Флаги Грузии и России

Россия Грузия: встреча особого внимания

1519
(обновлено 11:45 30.09.2019)
Колумнист Sputnik о значении переговоров глав МИД России и Грузии на полях Генассамблеи ООН

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО – для Sputnik Грузия

На полях Генассамблеи ООН регулярно проходят встречи руководителей государств, правительств, министров иностранных дел тех стран, у которых существуют серьезные проблемы в двусторонних отношениях. Однако к переговорам главы МИД России Сергея Лаврова и его грузинского коллеги Давида Залкалиани был проявлен повышенный интерес. И причины такого особого внимания легко объяснимы.

Не повестка, а головоломка

Между двумя странами уже одиннадцать лет нет дипломатических отношений и, напротив, существуют принципиальные расхождения по широкому кругу вопросов. Обычно в этом ряду называют статус Абхазии и Южной Осетии, так как именно признание их независимости Россией 26 августа 2008 года послужило поводом для Грузии выступить с инициативой о разрыве дипотношений. Но в действительности противоречия между Москвой и Тбилиси выходят за рамки абхазско-осетинских сюжетов. И корни их также следует искать не в событиях "горячего августа", а гораздо раньше.

Грузия последовательно (притом задолго до "пятидневной войны") выступала за вхождение в НАТО, что для Москвы неприемлемо не только в кавказском контексте. Россия видит в отождествлении европейской безопасности с евро-атлантическим доминированием опасную подмену понятий.

Этот процесс оценивается Москвой как нарушение принципов неделимости безопасности, а также выстраивание миропорядка, в котором в роли гегемона выступает один военно-политический блок. Тбилиси же расценивает укрепление кооперации с Североатлантическим альянсом (если формальное вступление в него откладывается на неопределенный срок) как залог восстановления грузинской территориальной целостности. И эти расхождения автоматически превращают двустороннюю повестку дня в сложную головоломку, где приходится учитывать интересы третьих сил.

Лавров назвал инициатора его встречи с главой МИД Грузии >>>

Впрочем, эти противоречия не новость. Однако, после того как к власти в Тбилиси вместо эксцентричного Михаила Саакашвили, готового к превращению своей страны в арену масштабной геополитической конкуренции, пришла "Грузинская мечта", был объявлен курс на нормализацию в отношениях с Москвой. И в течение почти семи лет этот процесс, пускай и не так быстро, и без особых прорывов, развивался.

Маятник качнули

Стали широко обсуждаться перспективы открытия транспортных коридоров между двумя странами, готовилась отмена виз для поездок граждан Грузии в Россию. Но после известных событий в июне 2019 года в Тбилиси (в СМИ они получили название "казус Гаврилова") политический маятник качнулся в другую сторону. "Российский фактор" в канун главного события для Грузии - парламентских выборов - приобрел особую актуальность. Возможности для поддержки курса на нормализацию отношений с РФ заметно сократились. С российской стороны закрылось авиасообщение, а введение возможных санкций было остановлено во многом благодаря личному вмешательству президента Владимира Путина, высказавшемуся по поводу непродуктивности коллективного наказания всего грузинского народа за поведение отдельных его представителей.

В конце августа ко всем перечисленным выше фактам добавилось обострение на югоосетинском направлении. Опять-таки, "бордеризация" не является ни для кого открытием. Но первое после 2008 года размещение на этом рубеже грузинского полицейского поста было событием, от которого трудно отмахнуться.

Все это говорило о том, что ждать возврата к нормализации, скорее всего, придется неопределенно долго. Более того, подготовка всех политических сил Грузии к парламентским выборам 2020 года не оставляла сомнений: фактор России будет обсуждаться активно и жарко.

Ожидалось, что обе стороны будут проявлять крайнюю осторожность. Однако вопреки этим расчетам между представителями России и Грузии состоялась встреча в ООН. И не просто в рамках уже привычного формата Карасин – Абашидзе или Женевских консультаций по безопасности на Южном Кавказе, а между двумя главами МИД. Переговоры Сергея Лаврова и Давида Залкалиани, с одной стороны, породили публикации, в которых возврат к нормализации описывался едва ли не как свершившийся факт. С другой же стороны, последовали недоуменные высказывания по поводу возможных уступок. В этой ситуации стоило бы разобраться с тем, стоит ли нам ожидать прорывов в отношениях между Тбилиси и Москвой или умерить излишний оптимизм.

Протест, амбиции или самореклама: кто рвется митинговать в Грузии? >>>

Думается, что ни одна встреча сама по себе, даже если ее участники - высокопоставленные государственные деятели, не может принести ни быстрых успехов, ни столь же стремительных провалов. Даже если бы министры двух стран стали встречаться друг с другом в ежедневном режиме, это не сняло бы имеющихся острых противоречий, каковые носят системный характер и связаны с особенностями постсоветского национально-государственного и внешнеполитического строительства. За одну встречу о статусе спорных территорий или военно-политической ориентации не договоришься. Да и трудно договариваться о судьбе людей в том или ином регионе без их вовлечения, ведь речь идет не о сделке помещиков по поводу крепостных крестьян.

Работа на перспективу

Тогда закономерен вопрос, а зачем встречаться, если результат совсем не очевиден, а получить какие-то дивиденды "здесь и сейчас" не представляется возможным? Между тем, ответ не так сложен, как может показаться на первый взгляд.

События лета 2019 года показали иллюзорность формулы "хуже быть не может". Очевидно, что превращение Грузии в антироссийский политический хаб не входит в интересы Москвы. Конечно, скептики скажут, что на Кавказе именно Тбилиси является самой сильной головной болью Кремля. И отчасти будут правы. Почему же только отчасти? Да потому, что, во-первых, внутри этой страны есть запрос на нормализацию отношений (как таковая понимается – отдельный вопрос), а во-вторых, имеется понимание того, что Запад при всей его комплиментарности в отношении к кавказскому "маяку демократии" не спешит распространить свои военные гарантии на Грузию. В то же самое время ассоциация с ЕС и безвиз не оправдали тех завышенных ожиданий, которые на них возлагали как политики, так и рядовые граждане. Отсюда и стремление к диверсификации экономических связей, и интерес к торговле с КНР, и к присутствию туристов из РФ.

"Самая важная встреча за последние годы"- Тбилиси доволен переговорами с Лавровым >>>

Понятное дело, до массового разочарования в коллективном Западе еще далеко. И не факт, что оно быстро принесет результаты. Все это очевидно. Но очевидно и то, что бездействие на проблемном направлении – неверно.

Пример швейцарской дипломатии

В России есть понимание того, что ужесточение политики в отношении действующей власти может сыграть на руку не тем, кто хотел бы улучшения отношений с РФ, а напротив, силам, готовым "отмотать пленку" на отметку 2008. Имеет ли смысл подыгрывать им?

Стоит также иметь в виду, помимо стратегических соображений, тактические резоны. Пока решается вопрос о продолжении "пражского формата" в условиях, когда многолетний партнер специального представителя премьер-министра Грузии по России Зураба Абашидзе Григорий Карасин покидает свой пост, необходимо "заполнить паузу", обсудить все возможные варианты.

И еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание. Встреча Сергея Лаврова и Давида Залкалиани состоялась при посредничестве швейцарской дипломатии. Напомню, что Швейцария в свое время сыграла немалую роль в переговорах между Тбилиси и Москвой о вступлении России в ВТО, а также в подготовке и подписании армяно-турецких протоколов в Цюрихе о нормализации отношений. В этом контексте следует вспомнить и доклад комиссии во главе со швейцарским дипломатом Хайди Тальявини о событиях 2008 года. И сейчас многие его выводы актуальны, а оценки не выглядят, как скороспелая конъюнктура.

В сегодняшнем мире крайне сложно найти примеры умелого прагматического посредничества, лишенного надменного лицемерного наставничества и однобокости. Швейцарская дипломатия не в первый раз демонстрирует именно такой аккуратный сбалансированный подход. Стоило бы поучиться этому опыту европейским и особенно американским партнерам Берна – вместо выдачи на гора завышенных обещаний постсоветским странам и подталкиванию их к конфронтации с Россией ради сдерживания "ресоветизации" Евразии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

1519
Теги:
Грузино-российские отношения, Грузия, Россия
Темы:
Грузино-российские отношения (531)
Загрузка...