Нефтяные насосы, архивное фото

Россия, ОПЕК и США готовятся установить новый порядок

211
(обновлено 14:53 06.04.2020)
Конец минувшей недели прошел в попытках президента США Дональда Трампа управлять мировым рынком нефти

Справедливости ради нужно отметить, что президент США на этот раз справился гораздо лучше, чем при прежних стараниях, что, кстати, вскрывает довольно забавную особенность того "пульта управления реальностью", который есть в распоряжении Белого дома, пишет Иван Данилов в материале для РИА Новости.

С помощью личного Твиттера, санкций, заявлений и президентских распоряжений опустить цену на нефть у Трампа никак не получалось (несмотря на все усилия), а вот попытка организовать резкий рост цен - удалась на отлично, несмотря на то, что рост может оказаться очень скоротечным.

Впрочем, период распада "нефтяной сделки", которую президент США с помпой анонсировал несколько дней назад, оказался сравнительно коротким.

Сравним два сообщения: "Только что поговорил с моим другом - наследным принцем из Саудовской Аравии, который говорил с президентом Путиным из России, и я ожидаю и надеюсь, что они сократят примерно десять миллионов баррелей и, возможно, существенно больше, что, если это произойдет, будет ОТЛИЧНО для нефтегазовой отрасли!" - это писал лично Трамп в своем Твиттере вечером 2 апреля.

Вечером в субботу риторика немного изменилась. Выступая перед журналистами, Трамп обрушился с критикой на ОПЕК (то есть организацию, которой, по сути, руководит Саудовская Аравия и от которой ожидается сокращение добычи): "Я всю жизнь выступал против ОПЕК, ведь что это такое? Это незаконная (структура. - Прим. ред.), можете называть ее картелем, можете называть ее монополией" (цитата по РБК).

Более того, он снова подчеркнул готовность ввести пошлины против (вероятно, саудовского и российского) нефтяного импорта во имя спасения рабочих мест в США, но при этом оставил открытой возможность того, что "сделка века" по сокращению десяти миллионов баррелей добычи в день все-таки сможет состояться.

Определенное раздражение американского лидера вполне можно списать на два фактора.

Во-первых, быстро собрать конференцию участников нефтяного рынка пока не получилось, а во-вторых - представители едва ли не всех ключевых нефтедобывающих стран сигнализируют Вашингтону, что серьезная сделка по беспрецедентному сокращению добычи может состояться только при условии участия в ней американской стороны, - и это принципиально не может нравиться Белому дому.

В конце концов, одна из фундаментальных идей, на которых построена американская внешняя политика, заключается в том, что Америке все по определению должны и расплатиться никогда не смогут, а уж чего-то требовать от США могут пытаться только страны-изгои, которые давно не бомбили.

Конечно, вопрос рефлексии никогда не волновал "геополитических ковбоев" из Демократической или Республиканской партий, да и зачем искать проблемы в себе, если авторитетные американские СМИ всегда подскажут, что во всем виноват Путин.

Даже газета The New York Times, издание, которое готово ругать Дональда Трампа за что угодно, все равно четко знает, кто виноват во всех проблемах на нефтяном рынке: "По словам двух делегатов ОПЕК, встреча, запланированная на понедельник, между должностными лицами Организации стран - экспортеров нефти, России и других стран - добытчиков нефти, которая вселяла надежды на сделку по прекращению хаоса на энергетических рынках, была отложена. Эта новость появилась, когда вновь возникла напряженность между Саудовской Аравией, де-факто лидером ОПЕК, и Россией в связи (со спором о том. - Прим. ред.), кто виноват в недавнем обвале цен на нефть. В пятницу президент России Владимир Путин частично обвинил Саудовскую Аравию в падении цен. Саудовцы ответили гневными заявлениями своих министров иностранных дел и энергетики, обвиняющих Россию."

Можно смело предположить, если бы Вашингтон заявил, что он сам "срежет" три или четыре миллиона баррелей из своей собственной добычи, то никаких споров уже бы не было: все были бы слишком заняты подписанием соглашений и подсчетом прибыли.

Несмотря на все взаимные упреки, обвинения и сложности в налаживании продуктивного диалога, все равно основания полагать, что определенные шансы на (пускай не быстрое и не обязательно официальное) выстраивание новой архитектуры нефтяного рынка, в которой каждая страна - добытчик нефти, включая США, берет на себя определенные обязательства по сокращению добычи во имя роста цен, - есть.

Дональд Трамп не может себе позволить директивно потребовать от американских нефтяных компаний сократить добычу, и не факт, что он захочет публично признаваться в том, что он такие обязательства на себя взял: Америка, которая проигрывает в ценовой войне, не выглядит как "снова великая Америка", которую президент обещал своему электорату.

Но есть два важных нюанса: Трампу действительно очень нужно поднять цены на нефть (как раз из сугубо шкурных политических интересов), и у него есть способы добиться нужного результата без того, чтобы администрация президента кому-то что-то приказывала в плане добычи.

Если за дело (с благословения и при поддержке президента, заручившегося гарантией, что ОПЕК+ тоже сократит добычу) возьмется техасская комиссия по регулированию нефтяного рынка, то "срезать" два-три миллиона баррелей сланцевой добычи под несколькими благовидными предлогами можно сравнительно легко, тем более что лидеры крупнейших сланцевых компаний сами требуют от правительства штата именно мер такого рода.

А еще значительная часть американской добычи происходит на платформах в Мексиканском заливе - их (при соответствующей компенсации за технические расходы) федеральное правительство может просто временно закрыть во имя заботы о здоровье нефтяников, для которых платформы могут превратиться в плавучие гробы по аналогии с круизными лайнерами, ставшими местами массового заражения коронавирусом.

Это не означает, что переговоры будут легкими, что они обязательно увенчаются успехом и уж тем более - что этот успех будет достигнут быстро.

Но тот факт, что Вашингтону сейчас очень больно с экономической точки зрения и он явно заинтересован в формировании (неважно, формального или неформального) участия в новом картеле на рынке нефти, - это уже хороший шаг вперед и важный результат.

Независимо от результатов ближайшей встречи ОПЕК+ даже серьезное сокращение добычи не сможет компенсировать выпадающий спрос на нефть - коронавирус радикально снижает потребности планеты в нефти и нефтепродуктах.

Главная ставка - это будущее нефтяных рынков уже после коронавируса. Ведь эпидемия закончится, а желание (в том числе в США) зарабатывать на нефти - останется, так же как и сохранится потребность в черном золоте у мировой экономики.

И если из эпидемии мир выйдет с новой архитектурой рынка нефти, в которой цену будут, по сути, контролировать участники глобального соглашения стран-нефтедобытчиков, то это можно будет считать одним из крайне немногочисленных позитивных последствий нынешнего кризиса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

211

Здание ООН в Нью-Йорке. Территория опустела во время пандемии коронавируса

США готовы разрушить ООН, Россия намерена ее спасти

48
(обновлено 14:27 23.09.2020)
Колумнист РИА Новости подвела итоги первого дня 75-й Генассамблеи ООН, обратив внимание на выступления "трех самых влиятельных людей планеты" – лидеров США, Китая и России

Дистанционный видеоформат, с помощью которого мировые лидеры принимают участие в юбилейной, 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, невольно дает больше информации и пищи для размышления, чем их традиционные выступления с трибуны в нью-йоркской штаб-квартире организации. Даже просто антураж, в котором находятся государственные руководители, весьма символичен.

Наибольший интерес сегодня закономерно вызвали доклады трех самых влиятельных людей планеты.

Речь Дональда Трампа стала еще одним предвыборным мероприятием, не только акцентировавшим главное — антикитайское — направление его внешней политики, но и в очередной раз подчеркнувшим снисходительно-пренебрежительное отношение американца к Организации Объединенных Наций как таковой.

Трамп выступал в обычной пресс-обстановке Белого дома, на фоне государственного флага и флага президента Соединенных Штатов — без единого внешнего намека на то, что речь адресована не то что ООН, а хотя бы просто международной аудитории.

Американский лидер ранее неоднократно заявлял, что поскольку его страна является самым крупным источником финансирования Организации Объединенных Наций, значит, та является подчиненной Вашингтону и обязана исполнять его распоряжения. Без сомнения, его предшественники думали аналогично, но Трамп оказался первым, кто позволил себе высказать данную позицию открыто, да еще и угрожать наказанием в случае "непослушания". Так что использование им сегодняшнего выступления для решения задач находящейся в разгаре избирательной кампании полностью укладывается в рамки подобного подхода.

Российские СМИ отметили, что американский президент ни разу не упомянул нашу страну. Зато Китай оказался назван аж двенадцать раз (к слову сказать, США прозвучали только десять). Именно этот вызывающе, прямо-таки скандально антикитайский дух стал сутью речи Трампа. Один только призыв наказать Пекин за распространение коронавируса и использование в речи наименования "китайский вирус" чего стоит.

Подчеркнуто конфронтационный характер американского доклада противоречит сложившимся традициям и неписанным правилам ООН. Но Пекин явно ожидал подобного демарша, и дело не только в том, что на выпады американского президента молниеносно последовала отповедь китайского представителя.

Содержательно речь Си Цзиньпина была посвящена самым острым проблемам текущего момента (в первую очередь, разумеется, мировой борьбе с COVID-19) и выдержана в привычно взвешенном тоне.

Вот только говорил лидер КНР на фоне масштабного пейзажа с изображением Великой китайской стены и суровых красот китайской природы. Трудно не понять прозрачный символический подтекст, заложенный в этой композиции: за спиной Си Цзиньпина находится огромная древняя страна, готовая выстоять перед любой внешней угрозой.

На контрасте с выступлениями американского и китайского коллег речь российского президента оказалась самой традиционной: от поднятого Владимиром Путиным широкого спектра фундаментальных проблем современности до подчеркнуто "ооновского" антуража, на фоне которого он говорил. Была соблюдена даже такая особенность российского лидера при участии в международных мероприятиях, как зачитывание текста исключительно по бумаге — без использования телесуфлера.

Путин говорил о значимости роли ООН в поддержании стратегической стабильности на планете, о недопустимости искажения истории, о необходимости сохранения контроля над вооружениями и, разумеется, о важности коллективных международных усилий в борьбе с эпидемией коронавируса и ее социально-экономическими последствиями.

И по существу, и по форме это была речь государственного деятеля, чья страна не просто наблюдает за сползанием мира в очередную эпоху хаоса, но и делает все от нее зависящее, чтобы не допустить самого страшного исхода. Путин в очередной раз напомнил, что за существующую вот уже 75 лет систему международного сотрудничества, диалога и взаимопонимания в прошлый раз была заплачена страшная цена. И Россия, внесшая тогда главную лепту в нее, до конца будет островком нормальности и здравого смысла, на который всегда может рассчитывать планета.

48
Теги:
ООН, Россия, США
Люди гуляют по мосту мира в центре Тбилиси

Грузинские амбиции и коронавирус, или Так ли просто обмануть избирателя?

594
(обновлено 10:52 22.09.2020)
В какой мере ситуация с COVID-19 влияет на настрой граждан по отношению к тем или иным партиям? Колумнист Sputnik Грузия выяснил, что пишут газеты на эту тему

Чем ближе выборы, тем настойчивей пресса пытается придать коронавирусу черты едва ли не решающего политического фактора. Но так ли это?

"У нас, грузин, большие амбиции, - пишет в "Квирис палитра" (14-20.09) эксперт Сандро Твалчрелидзе. - Мы думаем, что знаем все, но даже не подозреваем о том, что не знаем ничего".

Тут бы всем, конечно, обидеться. Однако суть постулата сформулировал еще Сократ, больше всего опасавшийся впасть в невежество.

Парадоксы политической арифметики

Гахария придется уйти, он не выдержит давления экономической ситуации, - нагнетает и без того тяжелую картину Мамука Хазарадзе. Мало того, лидер "Лело" утверждает, что его партия уверенно победит на выборах и даже укомплектует правительство без участия (?) "Мечты" и националов ("Квирис палитра").  

Один вопрос и разные ответы: парадоксы предвыборных опросов в Грузии>>

"Национальное движение" тем временем пошло иным путем. Националы сформировали единый предвыборный блок, в который вошли четыре партии. При этом доказывают, что оппозиционное движение "Сила в единстве" (куда входило 30 партий), не развалилось, а… расширилось ("Резонанси", 17.09). Тем самым подтвердилось, что в политике можно не только выдавать черное за белое, но и менять математические законы.

Это во многом касается и социологических опросов. В последних исследованиях IRI и IDI налицо внушительные расхождения, многократно выбивающиеся за рамки либеральной погрешности. В первом случае мнение о том, что страна развивается в неправильном направлении, поддержали 59% респондентов, а во втором – только 32% (18.09).

Впрочем, политолог Ника Читадзе ("Ахали таоба", 18.09) убежден, что соцопросы – это больше пиар, рассчитанный на неопределившегося избирателя. Попытка внушить, что голосуя против, ты рискуешь остаться в меньшинстве. 

"Мечта" и ее соперники

Как поступит в кабине для голосования неопределившийся избиратель? Обычно это главная интрига выборов, и не только в Грузии. Сейчас на "Мечту", при всех ее обнадеживающих рейтингах, с двух сторон наступают обрушивающийся на глазах курс лари и растущая статистика заражений коронавирусом.

Курс лари заставит власть закрыть рот, - злорадствует в "Ахали таоба" (18.09) национал Роман Гоциридзе. Впрочем, и другие экономисты предрекают – после выборов национальная валюта может упасть до 3,80 по отношению к доллару. И предотвратить этот процесс не помогут даже крупные валютные интервенции Национального банка ("Резонанси", 17.09). А дефицит бюджета за первые полгода уже составил 2,3 миллиарда лари (18.09).

Тем не менее, прогнозирует аналитик Рамаз Сакварелидзе ("Резонанси", 17.09), все это не окажет влияния на результаты выборов. Практика прошлых лет показывает, что неопределившийся избиратель, как правило, отдает голос за правящую партию (16.09).

Каковы в целом шансы партий, особенно маленьких? Газеты не перестают их обсуждать, меняя расклады. Исходя из прошлых выборов и благодаря 1-процентному барьеру на каждое депутатское кресло понадобится 20 тысяч голосов. Партий сейчас больше 60, но, по оценке Вахтанга Дзабирадзе, в парламент пройдут только 8. Плюс-минус две, - делает он осторожную оговорку ("Резонанси", 18.09.).

Коронавирус и выборы: ЦИК Грузии разработал правила для голосования>>

Как видно, политолог полагает, что с точки зрения политического веса десять или шесть – разница непринципиальная. Важнее, в каких избирательных округах понадобится второй тур. Мнения тут расходятся, но у экспертов не вызывает сомнений, что самыми проблемными будут зугдидский и три тбилисских округа – Ваке, Исани и Сабуртало (18.09).

Переведут ли Грузию в "красную зону"?

Премьер-министр Георгий Гахария заверяет, что Грузия будет оставаться в "зеленой зоне", несмотря на вспышки коронавируса, и небо постепенно откроется. Уже с 1 октября еженедельно будет выполняться рейс Тбилиси-Рига.

Однако по заявлению заместителя министра здравоохранения, мы, как выясняется, вплотную приблизились к верхней границе "желтой зоны". При нынешних темпах инфицирования, Грузия может оказаться в числе "красных" стран, и тогда границы закроют сами иностранные государства, предупреждает "Резонанси" (17.09).

Для абсолютного большинства наших граждан проблема, конечно, условная - в силу объективных трудностей они практически лишены возможности путешествовать. Но вопрос приобрел выраженный политический оттенок. "В других странах, где случаи короны растут, - цитирует "Алиа" (14-20.09) журналистку Нануку Жоржолиани, - границы открыты. Тогда откуда у нас эти побитые рекорды, если народ сидит взаперти, а воздушное пространство закрыто?"

Деление на разноцветные зоны, понятное далеко не всем, резкий прирост числа инфицированных низкой динамике показателя смертности – все это сбивает людей с толку. Народ четко разделился на два лагеря. Одни убеждены, что коронавирус – миф, которым нас связывают по рукам и ногам. Они не сомневаются, что эта сфера и вся статистика, как пишет "Алиа", сфальсифицирована. Другие им возражают – это не миф, и надо строго соблюдать регуляции.

"Пусть те, кто думают, что коронавирус придумали, обратятся к психиатру", - как обычно не церемонясь дает совет писатель и актер Гиви Сихарулидзе ("Резонанси", 17.09).

А оппозиционные партии продолжают утверждать, что правящая команда манипулирует показателями COVID так, как ей на данный момент выгодно.

Впрочем, такие подозрения характерны не только для грузинского политического спектра. Не случайно исполнительный директор программы ВОЗ по чрезвычайным ситуациям Майкл Райан предостерег политиков: не надо превращать COVID-19 в политический футбол (18.09)!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

594
Теги:
Парламентские выборы, Грузия, выборы
Темы:
Парламентские выборы в Грузии 2020
Предвыборные плакаты в столице Грузии

Борьба амбиций и темных лошадок: быть ли коалиции после выборов в Грузии

0
Политологи не исключают, что именно фактор возвращения Саакашвили может стать решающим на этих выборах: испугавшись его возвращения, народ может выбрать снова "Грузинскую мечту"

ТБИЛИСИ, 23 сен — Sputnik. До парламентских выборов еще больше месяца, а главной интригой грузинской политики остаются шансы на создание коалиционного правительства – кто создаст и кто возглавит.

Высокую вероятность формирования коалиции создала новая система подсчета мест по итогам голосования и низкий проходной барьер. 

Большинство голосов в парламенте теперь будет взять труднее, и если нынешней правящей партии это не удастся – понадобится парламентская коалиция, чтобы утвердить новое правительство через процедуру выражения доверия новому премьеру и его кабинету.

В противном случае Грузия останется без правительства, и страну ждут новые выборы и очень скоро.

Саакашвили не нужен?

По мнению политолога Арчила Сихарулидзе, перед народом сейчас стоит сложный выбор, который обусловлен анонсированным "Нацдвижением" возвращением экс-президента Грузии Михаила Саакашвили в Грузию после выборов, уже в качестве премьер-министра.

"Люди недовольны властью, но не видят альтернативы в оппозиции, потому что вторая по силе и первая оппозиционная сила "Нацдвижение" возвращает Саакашвили. Вторая оппозиционная сила, объединение Бокерия, Угулава и Бакрадзе "Европейская Грузия"  – тяжелая и непопулярная тройка. Остальные партии далеко позади. Поэтому сейчас у людей выбор: голосовать за правящую партию, а значит,  Бидзину Иванишвили, которого они не любят, или голосовать за оппозицию, где во главе стоят люди, чье пребывание у власти всего девять лет назад многих пугало", - заявил Сихарулидзе в интервью Sputnik Грузия.

Опрос

Какому опросу перед выборами в Грузии вы доверяете?
  • NDI
    0% (0)
  • IRI
    0% (0)
  • GORBI (заказчик "Имеди")
    0% (0)
  • Edison Research (заказчик "Формула ТВ")
    0% (0)
  • Survation (заказчик "Рустави 2")
    0% (0)
  • Ipsos (заказчик "Мтавари Архи")
    0% (0)
  • Ни одному не доверяю
    0% (0)
Проголосовали:

Политолог не исключает, что именно фактор возвращения Саакашвили может стать решающим на этих выборах: испугавшись его возвращения, народ может выбрать снова "Грузинскую мечту".

Понимает это, видимо,  часть оппозиции во главе с партией Бокерия, Угулава и Бакрадзе "Европейская Грузия". Уже сейчас, за месяц до выборов, они открыто заявили, что не поддержат премьер-министра Саакашвили и коалицию, в которой он будет.  Не собираются сотрудничать с Саакашвили и другие оппозиционные партии, у которых есть шанс пройти в парламент.

Так, против Саакашвили уже высказались лидеры  "Гирчи", "Единая Грузия» во главе с Бурджанадзе, лейбористы, "Новая Грузия".  Нет никаких сомнений, что пойдет против Саакашвили и "Альянс патриотов Грузии", который в ныне действующем парламенте пытался провести запрет на деятельность партии "Единое национальное движение".

Таким образом, на данный момент оппозиционная коалиция под большим вопросом. Пока же от одного из лидеров Нацдвижения Романа Гоциридзе  в ответ на резкие высказывания не-единомышленников от оппозиции, прозвучал  призыв «не делить шкуру неубитого медведя».

Кого выберут лошадки темные?

Однако, говоря об оппозиции и строя предположения о будущей коалиции, не стоит забывать об особенностях грузинского политического менталитета и «темных лошадках».

Представители "Грузинской мечты" называют "Нацдвижение" и "Европейскую Грузию" "деструктивными силами" и не скрывает, что хотели бы видеть «другую оппозицию» в парламенте.

 В Грузии практика создания "удобной оппозиции" существует еще со времен Саакашвили. Тогда эту роль выполняла неожиданно прошедшее в парламент "Христиан-демократическое движение" – его лидеры хоть и критиковали власти с трибуны парламента, но рукопашных боев и бойкотов в законодательном органе не устраивала.   

 Теперь, скорее всего, такую роль может играть партия "Наша Грузия – Альянс солидарности", которую создали бывшие члены " Грузинской мечты". Они уже показали себя наравне с "Альянсом патриотов Грузии" мирной оппозицией – демаршей не устраивали, поправки в Конституцию поддержали, с места не перебивали, в отличии от своих оппозиционных коллег из "Нацдвижения" и "Европейской Грузии".

 А вот как поведут себя члены еще одной партии, с высоким шансом попасть в парламент, "Лело " пока вообще непонятно. С одной стороны у лидера партии Мамуки Хазарадзе счеты с партией Иванишвили из-за возбужденного против него уголовного дела, с другой стороны – программа и серьезные экономические наработки по развитию страны, которыми может захотеть воспользоваться "Грузинская мечта".

При этом сама партия "Лело" о коалициях пока не говорит. 

Чтобы вопрос о коалиции был снят,  для большинства в парламенте – 76 мандатов, партии-победителю надо набрать в около 60% голосов, плюс минус 2%, и  победить во всех тридцати мажоритарных округах.

Именно эту цифру - 60%, назвала  своей целью правящая "Грузинская мечта». Правда, пока только два опроса, сделанных по заказу лояльных к правительству телекомпаний, показали процент, приближенный к мечте "Мечты". Опросы оппозиционных телеканалов говорят, что коалиции быть со стороны нынешней оппозиции.

А вот опросы международных организаций свидетельствуют,  что пока значительная и решающая часть избирателей ждет развития событий, еще не решив за кого голосовать.

 

0
Теги:
Парламентские выборы, Михаил Саакашвили, Единое Нацдвижение, Грузинская мечта, Грузия
Темы:
Парламентские выборы в Грузии 2020