Нефтяная качалка

Сланцевиков США спасают нефтяные гиганты. Но им самим бы не утонуть

107
(обновлено 17:02 30.10.2020)
Текущее состояние и прогнозы добычи нефти в США — по-прежнему актуальная тема для наблюдений, пишет колумнист РИА Новости

Ведь большая ее часть приходится на сланцевую нефть, которая, с известными оговорками (инерция, финансовое состояний компаний), является гибким балансиром мирового нефтяного рынка, отмечает автор.

Общая картина, публикуемая в еженедельных отчетах американского Минэнерго, понятна: достаточно резкое, в течение трех месяцев, падение с мартовских пиков в 13 миллионов баррелей в сутки до 10,5 миллиона (то есть на 20%). В дальнейшем пошли значительные колебания вокруг этой величины (плюс-минус полмиллиона баррелей), связанные в том числе с сезоном ураганов — ведь это общая статистика с учетом не только сланцевой и прочей сухопутной, но и морской добычи в Мексиканском заливе. По последним цифрам, суммарная добыча в США упала даже ниже отметки в десять миллионов баррелей в сутки, но повторимся — недельные данные часто корректируются, так что скорее показывают общую тенденцию.

Что дальше? Традиционным опережающим индикатором добычи считается число работающих буровых установок. Здесь мы тоже видели быстрое падение после событий марта, с 682 на локальном пике марта до минимума в 172 единицы в августе, после чего пошло слабое восстановление до 205 в настоящее время. Буровые упали в три раза, а добыча снизилась на 20% — противоречия в цифрах нет: во-первых, пока не вся добыча сланцевая, а во-вторых, существует инерция.

Важный фактор, влияющий на добычу, — так называемые незаконченные скважины, которые уже пробурены, но на них не проведен гидроразрыв пласта. Таковых уже 7,7 тысячи — это достаточно серьезный объем (по сравнению с работающими 200 буровыми), который, если на них будут проводиться гидроразрывы, может длительное время поддерживать добычу даже при низком объеме нового бурения. Весь последний год объем незаконченных скважин существенно не менялся, то есть говорить о том, что ввод таких скважин ранее уже поддерживал добычу на фоне кратного падения числа буровых, нельзя. Сейчас количество незаконченных скважин стало немного снижаться, и, что главное, в своем последнем прогнозе американское Минэнерго прямо указывает: теперь они составляют резерв поддержания добычи на фоне малого числа работающих буровых установок. Кстати, на ноябрь этот обзор предполагает новое снижение сланцевой добычи нефти в США.
Словом, как обычно в сланцевых делах, масса неопределенностей, в результате чего уважаемые организации показывают огромный разброс прогнозов: от роста суммарной добычи до 11,5-12 миллионов до падения к десяти миллионам баррелей в день к середине 2021 года (если верить недельной статистике, то оно уже состоялось).

Одновременно над всеми этими оценками нависают известные финансовые трудности сланцевых компаний. Да, в целях экономии средств объемы бурения сокращаются, но это означает и меньше добычи, а значит, снижающийся денежный поток для обслуживания долга. Банкротства небольших компаний уже начались — и продолжатся.

Еще до кризиса два крупнейших американских нефтегазовых гиганта, ExxonMobil и Chevron, уже инвестировали в сланцевую добычу и даже, по сути, устроили негласное соревнование. В результате сложилось мнение, что в случае чего долги или даже банкротства сланцевых добытчиков выкупят крупные компании.

Отчасти так и происходит. На днях ConocoPhillips объявил о покупке сланцевого добытчика Concho Resources за 9,7 миллиарда долларов. Таким образом, еще один американский нефтяной гигант становится одновременно и крупным сланцевиком. Правда, любопытно, что покупка произошла не в денежной форме, а в виде обмена акциями.

Похожая история произошла в начале октября, когда Chevron купил Noble Energy (а это, кстати, не только сланцы, но и активно обсуждаемая сейчас морская газовая добыча в Восточном Средиземноморье).

В свою очередь, в компаниях среднего размера Devon Energy купил WPX Energy, а Pioneer Natural Resources обсуждает поглощение Parsley Energy. Еще несколько сланцевых добытчиков рассматриваются как кандидаты на покупку или поглощение успешными конкурентами или более крупными компаниями.

То есть консолидация и поглощения в секторе налицо. Компании ожидают выигрыша от экономии на масштабах, объединения близлежащих участков при добыче и так далее. И, конечно, подобные поглощения, особенно со стороны крупнейших "мейджоров", позволяют отодвинуть на второй план проблему долговой нагрузки. В том числе и потому, что крупные компании могут кредитоваться заметно дешевле для рефинансирования долга.

Словом, все происходит примерно так, как и предполагалось в начале года — выживание отрасли за счет поглощений со стороны ТНК, пандемия разве что ускорила все эти процессы. Однако кризис в нефтяной сфере привел и к другому следствию: финансовая устойчивость компаний, поглощающих сланцевиков, стала намного ниже, а значит, "переварить" проблемные компании без последствий будет сложнее.

Наверное, наиболее яркий пример — ExxonMobil. В начале года котировки акций компании были в два раза выше, чем на данный момент, при этом она, в отличие от многих европейских коллег, не снижала квартальные дивиденды. Сейчас квартальный дивиденд к нынешним котировкам (в пересчете на годовые значения) составляет огромные при текущих ставках десять процентов годовых, соответственно, в начале года он был в два раза ниже. Понятно, что падение котировок в два раза при неизменном объеме дивидендов означает одно — возросшие риски и опасения, что компания не сможет в дальнейшем поддерживать тот же уровень выплат и финансовой устойчивости в целом. Похожая ситуация наблюдается и для других крупнейших компаний.

Любопытно, что именно ExxonMobil в начале кризиса выступил против скоординированных сокращений добычи (тогда это обсуждалось и для США), что трактовалось некоторыми наблюдателями как желание скупить на волне упавших нефтяных котировок подешевевших сланцевиков по бросовым ценам. Но в результате сейчас компании очень непросто и без дополнительных покупок. Хотя и они не исключены, ведь ближайшие конкуренты значительно усилили свой сланцевый сегмент в кризис. Chevron после поглощения Noble Energy стал вторым по объему добытчиком сланцевой нефти в США.

По сути, крупнейшие ТНК хотели вытянуть сланцевую добычу своим масштабом и финансовой устойчивостью — эта задача остается на повестке дня, но становится труднее. А значит, вопросы финансовой дисциплины вновь выходят на первый план, и ожидать рост ради роста, как мы еще недавно видели в сланцевом секторе, не следует.

Добавим к этому и то, что "зеленая повестка" создала давление на все нефтегазовые компании, в том числе крупнейшие. Говорить о том, что банки не будут кредитовать нефтяников ни под какие ставки (как это уже наблюдалось ранее со стороны некоторых банков для угольного сектора), крайне преждевременно, но окажется неудивительным, если "климатическая повестка" в сумме с приобретениями сланцевых добытчиков увеличит стоимость нового долга и для крупнейших компаний отрасли.

Подытожим. Коллапса сланцевой отрасли ждать не следует, однако можно ожидать, что новые владельцы сланцевых полей будут строже соблюдать финансовую дисциплину, ответственней подходить к рентабельности вложений. А поможет ли консолидация в секторе снизить себестоимость и тем самым хотя бы сохранить объемы добычи на текущих уровнях, покажет время.

107
Теги:
США

Байден превратит США в марионетку Европы

60
(обновлено 13:18 25.11.2020)
Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное – в теории – должно быть категорически неприемлемым

ЕС в лице главы Евросовета Марля Мишеля предложил Джо Байдену восстановить "прочный трансатлантический альянс", пишет колумнист Ирина Алкснис на сайте РИА Новости. Если тот въедет в Белый дом (а судя по развитию событий, это становится все более неизбежным), у данного пожелания есть все основания сбыться.

Знаковой стала кандидатура вероятного госсекретаря США в лице Энтони Блинкена, представляющего собой рафинированный продукт "вашингтонского болота" и "защитника глобальных альянсов".

То, что Западная Европа будет счастлива видеть именно Джо Байдена в роли президента США, стало понятно сразу — когда ее лидеры наперегонки бросились поздравлять того с победой на выборах, а ФРГ призналась, что она не настроена "еще четыре года работать с Трампом".

Куда менее понятно, почему для Европы предпочтительнее во главе Штатов глобалисты — те самые глобалисты, что одержимы идеей сохранения статус-кво в виде однополярного мира с безоговорочным лидерством Вашингтона в нем. Ведь неуклонно набирающие в Старом Свете силу процессы суверенизации и освобождения от полувассальной зависимости от заокеанского сюзерена вроде бы противоречат этим стремлениям.

Можно было бы предположить, что в Европе также взяли верх проамериканские силы, готовые принести в жертву Штатам свои страны. Однако факты указывают на обратное. Например, правительство Германии в очередной раз подтвердило свою позицию относительно неприемлемости экстерриториальных санкций, которые прорабатываются в США против "Северного потока - 2".

Таким образом, Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное — в теории — должно быть категорически неприемлемым.

Разгадку этого странного противоречия стоит поискать в событиях четырехлетней давности.

Джо Байден и Энтони Блинкен
AFP 2020 / Getty Images for National Committee on American Foreign Policy /Mike Coppola

Придя в Белый дом, Дональд Трамп отказался от множества готовившихся и даже подписанных международных соглашений с участием США. Такая судьба постигла и знаменитое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, у которого к тому моменту сложилась откровенно зловещая репутация. Алармисты предупреждали, что с его помощью Америка просто высосет ресурсы из Европы в свою пользу.

Однако Трамп, за годы президентства использовавший любую возможность для извлечения экономической выгоды для своей страны, без колебаний отказался от "курицы", которая, казалось бы, многие годы должна была нести золотые яйца для Америки. Да еще неоднократно заявлял, что все эти соглашения на самом деле для Соединенных Штатов глубоко невыгодны. Есть подозрение, что яростному американскому патриоту с большим опытом в бизнесе можно верить.

Главное заблуждение — предполагать у глобалистов (в том числе американских) наличие национально ориентированных интересов. Для них Соединенные Штаты могут быть чрезвычайно важны как главный эмиссионный центр и самая мощная армия планеты. Но сама по себе огромная страна с почти 330-миллионным населением является скорее обузой, которую проще списать, чем вкладываться в нее и решение ее проблем.

Зато истинные интересы и сентиментальные чувства у глобалистов как граждан мира могут быть связаны с совсем иными местами. У того же Энтони Блинкена значительная часть детства прошла в Париже и на формирование его личности сильно повлиял отчим-европеец. Так что сомнения, до какой степени на посту госсекретаря он будет руководствоваться исключительно национальными интересами США, вполне закономерны.

В подобном пейзаже позиция Европы приобретает смысл. Она за последние десятилетия научилась добиваться своего при взаимодействии с оторвавшимся от корней американским глубинным государством — при этом выполняя все положенные формальные реверансы перед "лидером свободного мира" и единственной сверхдержавой. Чего стоит только иранская ядерная сделка, которую частенько называют одним из триумфов президентства Обамы, но в которой Евросоюз был заинтересован куда больше США.

Более того: ЕС по-прежнему во многих отношениях нуждается в Штатах. В частности, европейские потуги на создание собственной армии — не той имитации, что существует ныне, а реальной военной силы — выглядят несерьезно. Альтернативы американцам в этом смысле нет и в обозримом будущем не предвидится. Вот только Трамп был твердо намерен заставить Старый Свет по самой высокой ставке заплатить за военный "зонтик", а с "вашингтонским болотом" у Брюсселя или Берлина есть шансы договориться по-хорошему.

Да и противовес России — геополитический, экономический и тот же военный — ЕС по-прежнему нужен. А то у Москвы создаются слишком уж благоприятные условия на западном направлении, что не может радовать западноевропейские столицы.

В результате складывается парадоксальная ситуация: в то время как в глазах большинства Европа выглядит расходным материалом для США, на самом деле впору пожалеть американцев, у которых растут шансы пасть жертвой европейского коварства и предательства собственных элит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

60

Нищеты больше нет. Кого Китай победит следующим

93
(обновлено 12:53 25.11.2020)
Есть ощущение, что в Пекине еще не успели по-настоящему отпраздновать это достижение и сделать из него глобальное событие: в срок выполнена поставленная на 2020 год задача полностью покончить с крайней, абсолютной бедностью

Однако если агентства сообщают, что из списка нищих уездов на этой неделе вычеркнуты последние девять, — то это оно и есть? Крайняя бедность в Китае побеждена?

На начало года нищих уездов было 832, пишет автор РИА Новости.

Последние девять располагались в юго-западной провинции Гуйчжоу.

До того в минувшие месяцы крайнюю бедность победили в Синьцзяне, Сычуани и еще нескольких провинциях.

Да, это событие мирового значения, оно еще больше укрепит статус Китая, например, в Африке, куда он и без того успешно экспортирует технологии развития самых вроде бы безнадежных регионов.

Хотя и без рекордов нынешнего года эксперты — например, доктор Маттиас Холуорт из Продовольственной программы ООН — напоминают в эти дни миру, что на Китай приходится 70 процентов побежденной мировой бедности (более 700 миллионов человек).

Да, собственно, эти цифры известны давно, по множеству публикаций и документов, и если бы Пекин добивал бедность еще год-другой, ситуация бы особо не изменилась.

Но когда такие события все-таки происходят, они наводят самых разных людей по всему миру на самые разные мысли.

Вот хотя бы публикация в Foreign Affairs, США: это только начало, китайцам еще очень многое предстоит сделать для улучшения жизни миллионов… А кто бы спорил: предстоит. И как не понять грустные чувства американца, ведь не США же поставили рекорд.

Первая из мыслей тут очевидна: это всего-навсего цифра, то есть штука условная, кто-то этот цифровой рубеж придумал, и вот он преодолен.

Китайские экономисты вычислили, что крайняя бедность начинается ниже отметки в четыре тысячи юаней в год. Кстати, в тех самых последних уездах в Гуйчжоу средний ежегодный доход вырос до 11 487 юаней, то есть 1740 долларов США. Но кому-то покажется, что и такой доход — это ужас.

Главное же, что теперь обязательно начнется борьба уже не с крайней, а просто бедностью. Потому что это тот самый случай, когда цель — ничто, а движение — все.

Самое интересное здесь, конечно, это технологии, часть которых могла сработать только в Китае, а часть — где-то еще.

Крайняя нищета в стране сопротивлялась, что видно на карте, в местностях труднодоступных и далеко отстоявших от центров развития (в горах, например). И самым эффективным методом борьбы чаще всего оказывалась прокладка туда дорог.

Еще были импортные технологии типа "рис — рыба", то есть выращивание мальков в воде, которой положено часть года заливать рисовые посадки.

Еще — связь, без которой не догадаться, какую продукцию и за сколько можно продать в соседнем городке, если, повторим, дорога туда появилась.

Наконец — из серии китайских странностей — кое-где вешали на дом табличку "нищее хозяйство", но означала она, что хозяйство этот самый дом построило на беспроцентный заем, выданный местным офисом по развитию и борьбе с бедностью.

Это реклама для обмена опытом: приходят соседи и обсуждают, как эта технология работает… Хотя в каких-то странах больше принято вешать другие таблички, типа "дом образцового содержания", и учить только на хороших примерах, а плохие как бы не замечать.

Борьба с бедностью в Китае шла не только в последние 40 лет (то есть после маоизма), а столетиями. В других странах и цивилизациях происходило то же самое.

И человечество за это время успело догадаться, что речь о проблеме, в фундаменте которой — философия, то есть отношение людей и народов к тому, что вообще есть бедность и каков смысл усилий одного человека и всего общества.

И тут очень уместной выглядит статья, которая вышла чуть ли не в тот же день, когда Пекин сообщил о своем достижении.

Помещена она в индийской газете "Пионер", но ее автор — американская писательница Дженет Дейли, которая ни слова не говорит о Китае, она вообще-то пишет о том, почему трампизм теперь будет вечно живым. И — да, это о смысле усилий бедного человека. В США, хотя не только там.

Дженет начинает разговор со знаменитой цитаты Хиллари Клинтон насчет того, что немалая часть населения США — basket of deplorables, почти непереводимое оскорбление типа "куча грязи".

Дальше была странная история — эти слова приняли на свой счет как избиратели Трампа, так и избиратели демократов, то есть получатели всякого рода помощи от государства; бедные, в общем.

Тем более что были и другие выступления Хиллари, как бы слившиеся с этим воедино.

И эти слова, все вместе, провалили выборы Хиллари и вынудили нынешнюю кампанию Байдена прибегнуть к крайней степени выборного жульничества.

Так вот, нельзя так относиться к бедным, говорит Дженет, они не должны ощущать себя забытыми и вдобавок презираемыми.

Так же как нельзя было в Англии игнорировать судьбу жителей целых городов, строившихся на старых отраслях промышленности, — а британские демократы (то есть лейбористы) просто списали этих людей со счетов и вычеркнули из списков своих возможных избирателей.

Американская политическая культура — олицетворяемая в трампизме, говорит она, — предполагает, что почти все начинают карьеру бедными, а потом несут личную ответственность за свой успех или провал.

Там никто не должен заботиться о бедных — зато там бедность и прочий неуспех не воспринимают с презрительным состраданием, сопровождающим подачки от государства.

И поэтому американцы и дальше будут массово голосовать за трампизм, а не только за социализм Демпартии, при котором "низших" кормят подачками в обмен на их электоральную поддержку, скрывая к ним презрение.

Но это же гимн классической правой идеологии, а Китай — какое он к этому имеет отношение? Разве там борется с бедностью не левая политика — "социализм с китайскими особенностями"?

Но в том-то и дело, что по американским меркам левого и правого настоящая левизна — это было при Мао, когда вся страна должна была сидеть на распределяемых поровну подачках от государства, с известным (нищета) результатом.

Сегодня с бедностью в дальних уездах борются по-американски: открывают людям возможность зарабатывать самим, а вовсе не раздачей помощи, на которую первая-вторая экономика мира деньги как-то бы наскребла.

Ну а если говорить о китайских особенностях, то там не презирают бедных, там считают их уважаемой частью общества, которой надо дать импульс стать еще более уважаемой — после того, как она своими руками свою бедность победит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

93
Принц Гарри и Меган Маркл

Меган Маркл призналась, что потеряла второго ребенка

0
(обновлено 14:55 25.11.2020)
Это произошло еще летом, но жена принца Гарри рассказала о несчастном случае в подробностях только сейчас

ТБИЛИСИ, 25 ноя — Sputnik. Супруга британского принца Гарри Меган Маркл призналась в интервью New York Times в том, что в июле 2020 года потеряла второго ребенка. Бывшая американская актриса и фотомодель поделилась переживаниями от пережитого выкидыша.

"Это июльское утро началось так же, как и все остальные: сделать завтрак, покормить собак... Собрать волосы в хвост, до того как я выну сына из кроватки. После того, как я поменяла его подгузник, я почувствовала сильную боль. Я упала на пол, сжимая его в руках, напевая колыбельную, чтобы успокоить нас обоих – веселая мелодия, которая резко контрастировала с моим ощущением – что-то пошло не так. Я знала, сжимая в руках своего первенца, что теряю второго ребенка", – написала Маркл.

"Сидя на больничной койке и наблюдая, как сердце моего мужа разбивается на кусочки, пока он пытается удержать воедино кусочки моего, я поняла, что единственный способ начать залечивать эту рану, спросить: "Ты в порядке?" – вспоминает герцогиня Сассекская.

Первый ребенок герцога и герцогини Сассекских появился на свет 6 мая 2019 года.

0
Темы:
Светская хроника