Ткибули - люди у входа в шахту Миндели, где погибли шахтеры

Трагедия в Ткибули: по ком звонит шахтерский колокол

305
(обновлено 17:31 20.07.2018)
Котэ Ингороква
Колумнист Sputnik Грузия искренне соболезнует семьям и близким погибших в Ткибули горняков, но усматривает при этом роковую закономерность в цепочке трагических аварий, где тесно переплелись субъективные и объективные факторы

Жаль, но колумнистам не всегда дано самим выбирать тему для очередного эссе. Иной раз тема выбирает нас. А в Грузии как раз очередной день траура, и никуда от этого не деться.

Опять Ткибули. Опять шахта им. Миндели. Опять погибли люди – четверо горняков…

Пальцы не желают подчиниться и предательски зависают над клавиатурой. Писать трудно. Стыдно и больно. Ужас в том, что всего три месяца назад в роковой апрельский день из забоя уже подняли шесть мертвых тел. Тоже был объявлен траур на всю страну. Расследование не завершено, а на очереди новое.

И это лишь часть трагической цепочки: 2010 год. Март, затем август – две аналогичные аварии, восемь погибших. И все на злополучной шахте им. Миндели. Словно ненасытный Молох, пожирает она жизни грузинских горняков, павших жертвами социального отчаяния и технической безответственности.

© Sputnik / STRINGER
Взрыв на шахте в Ткибули: кадры с места ЧП
Кое-кто, возможно, сочтет такие эмоциональные акценты излишними. Однако голая статистика слишком суха и бесстрастна. В данном случае, можно даже сказать, кощунственна. Отвлеченные цифры сводят личность к некой абстрактной единице. Сложить, перемножить – и душа отдельного человека ловко укроется за лишенными дыхания символами.

Жители Ткибули признаются: первая жертва была для них, как открытая рана на сердце, а последующие – превратились в одну нескончаемую боль, с которой они научились жить. Если глубоко вникнуть, то вот так безропотно свыкнуться со смертью на рабочем месте – пожалуй, не менее трагично, чем сама смерть. Это настоящая социальная катастрофа!..

Журналистов статистика нередко вынужденно делает циниками. Хотя человека, даже покинувшего этот мир, все равно не превратить в лишенный дыхания математический символ. Речь-то о людях, о близких, оставшихся без кормильцев, о прерванных судьбах, еще не созданных семьях, о любви, попранной безвременной утратой.

Не скрою, перечитав текст, я сознательно заменил безликие арабские цифры адекватными словесными терминами. Не уверен, что прав, однако мне отчего-то подумалось: так будет корректней. И я сумею хотя бы косвенно выразить свое участие и уважительное отношение к погибшим.

Людей не вернешь. Но детали, безусловно, очень важны. Комиссии, следователи, ведомства, отвечавшие за технику безопасности, как и органы, контролирующие тех, кто отвечал, будут во всем разбираться. В конце концов кого-то, наверное, накажут. Хотя, должен заметить, потрясенную общественность сегодня не меньше волнует и другое: можно ли вообще на ткибульских шахтах что-то кардинально изменить?

Боюсь, дать однозначный ответ весьма затруднительно. Дело в том, что условия разработки Ткибули-Шаорского месторождения изначально считались очень сложными. Причем, на шахте им. Миндели (бывшая "Восточная-2") угольные пласты залегают так, что особенно склонны к горным ударам, самовозгоранию. Об этом специалистам, кстати, хорошо известно с советских времен.

После развала СССР работа на ткибульских шахтах встала. Теплоэнергетика и коммунальное хозяйство Грузии были полностью переориентированы на использование жидкого топлива и природного газа. Однако искать иное решение проблемы трудовой занятости в регионе никто не стал.

В результате, несмотря на тяжелые условия труда и низкий спрос на уголь, в 2006 году добыча возобновилась. Подано все это было весьма торжественно, с присущим тому времени пиар-размахом. О сопутствующих процессах вы уже знаете…

После каждого несчастного случая компания "Сакнахшири" заверяла, что осуществит капиталовложения и предпримет необходимые меры по улучшению безопасности. Так было до самого последнего момента: со второй половины 2017 года, по ее словам, на предприятии вообще проводилось полное техническое перевооружение…

А 2018-й то ли все перечеркнул, то ли, напротив, расставил по местам. Две аварии с человеческими жертвами, да еще, можно сказать, одна за другой. Общее же число погибших за последние годы в Ткибули в несколько раз превзошло потери грузинских военнослужащих, участвующих в миротворческих операциях в "горячих" точках планеты…

После многолетних оптимистических заверений в заявлении Грузинской индустриальной группы, куда входит компания "Сакнахшири", наконец-то, откровенно подчеркнуто: "К сожалению, из-за специфики шахт в Ткибули не было найдено такое инженерное решение, которое сделало бы добычу угля полностью безопасной".

Далее, правда, предлагается решение отнюдь не инженерное. Суть которого, сколько не пытался, мне так и не удалось уяснить: "Грузинская индустриальная группа выражает готовность, несмотря на серьезные траты за последние 12 лет, безвозмездно передать компанию "Сакнахшири" государству".

Спасибо, конечно, огромное от имени граждан государства! Но кто-нибудь в состоянии объяснить, что это даст ткибульским шахтам? Они, словно по волшебству, станут безопасней?! Или это позволит умело списать "серьезные траты", после которых, как ни странно, забои обрушиваются не менее часто и интенсивно?

И уж, простите, совершенно непонятно, какая польза от подобных "подарков" государству?! Разве что кто-то вознамерился продать компанию новому инвестору. Чтобы, скорее всего, повторить порочный круг с заранее предсказуемыми последствиями…

Любой ткибульский горняк прекрасно осознает: он никак не застрахован от того, что, спустившись в шахту, на поверхность может больше не подняться. Но все равно готов рисковать – ради детей, семьи, близких. Другой вопрос, вправе ли государство позволить ему на такой риск идти?

"…Государство не допустит, чтобы жизнь и здоровье собственных граждан не были защищены. Соответственно, мы приняли решение о закрытии шахты. В связи со случившимся ведется следствие…", — это из заявления премьер-министра Мамуки Бахтадзе.

Что ж, хочется верить, что по части безопасности труда грузинское законодательство будет ужесточено. Это, как говорится, в целом. Конкретно же, поскольку шахты все равно закрыты, возможно, настал наиболее подходящий момент вплотную заняться выработкой специальной государственный программы. Перепрофилировать экономику региона и волевым усилием обеспечить шахтеров другой работой.

Какой? Профессиональные горняки – не офисные чиновники. Им, к примеру, можно подыскать место в дорожном строительстве, в других схожих отраслях. Где, кстати, часто занята крупная иностранная рабочая сила и налицо отсутствие местных трудовых ресурсов. Возможно, таковы условия контрактов с инофирмами. Потому я и завел речь о политической воле – важном факторе при решении макроэкономических проблем.

Предпринять кардинальные шаги все равно рано или поздно придется. А пока нам остается присоединиться к словам премьера Мамуки Бахтадзе: "Всем сердцем соболезную семьям погибших и выражаю им сочувствие в эти тяжелые минуты".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

305
Темы:
Гибель шахтеров в Ткибули (15)
Загрузка...