Фотограф

Эх, тяжело ж политикам под цифровым прицелом!

122
Гоги Вардзиели
Колумнист Sputnik Грузия считает, что всевидящее око фотографии проявилось тогда, когда в аппарат была вставлена первая катушка фотопленки, упростившей весь процесс и позволившей оперативно фиксировать любой факт

— Господи, ну зачем тебе фотоаппарат?

Я непонимающе смотрю на супругу. Ей удалось выкроить свободный выходной, и мы задумали выбраться за город. Пожимаю плечами:

— Как зачем? Чтобы фотографировать.

— И ты уверен, что без этой массивной коробки с объективом не обойтись?! Есть же мобильник! Замечательно можно все снять.

Я вздыхаю. У нее и правда мобильным телефоном получаются великолепные снимки. Глаз не оторвешь. Цветы, море цветов. Игра теней и красок. Характерная мимика застигнутых врасплох друзей. Талант ухватить момент! Остальное камера делает сама. Это словно езда на любимой тачке – сплошное удовольствие без необходимости копаться в моторе.

Развал с раритетными фотоаппаратами
Levan Avlabreli
Развал с раритетными фотоаппаратами
Раньше, когда мир еще не был так плотно оцифрован, на фоне большинства знакомых я смотрелся докой. Не то, чтобы меня отличали оригинальный вкус или высокое мастерство. Просто я не поленился от начала до конца овладеть процессом. Химикаты, бачок, ванночки с раствором, красный фонарь… Иными словами, научился копаться в моторе, что по душе далеко не всем. И уж точно дело совершенно не женское!

Однако как только любителям стали доступны автоматические камеры, словно грибы, начали плодиться экспресс-лаборатории. Не хватало. Приходилось ожидать фотографии по нескольку дней. Но зато качество!

Мои позиции сильно пошатнулись. Правда, окружающие все еще продолжали со мной считаться. Подозреваю, сказывалась социальная инерция. Имея в переводе с древнегреческого весьма образное название "светопись", фотография изначально все-таки воспринималась не как искусство или развлечение, а, скорее, как отрасль науки. Причем, науки синтетической, требующей широты мышления.

Фотография Цици Чхеидзе
Личный архив Цици Чхеидзе
Фотография Цици Чхеидзе
Служили ей единицы. Думаю, их уважали почти как ученых. А мне случайно перепали осколки этого уважения. Фотографу прошлого необходимо было разбираться в физике – знать законы оптики. Он должен был владеть химией – осуществлять химические процессы. Ну а художественность на первых порах сводилась преимущественно к тому, чтобы изображение на снимке можно было идентифицировать.

Что же послужило толчком к чудесному последующему перевоплощению?

Лично мне в истории фотографии видятся два великих переломных момента. Первый как раз и послужил поводом для сегодняшней колонки. 11 октября 1881 года американец Дэвид Хьюстон запатентовал фотопленку. Добавлю, основатель компании "Кодак" Джордж Истмен немедленно выкупил у Хьюстона все его патенты, сделав ставку на максимальное упрощение задачи фотолюбителей.

К примеру, отсняв до конца пленку из 100 кадров, клиент мог отослать ее по почте в фирму прямо с аппаратом. Там пленку проявляли, печатали снимки и, перезарядив камеру, возвращали ее владельцу. Поначалу удовольствие было недешевым Тем не менее, в стартовые годы прошлого столетия на фирму "Истмен Кодак" приходилось 90 процентов всего мирового производства фотопленки.

Туристы со смотровой площадки фотографируют Тбилиси
© Sputnik / Alexander Imedashvili
Туристы со смотровой площадки фотографируют Тбилиси
Джордж Истмен был человеком явно весьма предприимчивым и хватким. Потому что первый пригодный к практическому применению образец целлулоидной катушечной фотопленки изготовил на самом деле Гудвин Ганнибал, придумавший желатиновый контрслой. Он подал свою заявку на патент в 1887 году. Истмен, воспользовавшись тем, что Ганнибал был священником, а не химиком, сумел в патентном бюро заявку "завалить". После чего в 1889 году сам, как ни в чем не бывало, запатентовал аналогичный продукт.

История этим не завершилась. Ганнибал вел борьбу за свои права вплоть до самой гибели в автоаварии в 1900 году. "Кодак" к тому времени превратился на рынке в монстра и бессовестно давил своим авторитетом. Так бы, наверное, и не удалось уличить Джорджа Истмена в нарушении конкурентных прав. Однако компании "Antony and Scovill", выкупившей у супруги погибшего священника его завод, после многолетних распрей все-таки удалось доказать свою правоту. В 1914 году компания "Истмен Кодак" была оштрафована на 5 миллионов долларов (фантастическую для того времени сумму)!

Справедливость восторжествовала. Впрочем, для фотографии как таковой это вряд ли имело значение. Что ни говори, но именно предприимчивость и коммерческое чутье Джорджа Истмена помогли принципиально упростить технологию, сделать процесс фотографирования в разы более доступным, а главное, выдвинуть на передний план художественно-документальный аспект.

Фотография Ивы Джанезашвили
Ива Джанезашвили
Фотография Ивы Джанезашвили
Через несколько десятилетий фотограф Эдди Адамс будет иметь законное основание заявить: "Фотография – это самое мощное оружие на свете". Его знаменитый снимок, зафиксировавший расстрел вьетконговца, положил начало массовому движению против войны во Вьетнаме. А фотожурналистов в многочисленных вооруженных конфликтах стали все чаще целенаправленно отстреливать, превратив эту профессию в одну из самых опасных.

А второй перелом?

Он произошел буквально у всех нас на глазах. Цифровые технологии. Просто жмешь – и все фиксируется: картинка, движение, звук. Перечислить гаджеты, оснащенные камерами – задача непосильная. Легче назвать те, что без них.

И тут уж ничто не ускользнет от всевидящего ока. Это уже не массовость – это, если можно так выразиться, поголовность. Случись что не так, отнимать устройства, как раньше, бессмысленно. У всех не отнимешь! Особенно тяжело политикам. Где-то, что-то, когда-то сказал, случайно брякнул – все в кадре. И не отвертишься – свидетель-то бесстрастный.

Выход нашли просто гениальный: не обращать внимания! Проверили раз, проверили другой – срабатывает. Ты его спрашиваешь про попа, а он тебе про попову дочку. И не краснеет. Сегодня на языке одно, завтра другое. Как говорят на новой родине нашего бывшего президента: да кто вам считает! На здоровье. Снимайте, сколько угодно. Прямо не светопись, а светопреставление!..

Спрашиваете, как быть?

Как в анекдоте: расслабиться и получить максимум удовольствия. Шоу-то продолжается. И день наверняка выдастся удачным.

Поверьте!

122
Загрузка...