой, а не эпидемиологической целесообразностью. Как, скажем, отсутствие митингов в перечне массовых мероприятий, на которые правительством объявлен запрет. Или станете уверять, что это не так?

Власти не раздумывая вводят строгие ограничения в части социального быта граждан. Но при этом не торопятся ужесточить администрирование в сфере экономики и бизнеса. Единственная робкая попытка не допустить роста цен на ряд жизненно важных продуктов питания и та безнадежно провалилась. Между тем, при столь резком снижении экономической активности крайне важно ввести строгий государственный контроль за перераспределением прибыли. Пусть даже в ущерб вожделенным рыночным принципам.

Шанс на выживание должен быть предоставлен всем – в этом нравственная составляющая борьбы с кризисом и деловая суть форс-мажорных обстоятельств.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

158
Темы:
Вторая волна коронавируса в Грузии
Матч Грузия-Ирландия по регби

Грузинский регбист признан лучшим игроком третьего тура Осеннего Кубка Наций

0
Сборная Грузии вышла в плей-офф турнира с последнего места и в заключительном матче, который состоится 5 декабря, разыграет с командой Фиджи седьмое-восьмое место

ТБИЛИСИ, 1 дек – Sputnik. Бэк национальной сборной Грузии по регби Георгий Квеселадзе признан лучшим игроком третьего тура Осеннего Кубка Наций, говорится в сообщении на официальной странице турнира в Twitter.

Голосование проводилось на официальном сайте турнира, и за Квеселадзе проголосовало почти 89 процентов опрошенных. Учитывая сильнейший состав участников турнира – это серьезное достижение для грузинского игрока.

В третьем туре Осеннего Кубка Наций сборная Грузии встречалась с командой Ирландии и уступила 10:23. Автором единственной попытки в составе "лелос" стал как раз Квеселадзе, для которого это была 28 игра за главную команду страны.

Сборная Грузии вышла в плей-офф турнира с последнего места и в заключительном матче, который состоится 5 декабря, разыграет с командой Фиджи седьмое-восьмое место.

В финале Осеннего Кубка Наций встретятся сборные Англии и Франции.

0
Теги:
регби
Темы:
Грузинские спортсмены на международной арене