Красильниковы

Советизация, долги, ломбарды: как семьи теряли фамильные дома в Тифлисе

2026
(обновлено 16:55 28.06.2018)
Екатерина Микаридзе
Колумнист Sputnik Грузия Екатерина Микаридзе рассказывает историю одной семьи, которая раньше владела особняком в районе Сололаки - на любимой всеми туристами улице Табидзе

С потомком владельцев трехэтажного особняка на улице Галактиона Табидзе, 15 я познакомилась случайно. Мы с другом проходили по улице Мачабели мимо дома Калантаровых. Остановились, сделали пару снимков. В это самое время из парадной вышел мужчина, по всей вероятности сотрудник ресторанчика, что на первом этаже дома. Явно приняв нас за туристов, он взялся рассказывать об истории дома и его первых владельцев. Коряво рассказывать, подпитывая ложной информацией. Я про этот дом писала не один раз, поэтому экскурсию по особняку Калантаровых проведу не хуже профессионального гида. Но обрывать рассказчика не стала. Неловко как-то.

Портал в прошлое в сердце Тбилиси >>>

За меня это сделал незнакомый мужчина, который подошел к нашей компании. В руке у него были мотыга и лопата. Как он нам объяснял позже, он шел на кладбище к сестре. Вышел из дома напротив, он живет на Мачабели, 18, направился к ближайшей автобусной остановке и тут заприметил нас – "доверчивых туристов", внимающих бредням незнайки.

Бывший особняк Красильниковых на улице Табидзе
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Бывший особняк Красильниковых на улице Табидзе

Так началось наше знакомство со старожилом здешних мест — Суреном Красильниковым. Он рассказал, что родился в этом районе и знает если не все, то очень многое о каждой улице, доме, жителе. Предложил свою помощь в поисках, налаживании контактов с местными жителями. Мы бродили вместе по сололакским улицам, ходили на концерты, в гости к местным жителям. И вскоре подружились. Выяснилось, что фамильный дом его предков находится неподалеку от места, где он живет сегодня, тут же, на улице Галактиона Табидзе, 15.

Переселение из Баку в Тифлис

Предки Сурена переехали из Баку в Тифлис в конце XIX века. Прабабушка Сурена Виктория вышла замуж за Никиту Красильникова, как и было принято в те времена, рано. Красильниковы были состоятельными купцами. Занимались в Баку торговлей нефтью. После смерти родителей братья, их было шестеро, решили наследственный спор следующим образом. Они взяли папаху, побросали туда номера нефтяных скважин и начали тянуть жребий, кому какая скважина достанется. Каждая скважина приносила 700 тысяч серебром в год.

Роспись на стенах парадной дома №15 на улице Табидзе
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Роспись на стенах парадной дома №15 на улице Табидзе

Молодожены прожили в браке недолго. Никита Соломонович Красильников умер от крупозного воспаления легких в 22 года. Виктории на момент смерти супруга было и того меньше. Девушка осталась вдовой да еще с младенцем на руках. Но раскисать Виктория не стала. Напротив, взяла дело мужа в собственные руки.

В 1904 году Виктория вышла замуж вторично. Ее избранником стал Иван Артемьевич Мираков, детский врач по специальности. В течение шести лет они жили в Баку. Бабушка занималась нефтепромыслом, дедушка — медициной.

— А ты знаешь, почему раньше нефть добывали в кожаных емкостях? – неожиданно спрашивает Сурен. И не дождавшись от меня вразумительного ответа, продолжает: "Когда металлическое ведро поднимаешь наверх и оно трется о стенки штольни, может произойти возгорание, воспламенение. Так рассказывал папа".

Сурен Красильников
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сурен Красильников

В 1910 году Виктория продает нефтяную вышку, и семья перебирается в Тифлис. Красильниковы покупают дом на улице Гановской (ныне — Галактиона Табидзе). Роскошный особняк с богатой росписью в парадной и уютным двором. О том, что его называли домом, где живет детский врач, можно узнать сегодня в записках бывалых путешественников в сети.

В парадной дома прохладно. Внутрь мы попадаем, набирая предварительно код замка. Пара ступеней, старые кафельные плитки и настенные рисунки. Точнее то, что от них осталось. Полностью замалевать масляной краской стены после национализации дома у совестливого прораба, видимо, рука не поднялась, и чудесные рисунки все же дожили до XXI века. Поднимаемся на второй этаж, идем в ту самую квартиру, где жили в уплотненном состоянии Красильниковы. Дверь нам открывает старая знакомая Сурена. Мы располагаемся в гостиной. Странное ощущение бывает в этих старых домах. Будто время в этих стенах замедляет ход.

Роспись на потолке дома №15 на улице Табидзе
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Роспись на потолке дома №15 на улице Табидзе

Смельчак, игрок, конферансье

Красильниковы прожили в этом доме несколько лет. А после советизации пришли ребята в тужурках и попросили владельцев домов потесниться. Сказали, дом, конечно, ваш, но мы его экспроприируем, а вы выбирайте три лучшие комнаты и продолжайте тут жить. Владельцы и выбрали. В одной из них мы сейчас сидим и ворошим прошлое.

Семья долгое время жила безбедно. Вырученные от продажи нефтяной скважины деньги Виктория внесла в банк, и они приносили солидные доходы. Иван Артемьевич открыл кабинет и принимал пациентов. Доктор был талантливейшим человеком. Играл на семи инструментах, владел девятью языками и обожал своего пасынка Сурена. Мальчик вырос и отправился учиться в Московский университет. Проучился на юридическом факультете год и забросил занятия. Выбранная специальность оказалась слишком далека от его истинных устремлений.

Роспись на потолке дома №15 на улице Табидзе
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Роспись на потолке дома №15 на улице Табидзе

Сурен тяготел к искусству и был скорее творческой личностью. Впоследствии работал конферансье в тюркском театре Тифлиса. Вообще, по рассказу его внука, названного так в честь деда, Сурен был очень добрым человеком. Во времена студенчества у него в Москве был друг. Парень был беден и стеснен в средствах. А зимы в Москве, как известно, лютые. Сурен подарил свою дорогую лисью шубу другу, а сам написал письмо родителям, в котором просил прислать ему десять тысяч рублей на мелкие расходы.

— Сурен был единственным сыном, — рассказывает про своего деда Сурен. — А таких в армию не брали. Но шла мировая война, и он сказал бабушке: "Я хочу на фронт. Ты не можешь меня остановить, помоги лучше мне хорошо экипироваться". Бабушка купила деду лошадь, которую назвали Машей, и французскую саблю.

Внутренний двор дома в районе Сололаки
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Внутренний двор дома в районе Сололаки

Деда на фронте послали с оказией в воинское расположение. И он попал в серьезную переделку. Напал на арьергардную часть австрийцев, которые были тогда в союзе с Германией. Один из пикадоров его ранил. От боли Сурен потерял сознание и упал на лошадь. И Машка довезла его до собственного расположения войск, чем практически спасла ему жизнь. Раненный Сурен попал в госпиталь и там познакомился с медсестрой по имени Евдокия, которая впоследствии стала его супругой. Ей на тот момент было 16, Сурену — 22 года.

Тайны рассекреченный Авлабарской подпольной типографии >>>

— Сурен был заядлым игроком и промотал все свое состояние. Днем работал, а ночами играл в казино. Страдал от тяжелой формы диабета. Он был отличным специалистом в определении качества бриллианта. Только за счет этого можно было безбедно жить, но у деда была пагубная страсть к азартным играм. Не сложилась у него и личная жизнь. Случилось так, что бабушку Дусю познакомили в одной компании с военнослужащим Иваном Васильевичем Шмелевым. И бабушка влюбилась. Папе моему на тот момент было восемь лет. Она забрала папу и уехала за любимым в Волгоград. Но Сурен через полгода поехал за ней. И привез сына обратно в Грузию. Отца воспитывали бабушка и дед. Сурен умер в 1945 году. Он шел по сцене театра, люк был открыт. Освещение слабое. Он не видел этого и упал в него. Отбил себе легкое. У него случился абсцесс. Месяц пролежал, проболел. 11 мая попросил в шесть утра мороженое и ушел…

Сурен Красильников-старший
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сурен Красильников-старший

Фамильная драгоценность и афера

Время бежит быстро. Мы с Суреном украдкой бросаем взгляд на часы, прощаемся с хозяйкой квартиры и выходим на улицу. Прогулочным шагом идем с ним до его сегодняшнего места обитания. Прежде чем попасть на Мачабели, семья успела пожить на той же улице Табидзе, только в 22-м номере. Первое место жительства Красильниковы покинули в 1948 году. У Виктории, прабабушки Сурена, образовались долги, и она продала квартиру, чтобы с ними расплатиться.

— К этому времени папа уже был женат на маме, — рассказывает Сурен. — Виктория была очень высокомерной. По рассказам матери, она как-то что-то сделала не так, как того хотелось бабушке, и она как рявкнет на нее: "Молчать! Я тут хозяйка и в два счета выставлю вас за дверь". И при этом выплеснула на маму полный графин воды. Мама стоит вся в воде. Вбегает папа – "Что делаешь, это же моя законная супруга!" Но ей было ровным счетом все равно.

Сурен Красильников
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сурен Красильников

Между тем, мы доходим до дома Сурена. Отпираем дверь. Высокие, раздвигающие пространство потолки. Старинная мебель и доносящиеся с улицы через открытые окна голоса. Сурен живет на первом этаже исторического дома. В этом районе каждый второй дом – памятник истории.

— Я чувствую связь времен. Обожаю копаться в старых вещах, — говорит Сурен и извлекает из старого, тронутого временем комода такой же старинный фотоальбом. Мы рассматриваем его, листаем потрепанные временем страницы.

Больше историй из проекта "Прогулки по Тифлису" читайте на Sputnik Грузия >>>

Папа с мамой у Сурена были галантерейщики. Познакомились они случайно и полюбили друг друга на всю жизнь. В 70 лет кормили друг друга с ложечки. В браке у них родились двое детей – Анжела и Сурен. Есть в истории этой семьи один драматический момент. В семье было очень много фамильных ценностей, которые украла из дома знакомая. Из всех драгоценностей уцелела одна — кулон, принадлежавший Виктории, изумруд, сплошь усыпанный бриллиантами. От посягательств нечистой на руку знакомой спасло то, что на момент кражи кулон был в ломбарде. А потом пришло время его выкупать. И сестра Сурена Анжела решила заложить под залог квартиру, чтобы спасти семейную реликвию. Анжела случайно узнала о существовании некой фирмы, которая занимается покупкой, продажей и оформлением ипотечных кредитов на квартиру. Будто сама фортуна ей подкинула возможность заткнуть финансовую брешь. И женщина решила ей воспользоваться.

Сурен Красильников
© Sputnik / Ekaterina Mikaridze
Сурен Красильников

— По специальности журналист, Анжела была очень толковым и начитанным человеком. Но, как часто бывает, в житейских вопросах абсолютно неопытна. А место, куда она обратилась, оказалось настоящей конторой по купле и продаже рогов. Сестра заключила ипотеку на эту квартиру с неким Мерабом Мгеладзе всего лишь на 25 тысяч долларов. Наша квартира стоила все 150 тысяч. Если бы я знал всю эту историю с кулоном…, — сокрушается Сурен. — Меня поставили в курс дела слишком поздно. В конечном итоге, мы потеряли квартиру и оказались здесь, на Мачабели. Сестры Сурена уже нет в живых. Анжела долгое время болела, но окончательно ее здоровье подкосила трагическая гибель внука. Подросток погиб при неизвестных обстоятельствах. Перед смертью Сурен пообещал сестре, что обязательно вернет квартиру. Это главная мысль, которая помогает ему сохранить оптимизм и бодрость духа.

В некогда большом и шумном доме живет сегодня только Сурен. Пьет по утрам кофе, общается с друзьями, борется с одиночеством… Хотя зачем с ним бороться?! Одиночество неизбежно и даже необходимо, потому что дарит самопознание…

2026
Теги:
Тбилиси, Туризм
Темы:
Прогулки по Тифлису (79)
По теме
Тифлисские закоулки: приметный дом священника
Кто из градоначальников Тифлиса отдал свои деньги городу?
Тайны тифлисского дома с деревянными кружевами
Конка – колоритный и бюджетный тифлисский транспорт
Загрузка...