Президент Беларуси Александр Лукашенко и президент Грузии Георгий Маргвелашвили

О чем свидетельствует вторая встреча Лукашенко и президента Грузии?

290
В начале весны Беларусь посетил президент Грузии Георгий Маргвелашвили, который в течение двух дней проводил переговоры со своим белорусским коллегой, а также знакомился с Минском

Колумнист Sputnik Беларусь Сергей Кизима рассказал о белорусском гостеприимстве, прошлом и будущем двусторонних отношений Минска и Тбилиси.

В ходе визита президента Грузии Георгия Маргвелашвили в Республику Беларусь первоначально был запланирован формат встречи один на один в среду, 1 марта. Встреча состоялась и прошла в очень конструктивной атмосфере. Но 2 марта, уже вне графика, состоялась еще одна встреча, что, конечно же, привлекло внимание прессы и аналитиков. Логичен вопрос, почему понадобилось еще раз встречаться?

Сразу хочется разочаровать любителей теории заговора — подобная практика вполне уместна. Более того, это является свидетельством того, что визит высокого представителя Грузии проходит даже лучше, чем ожидалось, что является признанием успеха белорусского гостеприимства в отношении страны, которая еще в советские годы славилась своим гостеприимством, а в последние годы сделала его основой для стремительного развития туристической отрасли. И цифра в миллион россиян, посетивших Грузию в прошлом году, свидетельствует, что у этой небольшой, но солнечной кавказской страны в этом направлении все получается.

Собственно говоря, нет ничего такого, что главы Грузии и Беларуси не могли бы между собой обсуждать. С середины 1990-х белорусским руководством взят курс на формирование внешней политики исходя из интересов национальной экономики. Беларусь ни разу не была инициатором таких действий на международной арене, которые дестабилизировали бы политическую ситуацию у соседей или в целом в мире, и это является тем принципиальным пунктом, который не будет меняться. Кстати говоря, и сложные отношения с западным миром у Беларуси были вовсе не по своей инициативе. Но, проявляя выдержку и готовность к сотрудничеству, в последние годы потихоньку удается ситуацию нормализовать и на этом направлении.

Нужно помнить о том, что с Грузией отношения на нынешнем высоком уровне также сложились вовсе не сразу. Пришлось пережить и сложные годы, когда молодой президент Михаил Саакашвили начал выступать за смену политического режима в Беларуси. Но спокойное отношение Беларуси и отсутствие ответных выпадов спустя несколько лет ситуацию абсолютно изменили — с 2007 года Саакашвили начал активно пропагандировать улучшение отношений с Беларусью в западных коридорах власти. С такой, какая она есть, без всяких радикальных изменений. После смены власти в Тбилиси Беларусь снова четко продекларировала прежнюю готовность поступательно развивать отношения с новым грузинским руководством. И это не сразу, но начало давать свои плоды.

Своеобразная аполитичность белорусско-грузинских отношений, деликатное отношение Беларуси к сложным темам, нежелание искусственно создавать проблемы между странами, продемонстрированное на практике, служат весомой гарантией взаимных выгод в развитии экономического сотрудничества. В глазах грузинского руководства Беларусь является страной, сохранившей промышленный потенциал, отстроенный в советские годы, и продолжающей развивать экономику после обретения суверенитета, в том числе создавая новые отрасли, примером чего служит Парк высоких технологий. И это является хорошим примером для реформ в самой Грузии, заинтересованной в реиндустриализации и создании рабочих мест в сельском хозяйстве, в чем Беларусь готова помочь на основе своего опыта.

Существенные сложности в российско-грузинских отношениях вызывают сожаление в Минске. Но Беларусь ни в коей мере не настроена их усугублять. Более того, если на то будет воля и грузинского, и российского руководства, можно не сомневаться в том, что Беларусь с удовольствием выступит в качестве площадки по их улучшению.

290
Теги:
Грузия, Беларусь, Ираклий Менагаришвили, Александр Лукашенко
Темы:
Визит президента Грузии Георгия Маргвелашвили в Беларусь (15)

Белый дом

Военная база или смерть: коронавирус работает на США

15
(обновлено 15:36 05.08.2021)
О политике нынешней администрации США в отношении стран Юго-Восточной Азии рассуждает колумнист Дмитрий Косырев

Шарм (он же, по-русски, обаяние) — это хорошо, но недостаточно для того, чтобы страны Юго-Восточной Азии согласились с американской политикой в регионе. Таков вывод одной из авторских колонок в гонконгской газете South China Morning Post, пишет автор РИА Новости.

Главная мысль автора в том, что наконец-то администрация Байдена начала хоть что-то делать в отношении десяти стран, лежащих южнее Китая и восточнее Индии. Речь о визите министра обороны США Ллойда Остина в три такие страны (Филиппины, Вьетнам, Сингапур) и видеопереговорах госсекретаря Энтони Блинкена со всеми десятью коллегами в регионе на этой неделе. А еще будет поездка туда вице-президента Камалы Харрис и многое другое. Но достичь давней и очевидной цели — превратить десять стран Юго-Восточной Азии в противников Китая на радость США — вряд ли вообще возможно.

Чем, собственно, очаровал обитателей ЮВА Ллойд Остин (а речь идет только о нем, и он, в отличие от Блинкена, и правда довольно обаятельный человек)? Всего лишь тем, что, выступая в Сингапуре, он вел себя скромно и признал, что есть еще у Америки отдельные недостатки, например — расизм, причем в отношении азиатов.

Кстати, это даже не вина нынешней демократической власти. Это идеологическая диверсия администрации Дональда Трампа, попытавшейся обвинить Китай в том, что тот устроил всему миру пандемию — возможно, даже намеренно. Ну а непонятливый народ в США воспринял эту идею по-своему, уравняв в мыслях "азиатов" и "заразу". Заметим, что частично эту идею унаследовали и демократы, хотя и понизив "ответственность" Китая до подозрений в том, что вирус самочинно убежал из их лаборатории, о чем Пекин вовремя никому не сообщил. Борьбе с антиазиатским расизмом все это не помогает.

Вдобавок "мягкая сила" США приобрела вид флакона с вакциной. На Филиппинах случилась замечательная история. Президент этой страны, человек с хулиганскими наклонностями по имени Родриго Дутерте, несколько лет изводил американцев, подвесив вопрос об отмене Соглашения о размещении американских войск и военной техники на территории страны (Visiting Forces Agreement — VFA). Таковое было даже как бы и разорвано в феврале прошлого года, но надо было знать Филиппины, чтобы заподозрить: все не так просто. И вот сейчас Дутерте вернул, поговорив с Остином, соглашение обратно, обменяв его на три миллиона доз антиковидной вакцины.

Сделка не так уж и плоха, с учетом того факта, что вакцина спасает жизни, а игру с соглашением можно начать заново и вести ее вечно. Но эта же сделка — и все, что ей предшествовало, — как раз показывает, насколько далека сегодня Америка от роли державы, побеждающей голым шармом.

Дело в том, что именно на Филиппинах какие-то детали американского стиля жизни для среднего и бедного сословий сохранились в трепетной неприкосновенности на десятилетия после того, как страна эта перестала быть американской колонией и потом полуколонией, то есть после 1946 года. Показательная история: год был 1992-й, жить великому американцу Фрэнку Синатре оставалось около шести лет, он был сильно не здоров и все-таки приехал на Филиппины — и выступил там на стадионе перед морем поклонников.

Пел он плохо, потому что начал забывать слова даже самых своих знаменитых произведений. Но зал мгновенно подсказывал ему их тысячами голосов, все пели — и все плакали. Вот это — "мягкая сила", вот это — обаяние культуры и стиля жизни.

Но ведь для нынешних американских демократов Синатра — это самая красная из тряпок. Белый, антифеминист-сексист и — как говорят республиканцы — лучший из символов той Америки, которую демократы сегодня уничтожают с яростью.

Какая "мягкая сила", какой шарм может быть у страны, если власть в ней захватила партия, для которой десятилетия национальной истории — позор и ужас, расизм и угнетение, для которой культура прежних поколений (да и нынешняя) отменяется и зачеркивается? Это что, теперь весь мир должен покорно следовать всем безумствам одной из сторон гражданского конфликта и восхищаться творимыми этой стороной разрушениями?

Но вернемся к сегодняшней дипломатии. При всех администрациях политика США в отношении десяти стран региона сводится к предельно простой формуле: перетянуть канат влияния на эти страны целиком себе, ни пяди земли не уступив Китаю. Из региона в Америку идут сигналы: не делайте этого, мы не будем выбирать "или-или", нам нужны обе сверхдержавы — а если совсем честно, то особенно Китай, который достиг там уже экономического доминирования. Реакции на эти призывы — не то чтобы ноль, вот и обаятельный Ллойд Остин сказал пару слов насчет того, что Америка хочет жить в мире и сотрудничестве с Китаем, но будет защищать от Пекина все те же страны ЮВА.

А вдобавок продолжается поиск себе союзников в любых военных противостояниях двух гигантов, то есть попытки развала единой региональной политики. Визиты Остина и контакты Блинкена, в сущности, об этом: ищут слабое звено, тех, кто подрывает общую позицию региона.

В экономике Америка породила новую инициативу — некий "азиатский торговый пакт". В который, может быть, войдут Сингапур и Малайзия. Поскольку Китай очевидно доминирует в любых торговых соглашениях в Азии в целом, американцам остались крохи — только интернет-торговля, да и то неясно, что в этой сфере такого антикитайского можно предложить.

И, по сути, единственный козырь, чем-то напоминающий о "мягкой силе", — это та самая вакцина. Но давайте посмотрим, как этот козырь употребляется. Ни одной дозы демонстративно не получит Мьянма, потому что там был военный переворот (в превентивном порядке против проамериканского переворота), и потому, что это один из наиболее близких друзей Китая. То есть человеческие жизни, жизни людей, к политике вообще непричастных, меняются на геополитику. А на Филиппинах вакцина появится не потому, что надо помочь людям, — она меняется на военное присутствие США в стране.

Это — нынешний американский шарм? Он, родной. Интересно, поступил ли бы так Синатра, будь он дипломатом. В общем, с такой "мягкой силой" никаких врагов не надо.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

15
Американские военнослужащие - учения Agile Spirit в Вазиани

Учения ВМС США Large Scale Exercise 2021: хватит ли сил на Черное море?

67
(обновлено 08:21 05.08.2021)
Военно-морских сил США совершенно недостаточно для полного контроля над Мировым океаном, не говоря уже об "устрашении" главных противников в Европе и Азии на море – ВМФ России и ВМС Китая – силами 36 кораблей и трех дивизий морской пехоты

Военно-морских сил США совершенно недостаточно для полного контроля над Мировым океаном, не говоря уже об "устрашении" главных противников в Европе и Азии на море – ВМФ России и ВМС Китая – силами 36 кораблей и трех дивизий морской пехоты.

Соединенные Штаты 3 августа начали крупнейшие за последние 40 лет учения ВМС Large Scale Exercise 2021, которые охватывают пять военно-морских объединений (оперативных флотов), три соединения Корпуса морской пехоты США и 17 часовых поясов. Задействованы 25 тысяч военнослужащих. Маневры продлятся до 16 августа.

По информации издания Stars and Stripes, мероприятия Large Scale Exercise 2021 (LSE) – первые в 21 веке корабельные и десантные учения американского флота, сопоставимые по масштабу с маневрами ВМС НАТО Ocean Venture 1981 года. В планах – отработка морских сражений на большом пространстве, поиск "противника" в океане, его обнаружение и уничтожение, включая условное применение ядерного оружия. Это возвращение к стандартам холодной войны, демонстрация "решимости и новых возможностей", сигнал России и Китаю о том, что Америка может одновременно воевать на нескольких фронтах. Точнее – "решать проблемы в Черном море, восточной части Средиземного моря, Южно-Китайском море и Восточно-Китайском море, сводя на нет усилия по ослаблению американских вооруженных сил".

В ходе LSE 2021 американские ВМС должны продемонстрировать гибкость разнообразных морских (DMO), экспедиционных (EABO) и прибрежных операций в оспариваемой среде (LOCE), а также готовность к ведению боевых действий высокого уровня. Предполагается, что американские моряки (и морские пехотинцы, которые ранее получили пинка в Афганистане) готовы сражаться с высокотехнологичным противником, противостоять ударам высокоточного оружия.

Американские стратеги считают, что можно "сокрушить изощренного противника" под единым командованием одновременными высокоточными ударами "из всех областей одновременно, включая воздух, сушу, море, космос и кибернетику". Обновленная концепция совместных боевых действий ВМС вроде бы учитывает и "спорную логистику" (уязвимость транспортных коммуникаций), с которой США не сталкивались со времен Второй мировой войны. С интересом понаблюдаем за воплощением замыслов и планов.

Легенды и реальность

Командующий 6-м флотом США вице-адмирал Джин Блэк ранее заявил: "LSE проверит наших командиров по всему спектру военно-морских операций от тактических до стратегических, интегрируя корпус морской пехоты, чтобы продемонстрировать способность флота проводить скоординированные операции от открытого океана до побережья".

И все же у специалистов вызывает большие сомнения возможность американского флота силами 36 кораблей и трех соединений морской пехоты доминировать одновременно в Черном, Средиземном, Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, не говоря уже о Мировом океане в целом. По темпам, цифрам и качеству развития ВМС США отстают от потенциальных противников. "Голливудские" возможности американских авианосных ударных групп нивелируются противодействием авиации, субмарин, противокорабельных береговых ракетных комплексов и столь же эффективных средств ПВО-ПРО.

По данным западных аналитиков, военные флоты Китая и России имеют абсолютное количественное превосходство на море – 1 380 кораблей и судов против 490 американских. Американские ВМС по количеству кораблей занимают лишь четвертое место в мире (490 единиц) – после военных флотов КНР (777 единиц), РФ (603 единицы) и КНДР (492 единицы).

По информации Пентагона, в составе ВМС находится 297 боевых кораблей, а у Китая – 335 надводных. Как бы то ни было, разница значительна. Если рассматривать суммарный тоннаж ВМС США – все не так плохо, но с учетом гиперзвукового высокоточного ракетного оружия, могущественных торпед, дальнобойных систем ПВО-ПРО России и Китая, американские авианосцы и ракетные эсминцы представляются легкими целями для гарантированного поражения. Напомню, гиперзвуковых ракет Пентагон не имеет.

Маневры LSE 2021 охватывают только ВМС США, но союзники и партнеры могут быть включены в будущие версии. Вероятно, "закрытость" американских маневров объясняется работой над ошибками, которые были допущены Пентагоном во время секретной стратегической игры (моделирования) в октябре 2020 года. По мнению заместителя председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Джона Хайтена, осенняя игра "с треском провалилась", когда условный противник захватил инициативу в информационном пространстве, "отключил облако". Пентагон оказался не готов к действиям в децентрализованной среде. А высокотехнологичные вооруженные конфликты будущего удобной среды не обещают.

Путь в будущее

Начальник управления военно-морских операций ВМС США адмирал Майкл Гилдей вчера заявил, что маневры Large Scale Exercise 2021 позволят поэкспериментировать с концепциями ведения боевых действий, извлечь уроки на долгие годы. Интересен алгоритм подготовки к будущим битвам: "Концепция ведения войны станет основой всего, что мы покупаем, во что инвестируем, и она будет информировать о том, как нам сражаться".

Командующий Тихоокеанским флотом ВМС США адмирал Кристофер Грейди намерен в ходе учений LSE 2021 "развивать искусство и науку военно-морской войны", оценить экспериментальные технологии, использование объединенной боевой мощи нескольких военно-морских объединений – данных, оружия и платформ в спорных средах по всему миру.

Председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли 2 августа заявил, что для подготовки к войне (которая неизбежна в силу исторической цикличности) Соединенные Штаты должны в ближайшие 10 лет освоить полсотни новых технологий, включая беспилотники с искусственным интеллектом.

На мой военно-морской взгляд, количество слов и пафос американских стратегов уводят в сторону от реальности глобального конфликта. Эксперименты и концепции явно преобладают над эффективностью боевых тренировок "на авиакрыле и подводных лодках, надводных кораблях и в киберподразделениях".

Американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS) ранее определил главные причины поражения в Афганистане: "Не хватает знания военной истории, существуют серьезные проблемы со стратегическим мышлением". Также упомянуты неспособность "связывать поставленные цели с требующимися усилиями", стремление создать "плацдарм против России, Китая и Ирана", "гордыня, обусловленная статусом сверхдержавы, обладающей военным превосходством". Вывод: военачальники и гражданские чиновники США "трагическим образом заблуждались".

Мне кажется, эта история повторяется в Мировом океане. Планы глобальных учений ВМС США Large Scale Exercise 2021 не учитывают реальности гибкого противодействия вероятного противника – с высокоточным ракетным оружием (не говоря уже о термоядерном). Кому-то кажется, что при виде американской авианосной ударной группы на горизонте все российские или китайские "туземцы на джонках" должны оцепенеть от страха, и немедленно сдаться этой громаде концепций и инвестиций. Однако, июньская бомбардировка по курсу британского эсминца-нарушителя российской границы вблизи Крыма показала, что будет с "доминированием" и "проецированием мощи" ВМС США "в спорной среде" в случае пересечения "красной черты" в Черном море.

Аналогичным образом смелых экспериментаторов Пентагона могут встретить в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях – ВМС НОАК анонсировали проведение ряда учений, в том числе со своими авианосными группами.

Подписывайтесь на канал военного обозревателя Александра Хроленко в Telegram

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

67
Георгий Гахария в зугдидском офисе своей партии За Грузию

Партия Гахария представила своего первого кандидата в мэры

0
Первым кандидатом от партии Гахария стал Гия Цецхладзе – бывший советник губернатора Гурии и бывший чиновник

ТБИЛИСИ, 5 авг — Sputnik. Партия экс-премьер министра Георгия Гахария "Для Грузии" начала представление кандидатов в мэры с Озургети.

Партия "Для Грузии" была сформирована в июне этого года бывшим премьер-министром Грузии Георгием Гахария. Основное ядро партии составляют бывшие чиновники, работающие в разных ведомствах.

Первым кандидатом от партии Гахария стал Гия Цецхладзе – бывший советник губернатора Гурии и бывший чиновник. По версии СМИ, его кандидатуру на пост мэра Озургети рассматривала и правящая партия "Грузинская мечта – демократическая Грузия".

"Озургети для нашей партии отличается тем, что нам не пришлось думать, кто будет нашим лицом и нашим кандидатом. Его вы все знаете – он олицетворение добросовестного чиновника, который давно служит своей стране. Для меня большая честь, что он сегодня с нами", - сказал Гахария в Озургети.

На сегодняшний день официально в предвыборной гонке за пост мэра Озургети, помимо Цецхладзе, участвует только один кандидат от "Грузинской мечты" - Автандил Талаквадзе.

Официально регистрация мэров завершится 8 сентября. Своих кандидатов могут представить как партии, так и инициативные группы.

Сами выборы пройдут 2 октября. На них выиграет тот кандидат, который получит более половины голосов избирателей.

Основная конкуренция на выборах, по прогнозам экспертов, развернется между "Грузинской мечтой" и самой крупной оппозиционной партией "Единое национальное движение". Между тем, ряд экспертов делает ставку и на партию Гахария, как альтернативную силу на этих выборах.

Подписывайтесь на видео-новости из Грузии на нашем YouTube-канале.

0
Темы:
Местные выборы в Грузии 2021