Фасад здания

Сага о доме с фонарем и видом на Куру, и немного философии по-тбилисски

582
(обновлено 14:23 30.10.2020)
Таинственный фонарь, стены, привязанность к ним, экология, любовь к детям, Тбилиси, чистый воздух и корни, ведущие к предкам – в этом жилом доме на набережной Куры переплелось все, и даже немного жизненной философии

Жить на берегу моря или реки, в доме с выходящими на набережную окнами, и пусть по воде проплывают гондолы, лодки или на худой конец катера. Я мечтаю об этом всю жизнь. И вот я стою у входа в дом своей мечты. Топчусь, собираясь войти.

В декоре дома присутствует мавританский стиль
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
В декоре дома присутствует мавританский стиль

Дом находится на улице Узнадзе, 19. Он и в самом деле смотрит на Куру. Дом в три этажа с окнами в виде замочных скважин. Заглянешь в них, а там жизнь. Самая разная: скучная, веселая, содержательная. Кто-то коротает свой век один, у других – большая семья, что собирается за круглым столом. Кто-то ест яблочный пирог с корицей и греется под старым абажуром. А потом, пожелав развеяться, подходит к окну. И видит как по набережной курсируют автомобили, а по реке, бороздя водные просторы, плывут прогулочные катера.

Сага о фонаре

Дом построен в 1885 году по проекту известного в Тифлисе архитектора Александра Шимкевича. Строился он по заказу купца первой гильдии Ивана Ротинова для супруги Екатерины. Понятно, да? Екатерины предпочитают жить в домах с видом на набережную.

При прочтении таблички с указанием имени владельца дома, что висит прямо у входа в парадную, я припомнила одну историю, в которой упоминалась эта фамилия. Предшественник сегодняшнего моста Галактиона – Верийский – был построен в 1885 году. Вокруг строительства моста развернулись в те времена нешуточные баталии. Некоторые из специалистов считали, что строительство Мухранского моста гораздо важнее Верийского. В итоге благодаря усилиям генерала Карганова и предпринимателя Ротинова, чьи земли были поблизости от будущего моста, выбор был сделан в пользу Верийского. 

Мост был построен на средства компаньонов Карганова и Ротинова. Чтобы окупить собственные затраты, они решили сделать его платным. Пешеходы для перехода по нему платили 5 копеек, а транспорт – 10. Верийский мост оставался единственным платным мостом в Тбилиси до 1922 года. Тот ли это Ротинов, кому принадлежал дом, неизвестно. Семейство это большое и многочисленное.

Тбилисский сленг, или Авое - лайфхак для настоящего тбилисца >>>

В парадной мало света и стоит острый запах сырости. На первом этаже дома какие-то коробки, кульки, ненужные вещи. Обходя их, иду вверх. Слабо верится в то, что стены дома были когда-то расписаны, хотя кто его знает.

Солидная и внушительная лестница
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Солидная и внушительная лестница

Самые красивые тут – лестницы. Слабый желтый свет мягко ложится на замысловатые узоры лестничных ограждений. Ковка лестничная в каждом доме своя, особенная. Здесь и перила, и лестницы несут печать внушительной основательности.

Декорирующий желтый свет
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Декорирующий желтый свет

А потом я увидела фонарь. Приметила его, ступив на лестничную площадку второго этажа. Он то ли улыбался мне, то ли подмигивал. Вмиг позабыв обо всем другом, я начала щелкать его на камеру. Вначале панорамно, со второго этажа, он установлен на третьем, потом чуть приблизив объектив. Отметив анфас и профиль старца, я решила о нем расспросить у соседей. Стучать в длинную, высокую дверь пришлось долго. Наконец за дверью раздался женский голос.

А вот и он - герой дня
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
А вот и он - герой дня

– А, чего? Какой еще фонарь?

– На третьем этаже, калбатоно, – поясняю бестелесному голосу.

– Нет там никакого фонаря, – раздраженно отвечают из-за двери.

Как же нет, уважаемая, когда он есть! Он смотрит на меня, а я на него. У нас с ним немой диалог, вербальный обмен информацией, можно сказать. Совсем как у нас с вами, с той лишь разницей, что его я не слышу, а вас не вижу.

По всем признакам он старый, в смысле еще со времен первого владельца
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
По всем признакам он старый, в смысле еще со времен первого владельца

– Но, он все же есть. Большой, старинный фонарь.

– Я не видела там никакого фонаря.

– Никогда не видели? – наш диалог через дверь выглядит все нелепее.

– Никогда, – со все возрастающей злостью отвечает мне голос.

– А как давно вы здесь живете?

– Давно живу, достаточно, и никакого фонаря не помню и не знаю. Идите отсюда, – рявкает на меня в сердцах женщина.

Я поворачиваюсь и, как и повелела "мадам вежливость", иду. Но не вниз, а наверх, навстречу к нему – гвоздю программы. Обхожу это чудо со всех сторон, рассматриваю придирчивым глазом. По всем показателям товарищ старый, с бородой.

Интересная парадная у этого дома. Обычно в них встречаются витражные потолки, плафоны у лестниц, но чтобы целый фонарь – в первый раз. Твердо задавшись целью узнать о его происхождении, я делаю вторую попытку и звоню в дверь квартиры третьего этажа.

За железной дверью с минуту какие-то звуки. Вскоре она легко отпирается и в проеме вырастает фигура привлекательного мужчины лет сорока. Статный блондин с тонкими чертами лица, такие неизменно привлекают в толпе внимание. Есть в их облике что-то подчеркнуто отстраненное. Рядом с ним скачет девчушка лет четырех – дочка. Я тычу в фонарь и спрашиваю, не знает ли он, как давно он здесь установлен.

История дома №16 на Мачабели, или О тифлисской династии Алихановых из первых уст >>>

– Знаете, этот фонарь тут, сколько я себя помню. А я родился и вырос в этом доме. Мне кажется, он стоит со времен первого хозяина.

И крепость, и древо жизни

Минуты через три он приглашает меня внутрь. Я захожу, пересекаю большую комнату с высоким потолком и выхожу вслед за мужчиной на веранду.

Говорит Илья, так его зовут, со мной на грузинском, но с каким-то едва уловимым акцентом. Разгадка приходит чуть погодя, когда он на минуту задумавшись над вопросом, чем характерен для него этот дом, отвечает:

– Эта квартира для меня дорога прежде всего тем, что тут прошло мое детство. В доме живет уже шестое поколение нашей семьи. В нем поженились мои прадед с бабушкой. Она была русская женщина, а он приехал в Тифлис из Гурии. Так что у меня есть и славянские корни.

Я знаю каждый уголок этого дома, каждый кирпич. Мы, кстати, ремонт сравнительно недавно сделали. Очень сложно реставрировать старые дома с сохранением элементов декора. Видите, эти аркообразные фрамуги? – показывает Илья на межкомнатные проемы дверей. – Прежде чем посадить отремонтированные рамы на место, в них заложили металлический каркас. Мы не тронули ни один из дверных проемов. Все они сохранились в первоначальном виде.

Возможно, по цене квартиры в старых домах и высоки. Но, во-первых, не у всех есть возможность тратить деньги на реставрацию. Мы же делали все это на собственные средства, без какого-либо содействия со стороны мэрии. А, во-вторых, эти дома сложны в эксплуатации. Тут высокие потолки, объединенные санузлы, необходимость укрепления старых домов.

На вопрос, как давно укрепляли у дома фундамент, Илья отвечает, что в его бытность этим никто никогда не занимался. Показывает на ограждение балкона деревянными рюшами, обвивающими веранду.

– Мы сами отремонтировали эти балконы. Вот видите сбоку пристройку? – справа от нас идет стройка, ремонтируют крыло дома. – Градостроительные законы пишутся самым нелепым образом. В них черным по белому прописано, что жителю исторического дома, попадающего в список исторического наследия города, запрещается самостоятельно даже гвоздь прибить в доме. Для этой цели нужно получить разрешение соответствующего органа.

Веранду восстанавливали сами жители
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Веранду восстанавливали сами жители

Я немного утрирую, но в целом так и есть: ты не имеешь права на какие-либо изменения. Но зачастую и от мэрии не дождешься, чтобы они провели реставрацию, и жители оказываются в замкнутом круге. Часть дома, в которой идет сейчас ремонт, принадлежит моему другу. Он с трудом получил разрешение начать работы в ней, хотя никаких изменений в проект внесено не было. Ну разве что лестница, – продолжает Илья. – Сбоку заметна деревянная лестница, но она настолько вписывается в стилистику, будто она всегда в нем была.

А эту часть ремонтируют
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
А эту часть ремонтируют

– Вы бы переехали в какой-нибудь другой район, променяв вашу квартиру в старинном доме на благоустроенное жилье в новостройке?

Пока Илья готовится ответить, на веранду выходит дочь. Маленькая кокетка с подведенными не по-детски глазами, прячется за фигуру отца. Во время разговора она оттуда выглядывает и, стеснительно потупив взор, прячется обратно за папу.

– Я не принадлежу к тому числу людей, которые лучше умрут от плохих условий и засоренного воздуха, чем уступят свои стены кому-нибудь другому. Одним словом, они и шага не сделают, потому что все эти камни, кирпичи, старинные двери имеют для них высокую ценность.

Парень не знал, что его снимают, но вышло так, быдто он позирует
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Парень не знал, что его снимают, но вышло так, быдто он позирует

Я люблю свой дом, даже очень. Ведь я вырос тут. Для меня каждый скрип двери неразрывно связан с моим детством. Но у меня растет ребенок и воздух тут настолько загрязненный, что я, пожалуй, переберусь отсюда куда-нибудь подальше. У нас в перспективе перейти жить в квартиру на Лисьем озере, а эту сдавать. Сегодня все повально оставляют квартиры в центре и переходят подальше от него. Экологическая ситуация оставляет желать лучшего, поэтому люди выбирают именно удаленность от центра города.

Тайна улыбки вильнюсского ангела: как в столице Грузии поселился белый херувим? >>>

Шесть поколений одной семьи, в одном и том же доме. Здешние стены должно быть наполнены энергетикой живших в них членов семьи. Дом этот вдруг начинает представляться могучим старым дубом. Ни сдвинуть его нельзя, ни пересадить, потому что слишком глубоко пустил он свои корни.

Вот по этой лесенке и скатилась я во двор
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Вот по этой лесенке и скатилась я во двор

Из задумчивости меня выводит голос ребенка. Девочка тонко канюча, тянет отца назад в комнаты. Илья с извиняющейся улыбкой со мной прощается. И я сбегаю по деревянным ступеням во двор.

Это невероятно: какие здания Тбилиси мы никогда больше не увидим >>>

Из открытого окна на кухне доносится негромкая возня хозяйки, моет посуду, наверное. По лестницам той части дома, что ремонтируется, тихо ползет рабочий. Мирно вокруг, спокойно. И кажется, что в этих простых движениях и неторопливом течении жизни и состоит весь ее глубокий смысл.

582
Теги:
Тбилиси
Темы:
Прогулки по Тифлису (153)

Развертывание российскими военными полевого госпиталя в Степанакерте

Аэропорт Степанакерта от военных нужд до гражданского использования?

202
(обновлено 23:27 01.12.2020)
Российская миротворческая операция в Нагорном Карабахе отличается сложнейшей логистикой. Реконструкция аэродрома в Степанакерте позволит принимать самолеты ВКС РФ, решит многие проблемы снабжения, считает военный обозреватель Sputnik

Карабах связывает с Арменией только Лачинский коридор шириной 5 километров. Дорога – под присмотром российских миротворцев, но все же остается крайне уязвимой в случае возможного обострения обстановки в регионе. В перспективе – непростое строительство новой дороги (коридора) и передача Азербайджану города Лачин. Однако оперативная доставка людей и грузов необходима уже сегодня.

Путь по автомобильным дорогам от Степанакерта до Еревана (авиабаза Эребуни, аэропорт Звартноц) – 320 километров. В первые дни операции миротворцы выдвигались в Степанакерт этим маршрутом. Затем (28 ноября) освоили комбинированный маршрут: вагоны с грузами и техникой из России прибывают на азербайджанскую железнодорожную станцию Барда и после перегрузки на автомашины – около 100 километров пути по маршруту Барда – Агдам – Степанакерт. Куда ни кинь – дорога дальняя.

Оперативная переброска подразделений, техники и грузов на сотни километров в условиях Нагорного Карабаха превращается в сложную войсковую операцию. Два раза в год – ротация личного состава группировки миротворцев. Осложнение обстановки в регионе может потребовать дополнительных сил и средств. При этом в девяти километрах от Степанакерта имеется аэропорт Ханкенди, который гипотетически способен принимать тяжелую военно-транспортную авиацию.

Полеты здесь прекратились в начале 1990-х из-за боевых действий. Инфраструктура аэропорта пострадала от ракетных обстрелов со стороны Азербайджана в сентябре и октябре 2020 года, но длина взлетно-посадочной полосы (ВПП) составляет 2200 метров. Рельеф местности позволяет при необходимости удлинить полосу на 1000 метров и построить рядом вторую. Цена возрождения и модернизации аэропорта близ Степанакерта при ближайшем рассмотрении может оказаться не дороже многолетних дальних рейсов, громадных затрат времени и сил. Аэропорт также может стать логистическим центром для переброски гражданских грузов и важным слагаемым экономического роста Нагорного Карабаха в перспективе.

Дорога дальняя и опасная

Российские миротворцы на наблюдательных 23 постах круглосуточно контролируют соблюдение режима прекращения огня в Нагорном Карабахе, обеспечивают безопасность движения автотранспорта и перемещения местного населения по Лачинскому коридору. С 14 ноября благополучно вернулись в свои дома более 26 тысяч беженцев. В регионе активно работают российские саперы, военные медики, сотрудники МЧС.

Решение миротворческих задач требует постоянной мобильности. Специальный протокол, подписанный Москвой и Баку на основе трехстороннего соглашения Россия – Азербайджан – Армения о прекращении карабахской войны, предусматривает разблокирование транспортных коммуникаций между Азербайджаном и Арменией. Очевидно, этот документ снимает запреты не только на земле, но и в небе, имея в виду полеты в аэропорт Степанакерта. Прямой маршрут из России снял бы многие проблемы логистики и снабжения, создал бы новые операционные возможности войсковой группировки 15-й миротворческой бригады.

Ранее Грузия по просьбе Азербайджана и Армении открыла свое воздушное пространство для российской военно-транспортной авиации, самолеты которой совершали полеты в Ереван. Далее – в Степанакерт – неизбежный и длительный марш на технике. Теперь самое время полностью разблокировать небо региона. Это может пойти на пользу проекту строительства дороги из Азербайджана в Нахичеванскую автономию.

Закрытое небо

Аэродром Степанакерта уже ремонтировался и был готов принять самолеты в 2012 году. Но этого не произошло из-за противодействия Баку. Однако после заключения трехстороннего соглашения и начала российской миротворческой операции обстановка в регионе в корне изменилась.

Пора пересмотреть подходы к безопасности полетов и отменить запреты. Тем более что имеются прецеденты азербайджанско-армянского "взаимозачета": рейсы из Баку в Нахичевань летают через международные коридоры над Арменией и армянские авиакомпании используют международно-защищенные воздушные коридоры над территорией Азербайджана.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил: "Наступит день, когда проживающие сегодня в Нагорном Карабахе армяне и азербайджанцы, которые обязательно туда вернутся, вновь будут жить в условиях добрососедства. Здесь есть логистические вопросы, транспортные вопросы, энергетическая безопасность. Мы рассмотрим все эти вопросы". Это обнадеживает. Если высокогорный аэропорт вскоре расправит крылья, это пойдет на пользу региональному миру и стабильности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

202
Темы:
Обострение в Нагорном Карабахе, вооруженные столкновения 2020
Курс лари падает. Люди ходят по улицам в масках. Власти страны борются с коронавирусом. В стране введено чрезвычайное положение

"Бостонское чаепитие" по-грузински, или Стоят ли высокие кресла загубленной экономики

482
(обновлено 22:52 01.12.2020)
Особое внимание на прошлой неделе грузинская пресса уделяла мерам по борьбе с пандемией и продолжающемуся на этом фоне острому противостоянию власти и оппозиции

Обеднеем как минимум еще на 400 миллионов

"Не знаю, какая разница между акциями и свадьбами или поминками, но мы не будем ограничивать свободу волеизъявления", - подчеркнул Георгий Гахария, объявляя о дополнительных регуляциях в связи с обострением пандемии COVID-19 ("Резонанси", 27.11). Примечательно, что на этот раз премьер не стал отрицать определенную связь мер по борьбе с коронавирусом и протекающих в стране политических процессов.

400 миллионов лари – это негативный эффект от новых жестких ограничений, да и то если "локдаун" не продлится больше двух недель, - так сформулировала наиболее "оптимистический" прогноз "Резонанси" (24.11). Правда, когда стало известно, что в этот срок регуляции не уложатся, речь пошла о гораздо более серьезных потерях. В частности, от "локдауна" в ходе первой волны COVID-19 страна, по расчетам специалистов, недосчиталась 700-800 миллионов.

Тем не менее, другого выхода, похоже, не существует. Лидеры оппозиции, на которых премьер возложил ответственность за эпидемиологические последствия от акций, обвиняют правительство в недостаточной расторопности. Но в любом случае без введения ограничений ежемесячное количество летальных исходов от коронавируса могло увеличиться в стране до 3000 (27.11). Понятно - подобное недопустимо, даже если приходится идти на значительные материальные жертвы.

По расчетам руководителя Национального центра по контролю за заболеваниями Амирана Гамкрелидзе, инфицированных коронавирусом в Грузии в 2-2,5 раза больше, чем выявлено согласно официальной статистике (23.11). Значительное число людей переносит болезнь бессимптомно или в очень легкой форме и не тестируется. Тем не менее, они представляют серьезную опасность для родных и окружающих.

Как сообщает издание (24.11), уже идут переговоры о закупке 1,4 миллиона доз вакцины. Естественно, после того, как она будет разработана. Вакцинация всех категорий населения предусмотрена в Грузии бесплатно. А пока медики, не щадя здоровья и даже собственной жизни, продолжают самоотверженно вести борьбу с заразой. Газеты сообщают о случаях гибели специалистов в ходе исполнения ими врачебного долга.

Двухсторонняя ковидпневмония была диагностирована у одного из ведущих, можно сказать, легендарных борцов с пандемией – главврача Тбилисской инфекционной больницы Тенгиза Церцвадзе ("Квирис палитра", 23-29.11). Примечательно, что профессор Цинцадзе, как и подобает истинному ученому, внимательно наблюдал за течением своей болезни и публично делился методами ее лечения. При возросших масштабах пандемии, когда не всегда удается оперативно оказать даже телефонную консультацию, подобное поведение, согласитесь, трудно переоценить.

Насколько разумно каждые полгода проводить новые выборы?

Вопрос приобретает особую актуальность в нынешних тяжелых экономических и эпидемиологических условиях, подчеркивает эксперт Мамука Арешидзе. И даже такой последовательный сторонник коалиционного правления, как Вахтанг Дзабирадзе, на повторные выборы смотрит довольно скептически. Если провести их сейчас, предупреждает политолог, все оппозиционные партии, кроме "Нацдвижения", голосов получат меньше ("Квирис палитра").

Тем не менее, поиск разумного компромисса между властью и оппозицией все больше заходит в тупик. "Мечта", несмотря на потери, должна согласиться на внеочередные выборы, иначе страна потеряет гораздо больше, таково мнение конституциониста Вахтанга Хмаладзе ("Квирис палитра"). Однако в стороне остается вопрос, что страна теряет от действий противной стороны?

На словах политические лидеры выражают надежду и желание договориться. Но при этом Ираклий Кобахидзе, например, твердо оговаривается, что речь идет не об уступках, а Георгий Вашадзе отвечает в том же категорическом тоне ("Резонанси" 23.11). Более того, оппозиция, похоже, ищет не столько пути к компромиссу, сколько изобретает новые формы ультиматумов.

Если власть сорвет переговоры, мы обнулим наш избирательный список, грозят лидеры "Нацдвижения". И дискуссия сразу же устремляется в неконструктивное русло: имеет ли право партия обнулять список. И как она вообще может представлять избирателей, отказываясь от мандатов ("Сакартвелос Республика" 25.11)?

"Европейская Грузия" подтвердила - в парламент она не войдет, но при этом создаст блок с тремя другими оппозиционными партиями. Как подчеркнул Давид Бакрадзе, "еврогрузины" не отказываются от сотрудничества с властью, но делать это намерены… с улицы. "Что еще за блок вне парламента? – удивляется эксперт Рамаз Сакварелидзе. – Так можно собираться разве что на кофе или на чай". А у его коллеги Вахтанга Дзабирадзе не меньшее удивление вызывает предложение сотрудничать с улицы ("Ахали таоба", 25.11).

Националы в рамках "компромисса" рассматривают и возможность блокирования здания парламента в день его первого заседания. Однако протест не настолько масштабен, чтобы оказывать влияние на политическую жизнь, признает "Ахали таоба" (24.11). Других же рычагов давления у радикалов практически не осталось, ибо даже в условиях бойкота "Грузинская мечта" имеет достаточно мандатов, чтобы обеспечить себе по Конституции право на законодательную деятельность ("Сакартвелос Республика", 25.11).

А больше всего наблюдателей умиляет позиция партий, не сумевших, по образному выражению эксперта Амирана Салуквадзе, собрать голоса даже собственной родни (!) ("Ахали таоба", 26.11). Как и тех, кто, едва одолев барьер, рассчитывают получить высокие посты в правительстве.

Да это же спектакль!

Актер и писатель Гиви Сихарулидзе уверен: в конечном счете большинство оппозиционного спектра "гурьбой ввалится в парламент" ("Резонанси" 26.11). Власть не устраивает однопартийный парламент, а оппозицию – оставаться на улице, констатирует Дзабирадзе (25.11). И это, собственно, прекрасная основа для компромисса.

Впрочем, оппозиция увлеклась и перешла черту, до которой еще можно было отозвать назад свое решение, поясняет аналитик Заал Анджапаридзе. Теперь она ищет достойный выход, но не находит его. Любопытно при этом, что международные партнеры, судя по всему, не могут понять, почему в оппозиции так гордятся своим единством? Разве у каждой партии не должно быть своего мнения и лица (24.11)?

Представители международных организаций с трудом скрывают недоумение и не перестают призывать оппозицию занять места в новом парламенте. Конституция существует не для того, чтобы каждый раз в новой политической обстановке ее менять,  не скрывает своего отношения посол Германии Хуберт Книрш ("Квирис палитра").

Одному из лидеров "Мечты" Гие Вольскому перечисленное дало основание заключить: на самом деле оппозицию интересуют не внеочередные выборы, а процесс столкновений, ибо только так они видят возможность добиться успеха ("Ахали таоба", 23.11). Сколько еще ей удастся выдерживать давление Запада, задает риторический вопрос "Резонанси" (25.11)?

Настоящий опытный политик, подчеркивает политолог Давид Зурабишвили, всегда должен оставлять место для маневра. Но оппозиционные партии возвели сам факт вхождения в парламент в ранг морали и сами себя загнали в угол ("Квирис палитра").

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

482
Темы:
Обзор СМИ
Покажи, покажи! О нет…: хозяйка привела домой щенка, реакция ее собаки бесценна – видео

"Покажи, покажи! О нет…": хозяйка привела домой щенка, реакция ее собаки бесценна видео

0
(обновлено 23:45 01.12.2020)
Домашние питомцы часто становятся главными героями многих видео благодаря своему шарму, милоте и нередко странному поведению

Настолько быстрая смена эмоций от радости к отвращению и взгляд питомца – вместо тысячи слов.

 

На кадрах видно, как австралийская овчарка от радости прыгает на двух лапах вокруг хозяйки, что-то несущей в руках. Собаке явно очень интересно, что же там. А там новый член семьи – новый щенок. И когда девушка садится на корточки, показывая малыша, радость собаки сразу куда пропадает – она уходит подальше, расстроено оглядываясь назад, словно там происходит что-то очень противное.

Смотрите на видео также:

0
Теги:
домашние животные, забавные случаи, Собака
Темы:
Забавные, милые и трогательные видео с домашними животными