Неформальная министерская встреча стран-участников Восточного партнерства

Евросоюз и "Восточное партнерство": взгляд из Москвы

224
(обновлено 13:07 28.05.2019)
Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО проанализировал политику Евросоюза в отношении "восточных партнеров"

Все равны, но некоторые ровнее

Проект «Восточное партнерство» позиционируется Европейским союзом как инструмент сближения шести постсоветских государств и ЕС. И хотя на официальном уровне представители «единой Европы» не пытаются как-то ранжировать своих партнеров, в экспертных кругах стран Евросоюза существует представление о своеобразных передовиках интеграционных процессов. К таковым, как правило, относят Грузию, Молдову и Украину.

Три этих государства рассматривают евроинтеграцию в качестве стратегического направления своей внешней политики. Флаги Евросоюза в Тбилиси, Кишиневе и Киеве повсюду соседствуют с национальными символами данных государств. Грузия, Молдова и Украина подписали соглашения об ассоциации с ЕС, а их граждане получили право пересекать границы Шенгенского пространства без виз.

Конечно, было бы неверно полностью отождествлять интересы Тбилиси, Кишинева и Киева – хотя бы потому, что грузинский и украинский политический класс четко позиционируют свои страны в качестве будущих членов НАТО (и сам альянс открыл для них свои двери, правда, без указания конкретной даты вступления), а вот Конституция Молдовы законодательно закрепляет ее государственный нейтралитет.

Тем не менее, в отличие от трех других участников «Восточного партнерства» – Армении, Азербайджана и Беларуси – Грузия, Молдова и Украина позиционируют себя как «более продвинутых» партнеров Евросоюза.

К «отличникам» и счет особый.   

Как элиты обновлять будем?

Недавно известный британский «мозговой центр» Chatham House (Королевский институт международных отношений) опубликовал доклад с говорящим заголовком «Обновление политических элит в Грузии, Молдове и Украине». Его автор – Кристина Герасимов, эксперт институтской программы «Россия и Евразия». И хотя Chatham House не является подразделением британского кабинета министров или официальной структурой какой-то международной организации, доклады его аналитиков, как правило, становятся предметом острых дискуссий.

В фокусе доклада Кристины Герасимов, опубликованного по горячим следам брюссельского саммита «Восточного партнерства», не масштабное противостояние Запада и России на постсоветском пространстве, а по преимуществу внутренние процессы в этих странах. ЕС смотрит на них с особой надеждой и в то же время испытывает разочарование от состояния дел в этих государствах.

Как только доклад Герасимов увидел свет, многие журналисты и эксперты стали говорить о том, что аналитик Chatham House сосредоточена на смене грузинской, молдавской и украинской элиты с помощью внешнего воздействия. Спору нет, в представленном материале содержатся позитивные оценки такого фактора, например, как «возвращенная диаспора», которая может стать в авангарде будущих реформ. Не к ней ли во время своей недавней инаугурационной речи апеллировал Владимир Зеленский, когда обращался к «65 миллионам украинцев», живущих как в ближнем, так и в дальнем зарубежье?

Однако пафос доклада не следует сводить исключительно к этому. Значение представленного материала намного шире, чем инструкции по внешнему вмешательству во внутренние дела Грузии, Молдовы и Украины.

И снова вопрос: кто виноват

Доклад госпожи Герасимов может быть с пользой востребован экспертным сообществом на всем постсоветском пространстве. Многие ее оценки точны, хотя и совсем не лестны для политических элит тех стран, которые принято считать «передовиками евроинтеграции». Так, она сообщает о приватизации государственных институтов олигархами. И действительно, мы можем говорить об эксклюзивной роли Бидзины Иванишвили и Владимира Плахотнюка в политической жизни Грузии и Молдовы. Слово этих людей зачастую важно не меньше, а то и больше, чем решения президентов, глав правительств, спикеров парламента. А на Украине конкуренция олигархов в разгаре, и пока что место «царя горы» вакантно.

Госпожа Герасимов утверждает, что в управлении во всех трех странах – системные проблемы: «С момента обретения независимости политические партии в этих государствах оказались не в состоянии выдвинуть истинные и компетентные элиты на передний политический план». Она подчеркивает, что политика строится не столько вокруг институтов госуправления, сколько вокруг «отдельных харизматических лидеров» (отметим, что не только у «передовиков-интеграторов», но и в других странах «Восточного партнерства»).

Однако за констатацией системных провалов должна следовать столь же качественная диагностика. Почему страны, избравшие в качестве ориентира Запад, за почти уже три десятилетия национальной независимости не преуспели по части демократии, транспарентности и экономических успехов, то есть всего того, что Брюссель преподносит как возможные выгоды от кооперации с «единой Европой»?  

И вот здесь Герасимов не находит ничего лучшего, как выдвинуть тезис о «наследии советского прошлого». По ее словам, именно оно наряду с «вызовами переходного периода 1990-х годов» отложило «появление нового поколения реформистских лидеров, практикующих ценности качественного управления».

Это не советское наследие, а капитализм

Не первый раз западные эксперты, обращаясь к тематике, связанной с республиками бывшего СССР, ставят на первый план не эмпирику, а некие общие схемы. Советское наследие? Но ведь среди трех упомянутых стран Грузия и Молдова как раз были на переднем крае борьбы за выход из некогда единого государства.

Обе эти республики не принимали участия в голосовании на мартовском референдуме 1991 года о сохранении обновленного Союза. Их максималистская линия во многом способствовала этнополитическим конфликтам в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье, а также последующим проблемам с формированием национально-государственной идентичности. Украина до 1991 года вела себя немного скромнее, хотя и успела за неделю до Беловежских соглашений провести свой собственный референдум, а после них стала одним из наиболее проблемных партнеров России на постсоветском пространстве. Заметим, все это было еще до Крыма-2014. Напомню, что книга второго украинского президента Леонида Кучмы «Украина – не Россия» увидела свет еще в 2003 году!

Кристина Герасимов вводит дефиницию «старая гвардия», определяя эту группу как политиков, не заинтересованных в переменах, нацеленных на статус-кво. С ними она связывает архаические установки, не способствующие сближению с ЕС.

Но разве не «старая гвардия» в лице экс-первого секретаря ЦК КП Грузии Эдуарда Шеварднадзе, экс-первого секретаря ЦК КП Молдавии Петра Лучинского и экс-парторга завода «Южмаш» Леонида Кучмы стала инициатором ГУАМ – проекта, нацеленного на минимизацию российского влияния на постсоветском пространстве? И разве не Шеварднадзе говорил о необходимости «постучать в двери НАТО»? Разве не лидер молдавской компартии Владимир Воронин, став президентом страны, способствовал срыву плана Дмитрия Козака по приднестровскому урегулированию?

Все эти «старогвардейцы» были в чести у ЕС, НАТО, США. Их приглашали в западные столицы и объявляли «надежными партнерами». Что у них специфически советского?

И разве можно трактовать сложившиеся олигархические модели как наследие времен СССР? Скорее уж, это отсылка к практикам «дикого капитализма».

И кое-что о «пользе» социальных протестов

Автор доклада также много говорит о пользе «социальных выступлений» (слово «uprising», впрочем, можно перевести и как «восстание») для общественного обновления. В этом контексте Герасимов вспоминает «революцию роз» Михаила Саакашвили, первый и второй Майданы на Украине, события в Молдове в 2009 году. С ними она связывает приход «новых проевропейских политических партий», поднявших «планку ожиданий среди граждан и западных партнеров».

Но какой результат показали эти «новые проевропейцы»? Герасимов констатирует: «Недавние опросы общественного мнения показывают, что недоверие к политическому руководству и партиям в этих странах остается высоким. Нынешние элиты используют стратегии и методы, присущие старым режимам».

Так не потому ли сейчас маятник качнулся в обратную сторону, что «проевропейские политики» не принесли демократии? Вспомним хотя бы подавления массовых протестов в Грузии при Михаиле Саакашвили в 2007 и в 2011 гг., истории с пытками в Глданской тюрьме. Не дали они и освобождения от коррупции (скандалы вокруг финансовых злоупотреблений после прихода к власти в Молдове проевропейской коалиции лишь увеличились). В украинском же случае попытки отождествить мнение Майдана с позицией всей страны привели, среди прочего, к потере Крыма и гражданскому конфликту на юго-востоке страны. Ведь сколько бы мы ни говорили о факторе России, отрицать внутреннюю природу украинских противоречий невозможно.

Таким образом, перед нами снова пример того, как пресловутый «принцип партийности», только не в художественной литературе, а в политической аналитике приводит к нерелевантной диагностике. Даже там, где многие явления правильно фиксируются и описываются.

И, тем не менее, анализ экспертной продукции западных «мозговых центров» необходим. Как для понимания тенденций, присутствующих на Западе в оценках России и постсоветских стран, так и для выработки критического восприятия рекомендаций западных партнеров.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

224
Теги:
Восточное партнерство, Евросоюз
Темы:
Грузия - ЕС (62)

Прибытие  двух танкеров со сжиженным газом проекта Ямал СПГ в Китай

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

116
(обновлено 14:12 21.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

116
Дистанционное обучение

Дистанционное обучение: что тяжелее учиться или учить?

946
(обновлено 23:18 21.09.2020)
Коронавирус ведет себя бесцеремонно, заставляя то и дело менять планы школ. Колумнист Sputnik размышляет, останется ли в вузах и школах дистанционное обучение, и чем оно так досадило педагогам, детям и родителям

Грузинские власти пообещали – с 1 октября все публичные школы перейдут на обычный режим работы. Естественно, со ставшей уже привычной принципиальной оговоркой: в зависимости от того, как будет развиваться ситуация. А она, коварная, развернулась отнюдь не в лучшую сторону. Ежесуточно число инфицированных зашкаливает за полторы сотни - в несколько раз больше, чем в разгар весенней пандемии.

Благодаря беспрецедентным усилиям медиков и правительства, Грузия сумела тогда счастливо избежать горькой участи многих стран. Но теперь шансы, что дистанционный метод будет доминировать в нашему быту и, в частности, в учебном процессе, довольно велики.

Опасения нелишни, так как образование - одна из немногих сфер, где дистанционные технологии далеко не всегда однозначно ассоциируются с прогрессом. Вспоминаю восторженное удивление людей моего поколения при виде первых пультов дистанционного управления. Давишь на кнопки – тут тебе и громкость, и каналы. Не надо выползать из кресла – в общем, чудо!

Однако человек, боюсь, все-таки не телевизор. Не знаю, как нынешняя молодежь, но мы когда-то с затаенным нетерпением ждали встречи с одноклассниками после долгих летних каникул. Даже неизбежная перспектива грызть гранит науки воспринималась не так тягостно.

Похоже, коронавирус пытается лишить нас и наших детей радостей живого общения. А ведь школа – не только бесценный храм знаний. В ней чистые, словно родник, истоки формирования чувств и социализации личности. Она первой побуждает человека искать смысл и место в жизни. И не случайно за многовековое существование педагогической практики общество не выработало для себя в этой сфере ничего успешней и полезней публичного образования.

Ох уж эта школа! Ох уж эти дети!
Ох уж эта школа! Ох уж эти дети!

Дистанционное обучение, безусловно, не менее эффективно, но оно однобоко. Нет непосредственного контакта – того, чем так ценно публичное обучение. А экран компьютера вырастает в непреодолимый барьер на пути эмоционального фактора.

Не выходят из памяти слова одного из моих университетских профессоров: "Вы поймете, что такое университет, когда его окончите. И я не о знаниях – просто каждый станет другим человеком".

И мы действительно покинули стены алма-матерь другими людьми. Но компьютеру всего этого не объяснишь.

Впрочем, с технической стороной проблемы грузинская система образования справилась весьма успешно. Большинство преподавателей и учащихся в кратчайшие сроки освоили "Зум" и другие подсобные технологии. Нас, наряду с финнами, специально отметила такой дока в области цифровых технологий, как компания Microsoft. Мог ли я представить, что миниатюрный ноутбук, безвозмездно выданный когда-то в школе моей внучке-первокласснице, в условиях пандемии станет едва ли не определяющим фактором?!

Хотя тут тоже не без проблем.

Немало педагогов и методистов пытаются сейчас списать на "дистанционку" массовое отсутствие у учащихся интереса к приобретению знаний. Но не будем кривить душой - вопрос этот крайне остро стоял и в докоронавирусную эпоху.

А главное в том, что на смутном фоне всевозможных технологий у нас размывается личность преподавателя. А это решающий компонент в процессе обучения – как контактного, так и дистанционного.

Не раз подчеркивалось, что большинство наших школьных учителей и вузовских профессоров не растерялись, буквально в считанные дни освоили цифровые новшества. Однако мало кто решился написать и сказать о том, чего им это стоило.

Педагоги в теперешних условиях усилий вынуждены прилагать несравнимо больше, чем раньше, а за труд им платят, если не меньше, то в лучшем случае столько же. Это не говоря о том, что работают они из дому и на их плечи падают теперь расходы за Интернет, электричество, и так далее. От которых, кстати, включая необходимость регулярно оплачивать вывоз мусора, уборку помещений и другие, публичные учреждения освобождены.

В ведущих европейских университетах коэффициенты оплаты труда и почасовой нагрузки преподавателей были пересмотрены. Естественно, в пользу последних. Наше государство в период короновирусной эпопеи проявляет показательную благосклонность к банкирам и чиновникам.

Но почему-то вне поля его зрения остаются профессионалы, на которых лежит святая обязанность не только сохранять и передавать знания, но и обеспечивать неразрывность времен и поколений.

Без чего, поверьте, ни одному государству не нужны будут ни чиновники, ни банки.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

946
Темы:
Образование в Грузии
Празднование Мариамоба в храме Сиони

Какой сегодня церковный праздник: 22 сентября 2020

0
(обновлено 23:06 21.09.2020)
По православному церковному календарю 22 сентября отмечают день памяти Святых Иоакима, Анны, Севериана, Селевка, Стратоника, Кронида, Леонтия, Серапиона, Феофана и других

Sputnik Грузия рассказывает, кем были эти Святые и почему они упоминаются в церковном календаре.

Богоотцы

По церковному календарю 22 сентября, на следующий день после праздника Рождества Пресвятой Богородицы, отмечают память родителей Девы Марии - праведных Иоакима и Анны.

Церковь называет Иоакима и Анну Богоотцами, потому что они прямые предки Иисуса Христа.

Происходил Иоаким из рода царя Давида, которому было обещано, что Спаситель мира родится от его семени, а Анна - из рода первосвященника Аарона. Дожив до глубокой старости, они горько переживали отсутствие детей и постоянно молили Господа о даровании ребенка.

Бездетность в те времена считалось позором, поэтому праведникам часто приходилось переносить насмешки и презрение. Однажды, во время большого праздника священник, считая бездетного недостойным приносить Богу жертву, не принял дары, поднесенные Святым Иоакимом.

Огорченный старец, домой не возвращаясь, ушел жить в пустыню, моля Господа о милости. Узнав, какому унижению подвергся супруг, Анна стала скорбно просить Бога о даровании ребенка. И молитва супругов была услышана - ангел возвестил им, что у них родится дочь, которую благословит весь род человеческий.

Скончался Святой Иоаким в 80 лет, через несколько лет после введения Марии во храм. Праведная Анна пережила супруга на два года - она провела их рядом с дочерью при храме.

Севериан

По церковному календарю 22 сентября поминают мученика Севериана, пострадавшего во время преследования христиан, при императоре Ликинии (307-324).

Севериан искренне сострадая 40 воинам-христианам, пострадавшим в Севастии Армянской за исповедание Христа, посещал узников в темнице, призывая к мужеству и стойкости.

Репродукция картины Голгофа нидерландского художника
© photo: Sputnik / Tselik
Репродукция картины "Голгофа" нидерландского художника

Севериана схватили через шесть месяцев, после мученической кончины воинов на Севастийском озере и подвергли жестоким пыткам.

Мученик скончался, подвешенный на городской стене вниз головой с камнем на шее. Произошло это в 320 году.

Святые мученики

По церковному календарю 22 сентября поминают Святых Селевка, Стратоника, Кронида, Леонтия и Серапиона, зверски убитых за исповедание христианской веры в III веке.

Селевка, выходца из Галатии, на родине, после жестоких пыток бросили на съедение зверям, вместе с супругой.

Стратоник жил в Никомидии Вифинской. По приказу правителя, после жестоких пыток, исповедника привязали к стволам двух пригнутых деревьев, и разорвали его тело на две части.

Из Египта были Кронид, Леонтий и Серапион, которым связав руки и ноги утопили в море.

Феофан Исповедник

По церковному календарю 22 сентября поминают преподобного Феофана Исповедника, пострадавшего за веру в III веке.

Родился будущий Святой в семье язычников. Уверовав в Спасителя в юношестве, он тайно от родителей крестившись, ушел на гору Давис к старцу-отшельнику, который жил там в течение 75 лет.

Юноша научился у подвижника чтению Священных книг и правилам иноческого жития. Старец умер через пять лет, а Феофан 58 лет прожил в одиночестве в его пещере.

Затем он стал проповедовать среди язычников и многих обратил в христианство. По приказу римских императоров Карла (282-283) и его сыновей Нумериана и Карина (283-284) исповедника схватили и подвергли пыткам, которые он перенес мужественно.

Когда Святого отпустили, он вернулся в пещеру, где прожил еще 17 лет. Исповедник мирно скончался примерно в 300-м.

Именины

По церковному календарю 22 сентября именины отмечают Анна, Аким, Алексий, Александр, Афанасий, Василий, Григорий, Захар, Дмитрий, Иосиф, Никита, Сергий, Феофан, Феодосий и Харитон.

Материал подготовлен на основе открытых источников

0
Теги:
Религиозный праздник
Темы:
Календарь религиозных праздников