Саломе Зурабишвили, архивное фото

Как Зурабишвили оказалась не пророссийской