Свадебное платье на манекене в витрине магазина

Грузинские стереотипы: сколько раз можно выйти замуж?

5246
(обновлено 17:30 27.03.2018)
Колумнист Sputnik, писательница Мариам Сараджишвили размышляет о стереотипах в грузинском обществе - сколько раз женщине прилично выходить замуж?

В одной из безликих хрущевок Санзоны (район в Тбилиси — прим. ред.) среди соседей легкой бугристой волной пронеслась новость – Нона Чипашвили опять замуж собирается.

В принципе к Ноне народные массы относились хорошо, любили и уважали как хорошую соседку. Всегда вежливая, безотказная, деньги на сборы за свет по подъезду всегда давала без затяжек, бегала по соседям делать уколы, когда просили. Чего же еще? Ах, да, здоровалась всегда первой и не прочь была поболтать о том, о сем при встрече на общих маршрутах.

Но было одно внушительное "но".

Нона, 45 лет от роду, средней, радующей глаз, фигуристой комплекции, была два раза замужем. Детей завести не ухитрилась, хотя и прилагала к этому разные усилия врачебного характера.

Первый ее муж, кахетинец Бондо, оставил о себе добрую память, не прочь был посидеть вечерком во дворе и перекинуться в нарды, разбирался в политике (по крайней мере, он считал, что разбирается) и был хорошим гаджевщиком (штукатурщик — прим. ред.). Как-то на душевном порыве загаджевал даже весь свой этаж, и исчезли под его могучей рукой вечные формулы любви местных мальчишек типа "Лаша + Кети = сердце, пронзенное стрелой", которая по размеру напоминала приличное дальнобойное копье. Впрочем, формулы те были еще самой невинной вещью на тех многострадальных облупившихся стенках. Было там и всякое такое, что Бондо, будучи навеселе, начинал выражаться не литературно, проходя мимо. В итоге, как-то взял и профессионально уничтожил всю эту наскальную живопись полувековой давности. До сих пор стенки относительно чистые стоят.

Люди нет-нет да и вспомнят Бондо добрым словом, проходя мимо: " Пусть ему там хорошо будет".

Потом что-то с печенью у него непорядки пошли. Нона бегала юлой по району, выясняла по людям, кто хороший врач и где именно. Ведь не пойдешь с серьезным делом к первому встречному дипломодержателю. Залечат и скажут, что так и было.

Дома Нона перешла на режим готовки повышенной осторожности. Исключила из рациона все острое, жирное, перешла на диетические, безвредные блюда европейской кухни. А в редкие моменты передышки плакала у соседки Изо слезами размером с виноградинки:

— Бедный Бондо так любил аджику и чакапули. Как он мучается, хочет и не может. И я не ем, чтобы не сыпать ему соль на рану.

Давала лекарства по часам скрупулезно, как ее научила бабушка–немка. Давала перетертую морковку и выжимала соки для повышения гемоглобина. Делала все, что могла, как говорится. И все же не уберегла.

Когда Бондо умер, Нона рыдала так, что даже даже сидящая в трауре старуха отвлеклась от своих семечек на противоположной стороне улицы и сказала сочувственно:

— Сына, наверное, бедная оплакивает. Так только по своему ребенку плачут…

Девушка держит в руке обручальное кольцо
© AFP / ROBERT ATANASOVSKI

Через год, сняв черное, Нона постепенно вернулась к прежней жизни, которая шла вперед и не думала останавливаться. Слишком уж много у нее было внутри неизрасходованной любви и теплоты, которая просилась наружу.

Люди, как известно, тянутся к теплу, как цветы к солнцу. Закон природы такой, не мне вам рассказывать. И на Нону стали опять заглядываться мужчины в возрасте. Ничего особенного она не делала. Не употребляла кричащую помаду, не носила вызывающе открытых маек или подчеркнуто коротких юбок не по возрасту, не рассказывала в компании двусмысленные анекдоты. Ее и красавицей было нельзя назвать. Так, женщина, каких много. Просто была сама собой. И улыбалась не наигранно, от души. Как солнышко из-за серой тучки. (Как тут американцев не вспомнить с их "Keep smiling". Только у Ноны улыбка была не для галочки, а от души.) Что еще о ней сказать? В меру верующая, родителей своих очень любила, а после них — мужа.

Вскоре она как-то автоматически прозаично вышла замуж за Серго. Он был разведен, имел взрослую дочь и хотел пожить остаток жизни в тишине и уюте.

Зажили они тихо и гладко, для себя. Нона еще очень надеялась родить ребенка. Серго к этому вопросу относился спокойно. Типа получится – хорошо, нет – ну и ладно.

Работал он бухгалтером и строил себе планы по карману. Машину купить, дачу в Сагурамо. Там, говорят, участки дешевые, а места – загляденье. Нона ему очень удачно подыгрывала. Причем, с Бондо она как-то технично вела себя в другом стиле, а с Серго – ему под стать. И выходило очень даже гармонично, что, сами понимаете, немаловажно для брака.

Прожили они мирно и гладко лет семь или чуть больше, никто не заморачивался подсчетами, вдруг у здоровяка Серго обнаружился рак.

Нона, забыв себя, водила его по врачам, продавала какие-то заначки из дома, без устали готовила ему любимые блюда, словом, делала все, что должна делать любящая жена.

Умирая, Серго завещал похоронить его рядом с его родителями. Причина была названа такая:

— Нона, ты еще замуж выйдешь, твоему мужу будет неприятно, если будет натыкаться на мою могилу рядом с вашей семьей. Зачем делать человеку больно.

Нона плакала и уверяла, что никто ей Серго не заменит. Причем ни о каком артистизме не было и речи.

Жизнь показала, что ни от чего нельзя зарекаться и незаменимых точно нет.

Через год после ухода Серго соседи стали замечать, что у Ноны по-прежнему блестят глаза и она так же заливисто смеется над анекдотами о сванах, как и раньше, в старые добрые времена.

Первым подсек эти метаморфозы местный стоянщик Эдик:

— О, эта Нона опять замуж собралась! – поделился он наблюдением с мусорщиком Резо.

Резо хоть и убирал участок по утрам, но знал многих жильцов по лицам прекрасно.

Сказать что-то непристойное о Ноне было трудно, но подозрение упало на благодатную почву.

Стоянщик Эдик стал отслеживать движения Ноны, отсветы из ее окнах по вечерам, благо стоял день–деньской напротив ее дома в любую погоду.

Подозрения подтвердились. Раза два Нона прошмыгнула, дробно постукивая каблучками с каким-то незнакомым мужчиной. Объект наблюдения задорно смеялся и называл пришельца запросто:

— Тенго!

— Смотри, как все у нее один к одному, — анализировал туповатый Эдик, опахиваясь зеленым фирменным жилетом с серыми полосками поперек груди. – Все бедняги – мужья на "о". Бондо, Серго и Тенго. Значит, точно скоро замуж выйдет. Совсем совесть потеряла. Где это видано столько раз замуж выходить. Не порядок.

С его длинного языка и пошла по убану (район — прим. ред.) сплетня – Нона поймала нового наивняка.

Местная продавщица хлеба Тамрико, любительница гороскопов и специалист по гаданиям, развила Эдикину мысль совсем в новом направлении:

— Эта Нона – черная вдова. Я читала. Опасная женщина. В себя влюбляет, а потом на тот свет провожает. Вампир энергетический!

— Вай, что ты сказала, — изумился Эдик. – Такое бывает?

— Двое уже умерли – факт, – неумолимо гнула свое Тамрико. – Я в "Подруге" (тбилисский журнал на русском языке — прим. ред.) читала. Такая Анна Ахматова была.

— Кто такая эта Ахматова? – переспросил Эдик – Где живет? В каком корпусе?

— Уже умерла. Поэтесса была.

— Гулящая, да?

— Ты оглох? Я говорю – поэтесса.

— Они все гулящие, – подтвердил Эдик. – Как будто не видел я поэтесс.

— Ты???

— Представь себе, – сказал он загадочно и не стал вдаваться в подробности.

Женщина идет с девочкой по центру Тбилиси
© photo: Sputnik / Alexander Imedashvili

На том экскурс в русскую литературу и заглох. На лице стоянщика отобразилась напряженная работа мысли. Видимо, Эдик заранее содрагаясь от того, что ждет ничего не подозревающего жениха Тенго, сильно нервничал:

— Надо предупредить человека! По-братски жалко. Так хоть поживет еще…. Чуть-чуть… Итак уже в возрасте… У него хорошие глаза… Как у собаки.

У Эдика, несмотря на примитивно-рутинную работу, сводящуюся к нескольким однотипным фразам в день, было горячее сердце и богатое воображение, которое подпитывалось периодическим просмотров ужастиков.

Заговорщики продолжили наблюдения. Судя по курсированию с цветами и довольно крупными "бамбанерками" дело шло к логическому завершению и очередному маршу Мендельсона.

— Что делать? Что делать? – нервничал стоянщик. – Еще немного и все, пропал человек. А нас, мужчин, и так мало. Нас защищать надо.

— А хороших мало вообще! – присовокупила Тамрико, втайне завидовавшая такому успеху черной вдовы. – И что они в ней все находят? Хотя чему удивляться. У мужчин с мозгами всегда было туго.

Потом скосила глаза на Эдика:

— Извини, дорогой, это я не про тебя. Ты мне вообще как младший брат.

— Ему надо сказать! – решительно заявил стоянщик. – Не могу видеть, как человек в капкан идет.

All You Need Is Love - надпись на машине на одной из тбилисских улиц
© Sputnik / Alexander Imedashvili

В итоге, Эдик подловил момент, когда Тенго возвращался после очередного провожания Ноны домой, и окликнул его у остановки маршруток.

О чем они говорили добрых полчаса, так и осталось за кадром для остальной публики. Вернулся Эдик на свой пост, который именовался длинно и важно – "менеджер по паркингу" — в глубокой задумчивости. Сказал только безнадежно:

— Камикадзе какой-то…

Говорят, что умная мысль посещает одновременно сразу несколько голов синхронно. Не знаю, как там дело обстоит с метафизической природой явления, но на попытке стоянщика Эдика дело не кончилось.

Новый роман Тенго и Ноны тем временем набирал обороты. Их все чаще и чаще видели вместе. Газетчица Вера, после каждого такого фланирования мимо ее стойки с прессой, бурлила и не могла успокоиться:

— Э, не тот стал наш Тбилиси! Не те уже люди. Мой племянник женщину старше себя на десять лет привел и счастлив. А в Варкетили (район в Тбилиси — прим. ред.), говорят, есть какая–то чокнутая, уже десятый раз замуж выходит по объявлению. Катастрофа!

Сидящая рядом с ней продавщица свечек и икон Дали поддакивала:

— Сказал же наш мама Габриэли: "Настанут последние времена, когда мужчины будут как женщины, а женщины как мужчины". Все к тому идет. А потом антихрист придет и будет всем печати ставить. Кого-то мне этот Тенго напоминает. Не могу вспомнить…

Новая партия защиты мужчин Вера и Дали всерьез увлеклись мини-расследованием, кто такой будущий муж Ноны, и вскоре выяснилось, что Тенго – сосед двоюродной сестры хромоножки Циалы, которая живет на последнем этаже одного из корпусов прямо у метро. Решили действовать через нее. Ибо женщина – великая сила. Не мытьем, так катаньем, но при желании и гору сдвинет с места, если очень захочет.

Вскоре вышеуказанная хромоножка Циала доковыляла-таки до двух заговорщиц и доложила результат воспитательной беседы.

— Любит он ее, девочки. Давно, оказывается, за ней наблюдал. Таксист ее знакомый был и часто Нону со вторым мужем по врачам возил. "Я, — говорит, — два раза был женат, а такой жертвенной жены не встречал. А если и умру, так у нее на руках. Меня не напугаешь всякой там мистикой!".


Тенго и Нона поженились и живут в любви и согласии на зависть окружающим. Тенго пока жив и таксует по-прежнему. На здоровье не жалуется. Говорит всем, что нашел–таки свое счастье. А цифры и подсчеты хороши только в бизнесе, и засорять ими голову в простой жизни – последнее дело.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

5246
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили, Грузия
По теме
Почему грузинки выходят замуж без любви
Замуж за грузина: топ-10 россиянок, решившихся на это
Замуж по заказу
Как выйти замуж за грузина?
"Замуж за грузина? Ни за что!" - приключения иностранки в Грузии

Викинг

Викинги у Сасирети: побежденный Багвашем и опозорившийся Ингвар

646
(обновлено 13:34 24.05.2020)
Вряд ли найдется грузин, который бы не слыхал о братоубийственной базалетской войне. Но не многие знают, что почти за 600 лет до Базалети на территории Сасирети состоялось не менее кровопролитное братоубийственное сражение с участием викингов

Об этом мы, разумеется, поговорим, но пока – небольшое отступление.

Село Сасирети входит в Каспский муниципалитет. Его название происходит от древнего грузинского названия птицы – сири. Эти птицы в большом количестве гнездились в той местности. Однажды, оказывается, местное население расставило множество силков, в которые попались десятки тысяч пернатых. Именно после этой удачной охоты данное место и ближнее село были названы Сасирети.

Но силки, расставленные на птиц, ерунда, по сравнению с капканом, который был расставлен в 1047 году клдекарским князем Липаритом Багваши Баграту Четвертому, когда сторонники мятежного князя, "как воробушков, отловили" царских воинов и наемных викингов…

Скандинавские викинги (слово означает "морской царь") повергали в ужас Европу раннефеодальной эпохи. Мужественным и на редкость беспощадным воинам, исходя из того, что большая часть территории Скандинавии покрыта льдом, приходилось жить в голоде и нищете. Поэтому они "держали курс" на грабеж богатых соседей.

Викинги распространились по странам Европы, как саранча, и почти 400 лет грабили и громили Англию, Шотландию, Ирландию… Дошли даже до Южной Италии. В монастырях Западной Европы возносились специальные молитвы, чтобы Бог защитил от набега нормандцев.

Более того, викинги в Италии основали Сицилийское царство, а в Северной Франции – Нормандское княжество.

Словом, северные нормандцы шли по Европе с огнем и мечом. В 1000 году они под предводительством Эрика Рыжего пересекли Атлантический океан и ступили на американский континент.

В тогдашней Европе не существовало силы, которая бы остановила викингов. Естественно, об этом хорошо знал царь Грузии Баграт IV. Поэтому он нанял находившихся в Константинополе 300 викингов (варангов) для борьбы против мятежного феодала Липарита Багваши.

Окрепшая викингами рать Баграта пересекла Лихский хребет и разбила лагерь на правом берегу реки Тедзами, близ Сасирети. На другом берегу реки ее ожидал клдекарский князь – также с многочисленным войском.

Первую атаку на врага викинги предприняли под командованием прославленного в боях Ингвара. Варанги быстро пересекли реку и ударили по центру лагеря Липарта. Но безрезультатно, потому что во время наступления Багваши выманил их в пойму и с трех сторон плотно окружил.

Пехотинцы Липарта сначала перебили викингов, а затем кавалерия клдекарского князя занялась воевавшими в царском войске грузинами, добившись впечатляющей победы.

Грузинский царь Баграт IV спасся бегством. Радости клдекарского князя не было предела – ведь он нанес поражение непобедимым викингам.

Беспощадный Багваши плененных грузин сначала изувечил, а затем продал в рабство. Для викингов же придумал довольно странное и унизительное наказание: заставил их просеивать пшеницу, тем самым указывая, что именно это является их делом, а не война.

Однако унижение викингов на этом не закончилось: клдекарский князь, поиздевавшись просеиванием пшеницы, освободил их безо всякого выкупа – в знак того, что ни в грош их не ставил, в самом прямом смысле этого выражения.

646
Темы:
История Грузии - все самое интересное
Репродукция картины грузинского художника Мераба Бердзенишвили Старики, пьющие вино

Дирижерская палочка, или Чего хотят родители?

248
(обновлено 22:40 23.05.2020)
Иногда холодный расчет и неистовое желание родителей видеть своих детей счастливыми творят настоящие чудеса. Главное - подобрать хорошего кандидата для продолжения рода

История эта произошла лет тридцать назад, как раз перед началом вихреобразных 90-х. Жили на одной улице в Нахаловке две совершенно разные по статусу семьи: полковника милиции Джумбера и уборщицы Като.

У первого был видный издали двухэтажный дом со всеми прилегающими подсобками, вполне себе благоустроенными. У второй - сырой полуподвал с удобствами в виде азиатского туалета во дворе.

У Джумбера были сын Вахо и дочка Теона, воспитанные с претензией взять у жизни самое лучшее и наиболее выигрышное. У Кето тоже был сын Гизо, рано усвоивший, что особых перспектив ему на жизненном горизонте увидеть не светит, но все же прилагал к этому немалые усилия. Полагал, что терпение и труд все перетрут.

Но так уже планида распорядилась, что на Вахо и Теону с помощью папиных погон сыпалось все исключительно высшего качества, а на Гизо из того же небесного продолговатого отверстия – только шишки с колкими шипами.

Внешне Гизо нельзя было назвать красавцем, скорее наоборот. Но была в нем какая-то тонкая профессорская косточка, позволявшая ему выглядеть даже в рубашках не первой новизны человеком из другого мира. Может, потому и не ладилось у парня общение со сверстниками. Девушки тем более для него были существами из другой галактики.

Как только границы после развала Союза раскрылись, Вахо уехал в Европу, Теона же осталась под папиным крылышком поджидать завидных женихов, а Гизо – бороться за существование всеми доступными способами. Но борьба эта отягощалась еще и болезнью матери.

Так это все и шло без особых резких всплесков, когда неожиданно Джумбер подозвал к себе проходившего мимо Гизо с потухшим взглядом: "Эй, парень, зайди ко мне вечером поговорить. Дело к тебе есть".

Потом сел в черную Волгу и уехал. Гизо ломал голову весь оставшийся день, чем он, абсолютно непримечательный человек, мог заинтересовать полковника МВД. Но все же к 8 часам постучал в массивные ворота своего влиятельного соседа. Джумбер высунулся из окна и призывно крикнул:

- Заходи, Гизо. Жду тебя.

Потом провел его к себе в кабинет на втором этаже и по-деловому взял быка за рога.

- Ты жениться думаешь?

Гизо слегка оторопел от вопроса и промямлил что-то неопределенно положительное.

- Скажу прямо: ты мне нравишься, парень. – продолжал Джумбер, закуривая. Потом кивнул на пачку. – Тебе не предлагаю. Знаю, что ты не куришь... Скажи–ка, чего ты в жизни хочешь больше всего?

- Хочу рисовать. Я для этого родился. Но я вынужден торчать целый день на базаре и продавать какие-то идиотские железки.

- Хм, почему-то так и думал. Либо мазюкать картинки, либо пачкать бумагу. А жениться?

- Для меня главное рисовать. Но не на что купить холсты, краски. Кто за меня пойдет, когда у меня ничего нет?! Замкнутый круг. И мать болеет.

Джумбер слушал его, не сводя с гостя немигающих совиных глаз. Потом достал платок и громко высморкался.

- Как тебе моя Теона? – спросил он, прочистив крупный массивный нос.

Гизо вконец растерялся. Выдавил, что она хорошая девушка.

Джумбер перешел к конкретике, решив, что с Гизо канитель может затянуться надолго. Людям творческим надо задачу ставить ровно в пяти сантиметрах от носа и писать большими буквами. Иначе не поймут.

- Ты меня устраиваешь как зять. У Теоны тяжелый характер, весь в меня. И внешность – папина копия, спец-заказ. Ее мало кто выдержит. Нужен такой тип, как ты. Мог бы подыскать кого-то из своего круга, но я своих знаю как облупленных. А ты хоть и с придурью, но порядочный. Порядочность тоже вещь в этом ужасном мире. За деньги не купишь.

Поухаживай за Теоной и постарайся ей понравиться. На конфеты, букеты, кино и прочую ерунду я тебя профинансирую. Да и одеться надо поприличней. Тоже беру на себя. Женишься на Теоне и малюй хоть всю оставшуюся жизнь.

Гизо тупо молчал, не зная, как реагировать. Ощущал себя, как в кабинете рентгена, понимал, что надо быть максимально откровенным.

- Я в картинках твоих ничего не понимаю. Если какой-то дурак нарисовал черный квадрат и полмира этим восхищается, то может и из тебя выйдет какой-то толк со временем. Дело не в этом. Я должен знать, что ты будешь для Теоны хорошим мужем. А я решу твои проблемы. Что скажешь?

Гизо молчал и рассматривал свои ботасы, намотавшие ни одну сотню километров. Давно собирался купить новые, поприличней, и все не складывалось.

- Мне надо подумать.

- Думай. Все взвесь.

На том они и расстались. Через день Гизо снова зашел вечерком к соседу и сказал твердо.

- Я решил попробовать. Но не знаю, что выйдет.

Джумбер указал ему на стул:

- Садись и запоминай. А лучше записывай. Все должно быть четко. Итак, моя дочка любит...

Дальше пошел список предпочтений: пирожные, цветы, любимые актеры и певцы, как именно должен быть одет мужчина, чтоб произвести на Теону впечатление.

- Откуда вы все это знаете? – удивился Гизо, не успевая за диктовкой.

- Аба, думаешь, я просто так свое место занимаю? С участкового начинал. У меня память лошадиная. На слова и факты. Потом в цепочку выстраиваю. И все в мозгах держу, – Джумбер постучал себя по покатому лбу. Потом вернулся к списку. – Теперь записывай, от чего ее тошнит и вот тебе, - он достал из кармана трехцветную ручку. – Подчеркни красным цветом и наизусть заучи. Не любит белые носки, гвоздики, духи Клема. Записывай дальше...

Методичка по приобретению высококачественного психоза: как выжить во время пандемии? >>>

В тот день они засиделись допоздна. Обсуждали детали по завоеванию сердцу разборчивой Теоны. Потом Джумбер выдал своему протеже пачку на "оперативные мероприятия, антураж и всякое такое".

Через неделю Гизо снова зашел к Джумберу, но был уже совершенно в другой форме. Новенькие джинсы, турецкий свитер и ботасы "Адидас" выгодно подчеркивали его фигуру. Будущий тесть оглядел критическим взглядом своего по кускам созданного зятя и остался доволен.

- Совсем другое дело. Теперь твоя задача - заманить ее на первое свидание. Слушай меня внимательно...

На выходе из дома Гизо столкнулся с будущей тещей Назико. Та оглядела его восхищенно и воскликнула.

- Гизуна, а ты у нас красавчик, оказывается. Как там твоя мама?

Джумбер подмигнул. Это означало одно: план начал действовать. Понравиться будущей теще – вещь немаловажная.

...Гизо встречался с Теоной полгода. Не все было гладко, но Джумбер умело дирижировал им же созданным дуэтом. В итоге они поженились. Гизо оказался отличным семьянином, что не помешало ему полностью отдаться искусству. В Теоне он неожиданно обнаружил много такого, что никак не вязалось с обликом избалованной дурнушки.

Джумбер, чувствуя веяние времени, успел выгодно вложить собранные финансы в выпечку хлеба, здраво рассудив, что он всему голова, независимо от политических течений. С приходом Саакашвили он ушел на покой, продолжая дирижировать уже разросшимся семейством. У Гизо и Теоны родилось двое мальчишек.

Сегодня Джумбер уже отошел в лучший из миров. Семейный бизнес у его дочки и зятя процветает. Гизо хоть и не стал вторым Сальвадором Дали или Малевичем, но в своем кругу считается неплохим художником. Его семья - его проверенный временем тыл. Иногда совершенно разные люди могут объединиться во вполне себе сносный консенсус при наличии дирижерской палочки в умелых руках.

248
Теги:
Рассказы Мариам Сараджишвили, Мариам Сараджишвили
Свечи у икон. Пасхальная служба в храме 13 святых ассирийских отцов в селе Канда

Какой сегодня церковный праздник: 25 мая 2020

0
(обновлено 22:15 24.05.2020)
По православному церковному календарю 25 мая 2020 отмечают день памяти святителей Епифания, Савина, Полувия и Германа

Sputnik Грузия рассказывает кем были эти Святые, и почему они упоминаются в церковном календаре.

Епифаний

По церковному календарю 25 мая поминают Святого Епифания, епископа Кипрского, жившего в IV веке.

Жил будущий Святой в Финикии. По происхождению был евреем и получил блестящее образование. Однажды он увидел, как монах отдал свою одежду нищему. Это настолько поразило Епифания, что он попросил монаха наставить его в христианстве и принял крещение.

В монастыре он был в послушании у старца Иллариона и переписывал греческие книги. Став епископом, он прославился как защитник веры и любовью к нищим.

За свои подвиги и благочестивую жизнь он получил дар чудотворения и видеть схождение Святого Духа на Святые Дары во время Божественной литургии. Святитель скончался в 403 году. Перед смертью он наставлял учеников соблюдать Божьи заповеди и хранить ум от нечистых помыслов.

Савин

По церковному календарю 25 мая поминают святителя Савина, епископа Кипрского.

Он был родом из финикийского города Ликии. Узнав об известном подвижнике, преподобном Епифании, Савин направился к нему, принял постриг и пять лет провел с ним в пустыне. Позже он описал жизнь и подвиги своего духовного наставника.

Епифаний, став епископом Кипрский, рукоположил Савина в сан пресвитера, который после смерти учителя стал его преемником на Кипрской кафедре. Ревностно исполняя свое новое послушание мудрый архипастырь, защищал Церковь от еретиков. Умер он в преклонных годах в середине V века.

Епископ Ринокирский

По церковному календарю 25 мая поминают святителя Полувия, епископа Ринокирского.

Полувий был учеником Святого Епифания. С молодых лет он сопровождал преподобного во всех путешествиях, записывая жизнь учителя и чудеса, им совершенные.

Епифаний Святому Полувию завещал идти в Египет. Ученик, не дожидаясь погребения учителя, со смирением исполнил его завет. В Египте он был поставлен епископом города Ринокир.

За добродетельную подвижническую жизнь Святой удостоился дара чудотворений. Однажды, во время засухи, Господь по его молитве ниспослал дождь и умножил урожай на полях.

Скончался он в V веке в глубокой старости.

Патриарх Константинопольский

По церковному календарю 25 мая поминают святителя Германа, патриарха Константинопольского.

Родился будущий Святой в VII веке, в семье одного из первых сенаторов. Отца убили в результате дворцовых интриг, а маленького Германа отдали в обитель для получения духовного образования.

Изучив основательно Святое Писание, он стал известным и уважаемым священником. Германа со временем пригласили на епископскую кафедру города Кизик, а затем избрали Патриархом Константинопольским.

Когда в империи стали господствовать иконоборцы, которым покровительствовал император Лев Исавр (717-741), патриарх твердо встал на защиту Православной веры, но силы были неравны.

Патриарх назвал императора еретиком и вынужден был оставить Первосвятительскую кафедру. Оскорбленный Лев послал воинов, жестоко избивших святителя.

Герман удалился в монастырь и прожил в обители примерно 15 лет, до своей кончины.

Именины

По церковному календарю 25 мая именины отмечают Герман, Иван, Денис, Петр, Семен, Федор и Филипп.

Материал подготовлен на основе открытых источников

0
Темы:
Календарь религиозных праздников