Флаг Китая

Решено: Китай будут душить вдесятером. Пригласят ли Россию?

2418
(обновлено 13:26 05.08.2020)
Колумнист РИА Новости рассуждает о том, как Запад начинает искать "некий волшебный способ победы над Пекином", учитывая его растущую роль влияния в мире

На фоне осознания неизбежности холодной войны с Китаем, которая, вероятно, будет включать в себя санкции, ограничение экономических связей, взаимный шпионаж и, возможно, даже силовые формы конфронтации, западное экспертное сообщество начинает искать некий волшебный способ победы над Пекином. В той или иной форме почти все обсуждаемые в Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе варианты "удушения китайского дракона" предполагают создание какой-то широкой антикитайской коалиции, с прицелом на то, чтобы коллективными усилиями изолировать, обезвредить и сломать Китай примерно по той же схеме, которая использовалась для успешной борьбы с СССР.

Однако если на уровне каких-то направляющих принципов никакого разнообразия не наблюдается, то вот на уровне конкретного воплощения этих принципов возникает серьезная проблема, вокруг решения которой ломаются копья президентов, премьеров, дипломатов и аналитиков.

Дело в том, что и в некоторых европейских столицах, и в "аналитических центрах" США уже возникает обоснованное впечатление, что многие страны Евросоюза (и особенно в этом вопросе выделяются Германия, Франция и Италия), а также некоторые страны Азии почему-то не горят желанием участвовать в новой холодной войне против КНР в качестве пешек США. Более того, им не хочется платить деньги за победу США в этой войне (что выражается в вечных скандалах по поводу нежелания Германии и Франции платить два процента от ВВП за американскую "военную крышу") и они даже не готовы сразу согласиться на полный запрет, например, поставок в Евросоюз оборудования китайской компании Huawei для сетей 5G, что невероятно злит "антикитайских ястребов" в Вашингтоне и Лондоне. На фоне европейских заявлений о фактическом создании собственной армии и деклараций Макрона о желании вести независимую (то есть и не "прокитайскую", но и не "проамериканскую") внешнюю политику подозрения в том, что "сколотить" широкий антикитайский альянс будет очень непросто и очень дорого, только усиливаются, а вместе с ними усиливаются поиски решений этой проблемы.

Авторитетный журнал Foreign Affairs, который выпускается под эгидой влиятельного "мозгового центра" Council on Foreign Relations ("Совет по международным отношениям"), анализирует два подхода к этой проблеме, один из которых можно условно назвать "подходом Дональда Трампа", а другой "подходом Бориса Джонсона". С учетом колоссального влияния, которым обладает Council on Foreign Relations на мышление американской элиты и проамериканской элиты в Европе (сам "мозговой центр" является героем нескольких популярных теорий заговора, в которых он считается чуть ли не "теневым правительством США"), стоит посмотреть на те методы, которые предлагаются для решения кризиса американоцентричного мироустройства и успешной борьбы с "китайской проблемой", тем более что они имеют самое прямое отношение к России.

Несмотря на то что свежая статья Foreign Affairs вышла под заголовком "Совет демократий может спасти многосторонность (в международных отношениях. — Прим. ред.)", предложенные методы все равно ориентированы на фактическое сохранение доминирования Вашингтона в (как минимум западном) мире, и разница заключается в конкретных способах сохранения американской гегемонии.

В качестве отправной точки для рассуждений авторы авторитетного американского издания отталкиваются от констатации того, что существующий миропорядок откровенно дышит на ладан, а главную угрозу сейчас представляет не коронавирус, а Китай и Россия.
"Но даже до пандемии коронавируса многосторонняя система, которую Соединенные Штаты помогли построить после Второй мировой войны, едва справляется с решением самых насущных проблем в мире. COVID-19 показал, что король — голый, но на самом деле король был скудно одет уже некоторое время.

Поскольку мировой экономический центр тяжести сместился в сторону Индо-Тихоокеанского региона, структурам с глобальными амбициями стало невозможно претендовать на достоверное лидерство без значимого представительства в этом регионе. Но у G7, возникшей после нефтяного шока 1973 года, все еще есть только один член — Япония — за пределами Евро-Атлантического региона. А "Большая двадцатка", которая была сформирована после азиатского финансового кризиса 1997 года и показала свою ценность во время глобального финансового кризиса 2008 года, оказалась слишком несовместимой с политической точки зрения и с точки зрения способности надежно решать международные проблемы. Тем временем Совет Безопасности ООН был покалечен возрождением агрессивного авторитаризма в Китае и России".

Это очень смелый диагноз, который можно свести к тезису: "Все пропало и ничего не работает!"

Соответственно, предлагаются два решения, одно от Трампа, другое от Джонсона.

"Джонсон был первым, кто подал идею для новой структуры. В мае он предложил создать альянс десяти ведущих демократий, состоящий из стран G7 плюс Австралия, Индия и Южная Корея, и назвать его D10 — для того, чтобы координировать политику в области телекоммуникаций и разрабатывать альтернативу лидеру китайского рынка Huawei, доминирующее положение которого в технологии 5G создало повсеместные проблемы безопасности. Вскоре после этого Трамп отменил встречу G7, которая должна была состояться в июне, и предложил вместо нее формат G11 на саммите осенью. Перещеголяв предложение Джонсона, новая группа Трампа будет включать те же страны, что и D10, но также и Россию".

Эксперты Foreign Affairs не рекомендуют брать Россию в этот клуб, и они предпочитают "вариант D10", то есть схему Джонсона, но это не самое важное. Большой интерес представляет мотивация этой рекомендации, и она заключается в том, что даже если Россию каким-то образом удастся убедить участвовать в антикитайской борьбе, то схема Трампа все равно будет выглядеть очень плохо и будет в долгосрочной перспективе бесперспективной из-за того, что будет строиться прежде всего на антикитайской повестке, а вот из схемы Джонсона якобы можно извлечь некую позитивную повестку, то есть некую объединяющую идею, которая позволит создать не "альянс против Китая", а некий "альянс за все хорошее".
Под позитивной повесткой, конечно, подразумевается набор пустых лозунгов — "Демократия", "Свобода" и "Права человека". Особенно забавно, что появление такой позитивной повестки ставится в противовес нынешней внешней политике Вашингтона: "Соединенные Штаты могут выступить против возглавляемого Китаем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, инициативы "Один пояс — один путь" и поддерживаемого Россией газопровода "Северный поток - 2", но им будет сложно убедить другие страны сделать то же самое, если они не предложат убедительных альтернатив. Вашингтон не может победить что-то, используя ничто".

Проблема этого подхода в том, что вряд ли "Демократия" и "Свобода" с биркой "Сделано в США" заменят Германии российский газ или Италии — китайские инвестиции. Тут могли бы сработать американские деньги, но такие отношения Вашингтону не нужны, причем независимо от фамилии конкретного будущего президента: и Байдену, и Трампу нужны колонии, но вернуть Евросоюз в это положение уже вряд ли получится, причем неважно, в формате D10 или G11, а уж про Россию и говорить нечего.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

2418
Теги:
Россия, США, Китай

Прибытие  двух танкеров со сжиженным газом проекта Ямал СПГ в Китай

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

44
(обновлено 14:12 21.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

44
Дистанционное обучение школьников

Третий класс программа страшная, или Нескучные будни частного педагога в Тбилиси

515
(обновлено 23:11 19.09.2020)
С началом школьной "дистанционки" особую ценность вновь приобрели частные педагоги, работа которых иногда представляет собой целый сериал страстей, не иначе

Сижу на уроке английского и слушаю, как Саба переводит текст. Из кухни в унисон доносится дискуссия его прадедушки Шалвы, прабабушки Ламары и бабушки Дареджан. Старички смотрят какой-то турецкий сериал.

- ... Что она сказала? – спрашивает 85-летний телезритель.

- Какая именно, Иваныч? – уточняет его жена. – Вот эта рыжая или черная справа? Эта рыжая – копия твоя племянница Тамрико. В молодости. Помнишь, после развода с Зурой?..

- Какой еще Зура? Что сказала переводчица этой бурды! – злится ее муж. – Ничего не разберу. – Тут он обращается за помощью к невестке. - Дареджан, шен шемогевле (груз. близкое к русскому "моя хорошая"), я опять все пропустил.

- Сейчас все объясню, только не перебивайте меня. Этот Кенан поссорился с Фериде и откуда-то притащил вон ту рыжую стерву Лейлу...

Экзамен для няни: хамство, неряшливость, угроза жизни ребенка >>>

- Помнишь, Иваныч, - встревает Ламара, - у меня на кафедре в 75-м была Лейла, крашеная блондинка, ты еще на нее заглядывался, вах, старый бабник!

- Ооо, не выдумывай. Эта Лейла мне никогда не нравилась. Дареджан, - кричит он невестке, - на чем мы остановились? Откуда взялся этот Кенан?

- Дайте мне сказать, батоно Шалва, это тот Кенан, который в прошлой серии разбил машину старика Исмаила.

- Дареджан, что ты так кричишь? - выражает недовольство ее свекровь. – Мы не глухие. А где ты видела этого Исмаила? Помнишь, Иваныч, мы в 56-м отдыхали в Кобулети и хозяина звали тоже Исмаил. Или я что-то путаю?

- Путаешь, Ламара, конечно, путаешь. Дареджан! – надрывается Шалва, - а ты не забыла дать ей сегодня таблетки от головы?

- Вай, чтоб я умерла! – спохватывается Дареджан. – Из-за вас я свои таблетки принять забыла.

Дареджан выходит в зал, где мы занимаемся.

- Сабуна, ты не видел те зеленые таблетки, которые я принимаю по утрам? Ой, извините, пожалуйста, эти старики меня с ума свели. Включают проклятый телевизор на полный звук, с ума меня сводят целый день. Подождите, я вам кофе сейчас принесу.

Я отнекиваюсь, но Дареджан меня не слушает и начинает движение в обратную сторону. У нее больная нога и немного плохо с координацией. На ходу она руководит учебным процессом.

- Читай, Сабуна, читай громко. Так, чтоб я в кухне слышала. Лучше твой ангельский голос, чем этот тупой сериал.

Сабуна послушно прибавляет звук.

В дверях уже маячит прадед.

- Куда ты пропала, Дареджан? Я опять все пропустил. Ламара в конец запутала со своими родственниками и этим Кенаном.

- Что с вами, батоно Шалва?! Не видите что ли, у Сабуны учительница! Из-за вас не поймешь, что ребенок читает.

Прадед краснеет, как первоклассник.

- Вай, что ты мне раньше не сказала! – повышает голос и приосанивается. – Аба, Саба, не посрами! Читай, шени чириме (близко по смыслу с "шен шемогевле"), я тебе потом расскажу, что мне мой дед Гурам рассказывал, когда я был в твоем возрасте. Как-то, знаешь, Акакий Церетели когда пас овец...

- Батоно Шалва, оставьте Церетели в покое и дайте ребенку заниматься! – кричит Дареджан из кухни и тянет свекра за рукав внутрь. В итоге ей это удается, и мы спокойно переходим к грамматическим упражнениям.

Минут через десять дверь из кухни открывается, и в зал входит Дареджан с огромным подносом с приличным ужином под кодовым названием "чашечка кофе". На подносе баклажаны с орехами, пеламуши, печенья и, естественно, тот самый кофе.

- Зачем вы так беспокоились?..

- О, мне это в радость, - расплывается Дареджан. И перекладывает мне весь набор на стол. Потом медленно идет за салфетками. – Эти старики мою молодость всю покушали, теперь в старости последние мозги заморочили. Если б не Сабуна, один день я бы здесь не осталась, поехала бы к мужу в Россию. У него там бизнес. Сидела бы и смотрела за своими сыновьями. За ними глаз да глаз нужен, неженатые еще.

А тут сижу, не могу дочке внука доверить. Разве она за ним посмотрит, как я? – и снова расплывается в улыбке. – Саба, не сутулься, выпрями спинку. Тебе на ужин хачапури спечь? Совсем исхудал от уроков. Одни глаза остались от моего Сабуны. Третий класс – это не шутка. Программа страшная.

Из кухни доносится призывной клич.

- Дареджаааан, я опять все пропустил. Куда пошел этот Кенан???

- Идууу. Вот надоели. Один не слышит, другая все путает, сижу вот терплю их. Ради Сабы!

И она исчезает за кухонной дверью.

515
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили
Разные винодельческие компании представили свою продукцию на Фестивале нового вина в Тбилиси

Джаз и вино: в Кахети пройдет музыкальный фестиваль

0
(обновлено 17:14 21.09.2020)
Гости фестиваля смогут продегустировать различные сорта грузинских вин на фоне джазовой музыки

ТБИЛИСИ, 21 сен — Sputnik. Фестиваль Jazz and Wine Kakheti в четвертый раз состоится в Кахети 3 октября, сообщают организаторы.

Грузинская джаз-дива выступит с онлайн-концертом>>

Хедлайнер фестиваля - звезда американского соула и джаза Лиза Симон. Также в этот раз в фестивале примут участие трио Беки Гочиашвили, Руса Манвели и трио Давида Мазанашвили.

В рамках Jazz and Wine Kakheti более 15 грузинских винодельческих компаний проведут дегустации вин. Так, на фоне джазовой музыки гости смогут продегустировать различные сорта вин.

Из-за эпидемической ситуации в стране в этом году для участия в фестивале будут продаваться только "специальные наборы" билетов, в которые входит стоимость проживания в отеле и мероприятия.

Мероприятие состоится в гостинице Radisson Collection, Tsinandali Estate Georgia.

Фестиваль Jazz and Wine в Кахети проводится с 2017 года. В отличие от предыдущих лет, когда фестиваль проводился в течение нескольких дней, уже на протяжении двух лето было принято решение сделать его однодневным.

0
Темы:
Культурная жизнь Грузии