Люди в масках на батумском вещевом рынке Хопа во время пандемии коронавируса

Бой с правилами, или Как научиться жить с коронавирусом

751
(обновлено 19:54 15.09.2020)
Население Грузии расслабилось и совсем забыло о ковид-правилах, считает колумнист Sputnik и рассказывает, как спастись, находясь на гребне второй волны коронавируса

Чаще встречаться с родными и близкими, заниматься спортом и саморазвитием, максимально следить за здоровьем и особенно тщательно соблюдать правила гигиены… Как много обещаний мы давали себе, когда слова "коронавирус", "COVID-19", "пандемия" были для большинства из нас каким-то загадочным набором букв, а не составляющей ежедневного лексикона. И как легко мы попрощались с этими обещаниями, как только создалось впечатление, что вирус решил не злоупотреблять хваленным грузинским гостеприимством и, казалось бы, не стал задерживаться на земле Руставели.

 

Вспоминается старый анекдот: мужчина едет на встречу, опаздывает, нервничает, вдобавок не может найти место припарковаться. Поднимает глаза к небу и взывает: "Господи, помоги мне найти место для парковки! Я тогда брошу пить и буду каждое воскресенье ходить в церковь!"

Чудесным образом появляется свободное местечко. Он торопливо к небу: "А, всё, не надо. Нашел!"

В Грузии в последние дни фиксируют все больше и больше инфицированных коронавирусом, с начала сентября уже несколько раз были установлены антирекорды по числу заболевших. Премьер Грузии Георгий Гахария заявил о начале второй волны, но призвал не паниковать. Между тем, в стране вновь ввели ряд ограничений, которые затронули не всех, но многих.

Тем временем, родители, ученики и учителя молятся, чтобы школы не перешли только на дистанционный режим обучения; владельцы и сотрудники магазинов, салонов красоты и других сфер обслуживания надеются, что их снова не оставят без работы; представители туристического бизнеса скрестили пальцы, чтобы им не запретили зарабатывать хотя бы на внутреннем туризме; предприниматели думают над планом Б, но наверняка есть и те, кто рассчитывает на введение режима ЧП, как это было в марте-мае, чтобы заработать на форс-мажоре. Очевидно, что экономический кризис пугает жителей страны не меньше COVID-19.

Замдиректора Национального центра по контролю заболеваний Паата Имнадзе сказал, казалось бы, очевидную вещь: чем больше людей в стране будут инфицированы, тем больше людей умрет. А точнее: если заболеют сто тысяч человек, то из них тысяча умрет.

Коронавирус в Грузии: горячей точкой остается Аджария, Тбилиси пока держится >>>

Но в непростой период, когда Грузия с гордо поднятой головой говорила о своих достижениях в борьбе с коронавирусом, именно очевидные вещи необходимо проговаривать как можно чаще, чтобы люди не забывали про данные себе обещания, помнили об элементарных правилах гигиены и не переставали думать об обязательствах перед обществом. Ведь даже ношение медицинской маски в общественных местах – говорит о готовности изменить мир, начав с себя, как бы высокопарно это ни звучало.

В грузинском языке есть такое выражение "тавши ауварда", что почти дословно переводится, как "ударило в голову", но более точный перевод "зазнался". Так вот, кажется, что все мы дружно зазнались, спустили маски на подбородки и решили, что вирус нам по колено, поэтому и средства защиты можно использовать как угодно, а не как положено. Но нет. Вирус дал нам немного набраться сил летом и сейчас заявил о себе во всеуслышание. Уже начали вспоминать про данные себе обещания?

Специалисты предупреждали, что придется научиться жить с вирусом, но для того, чтобы избежать трагичных последствий, нас призвали к элементарным правилам: тщательно мойте руки, соблюдайте дистанцию, избегайте массовых мероприятий и носите маски! Правила, которые могут спасти жизни, экономику и, в целом, так или иначе беззаботное будущее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

751

Прибытие  двух танкеров со сжиженным газом проекта Ямал СПГ в Китай

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

65
(обновлено 14:12 21.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

65
Дистанционное обучение школьников

Третий класс программа страшная, или Нескучные будни частного педагога в Тбилиси

544
(обновлено 23:11 19.09.2020)
С началом школьной "дистанционки" особую ценность вновь приобрели частные педагоги, работа которых иногда представляет собой целый сериал страстей, не иначе

Сижу на уроке английского и слушаю, как Саба переводит текст. Из кухни в унисон доносится дискуссия его прадедушки Шалвы, прабабушки Ламары и бабушки Дареджан. Старички смотрят какой-то турецкий сериал.

- ... Что она сказала? – спрашивает 85-летний телезритель.

- Какая именно, Иваныч? – уточняет его жена. – Вот эта рыжая или черная справа? Эта рыжая – копия твоя племянница Тамрико. В молодости. Помнишь, после развода с Зурой?..

- Какой еще Зура? Что сказала переводчица этой бурды! – злится ее муж. – Ничего не разберу. – Тут он обращается за помощью к невестке. - Дареджан, шен шемогевле (груз. близкое к русскому "моя хорошая"), я опять все пропустил.

- Сейчас все объясню, только не перебивайте меня. Этот Кенан поссорился с Фериде и откуда-то притащил вон ту рыжую стерву Лейлу...

Экзамен для няни: хамство, неряшливость, угроза жизни ребенка >>>

- Помнишь, Иваныч, - встревает Ламара, - у меня на кафедре в 75-м была Лейла, крашеная блондинка, ты еще на нее заглядывался, вах, старый бабник!

- Ооо, не выдумывай. Эта Лейла мне никогда не нравилась. Дареджан, - кричит он невестке, - на чем мы остановились? Откуда взялся этот Кенан?

- Дайте мне сказать, батоно Шалва, это тот Кенан, который в прошлой серии разбил машину старика Исмаила.

- Дареджан, что ты так кричишь? - выражает недовольство ее свекровь. – Мы не глухие. А где ты видела этого Исмаила? Помнишь, Иваныч, мы в 56-м отдыхали в Кобулети и хозяина звали тоже Исмаил. Или я что-то путаю?

- Путаешь, Ламара, конечно, путаешь. Дареджан! – надрывается Шалва, - а ты не забыла дать ей сегодня таблетки от головы?

- Вай, чтоб я умерла! – спохватывается Дареджан. – Из-за вас я свои таблетки принять забыла.

Дареджан выходит в зал, где мы занимаемся.

- Сабуна, ты не видел те зеленые таблетки, которые я принимаю по утрам? Ой, извините, пожалуйста, эти старики меня с ума свели. Включают проклятый телевизор на полный звук, с ума меня сводят целый день. Подождите, я вам кофе сейчас принесу.

Я отнекиваюсь, но Дареджан меня не слушает и начинает движение в обратную сторону. У нее больная нога и немного плохо с координацией. На ходу она руководит учебным процессом.

- Читай, Сабуна, читай громко. Так, чтоб я в кухне слышала. Лучше твой ангельский голос, чем этот тупой сериал.

Сабуна послушно прибавляет звук.

В дверях уже маячит прадед.

- Куда ты пропала, Дареджан? Я опять все пропустил. Ламара в конец запутала со своими родственниками и этим Кенаном.

- Что с вами, батоно Шалва?! Не видите что ли, у Сабуны учительница! Из-за вас не поймешь, что ребенок читает.

Прадед краснеет, как первоклассник.

- Вай, что ты мне раньше не сказала! – повышает голос и приосанивается. – Аба, Саба, не посрами! Читай, шени чириме (близко по смыслу с "шен шемогевле"), я тебе потом расскажу, что мне мой дед Гурам рассказывал, когда я был в твоем возрасте. Как-то, знаешь, Акакий Церетели когда пас овец...

- Батоно Шалва, оставьте Церетели в покое и дайте ребенку заниматься! – кричит Дареджан из кухни и тянет свекра за рукав внутрь. В итоге ей это удается, и мы спокойно переходим к грамматическим упражнениям.

Минут через десять дверь из кухни открывается, и в зал входит Дареджан с огромным подносом с приличным ужином под кодовым названием "чашечка кофе". На подносе баклажаны с орехами, пеламуши, печенья и, естественно, тот самый кофе.

- Зачем вы так беспокоились?..

- О, мне это в радость, - расплывается Дареджан. И перекладывает мне весь набор на стол. Потом медленно идет за салфетками. – Эти старики мою молодость всю покушали, теперь в старости последние мозги заморочили. Если б не Сабуна, один день я бы здесь не осталась, поехала бы к мужу в Россию. У него там бизнес. Сидела бы и смотрела за своими сыновьями. За ними глаз да глаз нужен, неженатые еще.

А тут сижу, не могу дочке внука доверить. Разве она за ним посмотрит, как я? – и снова расплывается в улыбке. – Саба, не сутулься, выпрями спинку. Тебе на ужин хачапури спечь? Совсем исхудал от уроков. Одни глаза остались от моего Сабуны. Третий класс – это не шутка. Программа страшная.

Из кухни доносится призывной клич.

- Дареджаааан, я опять все пропустил. Куда пошел этот Кенан???

- Идууу. Вот надоели. Один не слышит, другая все путает, сижу вот терплю их. Ради Сабы!

И она исчезает за кухонной дверью.

544
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили
Джонди Багатурия

Оппозиционная партия выступает за списание банковских долгов

0
(обновлено 19:37 21.09.2020)
Из-за проблемных кредитов, которые не обслуживаются клиентами, банки могут потерять до двух миллиардов лари, считает оппозиционер

ТБИЛИСИ, 21 сен — Sputnik. Избирательный блок "Джонди Багатурия – Картули Даси" провели акцию перед зданием национального банка Грузии – они выступают с инициативой списать коммерческим банкам проблемные кредиты, которые не выплачиваются гражданами.

По словам лидера блока Джонди Багатурия, объем проблемных кредитов в частных банках составляет около одного миллиарда лари, дополнительно, согласно закону еще один миллиард зарезервирован Национальным банком.

По его словам, в общей сложности частные банки теряют около двух миллиардов лари, а его предложение, в свою очередь, сможет оздоровить грузинскую банковскую систему.

В декабре 2019 года фонд "Карту" осуществил социальный проект по списанию долгов гражданам, попавших в "черный список" финансовых организаций. В результате этого проекта более 609,5 тысячи гражданам списали около 1,4 миллиона долгов на сумму более 4 миллиардов лари (более полутора миллиардов долларов).

Долги списали тем лицам, кто взял кредит минимум за год до начала акции, ни разу не платил проценты и если основная сумма кредита без процентов и штрафов не превышала 2 тысячи лари (на тот момент более 751,1 доллара).

0
Темы:
Политическая жизнь Грузии