Церковные колокола у Мехетской церкви

Судьба священника: история отца Вячеслава

400
(обновлено 18:43 15.07.2018)
Мариам Сараджишвили
Писательница Мариам Сараджишвили рассказывает о любимом многими тбилисцами старшего поколения отце Вячеславе, принявшем постриг с именем о. Варсонофий. 7 июля была годовщина со дня его смерти

Я знала отца Вячеслава лично, и мне бы хотелось его еще раз вспомнить.

Как-то в ноябре 1994 года пришлось мне его вести пешком в проливной дождь по размокшей грунтованной дороге несколько километров, чтобы он причастил умирающую. Шли мы с мухианских дач почти до самого Тбилисского моря. Кто знает те места, оценит расстояние и подъем в гору.

Через час он, даже не передохнув от резкого подъема, уже читал молитву перед Причастием. Затем, отмахнувшись от предложенных денег, пошел вниз.

Пока шли назад, отец Вячеслав всю дорогу поучительно рассказывал Варваре и врачу-водителю о мудрости царя Соломона, о верности молитвенному правилу. Сам он, не будучи монахом, ни на минуту не расставался с потертыми четками.

Большая грузинская семья: почему инокиня вернулась из монастыря в мир >>>

А у парализованной причастницы после приобщения Святых Тайн началось постепенное восстановление речи и двигательных функций.

Через год отец Вячеслав снова поднялся к Елене на гору причастить болящую. Погода в этот день была солнечная, торопиться было некуда. Отец Вячеслав задержался ненадолго и рассказал такую историю:

– Я был тогда чтецом и работал на 31-ом заводе радиосборщиком. Стали меня на работе слегка прижимать из-за пропусков во время церковных праздников. Тогда передо мной возник вопрос: как жить дальше? Остаться на заводе или посвятить себя Церкви?

И как бы в ответ на это настоятель предложил рукоположить меня в священники. Я колебался. Был у меня в то время друг, которого я считал очень близким и вел с ним разговоры на духовные темы. Как-то он поделился со мной тем, что тайно был посвящен в дьяконы.

Потом позвали меня к патриарху Ефрему, чтобы решить вопрос о моем священстве. Я стал предлагать вместо себя моего друга, как более достойного. Патриарх ответил: "Пока я жив, на него рук не возложу". Сначала мне была непонятна причина отказа, а потом все выяснилось.

Спустя какое-то время вызывают меня на заводе в партком и показывают донос, в котором написано, будто я рассказывал о военных тайнах завода (что и было на самом деле). А за всем этим подпись… моего друга-дьякона.

Что со мной стало, я и описать не могу. Если бы кто-то другой, мне бы не было так больно.

Грузинский менталитет — штука тонкая >>>

Парторг и говорит мне:

– Тебе за это светит пять лет, но мы не дадим делу ход. Ведь ты у нас столько лет отлично работаешь. Ты лучше подумай, стоит от нас уходить или нет…

В общем, по милости Божьей, все обошлось. Но дело не в этом. Я чувствовал огромное смущение из-за того, что произошло. В голове не укладывалось это предательство. Как же, думаю, в церковь ходить, когда там такие люди? И решил для себя, что ноги моей там больше не будет. А внутренний голос как-бы говорит: "Сходи сегодня в последний раз, а дальше уж ходить не будешь".

Пришел я в Александро-Невский собор на службу, а там тогда отец Андроник был, известный своей прозорливостью и мудростью. Подошел я к нему, не выдержал и сказал о том, что меня мучило. А он только воздел руки к Распятию и воскликнул:

– Прости нас, Господи, ведь ради меня грешного, ради него, – кивнул в мою сторону, – ты пролил свою Пречистую кровь.

У меня с глаз как будто какая пелена спала. Сразу стало необыкновенно легко. И ни малейшей обиды на моего друга.

Потом, во время вечерни, он подошел ко мне и говорит: "Ты меня, брат, прости!" И рассказал, что его толкнуло на донос, почему он хотел вместо меня священником стать. "У тебя, – говорит, – в руках специальность, а у меня ничего. Чем мне семью кормить?" Ну, простил я его, конечно. Вскоре меня в священники рукоположили, а потом и моего друга тоже…

***

Потом еще был один случай. Как-то я стояла в очереди исповедников, поджидала любого священника, чтобы передать записку на сорокоуст. Отец Вячеслав как раз исповедовал. Стоящая у аналоя женщина что-то тихо говорила ему. Неожиданно до меня долетели слова:

– А еще, батюшка, так устаю, что вечернее правило лежа читаю. Позволяю себе маленький комфорт…

– Вы, наверное, в Царство Небесное на такси хотите доехать? А там в ворота постучите и скажите: "Открывай, Господи, я приехала!" Запомните, комфортно спастись невозможно. Понуждайте себя читать правило стоя, ну, в крайнем случае, сидя. Лежа парализованные читают.

Реабилитационный центр для детей с ДЦП в Уреки — от мечты к реальности >>>

И накрыл исповедницу епитрахилью…

Потом я узнала, что несмотря на бодрый характер и улыбающееся лицо, отец Вячеслав мучается от постоянных болей, у него рак желудка.

***

12 мая 1998 года отец Вячеслав принял монашеский постриг с именем Варсонофий.

… Мне посчастливилось видеть отца Варсонофия за неделю до его отхода ко Господу.

– Не могли бы вы рассказать поподробней про вашу жизнь, – спросила я.

– А что про нее рассказывать? Тридцать лет отдал крестьянскому труду, столько же — заводу. Все как у всех.

О священстве и монашестве он, по своему смирению, даже не упомянул.

7 июля 1998 года отец Варсонофий (Величко) перешел в вечность.

Отец Вячеслав (Величко)
Photo: courtesy of Mariam Sarajishvili
Отец Вячеслав (Величко)

***

Мне очень хотелось узнать поподробней о жизни отца Вячеслава. Но как? Все окружающие знали о нем лишь отрывочно, каждый – только свой эпизод. И вот в 2013 году мне "случайно" передали только что вышедшую книгу Екатерины Елтышевой "Мои воспоминания". И в ней оказалась глава про отца Вячеслава. Хочется привести ее в сокращении:

"Как-то, когда отец Вячеслав служил в храме святой великомученицы Варвары, к нему насильно привели парня, который хотел покончить жизнь самоубийством. "Оставьте его", – обратился он к держащим. Потом сказал: "Только перед тем, как ты уйдешь и сделаешь задуманное, давай вместе положим несколько поклонов, ведь это не трудно тебе, молодому парню. А вы, ребята, можете идти, не трогайте его и не мешайте ему сделать задуманное". Отец Вячеслав взял его за руку и пошел с ним к алтарю. "Давай, вот так же, сколько я – столько и ты, повторяй", – сказал он, и, благословив его, начал класть земные поклоны. Вскоре все сбились со счета. Парень изнемог и просил батюшку, чтобы тот остановился. Но отец Вячеслав все продолжал делать метания. Парень этот остался в церкви и стал прислуживать в алтаре…

Нападки на грузинскую церковь: про мамао и джип >>>

…Однажды отца Вячеслава попросили причастить умирающую женщину в Загеси (район в Тбилиси — прим. ред.). Приехал за ним грузин на "Запорожце" со знаком, что машина принадлежит инвалиду. Привез его в большой и красивый дом, но внутри было все предельно просто. Отец Вячеслав исповедовал и причастил русскую женщину, которая готовилась предстать перед Господом. По дороге обратно водитель спросил: "Что такое грех?" Батюшка собрался ему ответить, но тот попросил выслушать его историю. В одной из богатых грузинских семей родился мальчик-калека. Врачи хотели его усыпить, говоря, что он не сможет жить. Рядом с этой семьей жила русская женщина с шестью детьми, и она, узнав об этом, попросила отдать калеку ей. Так этот мальчик оказался в семье седьмым ребенком. Его родители по крови, чтобы не видеть, как будет жить их сын, отдали свой большой дом его новой матери, а сами уехали в район. Мальчик долгое время ходил на костылях, потом окончил школу и институт, стал педагогом. Однажды он пошел к зубному врачу удалять зуб. Как только ему сделали укол, он увидел себя сидящим в кресле и вокруг него бегающих врачей и сестер, которые повторяли: "Умер, умер…". "Я им говорю, – рассказывал он, – что я здесь, что я не умер, а они меня не слышат и не видят". Потом, пролетев в каком-то коридоре, типа широкой трубы, он оказался на необычайно красивой поляне; впереди он увидел ограду с воротами. Врата немного приоткрылись, и из этого проема показалась необычайно красивых очертаний рука и он услышал голос: "Ему здесь не место, он – грешный", – и врата вновь закрылись. В то же мгновение он оказался в подвальном помещении, где лежало его тело. Тот же голос, который он слышал, произнес: "Войди". И он очнулся в своем теле к ужасу тех, кто там находился. Как показал лабораторный анализ, в ампуле, из которой был набран обезболивающий препарат, оказался сильный яд, после которого наступает мгновенная смерть. "Так почему же меня Господь не впустил во врата Рая?" – спросил этот парень. Он все рассказал о себе, что живет честно, урожай с сада раздает соседям, не пьет, не курит, досматривает свою приемную мать, так как остальные его братья и сестры разъехались, – так почему же он грешный?

Грузинские стереотипы, или Кем не может работать жена грузина >>>

Батюшка спросил его о личной жизни. Тот рассказал, что жениться на подобной ему калеке он отказался и все эти годы тайно встречается у себя дома с одной женщиной. "Вот этот-то грех блуда был одним из главных и закрыл пред тобой дорогу в Рай", – сказал ему отец Вячеслав. – Господь по Своей милости, за твои добродетели, не дал душе погибнуть и вернул тебя на землю, чтобы ты, покаявшись, прожил оставшуюся жизнь в благочестии". Отец Вячеслав посоветовал ему или жить в чистоте одному, или жениться и обвенчаться. Прошло время, этот мужчина похоронил свою мать, отец Вячеслав обвенчал его с женщиной-калекой. Во время венчания этот человек сидел на стуле, так как долго стоять он не мог.

…Был случай на 31-ом заводе, где в свое время работал отец Вячеслав. В те годы раздавали на предприятиях участки земли, по шесть соток на семью. Одному из рабочих досталось место рядом с разрушенным храмом святой великомученицы Варвары. Хотя от храма осталась лишь небольшая часть престола, на это место каждый год 17 декабря на Барбароба приходили люди, чтобы поблагодарить святую и попросить ее помощи. Так вот этот "хозяйственный" сосед решил присоединить этот участок земли к своему. Его народ предостерегал, что это вызовет гнев Божий, но он все же пригнал трактор, разровнял это место и засадил его клубникой. Клубника удалась необыкновенная, крупная, красивая.

Почему женщины Грузии уезжают на заработки в другие страны >>>

Когда начались испытания нового самолета, была собрана команда испытателей, в которую вошел и этот человек. Перед полетом всем выдали спирта для смелости: никто не знал, как пройдет испытание машины. Все выпили из одной посуды. Самолет поднялся в воздух. И вдруг, на глазах у всей команды, этому человеку стало плохо, у него разверзлась брюшная полость и все внутренности стали выпадать наружу. В течение короткого времени он в тяжелейших муках скончался. Этот случай батюшка Вячеслав рассказывал в назидание, говоря о том, как опасно относиться без страха Божия к святыням. Так как погибший яро доказывал, что Бога нет и все это – просто камни…

С отекшими, как столбы, ногами он приезжал на службу каждый день на автобусе, который ехал более часа от его дома, машины у него никогда не было. Много месяцев он почти ничего не ел, кроме пыльцы, разведенной в воде. Когда боли мучили его, он вставал у окна, впивался пальцами рук в решетку так, что пальцы синели и, закусив губу, молился. Отказывался принимать морфий. Когда его посетил Патриарх Илья II и спросил, почему он не принимает обезболивающих, отец Вячеслав ответил, что когда к нему приходили люди со своими болями и скорбями, он всегда призывал их к терпению, говоря, что это их крест и нужно терпеть все, что пошлет Бог. Поэтому и он должен терпеть то, что Господь ему послал, не заглушая этих болей и не ослабляя молитвенной бдительности. Единственное, на что он, по послушанию, согласился – это на капельницу с витаминами, которую благословил поставить Патриарх.

После его кончины мне попалась фотография, где его гроб стоит в центре храма и от гроба до потолка – огромный луч света, хотя источника света там нет…"

400
Загрузка...