Учения Достойный партнер 2017 (Noble Partner)

Грузия НАТО: вступать нельзя откладывать

1868
(обновлено 15:21 13.02.2018)
Сергей Маркедонов
Невхождение в НАТО ценой появления на грузинской территории пары-тройки американских баз не избавит страну от проблем с северным соседом

Перспективы вступления Грузии в НАТО – широко обсуждаемая тема. На первый взгляд в ней трудно найти какие-то новые повороты.

Все политические "вводные" хорошо известны. Присутствие Североатлантического альянса на Кавказе относится к числу фундаментальных расхождений между Грузией и Россией, а сама кооперация Тбилиси и НАТО рассматривается, как важная составная часть конкуренции между РФ и Западом на постсоветском пространстве. После того, как в августе 2008 года Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, она утвердила свое влияние в двух бывших автономиях Грузинской ССР, тогда как "ядровая Грузия" (как определила ее канцлер ФРГ Ангела Меркель) укрепила евроатлантический вектор своей внешней политики.

С тех пор в Тбилиси сменилась власть, политический Олимп страны покинул Михаил Саакашвили. Уже прошла первая "пятилетка" "Грузинской мечты". Но отношения с НАТО по-прежнему рассматриваются в Грузии, как стратегический выбор.

Новые вводные

Однако в конце января – начале февраля 2018 года хорошо и, казалось бы, до деталей изученная тема заиграла новыми красками. Возмутителем спокойствия, оживившим старую дискуссию, стал эксперт американского фонда "Наследие" ("Heritage Foundation") Люк Коффи. Он опубликовал доклад с говорящим заголовком: "Членство в НАТО для Грузии в интересах США и ЕС".

В своей работе аналитик из США постулировал несколько тезисов. В том числе такой: это кавказское государство важно со стратегической точки зрения, оно регулярно участвует в операциях под эгидой Альянса, который не раз обещал Тбилиси членство в своих рядах. По мнению Коффи, предстоящий в июле 2018 году саммит в Брюсселе, дает возможность для НАТО выполнить данные ранее обещания на практике.

Мнение одного из американских фондов, конечно, не отражает официальной позиции правительства США. В подобных рекомендациях Белый дом, Госдеп и Конгресс не имеют недостатка. Но стоит обратить внимание на то, что "Наследие" – это не академический институт, а одна из политических "фабрик мысли" на правом фланге американской политики. На сайте фонда имеется специальный раздел "Влияние "Наследия" с подзаголовком "Администрация Трампа использует политические рекомендации фонда". При этом заметим, что "Heritage" еще в середине-конце 1990-х годов активно рекомендовал тогдашней "либеральной администрации" (с которой у фонда, как поборника консервативных подходов, были серьезные расхождения) активизировать усилия США на просторах бывшего Советского Союза, в частности в Центральной Азии и на Южном Кавказе. В качестве аргументов приводились следующие доводы: эти регионы "перестали быть сферой российского влияния", "четыре века русской экспансии на юг закончились", а внутри России "отсутствует воля общества и военные ресурсы для того, чтобы возродить империю путем открытого применения силы".

Впрочем, последующие события показали, что подобные прогнозы и оценки не были вполне релевантными. И столкнувшись с угрозой своим национальным интересам, Москва нашла и волю, и ресурсы, и даже продемонстрировала готовность к применению военной силы.

Дублер Анкары?

Основной пафос доклада Люка Кофи основывается на том, что Грузия не вполне оценена западными союзниками. Действительно, в апреле 2018 года исполнится десять лет с момента проведения Бухарестского саммита, который поставил в повестку дня вопрос о приеме этой страны (а также Украины) в Альянс. Впоследствии на других форумах НАТО эта решимость была многократно подтверждена. Однако в практическом смысле никаких движений даже к предоставлению ПДЧ (Плана действий по членству, предпоследнего этапа перед представлением натовской "прописки") не было сделано. Грузия получила, скорее, символический статус "аспиранта". Но за десять лет, по мнению "членов ученого совета" в Брюсселе, соискатель степени так и не смог подготовить кандидатскую диссертацию.

При этом Грузия — единственная страна, в которой прошел всенародный референдум по вопросу о членстве в Альянсе. Ее солдаты принимали участие в операциях под эгидой НАТО в Косово, Ираке и в Афганистане. Причем среди военных контингентов, находящихся в Ираке, грузинский контингент был третьим по численности. К концу 2017 года Грузия осталась второй по численности контингента страной после США, принимающей участие в операции в Афганистане.

Впрочем, есть еще один аргумент, который автор доклада не анализирует подробно, укрываясь за округлыми фразами про "географическую значимость". За последние годы отношения между НАТО (и прежде всего США как главным "мотором" Альянса) и Турцией стали намного более сложными и противоречивыми, чем раньше. В этих условиях задуматься, как минимум, о надежном "дублере" Анкары крайне важно.

Однако все эти заслуги до сих пор не были учтены при рассмотрении вопроса о приеме в Альянс нового члена.

Сосед с севера

Но существует один аргумент, который, говоря словами популярного киногероя, перекрывает все остальные резоны. И это — отношения с северным соседом Грузии, а также ситуация в Абхазии и в Южной Осетии. Если с точки зрения России, эти конфликты разрешены и на Кавказе установились "новые реалии", то Вашингтон, Брюссель и Тбилиси считают иначе. Однако, согласно формальным правилам, прием в НАТО нового члена, имеющие неразрешенные проблемы с соседями и неурегулированные внутренние конфликты, невозможен.

В этом контексте Люк Кофи, не посягая на принцип территориальной целостности, предлагает фактически пересмотреть вопрос о применении "пятой статьи НАТО (предполагающей совместную помощь Альянса одному из членов — авт.) для оккупированных регионов".

Конечно, подобные предложения не означают того, что после публикации и обсуждения доклада США или НАТО начнут ревизию собственных подходов и де-факто пригласят в Альянс Грузию с учетом "новых реалий в Закавказье". Но само прощупывание почвы в этом направлении показательно.

Между тем, оно может иметь и другие практические последствия. Тбилиси, очевидно, не пожелает платить такую политическую цену, как вхождение в Альянс при отказе от суверенитета над бывшими автономиями. Ряд же европейских союзников США предпочтут воздержаться от приема Грузии в НАТО, не желая обострять и без того непростые отношения с Россией.

При таком стечении обстоятельств остается еще один вариант – укрепление американо-грузинских отношений без формального предоставления Тбилиси членства в блоке. К слову сказать, у этого варианта, помимо стремления Вашингтона "сдерживать Россию", присутствует желание "держать на коротком поводке" еще и Анкару.

Однако, полагать, что невхождение в НАТО ценой появления на грузинской территории пары-тройки американских баз избавит страну от проблем с северным соседом или что-то кардинально изменит на абхазско-югоосетинском направлении, значит заведомо упрощать ситуацию. Для России США и НАТО во многом отождествляются, а конфронтация с Альянсом рассматривается в контексте жесткой конкуренции Москвы и Вашингтона. В таком контексте превращение страны в арену большого геополитического противостояния вряд ли будет соответствовать интересам Грузии.

И потому, не отменяя имеющихся внешнеполитических приоритетов, Тбилиси не уйти от поиска путей нормализации отношений с Москвой. Тем паче, что "горячее дыхание" Ближнего Востока (которое в конце прошлого года было ощутимо не только в Панкиси или в Аджарии, но и в столице Грузии) не даст расслабиться. А четкого видения, что с этим делать, нет ни в Брюсселе, ни в докладе влиятельного американского аналитика из вашингтонского фонда.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1868
Теги:
НАТО, Грузия
Темы:
Грузия - НАТО (48)
Загрузка...