Пожилой мужчина в одиночестве сидит на скамейке на улице Пекина

Усатый нянь, или Главное, чтобы за все мерзкое и черное Бог простил

718
(обновлено 13:18 09.10.2020)
Жизнь пролетела, а родных людей рядом ни кровиночки. Писательница Мариам Сараджишвили рассказывает историю о том, как бывает, когда весь жизненный путь делаешь только неправильно и больно

Гела перевернул бутылку над заляпанным стаканом. Из нее вытекли две капли. Мужчина выругался и отшвырнул бутылку в угол комнаты, где валялись еще несколько таких же поллитровок.

Что ты будешь делать?! Вот так и жизнь протекла, как эти капли, миг за мигом, 72 годика оттикало. Зачем жил, неясно...

Гела обвел взглядом всю комнату с бурыми от табачной копоти обоями. Везде бардак и толстый слой пыли. Примерно то же самое творилось в его душе. Как не задалась жизнь с начала, так и пошло, закрутилось морским узлом, не распутаешь.

... В двадцать лет, отслужив срочную в Казахстане, ехал Гела домой, в Кахети, в деревню к матери.

Так угораздило же на остановке выпить с ребятами пару стаканов за дембель. Потом слово за слово, обматюкал его кто-то за столом. Гела схватил нож и дал обидчику в грудь. Пришел в себя уже в КПЗ. Затем суд, тюрьма. Хорошо еще, что не убил, а только тяжело ранил.

Вышел через 10 лет уже забуревшим, с седыми висками. Приехал домой, как-то наспех женился на станционной буфетчице Кето с ребенком. Знал, что на приличной девушке жениться ему не получится. Устроился шоферить на рейсовый автобус.

Работать он любил и зарабатывал неплохо. Но большая часть зарплаты шла на ресторан. Гела всегда был широкой натурой и любил угощать. Да и вообще, все, что касалось планирования финансов, это было явно не его. Приходя пьяным домой, имел привычку бросать деньги в воздух, а потом, собрав широкой горстью, совал пасынку и орал дурным голосом:

- Завтра же идем в магазин и купим тебе самую большую машину. Или я не буду Гелой Кучухидзе.

Подкидывал малыша в воздух, ловил и целовал куда попадет.

Кето он умолял и пьяный, и трезвый.

- Только роди мне ребенка и с рук тебя не спущу, как за царицей Тамар за тобой буду смотреть. И вот такое баджагло (золото определенной пробы - примеч. ред.) подарю.

Но с ребенком не заладилось. Через три года совместного жития Гела устал ждать обещанного наследника и, поддавшись уговорам Кето, дошел до врача, сдал анализы и был шокирован.

- Вы не можете иметь детей, - сказал врач и пустился в длинные рассуждения.

После этого Гела неделю пил без просыпа. Потом закусил удила и сорвался в город. Ему казалось, что в столице его ждет другая жизнь.

Куда нам до леди Ди, или Как не проспать свое счастье >>>

Покрутился туда-сюда. Кроме как шоферить, Гела ничего не умел, поэтому уверенно сел на старую лыжню – устроился в автопарк водителем автобуса. Огляделся на новом месте туда и вскоре понял: без женщины несподручно.

Прошелся по базару и вокзалу, присмотрелся к работницам общепита широкого профиля - от хачапурщиц до официанток, причем обязательно одиночек, и наметанным глазом отобрал сразу троих на предмет поговорить о том о сем. Через пару первых фраз выяснял, есть ли дети. Потому как, какая семья без детей?! Тоска одна зелено-болотная. Для Гелы еще и искра надежды, может, случится чудо и ему каким–нибудь образом сыночка родят. На худой конец хоть чужого вырастит, тоже дело.

В итоге через месяц нашел себе Тамрико с дочкой. Хотелось бы с мальчиком дома после работы возиться, но девочки, они тоже сладкие, моментами еще лучше, чем мальчишки. Но очень уж на голос Тамрико запал, мягкий и мелодичный, на мозги действует успокаивающе. У Гелы после тюрьмы нервы уже не те, и так заводится с пол-оборота.

Виртуальная любовь по-грузински: непридуманная история из жизни >>>

Прожил с Тамрико лет десять с переменным успехом, со скандалами и загулами налево и вокруг своей оси. Одно утешение было – дочка приемная. Гела ее любил и баловал больше жены. Потом выросла, замуж вышла, и Гела потерял к ней интерес, а к Тамрико тем более. Опять пошел куролесить и пить.

Слишком уж прочно в голове сидел стереотип: в семье постоянно должен быть кто-то маленький, а без этого и жизнь не жизнь. Выразить это словами он не мог, да и сам был далек от самоанализа.

Ехал как-то Гела со смены в метро, а рядом старичок какой-то присел. Борода седая, жидкая и одет как-то очень уж обшарпано. Ну сидит и сидит. Геле безразлично по большому счету. И вдруг этот старичок поворачивается и говорит ему ни с того, ни с сего:

- Сердце у тебя такое – любовью весь мир готов объять, потому так тебе и тошно. И место себе не находишь. На таких, как ты, рогатые особенно нападают. Ведь любовь покрывает множество грехов.

Ничего не понял Гела. Решил, бредит бедный старик.

А вспомнил его почему-то сейчас, осматривая свою запыленную комнату и пустые бутылки в углу – начало и конец его несуразной запутанной жизни.

Гела потом и в третий раз женился. На чьей-то брошенной жене с ребенком, но и там не удержался. Закрутила его в штопор пьянка. Дошел до того, что и работу потерял, и вынужден был вернуться домой, в старый полуразвалившийся дом в деревне, еще дедом построенный.

Позади осталась беспутная, плохо прожитая жизнь. Этот факт не требовал глубокого осмысления, подкрепленного институтским дипломом. Все было ясно, как солнечный свет, падающий из оконного проема на давно неметеный пол.

Так и коротал свои последние денечки, перевалив за 70 лет, между выпивкой и тяжелым свинцовым сном. Только и осталась у него одна радость: с соседскими детьми на солнышке играть или смотреть, как они развлекаются.

От грустных мыслей отвлекла его соседка. Прокричала со двора:

- Э, Гела, ты домааа? Не спишь?

Гела высунул в окно лохматую седую голову с недельной щетиной.

Разрушения в Нагорном Карабахе в результате обстрела
© photo: Sputnik / Aram Nersesyan

- Тут я, Сопо. Что ты хотела?

- Присмотри за моими мальчишками, что не убили друг друга и дом не сожгли. На базар еду, хочу баклажаны и помидоры продать. Может, сделаю две копейки.

- Езжай, присмотрю.

И пошел искать по углам свои ботинки. Соседи - пятилетний Саба и семилетний Лука - были его любимцами. Гела мог часами играть с ними в машинки, строить из глины крепость или учить кататься на велосипеде, бежать следом и страховать, чтоб Саба не свалился с двухколесного сооружения.

Иногда задумываясь о вечности, которая могла его ждать каждый последующий день, мужчина молился про себя: "Хоть бы один из мальчишек мне дал напоследок его руку подержать, тогда умру с надеждой, что все мое мерзкое и черное Он простил".

718
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили

Работа IT- специалиста за компьютером

Олимпийско-Навальный скандал: США и Британия спасают самое ценное

7
(обновлено 14:06 21.10.2020)
Русофобская же повестка выступает тут просто в качестве удобного привычного инструмента, а не самоцели

Выдвинутые Штатами и Великобританией обвинения в кибератаках России на Олимпийские игры в Южной Корее и Японии вызвали в нашей стране несколько озадаченную реакцию, пишет автор РИА Новости.

Причина недоумения проста: очередные голословные инсинуации об абсурдном преступлении Москвы против мира и спорта кажутся бессмысленными — и для продвижения антироссийской повестки, и для принятия мер по "наказанию" России.

С одной стороны, с русофобской медиакампанией у Запада и так все хорошо. Еще инцидент с Алексеем Навальным не до конца отработан. Вроде бы нет никакой необходимости запускать свежую утку, особенно на столь высоком уровне — глав внешнеполитических ведомств и ключевых спецслужб. А с другой — предыдущий опыт, включая и историю с российским блогером, показывает, что на принятие каких-то по-настоящему серьезных и болезненных мер против Москвы можно в любом случае не рассчитывать.

В то же время синхронное выступление Вашингтона и Лондона свидетельствует о наличии общих целей, преследуемых обеими столицами.

Но о чем конкретно может идти речь?

Разгадку, скорее всего, стоит искать в реакции Токио и Сеула на выдвинутые обвинения. Правительство Японии отказалось от комментариев, взяв тайм-аут для сбора "соответствующей информации". Южнокорейские власти также предпочли отмолчаться.

Судя по всему, официальные лица и спецслужбы обеих стран — между прочим, ключевых союзниц Запада в регионе — не были заранее поставлены в известность об американо-британской операции и теперь вынуждены судорожно ориентироваться на местности, чтобы не подставиться и занять в итоге максимально аккуратную позицию. Как это сделал, например, Олимпийский комитет Японии, который заверил, что не ощутил воздействия кибератак на свою работу.

Так что с высокой вероятностью главной целью новой антироссийской кампании, как ни странно, является вовсе не наша страна, а остальной мир — и в первую очередь сам Запад. Русофобская же повестка выступает тут просто в качестве удобного привычного инструмента, а не самоцели.

Информационно-пропагандистское доминирование является важнейшей частью гегемонии США. А Великобритания традиционно составляет им в этом вопросе пару, поскольку именно совокупность самых влиятельных англоязычных СМИ по обе стороны Атлантики принято называть глобальным медиамейнстримом. Про особую же близость двух стран при сотрудничестве в политико-спецслужбистской сфере также давно и хорошо известно.

Постепенная деградация сверхдержавного могущества Соединенных Штатов и отчетливое ослабление закулисного влияния Соединенного Королевства на международной арене в последние годы стали обыденной реальностью. Однако данные процессы затрагивают главным образом экономические, бюрократические и некоторые политические механизмы.

В то же время есть сферы, в которых главенство двух держав до сих пор оставалось неоспоримым. Как невозможно сомневаться в первенстве американской армии в НАТО, так ни одно СМИ континентальной Европы не способно состязаться по влиятельности с британской Times или американским CNN. Не говоря уже о том, что именно за океаном находится центр контроля столь мощных инструментов манипуляции общественным мнением, как Twitter и Facebook.

Жесткая политика Вашингтона против RT или китайского по происхождению TikTok подтверждает, что там прекрасно отдают себе отчет в значимости таких структур. Но к тому, что у геополитических оппонентов есть собственные очень серьезные ресурсы медиавлияния, Штаты уже все-таки привыкли и просто принимают меры по сдерживанию их работы у себя.

Куда чувствительнее для американо-британского спецслужбистского и пропагандистского тандема стало бы появление конкурентов внутри самого Запада. А происходит именно это — и дело Навального стало свидетельством идущих крайне неприятных и нежелательных для них процессов.

Из России скандал вокруг блогера может выглядеть продолжением набившего оскомину хода вещей, но на самом деле он по-своему уникален, поскольку целиком и полностью является творением Берлина.
Да, Германия воспользовалась стандартной русофобской повесткой, но она перехватила ее у "старших партнеров" и использовала в самостоятельной игре.

Немцы контролируют Навального. Он говорит то, что им нужно: от защиты "Северного потока - 2" до шпилек в адрес американцев, не выказывающих ему особой поддержки. Главным источником новостей для мира на несколько дней стали германские издания, а англоязычные СМИ были вынуждены все это цитировать и тиражировать.

В подобном контексте история про русских хакеров из ГРУ, атакующих Олимпиады, приобретает совершенно особый смысл. Фактически с ее помощью американцы и британцы стремятся окончательно вымыть из новостной повестки тему Навального — поскольку это, по сути, проект их конкурентов. Кроме того, Вашингтону и Лондону важно в целом вернуть себе контроль над глобальным медиаполитическим пространством, которое на некоторое время подчинила себе Европа во главе с немцами.

Ну а лучшего способа для этого, нежели выбить клин клином — то есть одну антироссийскую тему другой, — они придумать просто не смогли.

Хотя обе стороны тут используют крайне недружественную нашей стране риторику, по существу их разногласия играют на руку России (и многим другим странам), поскольку усиливают уровень конфликтности внутри Запада и стимулируют дальнейший его упадок.

Ну а тот факт, что Германии впервые удалось — пусть и ненадолго — перехватить контроль над мировым политико-информационным пространством, стоит воспринимать не как уникальное исключение из правил, а как первую ласточку. США и Великобритании имеет смысл потихоньку готовиться к утрате медиадоминирования, поскольку вызов им теперь бросают не только геополитические конкуренты, но и ближайшие союзники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

7
Протест против назначения на должность верховного судьи Эми Кони Барретт

Страшный суд для "американской мечты"

68
(обновлено 11:53 21.10.2020)
Разрушение американской мечты сегодня происходит с присущим этой нации размахом и на глазах у всего мира

Сенатские слушания о кандидатуре на пост члена Верховного суда вызвали в США необычайный ажиотаж, пишет колумнист Виктория Никифорова на сайте РИА Новости. Претендентку на этот пост, юриста Эми Кони Баррет — ее выдвинул президент Дональд Трамп — склоняют во всех масс-медиа и соцсетях, обсуждают мельчайшие детали ее жизни, на все лады толкуют каждое ее слово.

Накал битвы за место в Верховном суде, в принципе, абсолютно закономерен. Постановления по искам, принятые им, отмене не подлежат. Фактически именно Верховный суд принимает решения по всем важнейшим вопросам в жизни США — здесь решалось, например, конституционна ли смертная казнь и имеют ли американки право на аборт. Именно постановления Верховного суда привели к отставке Никсона в 1974-м и к победе Джорджа Буша над Альбертом Гором на выборах в 2000-м.

Должности членов Верховного суда — пожизненные. По сути, девять юристов, состоящих в нем, определяют политику государства на десятилетия вперед. Их власть выглядит куда более прочной, чем власть самого президента.

По меркам американской геронтократии Эми Кони Баррет — сущее дитя: ей всего сорок восемь. Ее предшественница Рут Бейдер Гинзбург провела на своем посту 27 лет. У Баррет все шансы проработать в Верховном суде гораздо дольше. Неудивительно, что ее возможное назначение так занимает миллионы американцев.

Это уже третья кандидатура в Верховный суд, предложенная президентом Трампом. До этого он успешно пролоббировал назначение Бретта Кавано и Нила Горсача. Теперь у республиканцев большинство в Верховном суде. Если сенат проголосует за кандидатуру Баррет, то это большинство — шесть к трем — будет закреплено на долгие годы вперед. Неудивительно, что демократы по всей стране впали в форменную панику.

Эми Кони Баррет — воплощение всех традиционных ценностей консервативной Америки. Набожная католичка, мать семерых детей (двое из них приемные), мужняя жена, успешный профессионал и обеспеченная дама, всего в жизни добившаяся собственным трудом.

Всему этому можно было бы позавидовать, если бы не тот вал ненависти, под который угодила Баррет, как только стало известно о ее выдвижении. Окормляемые Демпартией СМИ представляют эту женщину как религиозную фундаменталистку, злейшего врага феминисток и сексуальных меньшинств и подозревают ее в том, что, едва попав в Верховный суд, она отменит по всей стране аборты, однополые браки или даже туалеты для трансгендеров.

Конечно, никаких таких полномочий у Баррет не будет. Как высококвалифицированный юрист, она не устает повторять, что ее личные взгляды никогда не оказывали влияния на ее судебные решения. Однако черный пиар раскочегаривается буквально с каждым днем.

Демократически озабоченные активисты соцсетей укоряют Баррет за то, что она состоит в католической группировке "Люди хвалы". На самом деле это обычное сообщество верующих, в нем числится всего около 1,8 тысячи человек по всей стране. Однако в интерпретации демократов оно превратилось в какой-то чудовищный тайный орден типа тех, о злодействах которых любит сочинять книги Дэн Браун.

Баррет училась, а потом долгое время преподавала в университете Нотр-Дам. Сегодня ее связи с этим старейшим и престижнейшим вузом США, основанным почти 200 лет назад Папской академией в Риме, интерпретируются ее противниками как зловещие интриги с Ватиканом.

Противники Баррет даже требуют проверить процедуру усыновления ею двоих малышей с нищего Гаити. "Кто вообще разрешил отдавать этих детей в семью религиозных фанатиков?" — задаются вопросом в Твиттере ее критики.

По трагической иронии судьбы, предшественница Баррет в Верховном суде Рут Бейдер Гинзбург была убежденной демократкой и влиятельнейшей феминисткой своего времени. В большой степени именно с ее подачи в стране произошла легализация однополых браков.

Еще в сентябре 87-летняя Гинзбург говорила родным — "самое главное мне — дожить до инаугурации". Она искренне верила, что Трамп проиграет, а на ее место после ее смерти новый президент Джо Байден предложит какую-нибудь демократическую кандидатуру. Однако Гинзбург умерла 19 сентября, погрузив в траур своих фанатов по всей стране.

Как бы ни старались противники Баррет, никакого реального компромата на нее накопать они не смогли. Предыдущего кандидата в верховные судьи — Бретта Кавано — пытались свалить с помощью старого доброго харрасмента. Якобы четверть века назад Кавано как-то неудачно пошутил в телефонном разговоре с молодой женщиной. Однако обвинения выглядели настолько надуманными, что серьезно задеть юриста не смогли. Сенат одобрил его кандидатуру в Верховный суд.

С Баррет эта тема тем более не работает. В отличие от многих политиков демократической ориентации, ее репутация выглядит просто безупречно. Она не курила марихуану, как Барак Обама, не нарушала супружескую верность, как Билл Клинтон, и не использовала секс с женатым мужчиной, чтобы подняться по карьерной лестнице, как Камала Харрис.

Отчаявшись предъявить ей серьезные обвинения, демократическая общественность США стала травить Баррет по мелочам. Недавно на слушаниях в сенате юрист сказала, что "никогда никого не дискриминировала за сексуальные предпочтения и не собирается это делать в дальнейшем". Буквально в тот же момент демократические журналисты оповестили мир, что словосочетание "сексуальные предпочтения" употреблять больше не разрешено — оно "оскорбительно, устарело и задевает чувства представителей ЛГБТ". В заголовках новостей Баррет оказалась "врагом ЛГБТ".

На посторонний взгляд, очень странно, что демократические активисты, чьим кредо вроде бы является борьба за равноправие полов, так ополчились на женщину. Они словно забыли, что Баррет — представительница меньшинства, которое веками страдало под игом патриархата.

Ведь очевидно, что, несмотря на свои религиозные убеждения, Баррет фактически является воплощенным идеалом феминизма в его традиционном понимании. Она получила прекрасное образование и сама стала любимым профессором для тысяч студентов. Она сумела добиться успеха в такой жесткой и традиционно мужской сфере, как юриспруденция в США. Плюс к этому она создала крепкую семью и обеспечила себе недурной доход: работая в Апелляционном суде, она получает около 220 тысяч долларов в год, место члена Верховного суда принесет ей около 270 тысяч.

Полвека назад Баррет стала бы иконой феминизма — сильная, успешная, состоявшаяся женщина-профессионал. Сегодня самую озлобленную критику она получает именно от феминисток.

Проблема в том, что современным борцам за права меньшинств такие, как Баррет, совершенно не нужны. Они слишком успешны и независимы, ими трудно командовать и манипулировать. Они действительно сражались с патриархальными предрассудками, сексизмом и прочими видами нечестной конкуренции, хорошо известной и женщинам и мужчинам во всем мире. Однако они сумели победить — а сегодня в тренде у леваков исключительно лузеры.

Будь на месте Баррет гендер-флюидное существо с непонятными сексуальными предпочтениями, тяжелыми запоями и неизлечимой наркозависимостью, она (оно) однозначно снискало бы симпатии демократов. Вся эта борьба за права меньшинств на деле призвана только закреплять пропасть между виннерами и лузерами, между успешными людьми и маргиналами.

К сожалению, неумолимо нищающие массы американского населения легко ведутся на эту пропаганду, тем более что она несется из каждого утюга. Очень многие подключаются к сетевой травле Баррет просто потому, что повторить ее достижения и добиться такого же успеха в современной Америке становится практически нереально.

В сенате у республиканцев большинство, и, скорее всего, Эми Кони Баррет опять победит, став членом Верховного суда. Однако в ходе общенациональной битвы за этот пост американцы своими руками разрушают все то, что строили веками: "американскую мечту", равные права для женщин, культ личного успеха, меритократию. Внезапно оказывается — на это намекало уже движение MeToo — что добиваться успеха в сегодняшней Америке может быть опасно. Что это может спровоцировать такой гнев народных масс, который разнесет весь твой успех в клочья.

Разрушение американской мечты происходит с присущим этой нации размахом и на глазах у всего мира. Одновременно сходит на нет и пресловутая "мягкая сила", на которой так долго держался авторитет США.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

68
В Тбилиси началось строительство нового торгового центра, грузинская версия

В ТЦ "Галерея Тбилиси" была объявлена эвакуация

0
(обновлено 14:25 21.10.2020)
Небольшое возгорание в одном из пищеблоков центра автоматически включило пожарную сигнализацию, после чего немедленно началась эвакуация людей

ТБИЛИСИ, 21 окт — Sputnik. В одном из крупнейших торговых центров столицы - "Галерее Тбилиси" ненадолго пришлось эвакуировать посетителей и сотрудников.

Как рассказали в администрации ТЦ Sputnik Грузия, на четвертом этаже произошло небольшое возгорание, которое было ликвидировано за несколько минут.

"Буквально через десять минут все уже вернулись к работе. Возгорание произошло в одном из объектов питания, и система пожарной сигнализации сработала автоматически. Поэтому, как и происходит в таких случаях, мы всех эвакуировали. Сейчас все в порядке", - рассказали в администрации ТЦ.

Вызывать пожарных не пришлось - с огнем оперативно справилась техническая служба торгового центра.

0
Темы:
Происшествия в Грузии