Европа и Америка вступают в битву из-за России

1961
(обновлено 16:26 20.07.2020)
Сага о "Северном потоке - 2" получила интересное продолжение, в том смысле, что американские попытки остановить ввод в эксплуатацию российского газопровода могут привести не только к тому, что он получит дополнительную поддержку от европейских политиков

Если сравнивать ущерб американским интересам от "Северного потока - 2" и урон в случае создания "антивандальной" (антисанкционной) финансово-экономической системы в самом Евросоюзе, то российский газопровод практически не имеет значения. И если Вашингтон будет лишен возможностей в действительно важных вопросах давить на Брюссель или европейские компании санкциями, то для американской внешней политики это будет катастрофа планетарного масштаба, пишет колумнист РИА Новости.

На прошлой неделе конфликт по линии Вашингтон - Брюссель, а по сути - Госдеп - Еврокомиссия, обострился из-за того, что главы американской и европейской дипломатии обменялись угрозами и заявлениями, содержащими взаимную жесткую критику.

Майк Помпео решил уничтожить так называемую оговорку Тиллерсона - ограничение на введение санкций против компаний, содействовавших строительству "Северного потока - 2" до принятия закона о санкциях. Эта "оговорка", появление которой в первоначальном пакете антироссийских и "антигазпромовских" санкций приписывают тогдашнему госсекретарю Тиллерсону, понимавшему, что "наказывать" крупные европейские нефтегазовые компании - это очень плохая идея, была отменена в преддверии поездки Помпео в Евросоюз, что можно было воспринять как жест устрашения.

Глава Госдепа даже перешел к прямым угрозам, потребовав от всех компаний, имеющих или имевших отношение к проекту, "выйти из него" или получить санкции, которые (если руководствоваться американскими стандартами и историческим опытом) будут предполагать уничтожение их американского бизнеса, отключение от долларовой системы, конфискацию имущества и запрет на посещение США для их директоров.

Помимо того, что под каток американских санкций может попасть огромное количество европейских компаний, которые занимаются, например, портовыми услугами или страховкой, создается впечатление (и его разделяют некоторые западные СМИ), что Госдеп также намекает на готовность все-таки "наказать долларом" ведущих европейских партнеров "Газпрома", то есть Wintershall, OMV, Engie, Shell и Uniper.

С одной стороны, такая эскалация - мощный шаг в плане демонстрации серьезности намерений Вашингтона в плане блокирования "Северного потока - 2". С другой - не очень понятно, чего можно добиться с точки зрения демонстрации чего-либо, кроме намерений: деньги европейских партнеров "Газпрома" уже вложены в проект, а сам трубопровод достраивается силами самой российской компании, которая сейчас является единственным акционером компании, владеющей газопроводом.

Таким образом, даже если бы иностранные компании хотели выйти из проекта, это просто невозможно сделать - поезд уже ушел. Получается, что санкции против европейских компаний были бы просто местью, абсолютно бессмысленной с точки зрения блокирования газопровода. Конечно, Вашингтон может попробовать ввести санкции против покупателей российского газа в Европе, но тут возникнет целая серия технических проблем и внешнеполитических рисков.

Довольно легко выстроить схемы продажи "газпромовского" газа таким образом, чтобы конечных покупателей было довольно непросто определить, поставив тем самым США еще и перед выбором: закрыть глаза на неэффективность санкций или ввести "ковровые" санкции против всех компаний, которые будут заподозрены в покупке российского газа. Сценарий дальнейшей эскалации именно такого рода вполне возможен, но вряд ли Вашингтону понравятся последствия.

Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель в письменном заявлении осудил американские методы воздействия на Евросоюз:

"Я глубоко обеспокоен растущим применением санкций или угрозой санкций со стороны Соединенных Штатов против европейских компаний и интересов. Мы стали свидетелями этой развивающейся тенденции в случаях Ирана, Кубы, Международного уголовного суда и совсем недавно в случае проектов "Северный поток - 2" и "Турецкий поток". <...> Европейская политика должна определяться здесь, в Европе, а не третьими странами.

В тех случаях, когда цели внешней политики и политики безопасности (относящиеся к Евросоюзу и США. - прим. авт.) общие, очень ценной является координация целенаправленных санкций с партнерами. Мы видели много положительных примеров этого и будем продолжать координировать (санкции. - прим. авт.) там, где можем. А там, где существуют политические разногласия, Европейский союз всегда открыт для диалога. Но этот (диалог. - прим. ред.) не может иметь место на фоне угрозы санкций".

Это заявление можно было бы воспринять как ничего не значащее "беспокойство" дипломата, на которое Вашингтон не обратит никого внимания, если бы не один нюанс. Американские СМИ, в частности агентство деловой информации Bloomberg, уже писали о том, что Германия рассматривает возможность ответных санкций против США для того, чтобы отомстить за санкции против "Северного потока - 2" и отучить Штаты от вмешательства в европейскую энергетическую политику.

А в контексте заявления Борреля стоит вспомнить то, каким образом он недавно ответил на вопрос французского евродепутата по поводу американских санкций:

"Комиссия готовит почву для принятия усиленного механизма санкций, который повысит устойчивость Европы к воздействию экстерриториальных санкций, введенных третьими странами". Боррель не уточнил, какую форму примет этот механизм или когда он будет введен, сообщало две недели назад британское агентство Рейтер".

Самым очевидным механизмом, который может буквально демонтировать всю санкционную повестку США на газовом направлении в Европе, могли бы стать санкции против американского экспортного СПГ. Заградительный тариф в 25% или просто запрет на его импорт в Европу не только сделает санкции против "Северного потока - 2" полностью бессмысленными с точки зрения продвижения американского СПГ на европейском рынке, но и нанесет прямой ущерб американским энергетическим компаниям, некоторые из которых спонсируют Республиканскую партию США.

Принудительный разрыв уже заключенных контрактов - это серьезные потери, а американские компании вряд ли готовы платить своими деньгами за геополитические амбиции Майка Помпео и сенаторов-русофобов. Впрочем, европейские дипломаты могут придумать и какие-нибудь альтернативные варианты.

Благо "болевых точек" американского бизнеса в Евросоюзе предостаточно. Если курс европейской дипломатии не изменится, а США все-таки нарвутся на ответные санкции Брюсселя, то можно будет констатировать, что завершение "Северного потока - 2" приведет к результатам, на которые мало кто мог рассчитывать, ибо помимо повышения стабильности поставок энергоносителей в Европу, отношения между Штатами и Евросоюзом перейдут в фазу санкционной войны.

Чтобы избежать этого риска, Госдепу стоило бы остановить свои угрозы в адрес европейских энергетических гигантов прямо сейчас, но это уже вряд ли возможно - остановиться означало бы признать право европейцев на суверенитет, а американская элита в принципе не может себе этого позволить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1961
Темы:
Строительство газопровода "Северный поток – 2" (87)

Прибытие  двух танкеров со сжиженным газом проекта Ямал СПГ в Китай

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

44
(обновлено 14:12 21.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

44
Дистанционное обучение школьников

Третий класс программа страшная, или Нескучные будни частного педагога в Тбилиси

514
(обновлено 23:11 19.09.2020)
С началом школьной "дистанционки" особую ценность вновь приобрели частные педагоги, работа которых иногда представляет собой целый сериал страстей, не иначе

Сижу на уроке английского и слушаю, как Саба переводит текст. Из кухни в унисон доносится дискуссия его прадедушки Шалвы, прабабушки Ламары и бабушки Дареджан. Старички смотрят какой-то турецкий сериал.

- ... Что она сказала? – спрашивает 85-летний телезритель.

- Какая именно, Иваныч? – уточняет его жена. – Вот эта рыжая или черная справа? Эта рыжая – копия твоя племянница Тамрико. В молодости. Помнишь, после развода с Зурой?..

- Какой еще Зура? Что сказала переводчица этой бурды! – злится ее муж. – Ничего не разберу. – Тут он обращается за помощью к невестке. - Дареджан, шен шемогевле (груз. близкое к русскому "моя хорошая"), я опять все пропустил.

- Сейчас все объясню, только не перебивайте меня. Этот Кенан поссорился с Фериде и откуда-то притащил вон ту рыжую стерву Лейлу...

Экзамен для няни: хамство, неряшливость, угроза жизни ребенка >>>

- Помнишь, Иваныч, - встревает Ламара, - у меня на кафедре в 75-м была Лейла, крашеная блондинка, ты еще на нее заглядывался, вах, старый бабник!

- Ооо, не выдумывай. Эта Лейла мне никогда не нравилась. Дареджан, - кричит он невестке, - на чем мы остановились? Откуда взялся этот Кенан?

- Дайте мне сказать, батоно Шалва, это тот Кенан, который в прошлой серии разбил машину старика Исмаила.

- Дареджан, что ты так кричишь? - выражает недовольство ее свекровь. – Мы не глухие. А где ты видела этого Исмаила? Помнишь, Иваныч, мы в 56-м отдыхали в Кобулети и хозяина звали тоже Исмаил. Или я что-то путаю?

- Путаешь, Ламара, конечно, путаешь. Дареджан! – надрывается Шалва, - а ты не забыла дать ей сегодня таблетки от головы?

- Вай, чтоб я умерла! – спохватывается Дареджан. – Из-за вас я свои таблетки принять забыла.

Дареджан выходит в зал, где мы занимаемся.

- Сабуна, ты не видел те зеленые таблетки, которые я принимаю по утрам? Ой, извините, пожалуйста, эти старики меня с ума свели. Включают проклятый телевизор на полный звук, с ума меня сводят целый день. Подождите, я вам кофе сейчас принесу.

Я отнекиваюсь, но Дареджан меня не слушает и начинает движение в обратную сторону. У нее больная нога и немного плохо с координацией. На ходу она руководит учебным процессом.

- Читай, Сабуна, читай громко. Так, чтоб я в кухне слышала. Лучше твой ангельский голос, чем этот тупой сериал.

Сабуна послушно прибавляет звук.

В дверях уже маячит прадед.

- Куда ты пропала, Дареджан? Я опять все пропустил. Ламара в конец запутала со своими родственниками и этим Кенаном.

- Что с вами, батоно Шалва?! Не видите что ли, у Сабуны учительница! Из-за вас не поймешь, что ребенок читает.

Прадед краснеет, как первоклассник.

- Вай, что ты мне раньше не сказала! – повышает голос и приосанивается. – Аба, Саба, не посрами! Читай, шени чириме (близко по смыслу с "шен шемогевле"), я тебе потом расскажу, что мне мой дед Гурам рассказывал, когда я был в твоем возрасте. Как-то, знаешь, Акакий Церетели когда пас овец...

- Батоно Шалва, оставьте Церетели в покое и дайте ребенку заниматься! – кричит Дареджан из кухни и тянет свекра за рукав внутрь. В итоге ей это удается, и мы спокойно переходим к грамматическим упражнениям.

Минут через десять дверь из кухни открывается, и в зал входит Дареджан с огромным подносом с приличным ужином под кодовым названием "чашечка кофе". На подносе баклажаны с орехами, пеламуши, печенья и, естественно, тот самый кофе.

- Зачем вы так беспокоились?..

- О, мне это в радость, - расплывается Дареджан. И перекладывает мне весь набор на стол. Потом медленно идет за салфетками. – Эти старики мою молодость всю покушали, теперь в старости последние мозги заморочили. Если б не Сабуна, один день я бы здесь не осталась, поехала бы к мужу в Россию. У него там бизнес. Сидела бы и смотрела за своими сыновьями. За ними глаз да глаз нужен, неженатые еще.

А тут сижу, не могу дочке внука доверить. Разве она за ним посмотрит, как я? – и снова расплывается в улыбке. – Саба, не сутулься, выпрями спинку. Тебе на ужин хачапури спечь? Совсем исхудал от уроков. Одни глаза остались от моего Сабуны. Третий класс – это не шутка. Программа страшная.

Из кухни доносится призывной клич.

- Дареджаааан, я опять все пропустил. Куда пошел этот Кенан???

- Идууу. Вот надоели. Один не слышит, другая все путает, сижу вот терплю их. Ради Сабы!

И она исчезает за кухонной дверью.

514
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили
 Сотрудники полиции в масках на одной из улиц в Баку

Коронавирус у полицейских: инфекцию выявили у 13 сотрудников МВД

0
(обновлено 17:06 21.09.2020)
Большинство инфицированных относятся к Аджарии, где этим летом был большой наплыв отдыхающих

ТБИЛИСИ, 21 сен — Sputnik. За последние сутки у 13 сотрудников различных подразделений МВД Грузии диагностировали коронавирус, говорится в сообщении на сайте ведомства.

По официальным данным, десять случаев зарегистрированы в черноморском крае Аджария. Один случай коронавируса выявлен в Тбилисской службе по управлению чрезвычайными ситуациями, а также у сотрудника охранной полиции Тбилиси. Еще один случай зафиксирован у сотрудника департамента особых поручений региона Самегрело - Земо Сванети.

По данным ведомства, все сотрудники соответствующих подразделений, которые контактировали с инфицированными, взяты под наблюдение и проходят тестирование. Здания, где дежурили инфицированные, были полностью продезинфицированы.

Все тринадцать сотрудников получают соответствующее лечение. Их состояние стабильное.

Накануне МВД Грузии сообщило об 11 инфицированных, выявленных во время ПЦР-тестов за последние дни. Десять случаев имеют отношение к Аджарии и один к Рустави.

0
Темы:
Коронавирус в Грузии: последние новости