Люди на Кукийском кладбище

Тбилисский поход на кладбище - традиция первого дня после Пасхи

2633
(обновлено 13:30 26.04.2019)
Колумнист Sputnik, писательница Мариам Сараджишвили рассказывает об одной из самых ярких грузинских традиций - в понедельник после Пасхи все жители страны идут на кладбища, чтобы почтить память усопших

По церковным канонам, на Светлой седмице, которая следует за Пасхой и продлится с 29 апреля по 5 мая, ходить на кладбище не рекомендуется. Но жители Грузии ходят несмотря ни на что. Иногда при этом происходят нестандартные ситуации, также идущие вразрез с церковными нормами. Но что поделаешь, в мире нет ничего идеального.

По кладбищу Кукиа, лавируя между ржавыми и мраморными оградами и огибая разросшиеся кусты сирени и кипарисы, идут трое. Впереди уверенно шагает приземистая, простовато одетая Циури. На вид ей лет 60-70, на самом деле, может быть, и больше. За ней следует ее немолодая двоюродная племянница Элла, одетая в брючный костюм. Замыкает шествие сын Эллы, 24-летний невысокий блондин Торнике. На нем красная майка без рукавов и защитного цвета шорты с дюжиной карманов. Циури исполняет роль гида для своих родственников, недавно приехавших из России после десятилетнего отсутствия. Настроение у всех празднично-умиротворенное. Понедельник после Пасхи. Все тбилисцы на кладбищах или в деревни разъехались. Почтить своих усопших.

Дело в том, что нанеся все визиты по многочисленной родне, соседям и знакомым, на семейном совете было решено сходить на кладбище, почтить память деда Автандила, бабушки Марго, тети Нуцы и всех прочих предков, кто покоится на Кукиа.

Циури, как одна из последних, но дееспособных могикан, вызвалась возглавить "святое дело".

И вот сейчас Циури неожиданно тормозит у могилы с памятником из черного мрамора. На фасаде виден светлый силуэт молодого парня во весь рост.

- Кто это? - спрашивает Элла, близоруко щурясь на силуэт и перебирая в уме ушедших родных.

Николай Максимович Цискаридзе
© photo: Sputnik / Владимир Вяткин

- Это Сандро, - Циури крестится и поясняет. - Это сосед моей золовки по старой квартире. Пусть светло ему будет на том свете. Бедный мальчик, умер от передозировки. Из такой приличной семьи, - и ласково гладит нагретый на солнце мрамор. - Спи спокойно, шени чириме (прим. автора - ласкательное выражение, непереводимый фольклор).

Затем Циури поворачивается к своим экскурсантам.

- Давайте ему свечку зажжем. Его мать только на Пасху сюда поднимается. Совсем сдала, несчастная.

Свечка зажигается, но вскоре тухнет. Все трое неумело крестятся, будто отгоняя стайку навязчивых мух. Циури бросает взгляд на потухшую свечку и на Торнике, который безуспешно чиркает спичкой.

- Оставь, главное, что зажгли. А сколько горело - неважно. - И припечатывает неоспоримым аргументом. - Я точно знаю.

Движение снова возобновляется.

Через пять минут снова остановка. Перед ними заросшая могила с полуистершейся надписью. По периметру стоят ржавые столбы с цепями.

- Тут свекровь моя лежит, - кивает Циури. По изменившемуся тону ясно, что настроение ее резко портится. - Уй-уй, старая ведьма! Чтоб тебе там пусто было! Вы думаете, у меня денег на краску нет? Не-ет, - тянет, наслаждаясь триумфом, - дело принципа! - и, обращаясь к могиле, высказывает наболевшее. - Помнишь, как ты меня кастрюли чистить заставляла?! Вот и сиди теперь вся в ржавчине! Так тебе и надо, беззубой обезьяне! - Затем следует вердикт. - Свечку на нее переводить не будем!

Элла и Торнике выслушивают монолог в легкой растерянности, недоумевая, стоит тут креститься или нет. Но Циури уже уверенно ведет их дальше.

Следующая остановка у могилы пожилого мужчины.

- Это Мераб - мой деверь, - знакомит их Циури, извлекая не первой свежести платок и поднося к сухим глазам. - Святой жизни был человек. Какое сердце имел, - качает головой, мысленно уносясь в прошлое. - Сам деньгами крутил и другим жить давал. Прорабом на стройке работал. Сколько левого кирпича по родственникам развез - не сосчитать.

Догадливый Торнике уже зажигает свечи.

- Вино достань! - командует Циури и сама лезет в сумку за одноразовыми стаканчиками.

Торнике со знанием дела разливает божественный напиток самодельного изготовления. Циури вооружается стаканчиком и произносит проникновенную речь.

- Спи спокойно, мой дорогой Мераб! Ни о чем не беспокойся. Мы тебя помним и любим. Увидишь там моего бездельника Мито, передай ему, чтоб меня больше не беспокоил. Всю ночь за мной с ножом бегал, как при жизни. А эта рыжая стерва Ревека, его любовница, мне опять зубы скалила. Мераб, будь человеком, как своего брата прошу. Положи конец этому безобразию. Я устала. Все время на лекарствах. Аха, вот тебе, - с этими словами Циури крестообразно наливает вино в центр могилы. И тут же деловито останавливает Торнике, который пытается следовать ее примеру. - Вино экономь. Еще наших могил штук восемь впереди. Это только своим людям.

Бутылка с вином прячется в сумку, и тройка продолжает следование по маршруту.

Внезапно Циури делает стойку около ухоженной могилы с вьющимися розами. Она кладет принесенный букетик цветов у доски с надписью и начинает всхлипывать.

- Анзор… генацвалос дейда… почему твоя тетя не умерла раньше тебя… Какой парень был! Тариэл, вылитый Тариэл (прим. автора - герой "Витязя в тигровой шкуре"). От своей культуры, бедный, умер. Пошел в Москве в ресторан, вино выпил, закусил, туда-сюда… Вдруг поперхнулся, закашлялся. Совсем синий стал… Ему бы рыгнуть от души. А он людей постеснялся. Задохнулся и тут же скончался. Ему обильно вина нальем. Пусть там всегда радуется! - Циури смахивает набежавшую слезу пальцем-сарделькой.

Вино ручьем льется на сухую, потрескавшуюся землю.

Циури вопросительно смотрит на Торнике.

- Ты какие куришь?

- Парламент. А что? - недоумевает племянник.

- Ох, Токо, Токо, не думаешь ты о своих легких, - журит его Циури и требует. - Ну-ка положи ему несколько сигарет. Ему нужнее. Пусть Анзорик там насладится.

Торнике, не найдя что ответить, покорно кладет сигареты с горящими свечами.

Циури в заключение крестится и ведет парочку дальше.

Торнике от нечего делать рассматривает надгробия.

- Ой, смотрите, - кричит он обрадовано, - тут, наверно, вор в законе похоронен! - и указывает на внушительный памятник человека, под которым стоит только имя "Заза".

Циури и Элла смотрят в указанном направлении. Первая со значением цокает языком, оценивая величину затрат. - О-о-о, сразу видно, уважаемый человек. И ему вино надо, и сигареты, если остались.

- А что, тетя Циури, вы его тоже лично знали? - удивленно взглянула на нее Элла, которую, кажется, раздражают чересчур частые незапланированные отступления от цели.

- Да нет, деточка, что ты говоришь! - машет на нее руками Циури. - Где я, где вор в законе? Просто почему не сделать приятное хорошему человеку? - и отбирает у Торнике пластмассовую бутылку. - Его вон сколько людей уважали, какие деньги вложили!

У Торнике дрожат ноздри от внутреннего смеха. Он вежливо трогает тетушку за руку.

- Посмотрите туда! Там какой-то профессор похоронен. Может налить ему за компанию. С понтом алаверды. От нашего стола вашему столу.

- Ох, оставь, пожалуйста, - сердится глава "святого дела", - обойдется этот бумажный червяк и без нашего вина!

Инцидент исчерпан, и все трое идут дальше.

Перед ними возникает семейная могила с огромной доской, на которой значится, что здесь покоится семья Апциаури: отец, мать и трехлетняя дочь, погибшие в автокатастрофе.

Торнике, пробежав надпись глазами, с восхищением рассматривает барельеф белого ангела, поднявшего голову к небу.

Циури, долго шевеля губами, наконец-то одолевает длинный текст на мраморе и начинает всхлипывать.

- Бедная девочка! Мамина радость!… Это куда Бог смотрит? Вай! Вай… Почему такая старуха, как я, не умерла вместо тебя?

Потом, вытерев непрошенные слезы, Циури резко поворачивается к виноноше Торнике и командует голосом бригадного генерала.

- Давай все вино сюда! - и царским жестом опорожняет остаток бутылки со словами. - Аха, вот вам! Спите спокойно, мои золотые.

Затем Циури как-то буднично говорит Элле.

- Вот и все, дорогая моя Элико, можно идти домой.

- Как домой? - не поняла племянница. - Мы еще не дошли до дедушки и бабушки.

- Эх, - отмахнулась от нее Циури, - какой смысл идти туда по такой жаре, да еще и с пустыми руками. Вина нет, свечек тоже.

- Может, все-таки дойдем, посмотрим, - запротестовала Элла. - Нам уезжать скоро…

Циури одарила ее снисходительным взглядом, будто та сморозила несусветную глупость.

- А что там смотреть? Это вам не сериал по телевизору. Тут надо дело делать. А то, считай, напрасно пришли.

И она решительно поворачивает назад, не слушая никаких возражений. Но тут же предлагает компромисс.

- Лучше завтра два-три литра вина на запас возьмем, помидоры, огурцы и снова придем на целый день. Мы сегодня и так большое дело сделали - чужих людей помянули. Значит, и наших кто-то помянет.

Элла, поняв, что тетю не переспоришь, обреченно замолкает. И все трое идут в обратном направлении, снова петляя среди чужих могил и треснувших от времени надгробий. Ритуал, он превыше всего.

2633
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили
Темы:
Пасха 2020: традиции и обычаи праздника (58)
По теме
"Зачем заявление написала", или Что делать с тбилисскими карманниками
Любовь на расстоянии, или Большие мамины детки
Марихуана на бабушкином балконе - плоды легализации в Грузии
Как россиянка вышла замуж за грузина, выучила язык и открыла дело в Тбилиси

И одела осень двор в рыжий наряд

Дом, проигранный в преферанс, и сон в осенний вечер

163
(обновлено 11:45 27.11.2020)
Тбилисские старинные дома и их хозяева – из прошлого и настоящего. В рамках проекта "Прогулки по Тифлису" колумнист Sputnik рассказывает о судьбе еще одного настоящего шедевра архитектуры

У меня есть поэт, чьи стихи я люблю с детства. Мне их читала бабушка, а потом я читала их своим детям. Ну а они, надеюсь, будут читать его литературу уже своим детям. Имя его Самуил Яковлевич Маршак. Среди множества замечательных произведений у него есть детское стихотворение, которое называется "Дом, который построил Джек".

Так выглядит этот дом снаружи
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Так выглядит этот дом снаружи

Так вот, попав в этот мтацминдский дом и познакомившись с владельцем второго этажа, я поняла, что это и есть тот самый Джек. Только в нашем случае его зовут Тариэл. И не построил, а отреставрировал. И не весь дом, а балкон и лестницу с парадной. Но давайте все же по порядку.

Библиотека в парадной, которую отремонтировал Тариэл

Итак, погода за окном стояла ясная и погожая. Одна из тех, что выпадает пред уходом солнца в зимнюю спячку. Когда ты понимаешь, что заигрывая с тобой своими лучами, оно прощается. Поэтому, вооружившись фотокамерой, мы с подругой отправились бродить по тбилисским улочкам.

Ходили мы долго, заглядывая во дворы и делая колоритные снимки. Пока не забрели в Мтацминдский переулок. От него до фуникулера рукой подать, кажется, вытяни ладонь и дотянешься до телевизионной вышки.

Дверь дома в обычном порядке бывает закрыта
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Дверь дома в обычном порядке бывает закрыта

Есть в этом переулке пара чудесных домов. Очень захотелось попасть в один из них, но входная дверь оказалась закрытой. По опыту я знаю, что в таких случаях нужно зайти во двор и попросить код замка у жителей.

Дом с берлинской стеной и ангелом на дверях >>>

Двор небольшой, но с таким великолепным дополнением – конюшней, что мы на минуту даже забываем, а зачем собственно заглянули в него. Конечно, за время моих прогулок по Тифлису я не раз встречала строения, в которых в прошлом располагалось жилье для братьев наших меньших. Но ни разу, ни в одном тбилисском дворе не находила такой роскошной и внушительной конюшни.

Такой роскошной конюшни я еще не видывала
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Такой роскошной конюшни я еще не видывала

И тут на резном, колоритном балконе показался молодой человек. "Я сейчас спущусь и отопру вам дверь в парадную", – ответил он и скрылся в комнатах.

Имя владельца этого особняка совершенно точно не забудешь
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Имя владельца этого особняка совершенно точно не забудешь

Пока мы топтались у входной двери в ожидании молодого мужчины, успели рассмотреть надпись на пороге с указанием первого владельца дома Давида Бараташвили. Позже, вернувшись с прогулки, я нашла информацию о нем. Оказалось, именно благодаря инициативе Давида Бараташвили, погибшего в Азербайджане известного поэта Николоза Бараташвили перезахоронили в Дидубийском пантеоне.

Ну что тут приходит на ум ассоциативно? Музыка Шнитке приходит
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Ну что тут приходит на ум ассоциативно? Музыка Шнитке приходит

Известно также и о том, что Давид Бараташвили активно поддерживал грузинское общество по распространению грамотности. Между тем, замочная скважина хрипло лязгнула и впустила нас внутрь. Там нас уже встретил Тариэл Чичуа.

Признайтесь, доводилось ли вам бывать в парадных, которые были в то же время и библиотеками
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Признайтесь, доводилось ли вам бывать в парадных, которые были в то же время и библиотеками

Делаем пару шагов по мраморным лестницам и оказываемся опять перед дверью, ведущей непосредственно в парадную. Деревянная дверь повторяет полностью форму первой, входной двери. Но является не оригиналом, а копией. Тариэл рассказывает, что эту дверь их семья решила поставить во время масштабной реставрации.

Первые двери - оригинальные, старинные, а вот вторые уже новодел, но повторяющий один в один родные
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Первые двери - оригинальные, старинные, а вот вторые уже новодел, но повторяющий один в один родные

Наконец, попадаем в парадную и хором охаем. Потому что, переступая порог тбилисской парадной, ожидаешь увидеть все, что угодно, только не библиотеку в княжеских покоях. Книжные полки нашли приют под лестницей парадной. Стекла в них начищены до блеска. Литература на разных языках. На самой верхней полке, в качестве декора огромная морская раковина.

Такие вот чудеса в парадной
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Такие вот чудеса в парадной

"Когда так много позади

Всего, в особенности – горя,

Поддержки чьей-нибудь не жди,

Сядь в поезд, высадись у моря…"

Захотелось остаться тут жить
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Захотелось остаться тут жить

Для завершения интеллектуальной ауры тут не хватает кресла-качалки. Книжные полки вынесли в парадную, когда делали в квартире ремонт, объясняет Тариэл. А потом решили их оставить тут, уж больно органично они вписались в интерьер.

Прозрачный потолок и росписи дома, в котором живет Тариэл

У вас бывало состояние, когда от обстановки, в которую ты попал, у тебя вырастают крылья? Нет, речь не о любви, когда летать охота. Хотя, возможно, и о ней также. Потому что только вдохнув ее в каждый камушек, можно оживить пространств.

Кружево дворовой ограды
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Кружево дворовой ограды

Речь о количестве воздуха и легкости бытия в этих коридорах. Так и кажется, что взмахнешь рукой и полетишь в небо, от которого тебя отделает стеклянный потолок. Достигается такое ощущение за счет светлого рисунка на стенах парадной и огромного количества света, проникающего через проем в потолке.

История тбилисского дома, в котором пытали, а потом лечили >>>

- Раньше он был гораздо ниже и стекла в нем были витражными, – объясняет Тариэл. – Со временем одни стекла потемнели, другие – поломались, третьи – пропали. И когда мы 12 лет назад занялись реставрацией, то решили поднять его еще выше и заменить его обыкновенными стеклами. И по итогам стало вот так светло.

Тариэл Чичуа - собственной персоной
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Тариэл Чичуа - собственной персоной

Впрочем, реставрация коснулась тогда не только потолка и стен парадной. Обновили лестничные ограждения, балкон во дворе и лестницу, ведущую со двора на балкон. Ну и наконец, самое главное, дом опоясали траншеи, потому что в семье решили укрепить и фундамент.

Сага о доме с фонарем и видом на Куру, и немного философии по-тбилисски >>>

Семье Тариэла принадлежит почти весь второй этаж. "Не сразу, но нам удалось выкупить его у жильцов. На текущий момент в доме живет до пяти семей", – рассказывает мужчина.

Так много легкости и света, что кажется сейчас взлетишь
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Так много легкости и света, что кажется сейчас взлетишь

До пяти семей живет, а реставрацию проводила всего одна из них. Все серьезные работы по укреплению дома и его восстановлению легли на плечи семьи Тариэла. Но тут, как говорится, без претензий. Есть деньги – делай, нет – живи в обшарпанном доме, ничего тут не попишешь.

В домах живут люди с самыми разными финансовыми доходами и зачастую у многих из них не хватает средств даже на ремонт в собственной квартире, не то что скидываться на восстановление дома. Поэтому для некоторых жителей приход инвестора и строительство высоток – воплощение мечты.

К слову, недалеко от княжеского дома стоит многоэтажный корпус. Уродливый и не вписывающийся в архитектурный контекст, но тем не менее мозолящий глаз. На месте старого особняка тоже мог появиться бетонный монстр. Но семья Тариэла отстояла право на жизнь. И старец, пережив кризис, продолжил жить.

История про преферанс и камины дома, в котором живет Тариэл

"Нам повезло, у нас оказались средства, и мы смогли отремонтировать наш дом, – признается мой собеседник. – Но не все это могут себе позволить. Нам нужно перенять европейский опыт, где люди, которые не в состоянии заботиться о таких домах, должны продать тем, кто сможет содержать их в нормальном состоянии. А те, в свою очередь, уже обязаны по закону содержать в нормальном состоянии. Город не должен терять архитектурный памятник, из-за того, что ты не можешь его содержать.

И балкон, и лестница отрестарированы семьей Тариэла Чичуа
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
И балкон, и лестница отрестарированы семьей Тариэла Чичуа

Наша беседа с Тариэлом, помимо всего прочего, содержала и ликбез. Например, он нас просветил относительно особенностей реставрационных работ. Он и сам мало разбирался во всем этом до тех пор, пока не решил заняться восстановлением старинного дома. И узнал, что старые квадратные кирпичи имели состав более органичный, нежели сегодняшние.

Самый ухоженный мтацминдский дом
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Самый ухоженный мтацминдский дом

Старый кирпич, как бы сказать, дышал. И в строительстве использовался в кладке этот кирпич с укрепляющей смесью, отличающейся от цемента. Использовать старый кирпич в сочетании с цементом в строительстве ни в коем случае нельзя, потому что цемент блокирует свойство старого кирпича дышать.

- Перешли бы куда-нибудь в другое место жить?

- Кто мне подарит проживание в таком дом? Нужно просто понимать, что тебе повезло. Помимо ценной архитектуры, у дома есть своя история, которая неразрывно переплетается с историей моей семьи, и это для меня очень ценно. По семейному преданию дом достался нам занятным образом. Сын Давида Бараташвили был большим игроком и проиграл этот дом в партии в преферанс. Тот, кому он проиграл, в домах не нуждался и выставил дом на аукцион, а отец моего деда его купил. Вот такая вот история, – улыбается Тариэл.

Не забудьте про льва, который наблюдает за вами сверху
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Не забудьте про льва, который наблюдает за вами сверху

- А старинные камины, есть ли они в вашем доме?

-Да, – многозначительно улыбается Тариэл, – и очень красивые. Только вам придется одеть маски, – предупреждает он. И как атаман, ведет нас за собой к сокровищам князей.

Высокая дверь открывается, и мы оказываемся на пороге большой и просторной комнаты. Справа от меня у стены находится красивая печь с начищенным до блеска кафелем. В середине комнаты – стол, из старинных, за которым наверняка еще благородные предки сиживали. И сейчас сидят двое мужчин и одна женщина. Они, как по команде, оборачиваются и смотрят вопросительно на Тариэла. Он в двух словах объясняет домашним о цели высадки нашего хилого десанта.

Так хищник выглядит вблизи
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Так хищник выглядит вблизи

- Ваш интерес, конечно, понятен и похвален, – начинает мужчина. – Но за окном свирепствует корона, и мы пытаемся ограничить наше общение с внешним миром, – чувствуется, что человек, говоря все это нам, чувствует некий дискомфорт. – Вы нас правильно поймите, мы даже с родственниками не выходим на контакт. Вот закончится пандемия, тогда, пожалуйста, приходите, снимайте. А сейчас, увы, вынуждены в целях безопасности, вам отказать.

Так не солоно хлебавши мы покидаем княжеские покои. Выходим из дома на улицу, а оттуда направляемся во двор к конюшне. Слышен цокот копыт. По корявой мтацминдской мостовой устало тащится фаэтон.

Останавливается у парадной. Князь прыгает с подножки фаэтона, и через пару минут авто закатывается во двор. Наступает тишина, прерываемая разве что фырканьем лошадей и ржавым скрипом ворот конюшни.

Теперь это внушительное здание используются в качестве подсобного помещения. И несмотря на то, что является так же, как и дом, объектом культурного наследия, претерпевает тяжелые времена. Впрочем, судя по всему ненадолго, потому что у дома есть такие чудесные жители. Те, кто потихоньку, но планомерно строит, укрепляет, ремонтирует. Как рассказывает Тариэл, они обращались не раз в мэрию, а потом решили также, как и дом, восстанавливать своими усилиями.

- В следующий раз я обещаю более полную экскурсию и конюшня, я надеюсь, будет к тому времени готова.

На старый город опускается вечер
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
На старый город опускается вечер

Мы еще долго говорили с нашим симпатичным визави. При этом, заметив нашу искреннюю заинтересованность, ему хотелось рассказать нам как можно больше. И создавалось впечатление, что у этого человека нет других забот, как уважить вас и проявить участие. Расставаться нам не хотелось вообще, и мы договорились встретиться еще. Он сел в машину и выехал со двора. А мы еще остались в нем стоять некоторое время.

Осень укутывала двор в рыжее покрывало. Временами налетал легкий ветер, шурша листвой и напевая колыбельную.

163
Темы:
Прогулки по Тифлису
Захват заложников в микрофинансовой организации на проспекте Церетели 20 ноября 2020 года

Свободу захватчику-романтику, или Неужели мы становимся сторонниками терроризма?!

191
(обновлено 13:10 27.11.2020)
О чем задумалось общество после поступка печально прославившегося захватчика заложников на проспекте Церетели в Тбилиси, и почему оно против того, чтобы его судили, рассказывает колумнист Sputnik Грузия

Никогда не устану повторять, что самое главное богатство Грузии – ее люди. Любвеобильные, щедрые и способные на бескорыстные поступки. И не страшны им сухие законы прагматичного XXI века, ни коронавирус, запрещающий целовать и обнимать своих ближних, ни пандемия со своими ограничениями передвижений.

Недавний случай с грузинским Робин Гудом тому лишнее доказательство. История прогремела на весь мир. Но для тех, кто каким-нибудь образом не в курсе, ее стоит проанализировать еще раз.

Итак, суть происшествия: 20 ноября сего года Леван Зурабашвили днем ворвался в офис микрофинансовой организации и захватил в заложники 19 человек. В руках у него была граната, которая могла вот-вот взорваться.

Что пережили люди, попавшие под раздачу, и члены их семей – можно легко представить. Проспект был тут же оцеплен полицией, желтые ленточки натянули по периметру и начата спецоперация. Еще хорошо, что была организована прямая трансляция с места событий и народ слегка успокоился.

Террорист вполне себе настроен позитивно, никому на психику не давил и бомбочкой своей бессознательные движения не делал. Сами заложники свободно перемещались по захваченному помещению и не проявляли ни малейшего нервирования по поводу ограничения своей свободы.

С Леваном вели очень даже культурный разговор и все происходящее напоминало милую тусовку близких друзей. Затем дело дошло до кульминации. Леван озвучил требования в прямом эфире: запретить азартные игры в Грузии, заставить банки снизить проценты по кредитам до семи годовых. Заложники одобрили услышанное предложение.

"Семь процентов тоже много!" – сказал один из них. "Аба, брат, три процента ты сам проси!" – обиделся террорист-альтруист и перешел к третьему пункту. А именно: "Пенсия у стариков маленькая и потому – снизить цены на лекарства!" Чем опять вызвал восторг как присутствующих заложников, так и тысяч телезрителей.

Болельщики у телевизоров к этому времени уже разделились на два лагеря: первые требовали посадить террориста в парламент на бессменно почетное место, потому что он – человек дела и реально печется о народном благе; другие требовали все же наказать альтруиста, но как-то условно и необременительно. Не в тюрьму же сажать Божьего человека. Потому что в Грузии альтруистов много, если каждый надумает заложников брать и от правительства что-то требовать, так это никакой полиции не напасешься.

После четырех часов переговоров преступник отпустил заложников и предал себя в руки родной полиции. Тут-то и выяснилось, что у террориста-альтруиста оружия не было, а граната для устрашения – это просто зажигалка.

Социальная страничка Левана Зурабашвили
Социальная страничка Левана Зурабашвили

Судя по множащимся комментам в соцсетях, Леван Зурабашвили мгновенно стал национальным героем. Его биография подверглась пристальному изучению сотен тысяч восхищенных соотечественников.

Вкратце она выглядела так: Левану 31 год, родился и учился в Боржоми, разведен, живет в Тбилиси с мамой-учительницей, воспитывает по мере сил ребенка. В долгах, как в шелках.

Именно это толкнуло его взяться за зажигалку нестандартной конструкции и брать заложников. Его мама Ламара Терелидзе чуть позже выступила с публичными извинениями к бывшим заложникам и членам их семей.

"Я никак не оправдываю его поступок. Как это он ворвался в госучреждение и напугал людей. Мне очень стыдно перед этими людьми. Мне нужны лекарства, вы знаете, как выросли цены на лекарства. Он нервничает – у тебя больше никого нет и если с тобой что-то случится, что мне делать?.."

И уточнила, что последние три месяца были крайне тяжелыми, так как все деньги уходили на выплату банковского кредита. Именно это и послужило детонатором для ее единственного сына.

"Бедный парень" вздохнули многие и сразу стали писать в сетях одно и тоже.

- Чем помочь этой женщине? Кто знает номер ее счета?

Эксперт по вопросам Конституции Вахушти Менабде выступил с инициативой собрать средства для матери Левана Зурабашвили. И люди, измученные многомесячной борьбой с коронавирусом, стали жертвовать, кто что может. Ведь дело не в сумме, а в массовом желании, которое было налицо.

"Если за помощь ребенку и пожилому нас назовут сторонниками терроризма – да будет так", – написал Менабде в конце своего обращения.

Так что теперь все мы можем так себя и позиционировать – "сторонники терроризма-альтруизма".

Прокуратура Грузии предъявила Левану Зурабашвили официальное обвинение по статье 144 УК Грузии – "захват двух или более лиц в заложники", по которому ему грозит от 9 до 14 лет тюрьмы.

Подсудимый признал свою вину и сказал, что его можно посадить и на двадцать лет, лишь бы из его действий была бы польза обществу – полный запрет на азартные игры, которые похитили у него столько самых лучших лет. Перед пострадавшими он уже не раз извинился, чем и вызвал у общества, судя по комментариям, большую симпатию, и снял все претензии. Кто из нас не без греха.

Я считаю, у парня золотое сердце и ему не место в тюрьме. Мама-учительница вырастила неравнодушного человека с далеко идущим патриотизмом. Потому надо дать человеку шанс, чтобы начать жизнь с чистого листа. У Грузии нет лишних сыновей, чтобы их годы напрасно проходили в камере, пусть даже достаточно комфортабельной.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

191

Российские моряки остановили американское вторжение: провокация в заливе Петра Великого

0
Большой противолодочный корабль Тихоокеанского флота России "Адмирал Виноградов" остановил вторжение эсминца ВМС США "Джон Маккейн" в российские территориальные воды в заливе Петра Великого. Смотрите подробности в видео

В Министерстве обороны России уточнили, что американское судно углубилось за линию морской границы на два километра.

Экипаж БПК "Адмирал Виноградов", следивший за эсминцем ВМС США, отправил ему предупреждение, что примет меры в случае, если "Джон Маккейн" немедленно не покинет территорию России. После того, как уведомление было отправлено, "Адмирал Виноградов" взял курс на таран.

Экипаж американского судна, оценив обстановку, поспешил выйти в нейтральные воды. Что делал эсминец "Джон Маккейн" на территории России и как командование 7-го флота ВМС США оправдало действия команды своего судна - смотрите в нашем видео.

0
Теги:
США, моряки, Россия