Зураб Турманидзе

Турманидзе - бренд и национальное достояние

2875
(обновлено 15:23 03.02.2017)
Екатерина Микаридзе
Колумнист Sputnik Екатерина Микаридзе пообщалась с Зурабом Турманидзе - представителем легендарной династии, с XI века по секретной технологии изготавливающей целебные мази от ожогов.

Детали того злополучного вечера прочно отпечатались в памяти. Кому-то из нас захотелось чая, и вместо чайника мы наполнили водой обыкновенную кофеварку, прозванную в народе "минуткой", и включили ее в сеть. Кто хотя бы раз ею пользовался, знает, что кофеварка эта сделана из лёгкого пластмассового материала, поэтому требует особой аккуратности в обращении. Задев случайно, можно, чего доброго, и обвариться содержимым, что и случилось в нашем случае.

Четырёхлетний сын, заметив булькающую в кофеварке воду, полез выключать ее из сети. Одежду мы снимали с него уже вместе с кожей, слезающей с руки как перчатка. Потом был ожоговый центр, назначения врачей и томительный процесс заживления, который затянулся бы на долгие недели, если бы не мазь Турманидзе. Средство, приготовленное традиционно в домашних условиях, оказалось  намного эффективнее всех выписанных врачами препаратов. Притом настолько, что от ожога не осталось и следа. Счёт таким историям в Грузии идёт не на тысячи, а на миллионы! Притом идёт уже давно. Впервые фамилия Турманидзе упоминается в исторических хрониках в XI веке. Именно с этого времени и занимаются изготовлением мазей ее представители. 

Лекарь с дипломом и без

Авторитет, которым пользовалась династия Турманидзе как в Грузии, так и за ее пределами, был заработан не дипломами и учёными степенями, а многовековым служением своему делу. Официальное право на врачебную практику первым в роду Турманидзе получил Малакия Турманидзе. Подтверждение эффективности мазей захотела получить советская власть. Для этого в 1929-м народного лекаря снарядили в Москву. Он приехал в одну из клиник, осмотрел больных и выбрал из общего числа тех, кого, по собственному разумению, смог бы вылечить.

Пациенты, за лечение которых взялся Малакия, почувствовали через два дня такое облегчение, что на третий не подпускали к себе никого другого и требовали к себе азиатского профессора, как они прозвали его. В итоге, получив в Москве верительную грамоту о том, что он имеет право заниматься врачебной практикой, Малакия вернулся в свой родной Хашури. По семейному преданию, Малакия в сердцах закинул грамоту на камин и помянул "добрым" словом тех, кто проверял его знания. Мол, для чего ему их бумажка, когда Турманидзе и без неё все признают лекарем. 

Малакия Турманидзе
© Sputnik/ Levan Avlabreli
Малакия Турманидзе

По семейной традиции, секрет приготовления мази передавался сугубо по мужской линии. У Малакии Турманидзе было шестеро детей. Трое из них — мальчики. Но, только один из них, Георгий, продолжил традицию и стал первым дипломированным врачом в роду Турманидзе. После окончания Московского Медицинского института долгое время работал в Военнной Академии Ленинграда под руководством профессоров Джанелидзе и Еленского, где успешно продолжал клинические исследования мази Турманидзе.

Собственных детей у Георгия Турманидзе не было, поэтому продолжить семейное дело он предложил племяннику. Но Зураб и думать не хотел о медицине. Поступил на модный в те времена факультет геологии и доучился вплоть до четвёртого курса. А потом, взял да свернул! Кто его знает, чего больше оказалось в этом решении — дядиных переживаний, что семейное дело может умереть (а дядю он считал за второго отца), или генов, заложенных в Зурабе природой. Когда Зура уже после перехода в медицинский институт зашёл в кабинет к ректору вуза, тот уточнил у сопровождающего, кивая на Зуру: "А это тот биолог?" Новоиспечённый студент поправил его – геолог. И тут ректор как стукнет по столу возмущенно — что хочет геолог в медицинском институте?! 

Зураб Турманидзе
© Sputnik/ Levan Avlabreli
Зураб Турманидзе

Особенные пчелы и знак плюса

Несостоявшийся геолог и прямой наследник известного в Грузии рода лекарей сегодня является ведущим специалистом департамента общей хирургии клиники им. А. Аладашвили. Зураб Максимович Турманидзе является также членом — корреспондентом Военно-медицинской академии Грузии и членом Европейской международной комиссии ЮНЕСКО по народной медицине. Хотя, кажется, за всеми этими регалиями, все тот же верийский (старый тбилийский район Вере) пацан, прогуливавший уроки ради походов в кино, на трофейные, послевоенные фильмы.

О себе Зураб рассказывает менее охотно, чем об именитых предках и способах приготовления лекарственных средств. За десять с лишним столетий состав мазей не менялся. Они, как и прежде, готовятся на основе природных компонентов. И тут Зуре на память приходит один эпизод из прошлого. В начале 90-х годов к нему приехали специалисты с фармакологического завода из Германии. Они хотели осуществить совместный проект и долго расспрашивали о составе мази.

"Я им рассказал, что абсолютно все наши мази имеют одну основу – воск. И когда заметил, как загорелись у них глаза, пустил по ложному следу. Говорю, готовятся-то они из воска, но из особенного, сванского воска. А почему именно сванские, продолжают немцы свои наводящие вопросы. А потому, что это высокогорье, чистый воздух. Следовательно, и пчелы там пасутся особенные. Они все это внимательно записывают в блокнот, а я в это время думаю только о том, как бы не выдать себя и выдержать серьёзную мину. В конце концов, любопытные фармацевты уехали и прислали позже письмо, в котором выражали надежду на сотрудничество и осуществление совместного проекта. Но в Грузии к тому времени наступили смутные времена, никто об этом уже не думал", — заканчивает Зура и оборачивается к сотруднику в белом халате, появившемуся в дверях кабинета.

– У вас операция, — сообщает тот.

— Сколько у меня времени, — осведомляется Зура, поглядывая на настенные часы.

– Минут пятнадцать, — отвечает белый халат. 

За годы врачебной практики Зуре предлагали и кресло ректора в колледже, в котором планировали обучать молодёжь лечению народными средствами, и руководство ожоговым центром, который планировали построить в клинике, в которой он сегодня работает. Но, Зура предпочёл всем этим проектам дело, которое он хорошо знает и которое у него получается лучше всего. В 2008-м семья Турманидзе зарегистрировала ООО "Турманидзе плюс".  

"Для того, чтобы не возникло недоразумений, я добавил к названию плюс, обозначив тем самым, что тут речь идёт о мужской линии нашей фамилии", — говорит Зураб Турманидзе.

На сегодняшний день, компания "Турманидзе +" успешно работает на грузинском фармацевтическом рынке. Имеет собственное предприятие. Учредителями компании являются Зураб Турманидзе, его сын врач-хирург, доктор медицинских наук Георгий Турманидзе и дочь Лела Турманидзе, по специальности филолог. В аптечной сети продаётся мазь пяти видов: "Турманидзе + Мазь антисептическая", "Турманидзе + Мазь от ожогов", "Турманидзе + Мазь для детей", "Турманидзе + мазь для геморроя", "Турманидзе +мазь для пролежней", а также новинка – "Турманидзе  + Крем для лица" — косметический крем для сухой и комбинированной кожи, изготовленный на основе экологически чистых компонентов.  

Зураб Турманидзе
© Sputnik/ Levan Avlabreli
Зураб Турманидзе

Джузеппе Гарибальди и письмо от Патриарха

Беседу с Зурабом Турманидзе мы продолжили уже у него дома, в одном из самых оживлённых районов Тбилиси — Сабуртало. Завидев меня из окна, Зураб начал махать рукой, чтобы помочь сориентироваться с адресом. И вот мы сидим в маленькой и уютной комнатке. На стене слева огромный портрет дяди Георгия, того самого, который уговорил идти в медицину. На противоположной стороне — старинный шкаф со стеклянными витринами. Среди множества фотографий – снимок известного оперного певца Зураба Соткилава с супругой, которая приходится родной сестрой Зуре Турманидзе.

Сам он уселся за большой массивный письменный стол. Потом заговорщически извлёк из ящика банку с мазью и объяснил, что мазь, которая готовится на заводе, конечно же, есть в аптеках, но иногда людям, бывает, нужна консультация, и он принимает их на дому. Все, как в старые, добрые времена. Даже мазь такая же, какой  один из предков Турманидзе лечил рану на ноге от огнестрельного ранения известного итальянского героя Джузеппе Гарибальди. 

Зураб Турманидзе
© Sputnik/ Levan Avlabreli
Зураб Турманидзе

"Мы много лет пытались найти подтверждения этим историческим сведениям. С этой целью в 1984 году, перед моей поездкой в Италию, Патриарх Грузии Илия Второй даже написал письмо в Ватикан. В нем он просил помочь с поисками информации. Мы предполагали, что сведения о чудесном исцелении Гарибальди мазью Турманидзе могли содержаться в архивах Ватикана. И вот перед поездкой в Италию меня вызывают в КГБ, спрашивают, не везу ли с собой чего подозрительного. Ну, я и сказал товарищам в погонах, что везу письмо.  В общем, чтобы не томить, скажу вкратце, что мне настоятельно порекомендовали не брать этого письма с собой. Вернувшись из Италии, я тогда сказал Патриарху, что сотрудник Ватикана был болен, и мне не удалось с ним встретиться".

О том, что он тогда соврал, Зура признался Патриарху несколько месяцев назад. Патриарх Грузии решил возродить и популяризировать народную медицину. И вот, встретившись с Патриархом, Зураб подал ему то самое старое письмо. На вопрос Патриарха – почему, Зура ответил коротко – КГБ. Раздобыть сведения о Турманидзе, лечившем Гарибальди теперь уже старается сын Зураба Георгий, тоже хирург по образованию. На момент нашей с Зурой беседы, Георгий находился в Риме и планировал попасть в Ватикан. Вот правда, внук Зураб в медицину идти не собирается. Хотя дед все же надеется, что внук так же, как и он сам, когда-то передумает и все же продолжит семейное дело. 

Зураб Турманидзе
© Sputnik/ Levan Avlabreli
Зураб Турманидзе

Некоторое время назад Зуре посоветовали обследовать состояние сердца. И вот он вместе с супругой заходит на приём к кардиохирургу. Зуре должны были провести процедуру коронарографии, которая позволяет определить характер, локацию и степень сужения коронарной артерии. Уложили, начали готовить к процессу, и тут отказывает сердце. Клиническая смерть длилась недолго — несколько секунд, но врачей напугала здорово. Зура начал выходить из забытья. Приоткрыл один глаз и увидел над собой лица испуганных людей.

— Ну-у-у, как там? – спросил у него кто-то.

— Сказали, иди отсюда, рановато пожаловал, — ответил Зура, наблюдая за реакцией склонившихся над ним врачей и близких. Потом глянул на грудь и увидел следы дефибрилляторов, которыми врачи пытались вернуть его к жизни.

— Ребята, да вы меня прожгли, — сказал он врачам, недовольно рассматривая ожоги. И тут врачи отплатили ему той же монетой: "Ничего, придёте домой, помажете следы от ожогов мазью Турманидзе. Говорят – помогает…"

2875
Загрузка...