Здание правительственной канцелярии

Что стоит за отставкой премьера Грузии?

2278
(обновлено 13:29 15.06.2018)
Сергей Маркедонов
Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов в материале для Sputnik Грузия рассматривает причины отставки правительства страны

В скором времени в Грузии будет новое правительство. Официальной причиной просьбы об отставке премьер-министр Георгий Квирикашвили назвал расхождения внутри правительственной команды и правящей партии по экономическим, а также другим фундаментальным вопросам. Обозначив свое кредо как "командный игрок", премьер предпочел выйти из игры на нынешнем этапе.

Что подтолкнуло Квирикашвили, занимавшего свой пост в течение двух с половиной лет, прошедшего горнило парламентских выборов и конституционной реформы, принять непростое решение именно сейчас? Означает ли смена главы кабинета министров серьезные корректировки во внутренней и во внешней политике Грузии?

Особенности национальной отставки

Отставка главы правительства в любой стране, как правило, событие экстраординарное. Но во всех аналогичных случаях первостепенную важность имеет не сам уход того или иного политика, а контекст такого шага. И с этой точки зрения мы увидим, что отставка Квирикашвили сильно отличается от предыдущей смены правительства, когда он заступил на место Ираклия Гарибашвили.

Его предшественника сильно критиковали за неудачи на "внутреннем фронте", прежде всего, в экономике. Однако уход Гарибашвили направлялся изнутри "Грузинской мечты" (в конце 2015 года она еще не окончательно превратилась из коалиции в партию). Решение было принято в канун главной кампании четырехлетия – парламентской. И силам, пришедшим к власти на волне широких обещаний, нужно было некоторое кадровое обновление для демонстрации того, что "порох в пороховницах есть". Впоследствии эта тактика принесла успех. Политический эффект усиливался на фоне ошибок, допущенных главными оппонентами "Мечты" из "Единого нацдвижения". Казалось бы, после получения конституционного большинства в парламенте, раскола в рядах "националов" и проведения реформы Конституции фактически в режиме ручного управления правящей партии ничего не угрожает.

Однако первые тревожные звонки прозвенели в мае 2018 года. Сначала политсовет правящей партии утвердил кандидатуру Бидзины Иванишвили на пост председателя этого объединения. До этого в течение нескольких лет этот человек, играющий ключевую роль в грузинской политике, воздерживался от занятия любой официальной должности. Его "возвращение" стало сигналом: "в верхах" не все так благополучно, как пытались представить это сторонним наблюдателям.

Виной всему экономика?— эксперт об отставке премьера Грузии >>

Вскоре после этого в Тбилиси прошли массовые протесты с требованием отставки главы правительства, министра внутренних дел и даже досрочных парламентских выборов. Поводом для выхода на улицу значительного количества людей (прежде всего молодежи) стали жесткие действия полиции во время спецоперации в ночных клубах. Полицейские оправдывали свои методы необходимостью борьбы против распространителей наркотиков. Действительно, эта беда представляет для Грузии значительную опасность еще с советских времен. Однако в мае 2018 года в отдельно взятой точке сошлись несколько противоречий.

Соображения безопасности столкнулись с "чисто экономическими резонами". "Ночная экономика" важна для бюджета Тбилиси и страны в целом, она рассматривается как инструмент для привлечения туристов, а сама туриндустрия видится в контексте продвижения страны в западном направлении. "Диспропорциональное" применение силы со стороны МВД многими виделось не только в контексте нарушения прав человека, но даже как "покушение на цивилизационный выбор" Грузии.

Более того, в стране уже не первый год идет спор о возможной легализации тех или иных видов наркотических средств. В мае 2018 года на улицах Тбилиси сошлись те, кто выступал за "либерализацию" государственной политики на этом направлении, и "традиционалисты". Это обеспечило правительству роль медиатора и гаранта общественного спокойствия.

Казалось бы, кабинету Квирикашвили удалось преодолеть майские протесты. Они довольно быстро сошли на нет. Но страна тут же столкнулась с новыми массовыми акциями. На этот раз поводом для них стала работа правоохранительной и судебной системы страны. Корень конфликта – нарушения в расследовании дела о гибели двух старшеклассников в результате резонансной драки. Грузинский публицист Дмитрий Мониава назвал нынешние выступления "революцией слез", поскольку лидером протеста стал отец одного из погибших школьников Заза Саралидзе.

Протесты вне схем

Июньские акции, как, впрочем, и майские выступления, трудно втиснуть в прокрустово ложе политологических схем. Можно ли считать, что это политически мотивированный протест, имеющий четкую идеологию? Скорее всего, нет. Попытки оппозиции, и прежде всего сторонников Саакашвили, "оседлать" массовые акции и благодаря им выйти на первый план не удались. Более того, попытки политиков инструментально использовать человеческую трагедию вызвали неприятие со стороны участников акций.

При всей условности аналогий они, скорее, похожи на ереванский "электромайдан" 2015 года, чем на недавнюю "бархатную революцию" в Армении. И в первом, и во втором случае первым толчком для протеста были не чисто политические поводы (недовольство каким-то актом правительства или его решением по международной проблематике), а экономические причины или действия правоохранительных структур.

Когда у Грузии будет новый премьер-министр?

Также четко было продемонстрировано недоверие к "классическим политикам", известным в обществе персонам, которые делали карьеру в этой сфере. Их попытки использовать сложности для собственного продвижения не получили поддержку.

Что еще сближает Ереван-2015 с Тбилиси-2018, так это то, что в обеих ситуациях власти еще имеют преимущество перед улицей, а сами акции выглядят чем-то недостаточно хорошо организованным, не имеющим четкого лидерства, программы и видения будущего. Однако правительство уже не является только ведущим, оно становится ведомым.

В Грузии прошли самые мощные протестные акции с момента прихода к власти нынешней правящей партии. И отставка Квирикашвили, как бы ни пытались это скрыть, вызвана ими, а не просто необходимостью косметического обновления.

Не сама "Грузинская мечта", а внутриполитические обстоятельства вне ее устремлений заставляют принимать решения. Для того, чтобы сохранить инициативу. Впереди у страны президентские выборы. И хотя полномочия президента, в том числе и стараниями правящей партии, уменьшаются, эту кампанию нельзя недооценивать. Это будут последние прямые выборы главы государства (в следующий раз его будут избирать в парламенте). И они станут своеобразным промежуточным тестом перед главной в стране кампанией — парламентской (она состоится в 2020 году).

В канун этих кампаний Иванишвили нужно показать, кто в доме хозяин. Однако, какими бы сильными ни были его позиции, а скамейка запасных у него не слишком велика. Протесты же, скорее всего, будут в той или иной форме продолжены. В последние месяцы стала слишком очевидна их эффективность.

Власти же встали перед сложной дилеммой. Выбери они жесткую линию, есть риск раскрутки протестных настроений, ведь экономика не слишком радует, социальных проблем накоплено немало. И недовольство частным сюжетом может перерасти в протесты против власти в целом. К тому же, силовые действия вряд ли очень понравятся партнерам Тбилиси из США и особенно из стран ЕС. Хотя у "Грузинской мечты" в этом плане тылы укреплены. Им удалось закрепить евроатлантический вектор внешней политики, обозначенный ранее Эдуардом Шеварднадзе и Михаилом Саакашвили. И это облегчает "понимание" Вашингтона и Брюсселя.

Мне представляется, что в тбилисских акциях мая – июня 2018 года трудно найти большую геополитику, хотя в социальных сетях и появились комментарии о том, что массовые акции в стране объективно помогают "дружественным танкам" с севера. Однако ожидать существенной корректировки внутренней и внешней политики в случае смены кабинета не приходится. В обществе пока что идет спор скорее о нюансах и тактике, а не о стратегическом выборе. Люди недовольны качеством управления, но не связывают его улучшение со сменой внешнеполитического курса или экономической модели.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2278
Темы:
Отставка Квирикашвили с поста премьер-министра (30)
Загрузка...