Нефтяная качалка

"Тысяча долларов за баррель": американский план шокирует нефтяной рынок

847
(обновлено 14:00 01.05.2020)
Кризис закончится, а привычка договариваться о судьбе мировых нефтяных рынков без США - может остаться. Но, даже оставшись в сравнительном одиночестве или в меньшинстве, США могут утешать себя тем, что принципы "свободного рынка" остались нетронутыми

Иван Данилов, РИА Новости

США не вошли, по крайней мере на официальном уровне, в сделку ОПЕК+, в которой участвуют Россия и другие страны — экспортеры нефти, но на неофициальном уровне в эту сделку вполне может войти штат Техас, где добывается большая часть американской сланцевой нефти.

Судьбоносное решение о принуждении нефтяных компаний эпицентра "сланцевой революции" к сокращению добычи может быть принято уже 5 мая, причем проект постановления техасского государственного агентства по регулированию нефтяного сектора не предполагает пряников.

В распоряжении чиновников только увесистый кнут в виде предложения штрафовать за каждый "лишний" баррель, а чтобы привычные к убыткам сланцевики не посчитали это всего лишь дополнительным расходом для и так нерентабельного бизнеса, размер штрафа предлагается зафиксировать на уровне 1 000 долларов за баррель, что должно остудить пыл даже самых свободолюбивых нефтедобытчиков.

Цены на нефть пошли вверх после заключения сделки ОПЕК+>>

Houston Chronicle, главное СМИ Техаса, сообщает о деталях плана сокращения и о том, какие баталии развернутся вокруг его принятия:

"Железнодорожная комиссия Техаса, регулирующая нефтегазовую отрасль, открыла общественное обсуждение по поводу предложения, которое позволит сократить добычу нефти в штате на 20 процентов в месяц. Текст предложенного приказа был опубликован перед заседанием, на котором комиссия должна проголосовать по этому плану. Комиссия не выпускала приказы о сокращении добычи с 1970-х годов, но глобальный избыток сырой нефти, вызванный пандемией коронавируса, побудил сланцевые нефтедобывающие компании. Pioneer Natural Resources и Parsley Energy попросить агентство использовать эту прерогативу. Эта просьба вызвала раскол в нефтегазовой отрасли: коалиция мелких производителей и защитников окружающей среды выступает за сокращение добычи, в то время как отраслевые торговые ассоциации, крупные компании и операторы трубопроводов категорически против".

Страны ОПЕК+ договорились сократить добычу нефти>>

Сокращение на 20 процентов — это примерно столько же, сколько пришлось бы сократить Техасу, если штат или США в целом подписали бы соглашение с ОПЕК+. И вряд ли эта цифра выбрана случайно. Можно подозревать, что есть определенный политический запрос именно на такое решение, однако это не гарантирует, что оно будет принято.

Сейчас в США работает модель "рынок решает", что, собственно, и приводит к таким инцидентам, как недавнее падение цен на американскую нефть West Texas Intermediate до отрицательных значений, но эта модель далеко не всех устраивает. Небольшие нефтедобытчики (а в Техасе есть довольно много компаний, в которых работают по 20 человек и добывается меньше 1 000 баррелей в день) хотели бы добиться сокращения добычи.

По проекту техасских регуляторов, "малый нефтяной бизнес" будет освобожден от квотирования, а все сокращения придутся на крупные и средние компании. Инициаторы идеи принудительного сокращения с привлечением чиновников — компании Pioneer Natural Resources и Parsley Energy — являются крупными сланцевыми добытчиками, но при этом они намного меньше, чем гиганты конвенциональной (традиционной) нефтяной индустрии, такие как Exxon или Chevron.

Компании — инициаторы сокращений рассчитывают на то, что снижение добычи даст им возможность дожить до более высоких цен, при этом их более слабые с финансовой точки зрения конкуренты из сланцевого сектора в любом случае обанкротятся.

Гиганты конвенциональной нефтедобычи, как справедливо указывают американские журналисты, — против сокращений, хотя в краткосрочной перспективе они могут получить серьезную финансовую выгоду.

Есть одно вероятное и логичное объяснение для этой позиции: они хотят сначала увидеть смерть всех сланцевых компаний, то есть просто ликвидировать их как класс, воспользовавшись ситуацией с коронавирусом, и ради этого готовы потерпеть сверхнизкие цены несколько месяцев или дольше. Конечно, на официальном уровне они говорят о том, что заботятся о свободном рынке, но требуется определенный уровень наивности для того, чтобы поверить в идеалистический настрой капитанов "старого" сегмента американской нефтяной индустрии, которые годами страдали от самодеятельности сланцевиков.

Агентство деловой информации Bloomberg указывает на то, что конец этой истории в любом случае будет печальным: "Отрицательные цены на нефть, танкеры, бродящие по морям с грузом, который никто не желает получить, и трейдеры, проявляющие творческий подход к вопросу, где еще можно хранить нефть. Следующая глава в нефтяном кризисе теперь неизбежна: значимые части нефтяной промышленности вот-вот начнут закрываться".

Более логичным выходом с американской стороны было бы фактическое присоединение к Саудовской Аравии, России и другим ответственным нефтедобытчикам. Но даже среди членов самой техасской комиссии есть "рыночные фундаменталисты", один из которых, председатель Уэйн Кристиан (который не смог остановить появление предложения о квотировании добычи на повестке дня), решил выступить в прессе с призывом защищать свободный рынок, несмотря ни на что:

"Как только COVID-19 останется позади, спрос на нефтепродукты, такие как бензин, несомненно, увеличится, поскольку американцы снова начнут ездить на работу. Ситуация стабилизируется. Дело не в "если", а в том, "когда" это произойдет. Это не первый кризис, с которым столкнулась наша страна, и не последний. Но в ста процентах случаев, когда мы сталкиваемся с трудностями, Америка становится сильнее, как и Техас. Именно по этой причине я планирую придерживаться принципов свободного рынка и выступать против квотирования в Техасе".

США могут отказаться от сокращений. И это, вероятно, не очень-то повлияет на судьбу нефтяного рынка страны, зато у такого решения техасской комиссии будут весьма серьезные геополитические последствия.

Bloomberg рассказал о рассматриваемых ОПЕК вариантах сокращения добычи нефти>>

Дело в том, что еще в 2019 году американские эксперты серьезно переживали по поводу того, что Саудовская Аравия и Россия создали новый нефтяной альянс, который мог поднимать и опускать цены на черное золото, причем в альянсе участвовали как страны ОПЕК, так и государства, в него не входящие. Когда в 2020-м сделка ОПЕК+ сорвалась, американские эксперты по геополитике, конечно, сожалели о падении цен на нефть, но испытывали огромную радость по поводу того, что альянс, пугавший их в прошлом году, перестал угрожать американской глобальной энергетической политике, а также дипломатии США на Ближнем Востоке.

Новая, беспрецедентная сделка ОПЕК+ в некотором роде воскрешает этот американский кошмар — и даже усиливает его в том смысле, что теперь координация действий на нефтяном рынке расширилась еще больше и включает даже страну НАТО.

Как сообщает Financial Times, "Норвегия сократит добычу нефти на 13 процентов", а это значит, что правительство Норвегии выполнило свое неформальное обещание, данное странам ОПЕК+ еще до окончания переговоров по "большой сделке".

Кризис закончится, а привычка договариваться о судьбе мировых нефтяных рынков без США — вполне может остаться. Впрочем, даже оставшись в сравнительном одиночестве или как минимум в меньшинстве, Соединенные Штаты в целом и Техас в частности могут утешать себя тем фактом, что принципы "свободного рынка" остались нетронутыми.

Вот только сланцевый сектор эти принципы все равно не прокормят.

847
Теги:
США, Цены на нефть
Темы:
Падение цен на нефть из-за коронавируса (27)

Прибытие  двух танкеров со сжиженным газом проекта Ямал СПГ в Китай

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

42
(обновлено 14:12 21.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

42
Дистанционное обучение школьников

Третий класс программа страшная, или Нескучные будни частного педагога в Тбилиси

504
(обновлено 23:11 19.09.2020)
С началом школьной "дистанционки" особую ценность вновь приобрели частные педагоги, работа которых иногда представляет собой целый сериал страстей, не иначе

Сижу на уроке английского и слушаю, как Саба переводит текст. Из кухни в унисон доносится дискуссия его прадедушки Шалвы, прабабушки Ламары и бабушки Дареджан. Старички смотрят какой-то турецкий сериал.

- ... Что она сказала? – спрашивает 85-летний телезритель.

- Какая именно, Иваныч? – уточняет его жена. – Вот эта рыжая или черная справа? Эта рыжая – копия твоя племянница Тамрико. В молодости. Помнишь, после развода с Зурой?..

- Какой еще Зура? Что сказала переводчица этой бурды! – злится ее муж. – Ничего не разберу. – Тут он обращается за помощью к невестке. - Дареджан, шен шемогевле (груз. близкое к русскому "моя хорошая"), я опять все пропустил.

- Сейчас все объясню, только не перебивайте меня. Этот Кенан поссорился с Фериде и откуда-то притащил вон ту рыжую стерву Лейлу...

Экзамен для няни: хамство, неряшливость, угроза жизни ребенка >>>

- Помнишь, Иваныч, - встревает Ламара, - у меня на кафедре в 75-м была Лейла, крашеная блондинка, ты еще на нее заглядывался, вах, старый бабник!

- Ооо, не выдумывай. Эта Лейла мне никогда не нравилась. Дареджан, - кричит он невестке, - на чем мы остановились? Откуда взялся этот Кенан?

- Дайте мне сказать, батоно Шалва, это тот Кенан, который в прошлой серии разбил машину старика Исмаила.

- Дареджан, что ты так кричишь? - выражает недовольство ее свекровь. – Мы не глухие. А где ты видела этого Исмаила? Помнишь, Иваныч, мы в 56-м отдыхали в Кобулети и хозяина звали тоже Исмаил. Или я что-то путаю?

- Путаешь, Ламара, конечно, путаешь. Дареджан! – надрывается Шалва, - а ты не забыла дать ей сегодня таблетки от головы?

- Вай, чтоб я умерла! – спохватывается Дареджан. – Из-за вас я свои таблетки принять забыла.

Дареджан выходит в зал, где мы занимаемся.

- Сабуна, ты не видел те зеленые таблетки, которые я принимаю по утрам? Ой, извините, пожалуйста, эти старики меня с ума свели. Включают проклятый телевизор на полный звук, с ума меня сводят целый день. Подождите, я вам кофе сейчас принесу.

Я отнекиваюсь, но Дареджан меня не слушает и начинает движение в обратную сторону. У нее больная нога и немного плохо с координацией. На ходу она руководит учебным процессом.

- Читай, Сабуна, читай громко. Так, чтоб я в кухне слышала. Лучше твой ангельский голос, чем этот тупой сериал.

Сабуна послушно прибавляет звук.

В дверях уже маячит прадед.

- Куда ты пропала, Дареджан? Я опять все пропустил. Ламара в конец запутала со своими родственниками и этим Кенаном.

- Что с вами, батоно Шалва?! Не видите что ли, у Сабуны учительница! Из-за вас не поймешь, что ребенок читает.

Прадед краснеет, как первоклассник.

- Вай, что ты мне раньше не сказала! – повышает голос и приосанивается. – Аба, Саба, не посрами! Читай, шени чириме (близко по смыслу с "шен шемогевле"), я тебе потом расскажу, что мне мой дед Гурам рассказывал, когда я был в твоем возрасте. Как-то, знаешь, Акакий Церетели когда пас овец...

- Батоно Шалва, оставьте Церетели в покое и дайте ребенку заниматься! – кричит Дареджан из кухни и тянет свекра за рукав внутрь. В итоге ей это удается, и мы спокойно переходим к грамматическим упражнениям.

Минут через десять дверь из кухни открывается, и в зал входит Дареджан с огромным подносом с приличным ужином под кодовым названием "чашечка кофе". На подносе баклажаны с орехами, пеламуши, печенья и, естественно, тот самый кофе.

- Зачем вы так беспокоились?..

- О, мне это в радость, - расплывается Дареджан. И перекладывает мне весь набор на стол. Потом медленно идет за салфетками. – Эти старики мою молодость всю покушали, теперь в старости последние мозги заморочили. Если б не Сабуна, один день я бы здесь не осталась, поехала бы к мужу в Россию. У него там бизнес. Сидела бы и смотрела за своими сыновьями. За ними глаз да глаз нужен, неженатые еще.

А тут сижу, не могу дочке внука доверить. Разве она за ним посмотрит, как я? – и снова расплывается в улыбке. – Саба, не сутулься, выпрями спинку. Тебе на ужин хачапури спечь? Совсем исхудал от уроков. Одни глаза остались от моего Сабуны. Третий класс – это не шутка. Программа страшная.

Из кухни доносится призывной клич.

- Дареджаааан, я опять все пропустил. Куда пошел этот Кенан???

- Идууу. Вот надоели. Один не слышит, другая все путает, сижу вот терплю их. Ради Сабы!

И она исчезает за кухонной дверью.

504
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили
Политолог Вахтанг Дзабирадзе

Дзабирадзе: опросы общественного мнения в Грузии не вызывают у меня доверия

0
(обновлено 16:12 21.09.2020)
Аналитик Вахтанг Дзабирадзе прокомментировал результаты исследования французской компании Ipsos, касающегося рейтинга политических партий
Дзабирадзе: опросы общественного мнения в Грузии не вызывают доверия

По результатам исследования французской компании Ipsos, проведенного по заказу оппозиционной телекомпании "Мтавари архи", на вопрос "за какую партию вы бы проголосовали, если выборы в парламент состоялись бы на следующей неделе" 25% респондентов назвали "Грузинскую мечту". В первую тройку списка также вошли "Единое национальное движение" и объединенная оппозиция "Сила в единстве", за них готовы голосовать 15,5%, еще 5% выбрали "Европейскую Грузию".    

"К сожалению, в Грузии эти опросы делаются не для того, чтобы правда изучить общественное мнение, а для того, чтобы повлиять на них. Любая политическая сила признает лишь те опросы, которые провела сама и в которых у нее более-менее лучший результат. Поэтому происходит пропаганда этих результатов, чтобы повлиять на избирателей. Следовательно, поэтому опросы "Мтавари архи" и "Национального движения" показывают такой результат, а в опросах, проведенных "Грузинской мечтой", у правящей партии 56%. Так что, эти опросы, к сожалению, вызывают мало доверия, лично для меня", – сказал Дзабирадзе Sputnik Грузия.

Исследование было проведено 10-18 сентября 2020 года по заказу оппозиционной телекомпании "Мтавари". Были опрошены 1 500 человек. Погрешность составляет 2,5%.

На прошлой неделе опросы общественного мнения обнародовали сразу четыре организации: GORBI, Edison Research, NDI и IRI

Согласно результатам, большинство избирателей готово голосовать за правящую партию "Грузинская мечта". Ее рейтинг по разным опросам колеблется от 17% до 56,3%. На втором месте "Нацдвижение" с рейтингом от 5% до 15%.

Также опросы показали, что большая часть населения пока не определилась с выбором и будет принимать решение в последний момент.

Парламентские выборы в Грузии пройдут 31 октября.

0
Теги:
Парламентские выборы, Опрос, Грузия
Темы:
Грузинские выборы 2020 в цифрах - рейтинги, опросы, исследования