Старая книга

Садун Манкабердели: "славные дела" ловкого визиря грузинских царей

705
(обновлено 14:20 17.10.2018)
В середине XIII века некоторым приближенным к монгольским захватчикам временщикам удалось заполучить большое влияние при царском дворе Грузии

Царь был вынужден выполнять капризы монгольского хана и подвигать негодных, но приближенных к монголам чиновников.

Среди таких выделялся Садун Манкабердели – сын Шербароха, бывший крепостной Авага Мхаргрдзели, который по своим личностным качествам намного превосходил других подобных авантюристов при царском дворе.

Садун, в отличие от других, не страдал нехваткой ума и мужества, однако его главным достоинством было красноречие, что во многом способствовало его еще большему возвеличиванию.

Никто точно не знает, какой национальности был Садун. Вахушти Батонишвили считает его грузином и даже называет его имя – Кахабер. Однако, в результате сопоставления источников, установлено, что Манкабердели был курдом, принявшим армянское вероисповедание.

Он верно служил Авагу. В 1250 году, после смерти Авага Мхаргрдзели, царь Давид Улу женился на вдове Авага, дочери рачинского правителя Кахабера – Гванце, и слуга Садун перебрался во дворец.

Как шах Аббас отдал Георгия Саакадзе на растерзание голодным львам >>>

Красноречивый Садун знал персидский, армянский, грузинский и монгольский языки. Из-за этого он часто бывал переводчиком у царя и стал "нужным человеком" для государства.

Манкабердели воспользовался своим положением и очень сблизился с монгольской элитой. Более того, завоевал ее доверие.

У бывшего холуя был удивительный талант фарисейства – с монголами был монголом, с грузинами – грузином, с армянами – армянином. Однако, как это ни странно, сближение Манкабердели с монголами было связано не с его красноречием и льстивостью языка, а с его физической силой и возможностями.

В 1251 году на трон великого монгольского хана взошел внук Чингиз-хана – хан Мангу. В то время Закавказье подчинялось его брату – хану Хулагу. Согласно преданию, хан Мангу послал брату одетого в нищенские лохмотья, ужасной внешности, высокого, плечистого, с буйволиной шеей и огромными, подобными медвежьим лапам, руками великана, передав через него письмо и дорогие одежды.

Как грузины освободили Иерусалим и Гроб Господень: конец "великой ночи" >>>

Хан писал брату: "Если у тебя найдется такой борец, который одолеет моего, пожалуй ему эти дорогие одежды. А если мой боец победит твоего, тогда одень его и с почестями пошли ко мне в сопровождении великого посла".

Хулагу собрал на совещание командиров и спросил, есть ли такой борец среди монгол, армян и грузин, который одолел бы борца Мангу?

Искали среди монгол такого человека, но не нашли, поскольку фигура борца повергала всех в ужас. Тогда армянские и грузинские дворяне сказали, что знают такого человека, который может победить борца Мангу. Хан приказал срочно его доставить к нему.

Это был Садун Манкабердели – высокий, хорошо сложенный, с юношества отличавшийся недюжинной силой, опытный и искусный в единоборствах, но никогда не выходивший на поединок перед ханом.

Садуна доставили к хану. Последнему очень понравился высокий и мускулистый Манкабердели… Он приказал поселить обоих борцов и каждый день до поединка подавать им по овце и бурдюку вина.

Давид Строитель – освободитель армян >>>

Поединок состоялся через девять дней. Он продолжался почти шесть часов, однако ни одному из борцов не удавалось победить соперника. Тогда Садун обратился к Богу и неожиданным трюком поверг великана перед довольным Халагу. Именно после этой победы Манкабердели был удостоен чести, какой в период господства монголов никто в Грузии не удостаивался.

Более того, Хулагу приказал изготовить для Садуна грамоту, то есть ярлык, по которому тому заранее прощались девять преступлений…

В 1260 году Давид Улу устроил Хулагу мятеж, но потерпел поражение. Разгневанный хан вызвал в Улус грузинского царя, чтобы призвать его к ответу. Все думали, что монгольский правитель его казнит, но…

Давид Седьмой отличался резкостью в разговоре, к тому же был заикой. Его речи "приукрашивал", облагораживал и обогащал красноречивый Манкабердели, который переводил царские слова на монгольский в желательном хану контексте.

И хан не только помиловал мятежного Давида Улу и Саргиса Джакели, но и вернул им владения, и с почестями отправил в Грузию.

История одной вражды и отложенное на 100 лет освобождение Тбилиси >>>

Давид Седьмой оценил службу Садуна и сделал его шафером. Так началось восхождение Садуна Менкабердели, который становился все сильнее, копил имущество, а параллельно старался ослабить произвол монголов в стране.

После смерти Давида Улу осиротевшего принца призвал к себе хан Абаг и утвердил его царем Грузии. А опекуном приставил к нему Садуна Манкабердели, которого Деметрэ Второй назначил атабагом. Ему же было вверено походное дело. Однако и это еще не все. Садун к тому же породнился с царем - женился на его сестре Тамар.

Царь Деметрэ Второй долго был "в руках" у Садуна, а под конец оказался еще и финансово от него зависимым. Государственной казны фактически не существовало, все ушло на налоги монголам. А у Манкабердели были громадные средства, и царь пользовался ими взаймы. Но долг возвращать не мог и взамен денег дарил ему во владение грузинок и земли. Так Садун заполучил Телави, Белкани, Дманиси, Карс и др.

Так случилось и тогда, когда гибкий визирь дал Деметрэ Второму кредит на строительство Метехского храма, а царь взамен пожаловал ему множество сел и поместий.

Несмотря на все это, деятельность Садуна Манкабердели в какой-то мере приносила и позитивный результат. Как пишет летописец, именно благодаря дипломатическим связям Садуна, в Грузии одно время установилось спокойствие, что дало возможность стране, что называется, вздохнуть.

705
Темы:
История Грузии - все самое интересное (82)
Загрузка...

Орбита Sputnik